Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 
У нас есть несколько работ на данную тему. Вы можете создать свою уникальную работу объединив фрагменты из уже существующих:
  1. Джорджо Барбарелли да Кастельфранко (Джорджоне) 24.6 Кб.
  2. Джорджоне 23.1 Кб.

Джорджоне

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ИОНА КРЯНГЭ

РЕФЕРАТ

ДЖОРДЖОНЕ

Выполнила студентка

II - го курса

Шолопа Марина

Проверил преподаватель

Миренюк В.В.

КИШИНЕВ 2013 г.

ПЛАН

ь ВВЕДЕНИЕ

ь БИОГРАФИЯ

ь АНАЛИЗ ТВОРЧЕСТВА

ь РАССМОТРЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

ь ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ь ЛИТЕРАТУРА

Введение

джорджоне итальянский художник

Джорджоне Giorgione (настоящее имя Джорджо Барбарелли да Кастельфранко, Barbarelli da Castelfranco)

Джорджоне положил начало блестящему расцвету венецианской живописи, занявшей вскоре после его смерти ведущее положение в живописи в Италии.

В 17 веке Ридольфи писал о Джорджоне, что «поистине он был первым, кто показал дорогу живописи и сочетанием своих красок с легкостью приблизился к изображению натуры».

В апреле 1820 года Байрон в письме Уильяму Бэнксу пишет: «я мало что понимаю в картинах, но для меня нет ничего выше венецианцев, а превыше всех Джорджоне».

Вазари пишет, что Джорджоне «всю свою жизнь был человеком благородных и добрых нравов», а прозвище свое «Джорджоне», что значит «большой Джордже», получил «за величие духа». По другой версии его имя указывало на его крупное телосложение. Он был знаменит не только как художник, но и как один из самых знаменитых музыкантов Венеции этого времени, и Вазари пишет, что его игра на лютне и пение «почитались в те времена божественными».

БИОГРАФИЯ

Таинственный художник Джорджоне.

Джорджоне стал первым мастером венецианской школы, чье творчество целиком принадлежит Высокому Возрождению.

Биография Джорджоне полна загадок, она строится в основном на легендах, косвенных данных поскольку подлинных документов о нем сохранилось крайне мало.

Джорджо да Кастельфранко, прозванный Джорджоне, родился в небольшом городке Кастельфранко, расположенном неподалеку от Венеции. Произошло это счастливое для итальянского искусства событие в 1477 (или возможно в, 1478) году. Точной даты исследователям установить не удалось. Абсолютно ничего не известно и о родителях Джорджоне. По некоторым сведениям - Вазари говорил, что родители Джорджоне были самого низкого происхождения. По другой версии - после смерти историка и биографа многих художников эпохи ренессанса Вазари распространилось его мнение, что Джорджоне своим происхождением был связан с знатной семьей Барбарелли; поэтому позднее его часто называли этим именем - Джорджо Барбарелли да Кастельфранко. Легендой или былью является утверждение Вазари о том, что Джорджоне являлся сыном главы древнего знатного клана Барбарелли, рожденным вне брака, достоверно установить так и не удалось. К сожалению, не сохранилось ни рукописей художника, ни его записок об искусстве, живописи и музыке, не сохранилось даже его писем. Существуют записи о двух официальных заказах, полученных им в 1507, но созданные по этим заказам фрески до нас не дошли. Джорджо Барбарелли оказался просто Джорджо. Без родословной и знатных предков. Даже место его рождения - Кастельфранко Венето установлено лишь предположительно. Именно там с большой вероятностью прошли детские годы художника, но о том, как и где он появился на свет история умалчивает.

Историки искусства уже не мало лет пытаются узнать кто же был первым учителем одного из самых талантливых и загадочных художников Высокого Возрождения. Согласно одной из версий в мастерской Джованни Беллини - это крупнейший художник Венеции того времени, Джорджоне появился только в 1506 году, уже вполне сложившимся живописцем. Он многому научился у Беллини. По другой версии известно, что в возрасте шестнадцати лет Джорджоне уже проходил обучение и работал в мастерской знаменитого венецианского художника Джованни Беллини.

После окончания обучения долгое время Джорджоне остается почти неизвестен на родине. Ридольфи утверждает, что в это время он зарабатывал себе на жизнь, работая в мастерских различных художников и расписывая щиты и свадебные сундуки.

Только в начале нового века Джорджоне начинает завоевывать в Венеции известность и получает первые большие заказы. Вероятно, в 1504 году знаменитый кондотьер Туцио Костанцо заказал ему алтарную картину для капеллы св. Георгия в соборе св. Либерале в Кастельфранко. Известная сегодня под именем «Мадонна Кастельфранко», она была предназначена для украшения алтаря церкви.

И здесь нас преследуют неточности в его биографии.

Джорджоне был близок к кругу венецианских гуманистов. Славился также как певец и музыкант. В 1507--1508 гг. участвовал в украшении Дворца дожей, расписывал фресками Немецкое подворье в Венеции (сохранился фрагмент с изображением женской фигуры).

Жизненный путь Джорджоне был краток в возрасте 33-34 лет он умер в Венеции во время эпидемии чумы осенью 1510 года.

АНАЛИЗ ТВОРЧЕСТВА

Собственно, именно в живописи Венеции наиболее ярко проявились новые гуманистические идеи. Венецианская живопись начала 16 века носила откровенно светский характер. Уже в конце 15 века вместо икон в Венеции появились небольшие станковые картины, удовлетворявшие индивидуальным вкусам заказчиков. Художников интересует теперь не только человек, но и его окружение, пейзаж. Великолепный колорит северо - итальянской живописи, яркость, насыщенность и праздничность цветов картин, гармоничность и мягкость большой палитры тонов превращали работы венецианских мастеров в усладу для глаз зрителей.

Итальянский живописец, музыкант и певец. Один из основоположников искусства Высокого Возрождения. Жил и работал в Венеции. Писал религиозные композиции, мифологические и аллегорические картины, портреты. Джорджоне первым из всех итальянских живописцев стал отводить в религиозных, мифологических и исторических картинах важное место поэтически - придуманному, красивому, и не чуждому натуральности пейзажу.

Таинственно данного мне на рассмотрение художника, заключается в первую очередь, в самом его творчестве. С достаточной определенностью Джорджоне, прожившему совсем короткую жизнь, приписывается совсем немного, один или два (в зависимости от строгости ученых - аттрибуторов) десятка картин, причем все самые характерные и знаменитые из них каждая по отдельности представляют собой волнующую, до сих пор не раскрытую загадку. Дело в том, что Джорджоне гораздо решительнее, чем все его современники (даже такие как Леонардо да Винчи или Рафаэль) перешел от композиций, основанных на четких символических программах, к свободным поэтическим импровизациям, смысл которых прихотливо меняется в зависимости от настроения зрителя.

Этот мечтательный лиризм сопряжен у него с замечательным живописным мастерством: тонкая световоздушная дымка, так называемая «сфумато» (которое он ввел в североитальянскую живопись чуть позже Леонардо и, скорее всего, под влиянием последнего) обеспечивает пространственное единство, сочетаясь с предельно точными, знаковыми цветовыми акцентами и плавной композиционной ритмикой, гармонично связывающей фигуры с символическими деталями. В этих деталях нередко находили оккультные смыслы (связанные с алхимией, астрологией и тайными «домасонскими» обществами), -- но все же главные секреты носят здесь сугубо эстетическое значение, выражая любовь мастера не столько к шифрам или иносказаниям, сколько к общей атмосфере романтической недосказанности.

Наряду с композициями на религиозные темы («Поклонение пастухов», Национальная галерея, Вашингтон), Джорджоне создавал картины на светские, мифологические сюжеты, именно в его творчестве получившие преобладающее значение. В произведениях Джорджоне («Юдифь», Эрмитаж, Санкт - Петербург; «Три философа», Музей истории искусств, Вена; «Гроза», Галерея Академии, Венеция; «Спящая Венера», картинная галерея, Дрезден) поэтические представления художника о богатстве таящихся в мире и человеке жизненных сил раскрываются не в действии, а в состоянии всеобщей молчаливой одухотворенности.

Ощущение скрытого дыхания жизни, органичность воссоздания натуры соединяются в них с благородной идеализацией, утонченностью эмоциональной атмосферы, сложным, рассчитанным на непрямые ассоциации сюжетным замыслом. Сохраняя свойственные искусству Раннего Возрождения ясность объемов и мелодическую выразительность контуров, Джорджоне с помощью прозрачной светотени добивался зрительного слияния человеческих фигур с пейзажем. Предавая теплоту и свежесть звучанию главных цветовых пятен, он сочетал их с множеством красочных нюансов, взаимосвязанных с градациями освещения и тяготеющих к тональному единству. Многие венецианские художники были связаны с кружками гуманистов, которые являлись их основными заказчиками. Так, некоторые картины Джорджоне писал для дома Джованни Корнаро, члена королевской семьи Кипра, другие работы художника находились во дворце венецианского дожа Леонардо Лоредано, в коллекции Доменико Гримани - патриарха Аквилеи.

РАССМОТРЕНИЕ НЕКОТОРЫХ РАБОТ

Ранние работы художника посвящены преимущественно библейским мотивам к ним относятся такие как «Поклонение пастухов», «Поклонение волхвов», «Юдифь».

1. «Поклонение пастухов» - до1505 года. Национальная галерея Вашингтон. Точное время создания - «Поклонения пастухов» историками искусства установить не удалось, но, судя по всему, это полотно следует отнести к раннему периоду творчества Джорджоне.

В этой картине, как и в большинстве других работ Джорджоне, пейзаж играет куда более важную роль чем роль фона. Он словно «обволакивает» действующих лиц, сообщая всей картине особую, задумчиво - торжественную, атмосферу. Некоторые искусствоведы полагают, что во время написания этой картины Джорджоне находился под влиянием немецкого мастера Мартина Шонгауэра. Это усматривается в частности, в том, как художник трактует образ святого Иосифа. Из пещеры выглядывают животные. Эта деталь делает сцену более достоверной и теплой, напоминая, в то же время, зрительно о том, что для Спасителя не нашлось в момент Его рождения иного места, кроме вертепа. Рядом с пастухом лежит его шляпа она лишь немного меньше тельца Младенца, только что появившегося на свет. Но, при всей своей хрупкости и беззащитности. Он велик, и пастухи с благословением снимают перед Ним шапки. Линии согнутых спин пастухов перекликаются с очертаниями входа в пещеру, придавая композиции ритмичность.

«Юдифь» - 1505 г. Эрмитаж, Санкт - Петербург

Данная картина относится к тем немногим картинам, которые искусствоведы с полной уверенностью приписывают Джорджоне (долгое время, впрочем, считалось, что она принадлежит кисти Рафаэля). Сюжет, использованный здесь мастером, можно отнести к числу «бродячих». Одних только знаменитых «Юдифей» в истории мировой живописи набирается не менее десятка. Андреа Мантенья, например, прибегал к этому сюжету, по крайней мере, пять раз. Но Джорджоне совершенно по-новому трактует образ богатой и благочестивой вдовы, убившей полководца ассирийцев Олоферна и спасшей родной город от разграбления. Главное отличие его прочтения ветхазаветной истории о Юдифи состоит в том, что в его работе нет действия, нет времени. Все замерло остановилось. Другие живописцы выбирали более драматичный момент истории - на их полотнах Юдифь изображается, как правило, либо с занесенным над головой Олоферна мечом, либо со служанкой, спешащей спрятать отрубленную голову полководца в корзину. Джорджоне пошел совершенно иным путем. Его Юдифь - это не живая женщина, а символ, статуя, своего рода «макет» памятника, который могли бы установить на главной площади благодарные жители спасенного решительной вдовой города, если бы они были греками или римлянами, а не иудеями.

На лице Юдифи играет загадочная полуулыбка, которую принято называть «джокондовской» - по названию знаменитой картины Леонардо да Винчи. Правая рука Юдифи покойно лежит на рукояти меча. Изнеженная красавица держит тяжелый меч так легко и изящно, словно «применение холодного оружия» для нее не в новинку. Корявый и толстый ствол дуба контрастирует своей мощью с гибкими очертаниями тела Юдифи. Существует предположение, что отрубленная голова Олоферна - это автопортрет Джорджоне. Хотя подобная традиция и имела место в итальянской живописи того времени (художники часто придавали автопортретные черты отрубленным головам Иоанна Крестителя или, например Голиафа), в нашем случае эта гипотеза представляется не слишком правдоподобной. Необходимо обратить внимание на то, как тщательно прописывает Джорджоне все детали переднего плана; мы можем пересчитать все травинки, все камешки, лежащие у ног Юдифи.

По заказу кондотьера Туцио Констанцо для собора в Кастельфранко Джорджоне исполняет алтарный образ «Мадонна Кастельфранко».

«Гроза» - ок. 1505 г. Галерея Академии, Венеция

Вот примерно пятьсот лет эта загадочная картина будоражит умы зрителей и искусствоведов. Существует не менее двадцати истолкований «Грозы», первое из коих было предложено Маркантонио Макиелем в 1530 году («пейзажик на холсте с грозой, цыганкой и солдатом, сделанным рукой Дзордзи да Кастельфранко»), а последнее относится к семидесятым годам прошлого столетия несмотря на обилие гипотез, выдвигаемых по поводу содержания этого полотна, мы до сих пор далеки от того, чтобы разгадать его. Мне остается лишь предложить несколько наиболее известных и правдоподобных версий. Одна из самых старых версий гласит, что в «Грозе» автор изобразил четыре стихии - огонь, воду, воздух и землю. Существует также мнение, что картина представляет собою «бессюжетный идиллический пейзаж». Особенно укрепилась последняя гипотеза после проведенного в 1939 году исследования «Грозы» в рентгеновских лучах, когда на месте пастуха (или солдата) была обнаружена нагая женщина, опустившая ноги в реку. Высказывались также предположения, что картина является аллегорией Мужества и Милосердия. И, наконец, заслуживает внимания версия, что «Гроза» могла быть своего рода иллюстрацией к какому - либо литературному произведению - например к «Фьезоланским нимфам» Боккаччо, написанным в 1477 году. И пользовавшимся большой популярностью в начале 16 столетия.

Некоторые искусствоведы склонны видеть, в двух разбитых колоннах (одна из них - ниже другой) символ двух молодых жизней, трагически оборванных в расцвете лет. Это предположение согласуется с «иллюстративной» версией сюжета картины - во «Фьезоланских нимфах» погибают влюбленные друг в друга Африко и Мепзола.

Молния - одна из определяющих и в то же время наиболее загадочных деталей картины. Е. М. Гомбрих предположил, что мужчина и женщина с ребенком принадлежат к двум разным мирам, и пастух может видеть женщину только в момент блеска молнии.

Байрон разглядел в этой женщине портрет «венецианок сегодняшнего дня». «Те же глаза, то же выражение, и, на мой взгляд, ничего не может быть прекраснее».

Если принять за рабочую гипотезу о том, что «Гроза» в той или иной мере иллюстрирует «Фьезоланских нимф» Боккаччо, то река играет в картине роковую роль. И Африко, и Мензола нашли в ней свою смерть. Именно поэтому Джорджоне, возможно, изображает их на разных берегах, говоря зрителю о том, что даже самая пылкая и верная любовь заканчивается разлукой - смертью.

Исследование картины в рентгеновских лучах позволило увидеть, что на месте фигуры пастуха (солдата) раньше была изображена молодая женщина, сидящая на берегу реки.

«Три философа» - около 1508 г. Художественный исторический музей, Вена

История создания картины неизвестно. Нет уверенности что эта работа целиком и полностью принадлежит кисти Джорджоне. Есть предположение, что он не успел закончить фоновый пейзаж, и его дописывал Себастьян дель Пьомбо. Известно более десяти названий этой картины, каждое из них предполагает свой сюжет. Например «три астролога», «три возраста», «Архимед, Птолимей и Пифагор» и т. д. Предполагается, что на картине такой сюжет. Старец, зрелый муж и юноша олицетворяют собой три стадии развития европейской философской мысли. Но данная гипотеза не дает ответов на все вопросы.

Пейзаж играет в этой картине не меньшую роль, чем фигуры философов. Даже если предположить, что он был закончен Себастьяно дель Пьомбо, то построение пейзажа принадлежит, несомненно, самому Джорджоне. Синяя гора с оранжевым заревом над ней - это исключительно важная деталь, автор намеренно делает на ней акцент, словно настойчиво подталкивает зрителя не сосредоточиваться исключительно на переднем плане.

В современном искусствоведении принята точка зрения, что мужчина в тюрбане - это арабский философ Аверроэс (1126 - 1198), чьи воззрения представляют собой как бы промежуточную стадию между средневековой схоластикой и гуманизмом Возрождения.

Старца в одеянии, похожем на монашеское, обыкновенно отождествляют со схоластом. Иногда в нем видят также древнего египтянина, изучавшего ход небесных светил (в руках у философа - астрологическая таблица и циркуль).

В образе самого юного философа Джорджоне, возможно, изобразил молодого гуманиста - своего современника. Некоторые исследователи, впрочем, склоняются к тому, что это - грек, стремящийся к постижению закона Вселенной.

«Спящая Венера» - 1508 - 10г. Картинная галерея, Дрезден

Сведения, оставленные современниками Джорджоне о «Спящей Венере», крайне скудны. По большому счету приходится довольствоваться словами Маркантонио Микиеля, видевшего эту картину в доме ее владельца: «Холст с обнаженной Венерой, которая спит в пейзаже с купидоном, сделан рукой Дзордзо да Кастельфранко, но пейзаж и купидон были закончены Тицианом». Из этих скупых строк мы узнаем, по крайней мере, две важные вещи. Во-первых, прежде рядом с Венерой присутствовал еще и купидон. Его действительно удалось обнаружить - уже в 20 веке, при помощи рентгенологического исследования. Во-вторых, полотно после смерти Джорджоне осталось незаконченным, и его дописывал Тициан.

«Спящая Венера» - один из шедевров Высокого Возрождения. Богиня, лежащая на роскошном атласном одеяле, -это обобщенный женский образ, в котором сливаются телесное совершенство и духовная красота (последняя подчеркивается безмятежным сном богини). Нагота Венеры в высшей степени целомудренна. Зритель сразу же понимает, что художник обнажил ее не ради соблазна, но ради того, что бы показать, естественное состояние человека, утраченное им.

О том как работал Джорджоне - в частности, и над «Спящей Венерой» - мы ничего не знаем. Сохранилось считанное число его набросков и этюдов.

Лежащая обнаженная женщина всегда была излюбленным «живописным материалом» для художников.

То что Джорджоне был знаком с античным искусством сыграло для мастера роль той плодородной почвы, которая необходима для роста и развития таланта.

Важно понять и происхождение «мотива сна» в «Спящей Венере». До 15 века этот мотив не встречался в европейской живописи. Появившись же, он сразу «локализовался» в творчестве венецианских художников. Одухотворенное лицо спящей Венеры Джорджоне наводит исследователей на мысль о том, что мастеру могло быть знакомо учение неоплатоников о сне как состоянии, в котором душа наиболее предрасположена к воссоединению с божественным началом.

Холм. Очертания мшистого холма, склон которого служит изголовьем для Венеры, смягчены присутствием на нем кустарника (нам видна лишь одна его ветвь, как будто осеняющая богиню).

Голубые горы. Причудливые очертания голубых холмов на заднем плане несколько оживляют «пологость» пейзажа. В смягченном виде они повторяются плавными линиями тела Венеры.

Лик богини - лицо джорджоневской Венеры - одно из самых спокойных и одухотворенных во всей европейской живописи. Богиня безмятежно спит, но лицо ее хранит почти торжественную серьезность.

Безлюдные жилища. Залитые золотистым предзакатным солнцем дома кажутся безлюдными, необитаемыми. Их присутствие не нарушает спокойного одиночества богини, но лишь, оттесняет его, создает для него нужные декорации.

Роскошное ложе. Глядя на картину можно ощутить мягкость и шелковистость пышной травы, служащей «матрацем» Венере. Эти травы (их никогда не касаются заморозки, они всегда зелены и сочны) словно созданы для того, чтобы нежить тела прекрасных нимф и богинь, расстилаться ковром под их босыми ногами.

Благорастворение воздухов - одним из первых Джорджоне почувствовал значимость пейзажа в создании общей атмосферы картины и раскрытии состояния души человека. Небо а «Спящей Венере» представляет собою как бы покров для того прекрасного дола, где спит богиня. Глядя на него, мы вполне уверяемся, что в этой прекрасной стране не может быть ни холода, ни излишней влажности, ни засухи.

Можно еще долго говорить о замечательных работах Джорджоне так как ему принадлежат еще очень многие картины. Я раскрыла только часть из них. Например пару слов о портретах: Джорджоне известен также как автор интимно-лирических портретов («Портрет юноши», «Страстный певец», «Портрет молодой женщины» («Лаура»), «Портрет А. Броккардо»)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Искусство Джорджоне способствовало формированию пейзажа как самостоятельного жанра.

Творческие достижения Джорджоне, его новаторство в области художественного языка оказали огромное влияние на венецианскую живопись XVI в. и положили начало ее расцвету.

Искусство Джорджоне обогатило венецианскую живопись новым пониманием проблем композиции, цвета и живописной фактуры, а также расширило круг ее сюжетов; оно стало образцом для его самого знаменитого ученика - Тициана. Современники Джорджоне писали о нем как об одном из величайших итальянских художников.

Творческая концепция Джорджоне своеобразно преломила натурфилософские концепции времени, оказала преобразующее воздействие на живопись венецианской школы, получила дальнейшее развитие у его ученика Тициана. Несмотря на скоротечность жизни Джорджоне, у него было много учеников, впоследствии известных и знаменитых художников, Себастьяно дель Пьомбо, Джованни да Удине, Франсиско Торбидо (Иль Моро) и, конечно, Тициано Веччелио. Значительно число мастеров живописи, подражали творческой концепции и стилю Джорджоне, в их числе, Лоренцо Лото, Пальма Старший, Джованни Кариани, Парис Бордоне, Коллеоне, Дзанки, Порденоне, Джирол Пеннаки, Рокко Марконе и другие, картины которых иногда атрибутировали как работы Джорджоне. Венецианский живописец эпохи Высокого Возрождения Джорджо Барбарелли из Кастельфранко, прозванный Джорджоне, в своей живописи раскрыл утонченную гармонию духовно богатого и физически совершенного человека. Так же как и у Леонардо да Винчи, творчество Джорджоне отличается глубоким интеллектуализмом и, казалось бы, кристаллической разумностью. Но, в отличие от работ да Винчи, глубокий лиризм искусства которого носит весьма скрытый и как бы подчиненный пафосу рационального интеллектуализма характер, лирическое начало в своем ясном согласии с рациональным началом в картинах Джорджоне дает себя чувствовать с необычайной силой.

ЛИТЕРАТУРА

1. Еженедельный журнал «художественная галерея» №108 ДЖОРДЖОНЕ

2. Смирнова И.А. Джорджоне да Кастельфранко [Альбом]. М., 1962
3. Белоусова Н.А. Джорджоне: Очерки о творчестве. М., 1982

4. Смирнова И. А., Джорджоне, М., 1955;

5. Смирнова И. А., Тициан и венецианский портрет XVI века, М., 1964, с.27-42;

6. Лазарев В. Н., Выставка «Джорджоне и джорджонески» в Венеции, «Искусство», 1956, No 1;

7. Популярная художественная энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1986.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru