Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Диего Веласкес

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

/

Введение

Диего Веласкес оставил яркий след в истории мирового изобразительного искусства. Успех сопутствовал художнику на протяжении всей жизни. Он приобрел известность еще в юности. Совсем молодым человеком (ему не было еще 25 лет) Веласкес оказался при дворе испанского короля Филиппа ІV должности придворного живописца, которую отправлял до конца своих дней. Король благоволил мастеру, доверяя ему, помимо собственно живописной работы, и исполнение массы других - в том числе и дипломатических - поручений. Это не помешало Веласкесу создать целый ряд выдающихся портретов, на которых он запечатлел королевских особ и знатных аристократов, а также печальных шутов и уродцев, развлекавших в те времена сильных мира сего. Во время своего второго визита в Италию художник написал портрет папы римского, за что был буквально обсыпан наградами. Не будет преувеличением сказать, что портреты кисти Веласкеса стали визитной карточкой целой эпохи. В творческом наследии мастера мы обнаружим множество знаменитых картин, отличающихся смелостью реалистических наблюдений, психологической точностью, обостренным чувством гармонии и насыщенностью колорита. Первым среди испанских художников Веласкес был посвящен в рыцари, что явилось знаком признания его заслуг перед родиной и искусством.

Хронология жизни

1599 Родился в Севилье в небогатой дворянской семье.

1611 Твердо решает стать художником.

1617 Завершив обучение у Франсиско Пачеко и сдав экзамен, вступает в корпорацию севильских художников.

1618 Женится на дочери своего учителя, Хуане.

1622 Посещает Мадрид, где пишет портрет поэта Луиса де Гонгоры, ставший своеобразным «пропуском» в придворные круги.

1623 Окончательно переезжает в испанскую столицу в качестве придворного живописца. Сближается с королем Филиппом IV.

1628 Близко сходится со знаменитым Рубенсом, приехавшим в Мадрид с дипломатической миссией.

1629 Почти год путешествует по Италии, знакомясь с великой итальянской живописью.

1648 Вторая поездка в Итсихию, растянувшаяся на три года. Приоб решает произведения искусства для королевской коллекции. «Тайный» роман Веласкеса. Внебрачный сын рождается уже посге его возвращения в Испанию.

1659 Первым среди испанских живописцев Веласкеса посвящают в рыцари ордена Сант-Яго.

1660 Отправляется во Францию, где занимается подготовкой исторической встречи королей Филиппа IV и Людовика Х1. Едет домой, чувствуя себя больным и утомленным. Умирает 6 августа в возрасте 61 года.

Рыцарь, друг короля

Великий Веласкес сделал блестящую художническую и административную карьеру при дворе испанского короля Филиппа IV. Такой универсализм был в духе времени. Административные труды не помешали мастеру стать символом художественной эпохи и загадать своей живописью несколько загадок, которые мы разгадываем до сих пор.

Диего Родригес де Сильва Веласкес родился в Севилье в 1599 году в небогатой дворянской семье. Точная дата его рождения неизвестна, но документально зафиксирован день крестин - 6 июня (в те времена младенцев было принято крестить сразу после рождения, то есть «около» этого дня будущий живописец и родился). Диего получил хорошее образование. По утверждению ранних биографов, он схватывал все буквально на лету, очень рано научился читать и уже в детстве начал собирать библиотеку, которая к концу жизни художника выросла в собрание, поражавшее современников своей величиной и универсальностью. Судя по составу этой библиотеки, Веласкес серьезно интересовался литературой, архитектурой, астрономией, историей, математикой и философией. Если «верить» веласкесовской библиотеке, включавшей в себя и «разноязычные» поэтические сборники, то ее хозяин читал на итальянском, испанском языках и на латыни.

Но сильнее всего его манила живопись. Уже в двенадцатилетнем возрасте подросток окончательно решил стать художником. Недолгое время Диего работал в мастерской Франсиско де Эрреры-старшего, одного из самых известных севильских мастеров, но вскоре сменил учителя, перейдя к другому - пожалуй, не менее известному - живописцу, Франсиско Пачеко. Если Эррера славился своим крутым характером, то Пачеко был его полной противоположностью, являя собой образец воспитанности, мягкости и отзывчивости. Поняв, каким божественным даром обладает его ученик, мудрый наставник создал все условия для того, чтобы этот дар раскрылся как можно полнее. Немало он, будучи вхож в высокие круги, помог юноше и своей протекцией.

В марте 1617 года 17-летний Веласкес, сдав экзамен, вступил в корпорацию севильских художников и начал самостоятельный путь. Годом позже он женился на дочери Пачеко, совсем юной (тремя годами моложе своего мужа) Хуане. Пачеко вспоминал, что был «восхищен его (Веласкеса) добродетельностью, честностью и талантом и с радостью отдал ему в жены свою дочь». О Хуане мы практически ничего не знаем - за исключением разве что того, что она позировала Веласкесу для его ранних религиозных полотен. У Диего и Хуаны родились две дочери: Франсиска (в 1619 году) и Игнасия (в 1620 году). Игнасия умерла в младенчестве, а Франсиска, словно повторяя путь своей матери, вышла в 1633 году замуж за любимого ученика отца, Хуана Батисту дель Мазо.

Во времена Веласкеса Севилья процветала. Это был крупнейший порт, связывавший Старый Свет с американскими колониями Испании. Культурная жизнь в городе била ключом. Одаренный великим талантом, да к тому же пользующийся расположением своего тестя, Веласкес мог рассчитывать здесь на блестящую карьеру. Но художника тянуло в Мадрид.

В 1622 году он впервые посетил испанскую столицу, чтобы взглянуть на знаменитый Эскориал (там хранилось богатейшее живописное собрание, а сам дворец называли «восьмым чудом света») и прощупать почву на предмет приличного «трудоустройства». В практическом смысле эта поездка оказалась не слишком удачной - достойного места Веласкес себе не нашел. Он надеялся встретиться с молодым королем Филиппом IV, но эта встреча не состоялась. Впрочем, кое-какие важные шаги он сделал. В частности, в Мадриде Веласкес написал портрет известнейшего поэта Луиса де Гонгоры и сумел привлечь к своей персоне внимание ряда вельмож, выразивших восхищение его художественным гением. Слухи о молодом мастере достигли двора, и уже в следующем, 1623-м, году первый министр герцог де Оливарес (тоже выходец из Севильи) пригласил Веласкеса в Мадрид писать портрет короля. Эта не дошедшая до нас работа произвела столь приятное впечатление на венценосного заказчика, что тот немедленно предложил Веласкесу должность придворного художника. Тот без раздумий принял это предложение.

Между королем и Веласкесом сложились вполне дружеские отношения, что было не слишком характерно для порядков, царивших при испанском дворе. Король, правивший величайшей в мире империей, считался не человеком, но божеством, а художник не мог рассчитывать даже на дворянские привилегии, поскольку зарабатывал на жизнь собственным трудом. Между тем, Филипп, преданный поклонник искусства, распорядился, чтобы впредь портреты короля писал только Веласкес. Пачеко отмечал, что «великий монарх был удивительно щедр и благосклонен к Веласкесу. Мастерская художника находилась в королевских апартаментах, и там было установлено кресло для Его Величества. Король, имевший у себя ключ от мастерской, приходил сюда почти каждый день, чтобы наблюдать за работой художника».

Не удивительно, что у Веласкеса появилось немало недоброжелателей. Они высказывали сомнения по поводу его таланта. Говорили, что молодой живописец слишком высокомерен и заносчив. Первое смехотворно, второе - опровергается мнением непредвзятых свидетелей. Так, венецианский художник и писатель Марко Боскини, встречавшийся с Веласкесом, писал, что это был «прекрасно образованный и воспитанный человек, обладавший чувством собственного достоинства». Эти качества позволили Веласкесу сделать и административную карьеру. Начиная с 1627 года, Филипп IV все чаще стал давать художнику соответствующие поручения, одновременно назначая его на все новые должности. Живопись, разумеется, при этом несколько страдала - загруженный придворными делами, Веласкес писал меньше.

Но это была лишь одна сторона медали. Другая заключалась в том, что жизнь при дворе, открыв Веласкесу доступ к великолепной королевской коллекции произведений искусства, помогла ему самоопределиться как художнику. Он увидел картины великого Тициана, которые произвели на него глубочайшее впечатление. Немалую пользу принесла нашему герою встреча с Рубенсом, в качестве дипломата в 1628 году прибывшим в Мадрид. На протяжении девяти месяцев крупнейшие живописцы XVII века интенсивно общались. Видимо, именно Рубенс посоветовал Веласкесу посетить Италию. Вскоре после отъезда Рубенса Веласкес упросил короля дать ему разрешение на эту поездку, длившуюся с августа 1629 года по январь 1631 года.

Вернувшись домой, он продолжил свои государственные и художнические труды. Художник по-прежнему пользовался расположением короля и старался быть достойным этого расположения. Он неустанно писал прославившие его портреты, а также полотна религиозного и мифологического содержания. Шедевром считается и его историческая картина «Сдача Бреды» (1634-35). Кроме того, Веласкес - вместе с другими живописцами - работал над оформлением королевского дворца Буэн Ретиро в Мадриде. 

В ноябре 1648 года он отправился в Италию во второй раз, пробыв там до июня 1651 года. В его миссию входило приобретение произведений искусства для королевской коллекции. Большую часть времени (как и в первый раз) Веласкес провел в Риме, где создал несколько портретов - в том числе, известнейший портрет папы Иннокентия X. Папа был весьма доволен работой испанца и в честь признания его талантов наградил художника золотой цепью и папской медалью.

Филипп IV без своего фаворита чувствовал себя неуютно. Заскучавший монарх написал Веласкесу несколько писем, в которых просил его поторопиться с возвращением. Художник же как мог оттягивал отъезд. Как не так давно выяснилось, удерживали его в Риме не только дела. Из опубликованного в 1983 году документа следует, что в Италии у Веласкеса родился внебрачный сын Антонио - но уже после того как мастер уехал в Испанию. Известно, что осенью 1652 года испанский посланник в Риме выплачивал пособие Марте, матери ребенка, которого сам Веласкес, похоже, так ни разу и не видел.

В Мадриде его ждали новые назначения. Король произвел художника в гофмаршалы. Богатым Веласкес был уже давно. Теперь он мечтал еще и о том, чтобы первым среди испанских живописцев удостоиться рыцарского звания. Во время своей второй поездки в Италию он энергично хлопотал об этом (разрешение на посвящение должно было исходить от папы римского). В конце концов (в немалой степени благодаря стараниям Филиппа IV), это разрешение было получено. 28 ноября 1659 года Веласкеса торжественно посвятили в рыцари ордена Сант-Яго.

К сожалению, художнику оставалось недолго радоваться своей новой победе. В апреле 1660 года король отправил его во Францию для подготовки своей торжественной встречи с французским королем Людовиком XIV, которая должна была засвидетельствовать окончание длившейся почти четверть века войны. Веласкес исполнил задание. Историческая встреча состоялась на испанско-французской границе в июне 1660 года. Сам же 61-летний художник возвратился домой страшно утомленным. 6 августа того же года он скончался.

Франсиско Пачеко

Огромную роль в судьбе Веласкеса сыграл его тесть - поэт, художник и теоретик искусства Франсиско Пачеко (1564-1644). Антонио Паломино, автор книги «Жизнеописания испанских живописцев» (1724), отмечал, что в доме Пачеко, который современники называли «академией», «собирались величайшие умы Севильи». В своей художественной работе Пачеко пытался сочетать две линии - романтического «равнения» на ренессансные образцы и своеобразного реализма, сильно отдающего так называемым «караваджизмом». Именно Пачеко учил юного Веласкеса «во всем следовать природе». Авторитет этого мастера был столь велик, что в 1618 году его призвали на службу в инквизицию в качестве цензора по вопросам искусства. В 1649 году, спустя пять лет после смерти Пачеко, увидел свет его трактат «Искусство живописи», в целом законченный еще в 1622 году и суммирующий опыт педагогической и творческой деятельности автора. Эта книга, с одной стороны, является ценным источником многих фактов биографии Веласкеса (равно как и других живописцев той эпохи), а с другой, представляет собой свод основных правил тогдашней живописи.

Хуан де Пареха

На одном из самых знаменитых портретов Веласкеса запечатлен Хуан де Пареха (ок. 1608-1670). В своих «Жизнеописаниях испанских живописцев» Антонио Паломино характеризовал Пареху как «полукровку неизвестного происхождения, который был рабом Веласкеса и сам пытался писать». Некоторые современные исследователи оспаривают «рабское» положение Парехи, ссылаясь на документ, датированный 1630 годом, где тот именуется «художником». Запись сделана еще до того, как Пареха начал работать у Веласкеса, а членом ремесленного объединения мог стать только свободный человек. Впрочем, скорее всего, здесь речь идет о полном тезке Парехи, поскольку в другом документе, опубликованном в 1983 году, он упоминается действительно как раб Веласкеса. Согласно ряду свидетельств, в 1650 году, во время пребывания в Риме, Веласкес официально отпустил своего мулата на свобод); но тот остался с мастером, ВЫСТУПИВ позже искусным живописцем, чьи работы сегодня можно увидеть в мадридском музее Прадо.

Рыцарский титул

Стать членом ордена Сант-Яго было непросто, поскольку кандидат должен был соответствовать ряду требований. Среди них отметим: 1) дворянское происхождение (как по отцовской, так и по материнской линии); 2) отсутствие иудейских и мавританских примесей в крови; 3) наличие состояния (кандидат - равно как его родители и деды - не должен был зарабатывать на жизнь своим трудом). Последнее условие Веласкеса, мечтавшего о рыцарстве, ставило в затруднительное положение. Художнику пришлось заявить, что он не получает денежного вознаграждения за свою живопись и, следовательно, не может считаться ремесленником, так как пишет картины исключительно по распоряжению монарха. При этом он скрыл тот факт, что до поступления на королевскую службу на протяжении нескольких лет работал за деньги. Однако и это не помогло. Опросив 148 членов ордена в Мадриде, Севилье и других городах Испании, Совет ордена отказал Веласкесу в приеме. Это решение оспорил король Филипп IV. Он обратился напрямую к папе римском); который издал специальный указ, позволивший посвятить Веласкеса в рыцари.

Заглянувший через века

веласкес живописец испанский произведение

Веласкес прославился смелостью реалистических наблюдений, однако с годами он все чаще стал пренебрегать мелкими деталями ради целостности композиции. Манера художника, отличающаяся божественной свободой, оказалась необыкновенно близка новейшему искусству.

Художники - народ «проблемный». Их судьбы зачастую трагичны. Веласкес - редкое исключение из этого правила. Мало у кого из его собратьев по цеху жизнь сложилась столь же счастливо. Он никогда не жил в нищете, не имел явных врагов, не знал творческих кризисов. Его самобытная манера складывалась естественно, как бы исподволь, без метаний и разочарований. А различия между ранними и поздними работами Веласкеса, между тем, не просто заметны - они колоссальны. Можно подумать, что эти работы созданы двумя совершенно разными художниками.

Существует распространенное мнение, что Веласкес всегда писал только то, что видел перед своими глазами. Вряд ли это верно. С годами на первый план у художника все сильнее стало выступать его отношение к увиденному. Ранние картины живописца поражают обилием великолепно прописанных реалистических деталей, но зрелый Веласкес явно пренебрегает ими ради достижения более высокой цели - создания целостного образа. Ощущение живой реальности остается неизменным, а техника неузнаваемо меняется.

Один из биографов Веласкеса, Антонио Паломино, едва ли не первым подметил эту особенность. «Подойдя к картине вплотную, - писал он, - невозможно догадаться, что именно хотел изобразить на ней художник, но, отойдя всего на несколько шагов, ты видишь перед собой настоящее чудо».

При этом Веласкес, разумеется, не стремился сыграть роль художественного фокусника, мастера визуальных эффектов и оптических иллюзий. Модернизация его техники диктовалась высокими - вообще говоря, духовными - задачами. Свои религиозные полотна, например, художник писал с обычных мужчин и женщин, преображая модели так, что они превращались в надмирных носителей тайны. То же и портреты Веласкеса. Они не просто передают черты лица позировавшего художнику человека, но, прежде всего, выражают его внутреннее состояние. Если говорить о немногих исторических картинах Веласкеса, то его «Сдача Бреды» - по своей реалистической точности - сравнима с цветной фотографией, но ценность этой работы заключается не в ее «фотографичности», а в гениальном композиционном решении.

Во времена своей севильской жизни будущий великий портретист как будто сторонился портретов, предпочитая писать религиозные полотна и повседневные жанровые сценки, которые в Испании принято называть бодегонес. Характерно, что четкую границу между этими двумя жанрами он не обозначал, и они порой «взаимопроникали». На религиозном полотне у него запросто появлялись натуралистические детали, «запрещенные» в традиционной религиозной живописи. А обрабатывать эти детали Веласкес умел мастерски, достигая такого уровня реализма, что зрителю хотелось (да и сейчас хочется) потрогать изображенный предмет.

После переезда в Мадрид Веласкес оставил бодегонес, сосредоточив свое внимание на портрете. Новым жанровым предпочтениям соответствовала новая техника. Мазок у начинающего Веласкеса был густым, но гибким, а в палитре преобладали темные тона. Теперь штрих художника становится прозрачнее, палитра же - светлее. Без влияния Тициана, чьи картины, находившиеся в королевской коллекции, столь поразили новоиспеченного придворного живописца, тут не обошлось. Во время своей первой итальянской поездки знакомство с творчеством Тициана продолжилось. Тогда же Веласкес впервые увидел работы других мастеров венецианской школы, виртуозов цвета и линии.

Период, уместившийся между двумя путешествиями в Италию, стал самым продуктивным в творческой судьбе художника. Именно тогда он написал почти все свои знаменитые портреты (сюда же относится и его серия «карликов и шутов»). Помимо этого, были созданы исторический шедевр «Сдача Бреды» и ряд картин религиозного и мифологического содержания.

Необыкновенно плодотворной оказалась и вторая поездка Веласкеса в Италию. К сожалению, все портреты, написанные им во время этой поездки (за исключением портрета папы Иннокентия X и портрета Хуана де Парехи), ныне утеряны.

Веласкес работал вдумчиво и неторопливо. До нас дошло лишь около 120 его картин. Это немного - по сравнению, например, с тем же Рембрандтом, чье творческое наследие превышает веласкесовское по объему в три с лишним раза.

В последнее десятилетие жизни производительность художника, страшно занятого административной работой, сильно упала. Но на качестве «продукции» это не отразилось - произведения, созданные Веласкесом в это время, пожалуй, можно назвать вершинными; они стали тоньше, изысканнее и сложнее; кисть мастера обрела полную свободу (чего стоят одни «Менины»!).

Какого-то серьезного влияния на современных ему художников Веласкес не оказал. Это объяснимо. Во-первых, его картины никогда не покидали залов королевского дворца, куда, естественно, допускались немногие. Во-вторых, жанр портрета в тогдашней испанской живописи находился на положении пасынка; гораздо большей популярностью пользовались религиозные сюжеты, да и стилистика в ходу была более эмоциональная (не без налета легкой сентиментальности), нежели у Веласкеса. Да, Веласкес работал в собственной мастерской, воспитывал собственных учеников. Но они никак не проявили себя. Имена их - за исключением Хуана дель Мазо, зятя художника, - неизвестны. Лишь более века спустя после смерти Веласкеса у него обнаружился по-настоящему великий последователь. Им стал Франсиско Гойя.

Испанская культура (как и сама страна) вообще долгое время отличалась герметичностью и как бы самодостаточностью. Этот «железный занавес» был сорван в эпоху наполеоновских войн. В 1819 году в Мадриде открылся музей Прадо, и тогда о Веласкесе заговорили. К середине XIX века его неоценимый вклад в сокровищницу мировой живописи уже не оспаривал никто. А XX век произвел испанского художника в гении и предтечи современного искусства. Похоже, это уже окончательная оценка места и роли Веласкеса в истории живописи.

Художник Истины

Современники называли Веласкеса «художником Истины». А Истина (вот так, с прописной буквы) - она ведь несказанна. Ее можно только почувствовать, уловить ее легкое нездешнее дыхание. Веласкес, кажется, уловил. Он все-таки странен, этот испанец. Прекрасно встроившийся в социальную структуру своего времени, довольно честолюбивый, «размеренный» и раздумчивый, он носил в себе тайну, передавая ее только холсту. Да, реалист. На его картинах много будничного, обыденного, как бы простого. Но вместе с тем мир, созданный Веласкесом, удивляет и завораживает - своей очевидной ирреальностью, метафизикой, глядящей сквозь тонкий покров осязаемой нашими чувствами жизни. Пример такого «завораживания» - очарованность Веласкесом того же Ортеги-и-Гассета, всю жизнь внимательно вглядывавшегося в его «Менины», но так, кажется, и не постигшего их до конца. Это можно назвать «синдромом Веласкеса». Этот «синдром» захватил многих и в России. Один из основателей «Мира искусства», Александр Бенуа, побывав в Мадриде, писал, что испытал «восторг от живописи Веласкеса, в котором я увидал какого-то «безусловного царя живописи»». Кумир молодежи начала XX века К. Бальмонт, полуистерически вибрировавший по поводу всего на свете, не обошел своим вниманием и Веласкеса. Вот из его стихов, посвященных художнику:

«Мы так и не знаем, какою же властью

Ты был - и оазис, и вместе мираж, -

Судьбой ли, мечтой ли, умом или страстью,

Ты вечно - прошедший, грядущий и наш!»

С техническо-поэтической точки зрения, стихи довольно скверные, но по смыслу, похоже, неотменимые.

Творчество

Диего Веласкес оставил яркий след в истории мирового изобразительного искусства. Успех сопутствовал художнику на протяжении всей жизни. Он приобрел известность еще в юности. Совсем молодым человеком (ему не было еще 25 лет) Веласкес оказался при дворе испанского короля Филиппа ІV должности придворного живописца, которую отправлял до конца своих дней. Король благоволил мастеру, доверяя ему, помимо собственно живописной работы, и исполнение массы других - в том числе и дипломатических - поручений. Это не помешало Веласкесу создать целый ряд выдающихся портретов, на которых он запечатлел королевских особ и знатных аристократов, а также печальных шутов и уродцев, развлекавших в те времена сильных мира сего. Во время своего второго визита в Италию художник написал портрет папы римского, за что был буквально обсыпан наградами. Не будет преувеличением сказать, что портреты кисти Веласкеса стали визитной карточкой целой эпохи. В творческом наследии мастера мы обнаружим множество знаменитых картин, отличающихся смелостью реалистических наблюдений, психологической точностью, обостренным чувством гармонии и насыщенностью колорита. Первым среди испанских художников Веласкес был посвящен в рыцари, что явилось знаком признания его заслуг перед родиной и искусством.

Религиозные сюжеты

В начале своего творческого пути Веласкес, следуя господствовавшей традиции, часто обращался к религиозным сюжетам, но после переезда в 1623 году в Мадрид картины религиозного содержания стали для его творчества, в общем-то, не характерны, уступив пальму первенства портретной живописи. Картина «Непорочное зачатие», ок. 1618, была одной из первых работ, выполненных Веласкесом в официальном звании мастера живописи, экзамен на которое он сдал в 1617 году. Высказывались мнения, что моделью для образа Святой Девы послужила юная жена художника (а быть может, тогда еще невеста), Хуана. Культ Девы Марии распространен в Испании как ни в одной другой христианской стране. Понятно, что этот культ не обошел стороной живопись - для испанских художников эта тема являлась популярнейшей.

Бодегонес

Испанское слово «бодегон» означает дешевый трактир или харчевню - соответственно к жанру бодегонес относились картины, изображающие сценки из жизни занятых едой и питьем простолюдинов. Местом действия могла стать как собственно харчевня, так и, например, кухня деревенского дома. Иногда фон вообще выбирался условный. Севильский период Веласкеса отмечен необыкновенным интересом художника к этому жанру. Сохранилось около десятка подобных работ. Несмотря на то, что в рафинированной художественной среде сам жанр считался «низким», Веласкес подходил к работе над бодегонес со всей серьезностью. Примером тому может служить виртуозно написанная картина «Мулатка» (другое название - «Ужин в Эммаусе»). Покидая Севилью, художник взял с собой свой лучший, по общему признанию, бодегонес «Водонос», 1620. Эту работу он подарил одному из вельмож, помогавшему столичному неофиту на первых порах. Мастерство, проявляющееся в изображении ряда деталей (например, капли воды на кувшине), удивительно для столь молодого живописца, каким был тогда Веласкес.

Портреты короля

Филипп ІV (1605-65) изображен на двенадцати дошедших до нас портретах Веласкеса. Кроме этого, сохранилось несколько превосходных копий, выполненных в мастерской художника. Эти картины запечатлели короля в разные годы его жизни: от юности до старости. На первой из них Филипп еще не вышел из юношеского возраста; ему - около 17 лет. Четыре с лишним десятилетия длилось сотрудничество (вскоре переросшее в дружбу) короля и живописца. Дружба эта сохранилась до последних дней художника, хотя все вокруг изменилось неузнаваемо - тот же Филипп за это время превратился из гордого владыки самой могущественной в мире империи во второразрядного европейского монарха. На портретах Веласкеса король изображен по-разному: в одних случаях - по пояс, в других - в полный рост («Портрет Филиппа ІV»). Есть среди них и конные портреты короля - такие, как «Филипп IV на коне».

Принцы и принцессы

Филипп IV женился дважды. В первый раз это произошло в 1615 году, его избранницей тогда стала французская принцесса Изабелла Бурбонская (она умерла в 1644 году). В 1649 году королевский выбор пал на его племянницу, совсем юную Марианну Австрийскую. От первого брака у короля было двое детей, переживших детский возраст; от второго - пятеро (среди них и будущий наследник испанской короны, Карл II). Помимо этого, у любвеобильного монарха насчитывают, по меньшей мере, 30 незаконнорожденных отпрысков. Веласкес написал несколько портретов детей Филиппа IV от его первого брака - Валтасара Карлоса, умершего в 1646 году шестнадцатилетним, и Марии Терезы. Несколько раз Веласкес писал и детей короля от его второго брака - Маргариту, родившуюся в 1651 году, и ее младшего брата, Филиппа Проспера, родившегося в 1657 году. Детские портреты, созданные художником, удивительны по своему настроению и цветовой гамме (в качестве примера приводим «Портрет инфанты Маргариты в красном платье»).

Шуты и карлики

Непременным атрибутом двора Филиппа IV - как, впрочем, и любого королевского двора средневековой Европы - были шуты и карлики, которых держали здесь ради забавы. Среди них были и профессиональные шуты, и люди, «обиженные» природой. Служа при дворе, Веласкес не раз писал и шутов, и карликов. На рубеже 1630-1640-х годов он создал знаменитую серию, состоявшую из четырех картин. Героями трех из этих работ стали карлики. «Портрет Франсиско Лескано» представляет нам несчастного человека, страдающего - по всем признакам - болезнью Дауна; «Дон Хуан Калабасас» - горбуна, улыбающегося бессмысленной улыбкой («калабасас» в переводе с испанского означает «тыква»). В этих произведениях нет ни тени насмешки или брезгливости - они написаны с явной нежностью и симпатией. Этот факт нам многое говорит о характере самого автора.

Пейзажи

Известно всего два самостоятельных пейзажа Веласкеса - оба они связаны с римской виллой Медичи. Один из них представлен слева. Написанные в удивительно свободной манере и чем-то напоминающие опыты импрессионистов, эти работы считаются одними из лучших в пейзажной живописи XVII века. Искусствоведы долгое время относили их к позднему периоду творчества художника, датируя 1650-51 годами (временем второго визита в Италию), однако новейшие исследования показали, что оба пейзажа созданы во время первой итальянской поездки художника, то есть двадцатью годами раньше. Пейзаж встречается у Веласкеса и в качестве фона - это касается нескольких королевских портретов и охотничьих сцен - подобных «Королевской охоте на кабана».

Рисунки

По словам Франсиско Пачеко, Веласкес с юных лет кропотливо работал над рисунком. «Он платил немного денег деревенскому парню, - вспоминал Пачеко, - который охотно позировал ему за это. Веласкес без конца мог рисовать голову этого парня, как и головы всех подряд местных жителей. Он рисовал углем и белым мелом на синей бумаге и всегда стремился к тому, чтобы достичь портретного сходства». К сожалению, ранние рисунки художника не сохранились. Да и поздние, дошедшие до нас, произведения этого жанра можно пересчитать по пальцам. Впрочем, последнее связано не с досадными потерями, а с особенностями художественной работы Веласкеса. В зрелом возрасте он предпочитал писать картины непосредственно на холсте, не делая предварительных набросков и внося необходимые поправки «по ходу дела». Что же до сохранившихся рисунков, то они в который раз демонстрируют выдающееся мастерство художника. Характерно - они выполнены черным мелом широкими мощными штрихами, живо напоминающими знаменитые мазки кисти Веласкеса. Справа представлен его рисованный портрет кардинала Борджиа.

Музей Прадо

Нигде в мире творчество Веласкеса не представлено так широко, как в мадридском музее Прадо. Здесь хранится почти половина всех уцелевших работ художника. Среди них - и его общепризнанные шедевры.

Хотя бы одна картина Веласкеса найдется в любом крупнейшем музее мира, но две или три - уже великая редкость. На этом фоне выделяется лондонская Национальная галерея, владеющая девятью работами великого испанского живописца. Практически ничем не отстает от нее венский Художественно-исторический музей. У него, правда, есть некоторая «специфика» - здесь представлены в основном «детские» портреты Веласкеса, запечатлевшие королевских отпрысков. И все же оба эти собрания намного уступают лучшей и обширнейшей в мире коллекции работ Веласкеса, хранящейся в музее Прадо в Мадриде. В ее составе - более 50 картин Веласкеса, то есть почти половина всех дошедших до нас его работ. И если говорить по справедливости, то это закономерно и правильно: именно музей Прадо нужно признать наиболее удачным, а может быть, и единственным местом в мире, где могут и должны храниться произведения гениального мастера.

В переводе с испанского, «прадо» означает «луг», а применительно к топографии Мадрида - это старинный парк, известный с XVI века. Он представляет собой излюбленное место отдыха горожан. «Здесь, и только здесь, - цитируем свидетельство, датируемое 1560 годом, - вы можете в полной мере насладиться как прохладным вечерним воздухом, так и звуками хорошей музыки». Отметим, что это свидетельство никак нельзя назвать полным - славен был этот парк, помимо прочего, и как традиционная «площадка» проведения дуэльных поединков, и как укромная «точка» для случайных любовных связей. В 1774 году (шла эпоха Просвещения - с ее трепетным отношением к рациональному, преимущественно естественнонаучному, знанию) по распоряжению короля Карла III и в рамках задуманного им благоустройства города (именно в это время в Мадриде появились, например, первые уличные фонари) в парке заложили ботанический сад, а чуть позже построили рядом здание, в котором предполагалось разместить академию наук.

Архитектурный проект здания выполнил Хуан де Виллануэва (1739-1811), адепт строгого неоклассицизма, самого модного в то время в Европе художественного направления. Этот, одобренный в 1787 году королем, проект предусматривал, что в новостройке будут соседствовать академия наук (для нее отводился первый этаж) и естественно-исторический музей (на втором этаже). Возводили громадное здание около 20 лет, но, прежде чем успели его «заселить», оно оказалось разграбленным французами, оккупировавшими Испанию в 1808 году. Наполеоновские солдаты умудрились даже ободрать свинцовые листы, покрывавшие крышу. В 1814 году Наполеон потерпел поражение, и на испанский престол возвратился свергнутый им король Фердинанд VII. Уже в 1816 году Фердинанд издал указ о восстановлении здания и перемещении в него части картин из королевской коллекции.

19 ноября 1819 года музей открыли для публики. При этом было оговорено, что посетители не будут допускаться в музей «в дождливые дни, когда вокруг слишком много грязи». Поначалу собрание музея состояло из 311 картин (исключительно испанских авторов). Среди них были и 44 полотна Веласкеса, в том числе и такие шедевры, как «Сдача Бреды» и «Менины». Доживший до открытия музея 73-летний Гойя был представлен двумя картинами.

Между тем, в самой королевской коллекции, поделившейся с музеем, насчитывалось более 5000 полотен. Постепенно почти все они «переехали» в Прадо. В 1821 году в экспозицию музея включили итальянскую живопись (в частности, шедевры Рафаэля и Тициана), а в 1843 году - фламандскую, «полномочными послами» которой стали работы Рубенса и Ван Дейка. Таким образом, узкие национальные границы, к искусству не имеющие никакого отношения, оказались взорваны.

В 1868 году в Испании произошла революция. Правившая в то время королева Изабелла II лишилась трона и бежала из страны. И хотя спустя два года была восстановлена конституционная монархия, статус музея Прадо навсегда изменился; его собрание стало достоянием всего испанского народа. С тех пор музейная коллекция пополнилась многими произведениями европейских художников, но в целом по-прежнему отражает вкус испанских монархов XVI и XVII веков. Именно эти короли приобретали полотна, составившие неразложимое музейное «ядро». Поэтому полнее всего в музее представлены работы мастеров, бывших фаворитами Филиппа IV и его деда, Филиппа П.

Здание Прадо - это не только собрание шедевров, но и шедевр само по себе. Его фасад сохранился в первоначальном виде, хотя внутренние помещения неоднократно перестраивались и модернизировались. В последние годы началось строительство пристройки, которая призвана удлинить одно крыло здания, связав его с церковью святого Иеронима, стоящей напротив. Эта церковь XV века с недавних пор является собственностью музея. Спроектировал пристройку Рафаэль Монео (год рождения - 1937), известный тем, что в 1990-е годы по его же проекту построили Музей современного искусства в Стокгольме.

Музейноe собраниe

Даже такой огромный музей, каким является музей Прадо, не в состоянии достаточно полно представить всю европейскую живопись, возраст которой исчисляется многими столетиями. Так, англичане в нем представлены лишь несколькими работами; очень фрагментарны французский и голландский отделы собрания. Вообще, полотен, написанных позже XVIII века, мы обнаружим в музее не слишком много. При этом испанская живопись - главное сокровище музея Прадо. Впрочем, не бывает правил без исключений. Так, если говорить о зарубежных художниках, то Иероним Босх и Тициан, которым благоволил король Филипп II, «проиллюстрированы» здесь лучше, чем в любом другом музее мира. Очень неплоха коллекция работ Рубенса, дважды посещавшего Испанию и водившего личное знакомство с испанскими королями Филиппом III и Филиппом IV. Помимо живописных полотен, музей располагает обширной коллекцией скульптур, рисунков (в том числе и довольно редких рисунков Веласкеса) и произведений прикладного искусства (мебели, керамики, монет и пр.).

Видимо, это был первый портрет короля, написанный Веласкесом после своего возвращения из Италии в 1631 году. Пока художник находился в отъезде, Филипп IV не желал позировать другим живописцам, что нашло отклик в атмосфере, пронизывающей эту работу. Есть в ней что-то от радости долгожданной встречи. Этот портрет - одно из немногих произведений, подписанных Веласкесом (среди других подобных вещей отметим портрет папы Иннокентия X). Подпись - своего рода оценка художником собственного труда. Костюм, в котором здесь изображен король, давно стал знаменитым. Если рассматривать картину вблизи, то она превращается в набор хаотических мазков краски; стоит же отступить на пару шагов назад, и эта художественная «какофония» волшебным образом преображается в сверкающее серебром одеяние. Первые сведения об этой картине относятся к XVIII веку. В то время она украшала библиотеку дворца-монастыря Эскориал, расположенного неподалеку от Мадрида, но вполне вероятно, что до этого портрет изрядно «попутешествовал».

Во времена Веласкеса обнаженная женская натура была очень редким гостем в испанской живописи. Объясняется это просто - подобные «греховные» сюжеты осуждались Святой Инквизицией. Известно, однако, что Веласкес, помимо представленного полотна, написал еще ряд ню. Ни одна из этих работ, к сожалению, не сохранилась. Первое упоминание об этой картине относится к 1651 году. Создать ее Веласкес мог как сразу после возвращения из Италии, так и во время своей второй поездки туда. В работе ощущается сильное влияние итальянской школы (и в первую очередь, творчества Тициана). Вместе с тем собственно «божественного» в героини полотна мало. «Картина изображает обнаженную женщину, - описывал свое приобретение первый ее владелец, - лежащую на ткани спиной к зрителю, облокотившись на правую руку, и глядящую на себя в зеркало, которое держит перед нею ребенок». В этом свидетельстве нет даже намека на мифологический сюжет. Свои названия - «Венера и Купидон» и «Венера с зеркалом» - эта работа получила, когда находилась в английском поместье Рокеби Парк, в графстве Йоркшир. В 1906 году ее приобрела лондонская Национальная галерея. После этого вошло в обиход еще одно название этого шедевра - «Венера из Рокеби».

Типичный пример веласкесовской «картины в картине», когда миф служит поводом для изображения сцены из современной жизни. Реальные пряхи работают в реальной мадридской мастерской, обслуживающей королевский двор, а на стене висит изысканный гобелен (плод их работы) со сценой, сюжетом дм которой взят фрагмент «Метаморфоз» Овидия. Древнеримский поэт рассказал о том, как богиня Минерва, рассердившаяся на Арахну за то, что та считала себя самой искусной ткачихой на свете, превратила ее в паука. Отсюда и второе название картины («Миф об Арахне»), зафиксированное в инвентарных списках XVII века. Картина смотрится на удивление современно, напоминая опыты импрессионистов. Был в судьбе этой работы и трагический момент - она сильно пострадала при пожаре, случившемся в королевском дворце в 1734 году.

Список литературы

1. Сайт www.velaskes.ru

2. Сайт www.wikipedia.ru

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru