Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Культурное наследие Марка Шагала в Витебске

Работа из раздела: «Культура и искусство»

Оглавление

Введение

Глава 1. Формирование Марка Шагала как художника

Глава 2. Витебск в произведениях Марка Шагала

Заключение

Список использованной литературы и источников

Приложения

культурный шагал художник

Введение

Марк Шагал родился в Витебск и пронес образ родного города через всю свою долгую творческую жизнь, и до конца своих дней воспроизводил уголки старого Витебска на своих картинах. Так Витебск стал известен на весь и тысячи туристов приезжают в этот город, что бы познакомиться с городом Марка Шагала.

Марк Шагал занимает важное место в современной жизни г. Витебска. Целый ряд мероприятий посвящен его жизни и труду (Шагаловские чтения, летняя школа художеств). Для каждого гостя интересен тот период времени, который Марк Шагал провел в Витебске, те работы, где изображается Витебск и его окрестности.

Цель данной работы - рассмотреть и проанализировать культурное наследие Марка Шагала в Витебске.

Задачи работы:

- проанализировать процесс становления М. Шагала как художника;

- оценить влияние Ю. Пэна и Л. Бакста на формирование творческого метода Шагала;

- проанализировать работы Шагала, на которых изображен Витебск и окрестности;

- дать оценку деятельности Марка Шагал в период празднования второй годовщины Октябрьской революции.

Хронологические рамки работы с 1906 по 1920 года, в так называемый витебский период (за исключением лет учебы в Петербурге и Париже).

В связи с тем, что в 1991 г. у жителей Витебска возрастает интерес к творчеству своего земляка и выдающегося художника, 23 сентября было принято решение Витебским горисполкомом «Об увековечении памяти художника Марка Шагала» «Об увековечивании памяти художника Марка Шагала» / Из решения Витебского горисполкома от 23.09.1991 // Шагаловский сборник. Материалы I-V Шагаловских дней в Витебске (1991-1995). Ред.-сост. Д. Симанович. Вит. - 1996г., 304 с.. На принятии этого решения были поставлены следующие задачи: 1) Создать Шагаловский комитет для организации работы по увековечиванию памяти художника; 2) Открыть в доме №11 по ул. Покровской Дом-музей Марка Шагала; 3) Провести Шагаловские дни в июле 1992 года, ІІ Шагаловские чтения, открытие Дома-музея Марка Шагала, памятника и мемориальной доски.

Среди исследователей хотелось бы отметить достижения в этой области Н. Апчинской. Она написала предисловие и комментарии в книге Марка Шагала «Моя жизнь» в которых, рассказывает историю появления книги в свет. Издан журнал «Марк Шагал и Библия», где описываются работы художника, которые он писал для иллюстрации Библии по заказу А. Воллара.

Ещё хотелось бы отметить работу бывшего директора Дома-музея Марка Шагала, Л. Хмельницкую. Она выпустила ряд книг по жизни Марка Шагала в Витебске, участвует в Шагаловских днях и Шагаловских чтениях ежегодно.

Аркадий Подлипский - один из инициаторов и основателей общественного объединения «Витебский областной краеведческий фонд им. А. П. Сапунова» (март 1995 г.), председатель его правления. Выпустил около десятка книг и статьей о жизни и творчестве Марка Шагала. Участник Шагаловских мероприятий в Витебске.

При написании работы были использованы статьи и материалы вышеуказанных авторов, а также В. В. Шамшура, информация с официального сайта Музея Марка Шагала в Витебске (http://www.chagal-vitebsk.com) Дом-музей Марка Шагала / Режим доступа: http://www.chagal-vitebsk.com. - Дата доступа: 05.05.2015., приведены цитаты из книги-автобиографии «Моя жизнь» Марка Шагала.

Курсовая работа состоит из двух глав, заключения и приложения, где изображены работы Марка Шагала, которые описываются в главах.

Глава 1. Формирование Марка Шагала как художника

Витебск являлся главной темой творчества Марка Шагала. Удивительную и нежную любовь к нему он пронес через всю свою жизнь. Уголки родного го-рода Марк Шагал запечатлел на многих своих работах. С Покровской улицей, на которой жил художник, связаны детские и юношеские воспоминания ху-дожника. «Мою комнату заливал густо-синий цвет из единственного окна. Он шел издалека: с холма, на котором стояла церковь. Этот пригорок с церковью я не раз и всегда изображал на своих картинах», - писал в своих воспоминаниях Марк Шагал Марк Шагал. Моя жизнь. СПб. Изд-во «Азбука», 2000 г., с. 175.. Наиболее живописно и документально Покровская церковь пока-зана художником на картине «Старый город» и ее многочисленных вариантах А. Подлипский. Васильковые годы Марка Шагала или Витебск в судьбе художника. Вит., 1997 г., с. 14.

Совсем рядом с Покровской церковью находилась церковь святого Ильи. Ильинская церковь в меньшей степени нашла своё отражение в творчестве ху-дожника. Она показана, например, на картине «Художник перед церковью» (1914 г.) Там же..

Первоначальное образование Марк Шагал получил в хедере. «Учился я плохо, был довольно рассеянным, и все, что говорилось учителем, пропускал мимо ушей. На уроках в основном занимался тем, что рассматривал различные предметы, -- писал художник много лет спустя. - ...Я не мог, как следует пере-сказать урок, а когда поднимался с места и ощущал на себе взгляды сорока учеников, мне становилось страшно» Там же. С. 15. Однако именно в хедере у Шагала возник интерес к Библии, которую он хорошо знал и которую в 1930-1931 гг. начал иллюстрировать по заказу известного парижского издателя А. Воллара А. Подлипский. Основные даты жизни и творчества. - Вит.: Вит. обл. тип.,2000. Собственно с тех пор библейская тема заняла в творчестве будущего художника значительное место и является одной из главных в наследии М. Шагала.

Будучи мальчиком, Марк не мог определиться, кем ему быть. Он то кидался в певцы - «Пойду в певцы, буду кантором. Поступлю в консерваторию»; то в скрипачи - «Пойду в скрипачи, поступлю в консерваторию»; то в танцоры - «Пойду в танцоры, поступлю…»; то в поэты - «Пойду в поэты, поступлю…» Марк Шагал. Моя жизнь. СПб. Изд-во «Азбука», 2000 г., с. 107-108. Но поступив в городское училище он, наконец, нашел свой путь.

Осенью 1900 г. М. Шагал поступил в городское четырехклассное училище с ремесленным классом, находившееся в трехэтажном кирпичном здании на углу улиц Большой Могилевской (ныне Ленина) и Рождественской (ныне Гоголя). Наряду с общеобразовательными предметами (русским языком и литературой, арифметикой, геометрией, географией, естествознанием, историей, чистописанием, черчением и рисованием) учащиеся приобретали основы нескольких профессий.

Шагал учился в столярно-токарном классе. Его фамилия регулярно встречается в списках об уплате за обучение. Стоило оно восемь рублей в год. Деньги вносились по полугодиям. Судя по тому, что учащиеся из малообеспеченных семей от уплаты освобождались, Шагалы к ним не относились.

В учебе будущий художник не блистал. В журнале у него много «троек», есть даже «двойки». Второй класс он осилил только за два года. А закончил учебу в 1905 г. Именно в училище у Марка Захаровича проявился интерес к живописи.

Однажды «зубрила с первой парты», показал Шагалу перерисованную им картину из «Нивы» - «Курильщик». В будущем художнике проснулся азарт, и он принялся копировать портрет композитора А. Г. Рубинштейна, а работы позже развесил у себя в спальне Там же. С. 137. В 17 лет он оставил учебное заведение.

После того как М. Шагала посетил приятель, и осмотрев его картины висящие на стенах, сказал ему, что он художник. Однако оставшись наедине Шагал оказался в смятении. И тут он вспомнил «большую, как у лавочников вывеску: «Школа живописи и рисунка художника Пэна». С этого момента настойчивый и молодой Шагал поставил точку в выборе профессии и дальнейшим планам на жизнь: «Жребий брошен. Я должен поступить в эту школу и стать художником» Марк Шагал. Моя жизнь. СПб. Изд-во «Азбука», 2000 г., с. 138.

Так как его домашние не воспринимали всерьез его работы и тягу к живописи, ему пришлось долго уговаривать мать, что бы они сходили к Пэну. «И всё-таки решено. Мы пойдем к Пэну. И если он скажет, что у меня есть талант, можно подумать. Ну, а если нет…» Там же. с. 140.

Оказавшись в мастерской Пэна, уже на самом пороге он ощущает пьянящий аромат холста и красок. Мать М. Шагала боязливо оглядывалась по сторонам и осматривала картины. Когда пришел Ю. Пэн и бегло просмотрел копии Шагала из «Нивы», вынес «приговор» Шагалу: «Н-ну некоторая предрасположенность проглядывает…». В школе у Пэна он проучился неполных два месяца А. Подлипский. Витебские адреса Марка Шагала. - Вит.: Вит. обл. тип.,2000. С. 22-23.

Эти два месяца для Шагала пролетели незаметно, как один миг. Но именно этих двух месяцев хватило для того что бы маэстро полюбил своего ученика. Шагал же в свою очередь боготворил Ю. Пэна: «Я люблю Пэна. Он живет в моей памяти, как и отец… - пишет Марк Захарович в своих воспоминаниях. Не один раз перед его дверью я собирался обратиться к нему с мольбой: мне не надо славы. Я хочу быть тихим молчаливым художником, как вы, как ваши картины, что висят у вас на стенах, я хотел бы повесить их на вашей улице, около вас, у вас. Пожалуйста!» А. Подлипский. Васильковые годы Марка Шагала или Витебск в судьбе художника. Вит., 1997 г., с. 20.

Отучившись у Пэна, М. Шагал стал работать ретушером у разных фотографов. Но это было не его призвание. По его словам у него ничего не получалось и он абсолютно не видел никакого смысла в этой деятельности. Живопись по-прежнему являлась главным в жизни молодого Шагала. Вместе с Ю. Пэном он ходил на этюды пешком. Рисовал город, его пейзажи, улочки и дома старого Витебска.

Однако Марк Шагал никогда не называл фамилии двух фотографов, у которых он работал. В «Адресной книге города Витебска» можно было бы найти, если бы имелись фотографии этих лет (1906-1907). Одна из фотографий, имевшихся у дочери художника, воспроизводится в некоторых альбомах о Шагале.

Одноклассник М. Шагала, который назвал его «настоящим художником» был сыном состоятельного торговца Авикдор (Виктор) Меклер, который также любил искусство и мечтал о карьере художника. Меклер попросил Шагала давать ему уроки. Шагал согласился, но не за деньги, а за дружбу.

Чуть позже В. Меклер становится инициатором поездки Шагала в Петербург на учебу вместе с ним. Родителям Меклера это не доставило каких-либо проблем, а вот сыну простого торговца селедкой, получавшего всего 20 рублей в месяц, было трудно убедить своего отца. З. Шагал очень разозлился, когда услышал о желании сына поехать в Петербург. Будущий художник не обиделся на отца. Но он понял одно - что отныне он может рассчитывать только сам на себя.

Петербург встретил Шагал не очень приветливо. Сразу по приезду он пошел сдавать вступительный экзамен в Училище технического рисования барона Штиглица. Но, к сожалению, он провалил экзамен. Не получив ни пособия, ни рекомендаций, Марк решил поступать в более доступное училище - в школу Общества поощрения художеств, куда он поступил без экзаменов и сразу на третий курс. Здесь его педагогом стал Н. Рерих. В дальнейшем учебу в этом заведении художник назовет потерянными зря. Он ушел из этой школы.

По Петербургу поползли слухи о школе искусств Е. Званцевой и он перешел туда. Его учителями здесь станут Л. Бакст и М. Добужинский. Заполучив рекомендательное письмо и собрав все свои картины, в том числе и написанные дома, Шагал направился к Баксту. Бакст принял его со словами: «Талант испорчен, но не окончательно» Марк Шагал. Моя жизнь. СПб. Изд-во «Азбука», 2000 г., с. 198.

Не получив ни одного слова похвалы от Бакста, Марк Захарович перестал ходить на занятия. «Три месяца добрая, щедрая Аля Берсон платила за уроки, которые я не посещал», - признается Марк Захарович в своих воспоминаниях Марк Шагал. Моя жизнь. СПб. Изд-во «Азбука», 2000 г., с. 201. Он решил дать себе свободу. И только через три месяца он набрался решимости и вернулся в школу. Отойдя от всех правил, он сделал новую работу. И наконец, он получил долгожданные слова похвалы от Л. Бакста. Его этюд он даже повесил на стену в знак поощрения. Совсем скоро Марк понял, что ему больше нечего делать в этой школе.

В поисках средств существования М. Шагала представили известному депутату, русскому юристу и общественному деятелю Максиму Винаверу. Именно он одним из первых заметил Шагала и стал ему покровительствовать. Винавер предоставил Шагалу стипендию в размере 125 франков в месяц для продолжения учебы в Париже. Марк Захарович отмечает сходство между своим отцом и господином Винавером: «Отец родил меня на свет, Винавер сделал из меня художника» Там же., с. 209. И через несколько дней Марк Шагал прибыл в Париж.

Марк Захарович поселился в «Улье» - месте жительства французской и приезжей богемы. В это время, Шагал знакомится с теми, кто в дальнейшем станут его друзьями на долгое время (Г. Аполлинером, Ф. Леже, А. Модильяни, П. Пикассо, А. Роммом).

Признание к М. Шагалу пришло очень рано. В выставках он начал участвовать уже с 1910 г. Первой была экспозиция учеников школы Е. Званцевой, организованная в Петербурге в редакции журнала «Аполлон». Затем последовало участие как в выставках объединения «Мир искусства» (Петербург, 1912 г.), так и в выставках левых направлений («Союз молодёжи» (1911 г.), «Ослиный хвост» (1912 г.), «Мишень» (1913 г.), «1915 год», «Бубновый Валет» (1916 г.) и др.). А в мае 1914 г. состоялась его персональная выставка в берлинской галерее журнала «Штурм» А. Подлипский. Основные даты жизни и творчества. - Вит.: Вит. обл. тип.,2000.

Самым главным человеком в жизни художника была его жена Белла (Берта) Розенфельд. С момента их знакомства и до её смерти она всегда и во всём оказывала поддержку Марку Шагалу.

Летом 1909 года, когда Марк Шагал не поступил в Училище технического рисования барона Штиглица, он вернулся в Витебск. Шагал редко брал в руки кисть и почти не рисовал. Он ходил по улицам города, засиживался на мосту. Никто даже не предполагал, что совсем скоро жизнь художника изменится, благодаря роковой, «случайной», встречи Марка с Беллой.

Марк Шагал часто бывал в гостях у своей подруги Теи Брахман. Однажды, в тот момент, когда Марк гостил у Теи, к ней пришла подруга. Сначала, приход Беллы очень расстроил Марка, так как он хотел пообщаться с Теей и не любил посторонних. Услышав голос Беллы, который очень привлек внимание Марка, он уже хотел было подойти познакомиться, но она уже собиралась уходить.

Чуть позже вечером, Тея и Марк вышли в город на прогулку. На мосту они снова встретили Беллу. Только уже на этот раз Беллу и Марка познакомили. Марк Шагал понял с первого раза, что Белла его будущая жена. Так он пишет в своей биографии: «С ней, не с Теей, а с ней я должен быть!..Как будто мы давно знакомы и она знает обо мне всё: моё детство, мою теперешнюю жизнь и что со мной будет; как будто всегда наблюдала за мной… И я понял: это моя жена.»

Уже через год они стали женихом и невестой, но их свадьба всё откладывалась. Марк Шагал уехал в Санкт-Петербург, а оттуда в Париж. Они не виделись четыре года. Лишь когда в 1915 году Марк возвращается в Витебск - и молодые играют свадьбу. А в 1916 году у них рождается их единственный ребёнок - прекрасная дочь Ида.

Белла была музой Марка Шагала. Рядом с ней он ощущал необыкновенный покой, невесомость. Он так и изображал её на своих картинах - лёгкой, летящей, влюблённой. Он посвящал ей стихи и свои полотна, рисовал неоднократно с неё портреты, образ Беллы встречается на картинах Марка Шагала сотни раз.

Белла была очень красива. Она могла стать талантливой писательницей или актрисой (она училась на историко-литературно-филосовском факультете, обучалась актерскому мастерству в студии Станиславского и писала для столичной газеты). Но она предпочла посвятить свою жизнь любви - любви к Марку Шагалу и их дочке. Она была его «соратницей» во всём - прошла вместе с ним через его увлечение к революции, неудачную попытку стать преподавателем и общественным деятелем, полуголодную жизнь художника, бегство - сначала из СССР, а затем и за океан от антисемитской немецкой военной машины.

Белла писала книгу воспоминаний, работа над которой после её смерти, поможет выйти Марку Шагалу из долгой 9-ти месячной депрессии.

Таким образом, проанализировав детские и юношеские годы Марка Шагала можно сказать что, процесс становления его как художника начался ещё глубоко в детстве. Он с детских лет любил рисовать и рисовал то, что он видел у себя за окном, дом, близких, городские улицы и сам город. Так как его семья не была богатой, Марк Шагал перебирался мечтами кем стать в будущем, он хотел, что бы им гордились родители.

Свой творческий путь Марк Шагал начал у Ю. Пэна в школе художеств. Хоть он и проучился там всего два с небольшим месяца, но за этот короткий срок он проникся и к Ю. Пэну и к искусству до конца. И тогда он точно знал, кем хочет и должен стать.

Через некоторое время Марк Шагал и сам становится «учителем» для своего одноклассника, с которым в дальнейшем отправиться в Петербург и где состоится встреча Марка Шагала с Л. Бакстом. Встреча, которая изменит жизнь будущего художника раз и навсегда.

Учившись у Л. Бакста, М. Шагал можно сказать, ждал его похвалы, что бы двинуться дальше. Через несколько месяцев получив долгожданные слова похвалы Л. Бакста, и заручившись поддержкой М. Винавера, Марк Шагал отправляется в Париж. Там он знакомится с П. Пикассо, А. Роммом, Г. Аполлинером, которые станут его друзьями на долгие годы.

Белла была вдохновительницей для Марка Шагала. Картины, которые Шагал начал писать после их знакомства, излучали совершенно новое, особенное настроение. Белла была рядом с Марком Шагалом во все трудные и легкие моменты жизни. После её смерти Марк Захарович не писал картины 9 месяцев.

Совместная работа с дочкой Идой над книгой воспоминаний Беллы, помогает Марку вернуться к работе и вновь взять в руки кисть.

Глава 2. Витебск в произведениях М. Шагала

Работы, выполненные Шагалом в так называемый «Витебский период», который приходится на 1906 - 1920 гг. (за исключением лет учебы в Петербурге и Париже), весьма многообразны по жанрам. Это и портреты, и интерьеры, и композиции с обнаженной натурой, и жанровые сцены.

На большинстве работ Шагала двух первых десятилетий ХХ в., пейзаж представлен в виде архитектурных зарисовок, выполненных главным образом в Витебске, Лиозно и Париже.

Витебск составлял особый мир шагаловской души. «Разрежьте сердце мне - найдете в нем Париж!» - написал в одном из своих стихотворений Луи Арагон. В сердце Марка Шагала в течение его долгой 98-летней жизни всегда оставался Витебск.

Сегодня по многочисленным фотографиям и открыткам рубежа XIX-XX вв. достаточно хорошо известно, как выглядел город. Кроме того, в это время в Витебске работала целая плеяда художников, тоже не оставлявших город без своего внимания. И все же только один М. Шагал в своих работах пропел ни с чем несравнимую оду Витебску.

О том, что город - неотъемлемая часть личности Шагала, указывает, прежде всего, тот факт, что художник вводит виды Витебска в свои автопортреты («Перед домом», 1908, а также работы 1914 г. «Автопортрет перед домом», «Художник перед окном», «Художник перед церковью» Л. Хмельницкая. Архитектурный пейзаж на работах Марка Шагала витебского периода.), чего уже нет в более поздних работах, созданных уже после его отъезда из Витебска.

В работах Марка Шагала «Витебского периода» можно условно выделить три периода, на которых хотелось бы остановиться.

Итак, первый период - 1906-1909 гг. картины, которые были написаны непосредственно в Витебске и области.

Пейзаж в работах Марка Шагал появляется очень рано, практически с первых рисунков, выполненных в 1906 - 1907 гг. Причем он представляет собой не столько изображение картин природы, сколько фиксирует городские пейзажи - виды Витебска и Лиозно - местечка, где Шагал проводил достаточно много времени у своих родственников. Глубоко лиричными являются пейзажные рисунки Шагала 1911 г., выполненные в Лиозно Л. Хмельницкая. Архитектурный пейзаж на работах Марка Шагала витебского периода..

С окрестностями Лиозно связано немало событий в жизни и творчестве художника Марка Шагала. Его родители были уроженцами этого белорусского местечка. В Лиозно жили дед и бабушка художника.

Возможно на картине «Старуха с клубком» (ок. 1906 г.) нарисована бабушка художника Башева См. приложение А (стр. 26). Своего деда, торговца мясом, художник изобразил на одной из первых работ - «Мясник» (1910 г.) См. приложение Б (стр. 27). На ней показан старик за разделкой туши. В руках у него топор, в правом кармане фартука - большой нож. На стенах тесной лавки приделаны крючки для подвески кусков мяса.

Одним из подобных произведений является его картина «Дом в Лиозно» (1908-1909), где изображено здание, в котором работал парикмахером дядя Марка Шагала Зуся. По-видимому, именно в этом двухэтажном кирпично-деревянном здании и жила семья Зуси Шагала. На первом этаже размещалась его парикмахерская. Рядом - две небольшие лавки местных торговцев, таких же бедняков, как и отец, и дядя художника, еле-еле сводивших концы с концами.

До наших дней в Лиозно сохранилось здание, которое очень похожее по описанию этой картины. По словам местных краеведов Е. И. Гречишниковой и Н. К. Тихомировой место, где размещалась парикмахерская, изображённая на знаменитой картине «Дом в Лиозно» См. приложение В (стр. 28), находится как раз на территории сада райисполкома, ближе к дороге. См. приложение Г (стр. 29)

Шагал рисовал Витебск много и часто, но в его отношениях с городом были свои секреты. Большое место занял родной город в уже упоминавшейся «Витебской серии». Его улицы и архитектурные памятники воспроизводятся на работах «Двойной портрет с бокалом вина», «Синий дом в Витебске», «Серый дом в Витебске», «Над городом», «Прогулка», «Вид из окна. Витебск», «День рождения» Галерея картин / Режим доступа: http://www.m-chagall.ru. - Дата доступа: 05.05.2015.. Виды города изображены и на работах Марка Шагала 1908-1910 гг.: «Окно. Витебск», «Витебск», «Московский банк в Витебске» Там же..

Второй период - 1910-1914 гг., картины которые писались за пределами Беларуси, и на которых изображается Витебск и его окрестности.

Место города в жизни Шагала было столь велико, что он часто не мог отмежевать его от собственного мира: на многих полотнах и рисунках, Витебск, своей конкретно узнаваемой физиономией, заглядывает в окна родительского дома и мастерской художника на Покровской улице («Лиза с мандолиной» (1914 г.); «Мои мечтания» (1907 г.) Л. Хмельницкая. Архитектурный пейзаж на работах Марка Шагала витебского периода.).

Воспоминания о совместных поездках с одним из сыновей деда, помогавшим отцу в его деле, послужили темой для нескольких работ под названием «Продавец скота» (1912 г.) См. приложение Д (стр. 30). На них изображен мужчина, управляющий лошадью, в брюхе которой виден жеребенок. На телеге лежит недавно купленная туша коровы. Процессию сопровождает женщина, несущая на себе небольшого теленка.

К шагаловским шедеврам относится, без сомнения, и замечательная работа «Аптека в Лиозно» См. приложение Е (стр. 31). Созданная в 1914 г., она в последнее время иногда ошибочно называется «Аптека в Витебске». Выполненная в реалистической манере, совершенно непривычной для «позднего» Шагала, она отличается сочностью красок и типично шагаловским колоритом. Художник изобразил тихую сельскую улочку с домами, сколоченными из толстых бревен и покрытых шифером или толем. Самый большой из них имеет шесть окон и три двери, одна из которых и ведет в единственную в местечке аптеку.

Своего дядю Зусю, М. Шагал запечатлел на картине «Парикмахерская (Дядя Зусман)» 1914 г. См. приложение Ж (стр. 32) Это небольшая скромная комната, большое зеркало и кресла перед ним. На стене - портрет и лампа. Рядом - этажерка с набором инструментов и всем необходимым для бритья и стрижки, дешевая дорожка на полу. В кресле - улыбающийся мужчина в кепке. Это и есть дядя Зуся - один из братьев отца Марка Шагала. Клиентов еще нет. И единственный в местечке парикмахер пока не занят делом.

Находясь в Лиозно, хочется увидеть какой то, знакомый кусочек со знаменитой картины не менее знаменитого художника. Но, к сожалению, эти здания (аптека, парикмахерская и т.д.) сгорели во время фашистской оккупации. Лиозненские краеведы (Е. И. Гречишникова и Н. К. Тихомирова) стараются узнать как можно больше информации об этих местах Марк Шагал и Лиозно / Режим доступа: http://www.lioznonews.by. - Дата доступа: 05.05.2015., но с каждым годом шансов становится меньше. Старожилов, которые рассказывали, где находились дома Шагалов, уже нет в живых.

Третий период - 1914-1978, картины, написанные в России и зарубежом.

В 1914 году появилась картина «Старый Витебск. Набросок к картине Над Витебском». На ней изображена часть Покровской улицы старого города. Один из важных элементов на многих картинах Марка Шагала это присутствие элементов церкви: башенки, купола с крестами наверху.

В 1933 г., через 13 лет после отъезда из любимого города, в картине «Обнаженная над Витебском» Там же.. он с большой документальной точностью воспроизводит архитектурный пейзаж центра города. Конечно, художник не мог так долго удерживать в памяти все его детали. Видимо, просто в домашнем архиве Шагала хранилась открытка с аналогичным фотографическим видом Витебска. Сравнение открытки с работой Шагала позволяет выявить очевидное сходство не только в общей композиции представленного городского пейзажа, но даже и в его мелких деталях. Однако при всей дотошной документальности изображенного пейзажа картина Шагала нисколько не теряет своего очарования, романтического ощущения сна о Витебске.

Часто изображал свой родной город Марк Захарович и во время пребывания во Франции и США. В 1929 г. создана картина «Старый город (Русская деревня)» Галерея картин / Режим доступа: http://www.m-chagall.ru. - Дата доступа: 05.05.2015., на котором показан уголок зимнего Витебска неподалеку от ратуши. Старые домики с башенкой ратуши показаны на картине «Художник над Витебском» (1977-1978 гг.). Ностальгией по родному городу навеяны работы «Ангел над Витебском» (1977 г.), «Коровы над Витебском» (1955 г.), «Красные крыши» (1953 г.) Там же. и др.

«Я не жил с тобой, но не было моей картины, которая не дышала бы твоим духом и отражением» - писал художник в письме «К моему городу Витебску» Марк Шагал. К моему городу Витебску. . Роман художника с городом был многосторонним и разнообразным, с каждым годом углублялся все больше и больше. Шагал рисовал в Витебске все: то, что видел, открыв окно родительского дома на Покровской улице, и то, что находил интересным, гуляя с этюдником по городу. Художник очаровывался витебским рельефом, находил привлекательными панорамы города с возвышающимися доминантами храмов, с одинаковой скрупулезной точностью выписывал застройку презентабельного центра и бедных городских окраин.

Деятельность Марка Шагала в Витебске с 1918 по 1920 гг., как известно, была весьма разносторонней и насыщенной. Главные составляющие его работы: в качестве уполномоченного по делам искусств Витебской губернии и как художника.

Нахождение Шагала в Витебске в эти годы выпало с рядом дат революционных торжеств. Его неуемная творческая энергия была тут же направлена на выполнение политического заказа победивших большевиков. Судя по письмам и публикациям художник, идеи революционного обновления мира в целом не противоречили его жизненным устремлениям и творческим концепциям.

При Витебском губернском исполнительном комитете была создана комиссия по организации годовщины Октябрьской революции. Она состояла из специальных подкомиссий с определёнными обязанностями и задачами. Одной из них являлась подкомиссия по украшению города и губернии, которую возглавил Марк Шагал.

Подкомиссия, в свою очередь, делилась на секции: живописную, в задачу которой входила разработка эскизов панно, плакатов, лозунгов, знамен и исполнение их в материале; архитектурную, для разработки проектов арок, трибун и надзора за их сооружением, и секцию освещения, задачей которой являлась иллюминация улиц, домов, арок, трибун и т.д., а также изготовление факелов и организация фейерверков. По предложению М. Шагала была образована «Ученическая комиссия по устройству празднеств революции», которая занималась организацией предпраздничной работы среди учащихся школ.

В декоративно-художественном оформлении города М. Шагал выбрал принцип использования контрастного противопоставления. Скорее всего, это было продиктовано самой городской средой послереволюционного Витебска: старыми постройками в основном серой и кирпично-красной гаммы. Архитектура должна была играть роль фона и подчеркивать новизну и красочность убранства, создавая возвышенно-праздничное настроение.

Оформление праздничных торжеств было частью бурного взрыва культурной и художественной жизни города, который искусствоведы иногда называют «витебским ренессансом». Однако этот феномен был не возрождением, а совершенно новым явлением, вызванным огромными сдвигами и изменениями в судьбах людей и их возвышенно-романтическим настроением первых лет революции.

По плану подкомиссии, разработанному с участием М. Шагала, был выполнен целый комплекс декоративно-художественного убранства города и губернии: монументальные панно и плакаты, лозунги и транспаранты, флаги, знамена, трибуны, арки, декоративные гирлянды.

Сохранившиеся эскизные разработки М. Шагала на революционную тематику содержат присущие ему стилистические черты экспрессионизма: необычность композиционных приемов, ирреальность пространства, деформацию формы, лаконичные цвета, элементы графики. См. приложение И (стр. 33) Стремясь выразить чувство нового и необычного, он широко использует символику и аллегорию, что было характерным для того времени. Однако подобные решения не были лишены реалий переломного периода и реалий жизни города. В качестве примера, можно привести эскиз панно, с изображением всадника-глашатая, идею которого могли подсказать реальные конные герольды на улицах и площадях Витебска, оповещавших трубными звуками горожан о начале праздничных торжеств. См. приложение К (стр. 34) Один из учащихся Народной художественной школы вспоминает, что им по эскизу Марка Шагала, был выполнен большой плакат с изображением женщины, летящей над городом (частый мотив автора в станковых произведениях) и разбрасывающей листовки с надписями «Свобода. Равенство. Братство».

Придавая большое значение агитационному аспекту оформления и убранства города, праздничная комиссия и губисполком проделали немалую работу по украшению волостных и уездных центров, по которым президиум губернского исполкома распределил соответствующую сумму денег и запасы красной материи. Для периферийных организаций изготовлялись флаги, лозунги и транспаранты. Кроме этого, для них была выделена часть плакатов, выполненных художниками в Витебске.

Краткий итог всей работы подкомиссии по украшению города и губернии подведен в газетной заметке М. Шагала «Письмо из Витебска»: «К моменту Октябрьской годовщины Витебская губерния была разукрашена большими плакатами, многочисленными знаменами для рабочих организаций, трибунами и арками. В конце концов, вечер 6 ноября горел незабываемым огнем» Шамшур В. В. Празднества революции. С. 32.

«Когда жители Витебска проснулись 7 ноября 1919 г., в день второй годовщины революции, -- вспоминает сотрудник Витебского отделения РОСТА И. Абрамский, -- их изумлению не было предела. Здание собора на центральной площади города было затянуто огромными разрисованными полотнищами: длиннобородые старики на ярко-зеленых, в «яблочках» конях устремились в небо. Не помню, что было изображено на многочисленных плакатах, развешанных на общественных зданиях. Осталось в памяти только неимоверное количество зеленых коз, нарисованных в самых разнообразных ракурсах и глядевших на прохожих безумно-растерянным взглядом». Это вызывало массу вопросов у горожан. Объясняя их смысл, художник говорил: «Очистительный вихрь революции смел все преграды... А лошади -- это человеческая мечта: молодая и зеленая, как расцветающий сад, как молодая надежда» Шамшур В. В. «Украшение города было самым удачным…» (М. Шагал и агитационно-массовое искусство Витебска первых лет советской власти).

Неукротимая шагаловская энергия и любовь к искусству позволили за сравнительно небольшой отрезок времени найти новое прочтение действительности и, следуя природе своего дара, внести в художественную жизнь Витебска особую эстетическую остроту и социальную актуальность. Несмотря на необычайность формы и содержания, его монументальные работы не оставляли зрителя равнодушным. Вряд ли можно согласиться с оценкой Ю. Пэна, который назвал их «ярким фейерверком, блестящим, но холодным». Как бы ни были мистичны его образы, они обладали определенной эмоциональной теплотой и внутренним лиризмом. Это были необычайно импульсивные, обостренного художественного строя и по-своему воздействующие на зрителя работы. Разу-меется, их нельзя сравнить, например, с «бьющими в лоб» плакатами В. Маяковского или Д. Моора. Психологические связи шагаловских произведений со зрителями не столь прямолинейны и однозначны. Несмотря на преобладающую символику и аллегорию, работы М. Шагала множеством деталей были связаны с реальной жизнью. Здесь эпатирующее и неожиданное воздействие на зрителя оказывал момент «узнаваемости». Достаточно вспомнить на некоторых работах пейзажные мотивы Витебска, изображения животных, характерных для местечкового быта, типичных персонажей провинциального города и много других деталей, которые были так знакомы витеблянам. Многие обыватели, по словам современников, узнавали себя и жаловались на художника.

Важно отметить, что активному восприятию шагаловских панно и росписей способствовали специфические особенности его творческого метода, присущие в большой степени монументальному искусству: выразительность и лаконичность цвета. На первый взгляд, как бы нарочитая деформация формы (но идущая не в малой степени от природной импульсивности мастера) придает им напряженную экспрессивность и эмоциональную действительность.

Таким образом, рассмотрев работы Марка Шагала, можно отметить что, духовную связь с Витебском Марк Шагал сохранил до конца своих дней. С документальной точностью изображая пейзажи любимого города в те годы, пока он жил в нем, Шагал уже тогда имел удивительную способность перевести исторически точные и потому недолговечные факты в ранг вечных, реальный пейзаж превратить в образ, миф города, который существует вне времени.

За годы работы в Витебске Шагал нашел для себя ряд устойчивых символов - православная церковь с большим куполом и крестом над ним, маленькие деревянные домики, вывески на них, ленты деревянных заборов, извозчики на улицах и т.д. - которые с годами стали своеобразными «словами» его без конца повторяемой для всего человечества «Песни Песней» о Витебске.

За сравнительно небольшой отрезок времени работы в послереволюционном Витебске Марк Шагал оставил глубокий след в культурной и художественной жизни город. Феномен «витебского ренессанса», начинателем которого наравне с К. Малевичем был и Марк Шагал, вошел не только в отечественную, но и мировую историю художественной культуры.

Заключение

Таким образом, проанализировав детские и юношеские годы Марка Шагала можно сказать что, процесс становления его как художника начался ещё глубоко в детстве. Он с детских лет любил рисовать и рисовал то, что он видел у себя за окном, дом, близких, городские улицы и сам город. Так как его семья не была богатой, Марк Шагал перебирался мечтами кем стать в будущем, он хотел, что бы им гордились родители.

Свой творческий путь Марк Шагал начал у Ю. Пэна в школе художеств. Хоть он и проучился там всего два с небольшим месяца, но за этот короткий срок он проникся и к Ю. Пэну и к искусству до конца. И тогда он точно знал, кем хочет и должен стать.

Через некоторое время Марк Шагал и сам становится «учителем» для своего одноклассника, с которым в дальнейшем отправиться в Петербург и где состоится встреча Марка Шагала с Л. Бакстом. Встреча, которая изменит жизнь будущего художника раз и навсегда.

Учившись у Л. Бакста, М. Шагал можно сказать, ждал его похвалы, что бы двинуться дальше. Через несколько месяцев получив долгожданные слова похвалы Л. Бакста, и заручившись поддержкой М. Винавера, Марк Шагал отправляется в Париж. Там он знакомится с П. Пикассо, А. Роммом, Г. Аполлинером, которые станут его друзьями на долгие годы.

Белла была вдохновительницей для Марка Шагала. Картины, которые Шагал начал писать после их знакомства, излучали совершенно новое, особенное настроение. Белла была рядом с Марком Шагалом во все трудные и легкие моменты жизни. После её смерти Марк Захарович не писал картины 9 месяцев.

Совместная работа с дочкой Идой над книгой воспоминаний Беллы, помогает Марку вернуться к работе и вновь взять в руки кисть.

Проанализировав работы Шагала, на которых изображается Витебск и в «Витебский период», и за пределами города, можно отметить то, что он изображает на своих картинах Витебск таким, каким он сам его помнит. Местами в детской манере, с элементами «фантастики». Но, тем не менее, человек находясь Доме-музее Марка Шагала на Покровской улице, увидит знакомые ему образы и церквушки, которые до сих пор можно узнать.

С документальной точностью Марк изображает пейзажи любимого города в те годы, пока он жил в нем, Шагал уже тогда имел удивительную способность перевести исторически точные и потому недолговечные факты в ранг вечных, реальный пейзаж превратить в образ, миф города, который существует вне времени.

За годы работы в Витебске Шагал нашел для себя ряд устойчивых символов - православная церковь с большим куполом и крестом над ним, маленькие деревянные домики, вывески на них, ленты деревянных заборов, извозчики на улицах и т.д. - которые с годами стали своеобразными «словами» его без конца повторяемой для всего человечества «Песни Песней» о Витебске.

За сравнительно небольшой отрезок времени работы в послереволюционном Витебске, Марк Шагал оставил глубокий след в культурной и художественной жизни город. Феномен «витебского ренессанса», начинателем которого наравне с К. Малевичем был и Марк Шагал, вошел не только в отечественную, но и мировую историю художественной культуры.

Последними годами, проведенными Марком Шагалом в родном Витебске, стал период с сентября 1918 года по начало июня 1920 года. В этот период Марк Шагал украшал Витебск к празднованию второй годовщины Октябрьской революции. В это время он открывает свою школу художеств и приглашает на преподавание К. Малевича. Некоторые исследователи утверждают, что Шагал покинул Витебск из-за противоречий с Малевичем.

Список использованной литературы и источников

«Об увековечивании памяти художника Марка Шагала» / Из решения Витебского горисполкома от 23.09.1991 // Шагаловский сборник. Материалы I-V Шагаловских дней в Витебске (1991-1995). Ред.-сост. Д. Симанович. Вит. - 1996г., 304 с.

Апчинская Н. В. Марк Шагал и Библия / Н. В. Апчинская. - Вит.: Музей Марка Шагала, 2003. - 16 с.

Подлипский, А. М. Васильковые годы Марка Шагала, или Витебск в судьбе художника / А. М. Подлипский. - Витебск: Витеб. обл.типогр. им. Коминтерна, 1997. - 71 с.

Подлипский, А.М. Витебские адреса Марка Шагала / А. М. Подлипский. - Витебск: Витебская обл. типография, 2000.- 56с.

Подлипский, А.М. Вторая родина Марка Шагала (Художник и Лиозненщина) / А. М. Подлипский. - Витебск: Лиозненский райисполком, Витебский краеведческий фонд им. А.Сапунова, 2002.- 32с.

Подлипский, А.М. Марк Шагал: Основные даты жизни и творчества / А. М. Подлипский. - Витебск: Витебский краеведческий фонд им. А.Сапунова, 2000.- 63с.

Хмельницкая, Л. В. Архитектурный пейзаж на работах Марка Шагала витебского периода / Л. В. Хмельницкая // Материалы X - XIV Шагаловские чтений в Витебске (2000-2004)Вып. 3. - Вып. 3. -- С. 100--103.

Хмельницкая, Л. В. Марк Шагал и Витебск. / Л. В. Хмельницкая. - Минск, УП «Рифтур», 2013. - 95 с.

Хмельницкая, Л. В. Марк Шагал в художественной культуре Беларуси 1920--1990-х годов / Л. В. Хмельницкая // Материалы X - XIV Шагаловские чтений в Витебске (2000-2004)Вып. 3. - Вып. 3. -- С. 92--99.

Хмельницкая, Л. В. Марк Шагал: годы учебы в Витебском городском училище / Л. В. Хмельницкая // Материалы X - XIV Шагаловские чтений в Витебске (2000-2004)Вып. 3. - Вып. 3. -- С. 115--124.

Холодова, И. Марк Шагал: «Сведения о себе» / И. Холодова // Материалы X - XIV Шагаловских чтений в Витебске (2000-2004) Вып. 3. - С. 162-163.

Шагал М. З. К моему городу Витебску / М. З. Шагал // Бюллетень музея Марка Шагала. Вып. № 18. - Вит. - 2010. С. 22-23

Шагал, М. З. Моя жизнь / Пер. Н. Мавлевич. - Санкт-Петербург: «Азбука», 2000 г. - 416 с.

Шамшур, В. В. «Украшение города было самым удачным…» / В. В. Шамшур // Шагаловский международный ежегодник. - Вит. - 2003, - с.34-39.

Шамшур, В. В. Празднества революции: Организация и оформление советских массовых торжеств в Белоруссии / В. В. Шамшур. - Минск: Наука и техника, 1989. - с.24 - 65.

Электронные ресурсы

Галерея картин / Режим доступа: http://www.m-chagall.ru. - Дата доступа: 05.05.2015.

Дом-музей Марка Шагала / Режим доступа: http://www.chagal-vitebsk.com. - Дата доступа: 05.05.2015.

Марк Шагал и Лиозно / Режим доступа: http://www.lioznonews.by. - Дата доступа: 05.05.2015.

Приложение А

Марк Шагал. Старуха с клубком (ок. 1906 год). Место хранения: Третьяковская галерея, Москва, Россия.

Приложение Б

Марк Шагал. Мясник (1910 год). Место хранения: Третьяковская галерея, Москва, Россия.

Приложение В

Марк Шагал. Дом в Лиозно. Место хранения: Третьяковская галерея, Москва, Россия.

Приложение Г

Здание современного райисполкома. Лиозно. Фото из личного архива.

Приложение Д

Марк Шагал. Продавец скота (1912). Место хранения: Художественный музей, Базель, Швейцария.

Приложение Е

Аптека в Витебске (Лиозно) (1914). Место хранения: Частная коллекция.

Приложение Ж

Парикмахерская (Дядя Зусман) (1914 год). Место хранения: Третьяковская галерея, Москва, Россия

Приложение И

Шамшур, В.В. Празднества революции: Организация и оформление советских массовых торжеств в Белоруссии.

Приложение К

Шамшур, В.В. Празднества революции: Организация и оформление советских массовых торжеств в Белоруссии.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru