Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Анекдот в культурном контексте

Работа из раздела: «Культура и искусство»

Анекдот в культурном контексте

Введение

Тема контрольной работы «Анекдот в культурном контексте. Социально-психологические функции жанра».

Анекдот -- своего рода жанр-бродяга, который готов приткнуться фактически где угодно, лишь бы была крыша над головой. Анекдот, в силу своего бродяжнического характера, всегда мигрирует -- из эпохи в эпоху, из страны в страну, из разговора в художественный текст, из одного художественного текста -- в другой. Причем миграция эта происходит не только на уровне отдельных сюжетов, но и на уровне циклов, на уровне анекдотических сериалов. Курганов Е. Похвальное слово анекдоту. - СПб.: Изд-во «Звезда», 2001. - с. 32

В русской культуре существует множество анекдотов, а в русском языке - множество приемов языковой игры. Однако внутри каждого отдельного цикла анекдотов актуализуются некоторые приемы, которые характерны только для данного цикла.

Целью контрольной работы является изучение анекдота в культурном контексте.

В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи:

1. Рассмотреть понятие «анекдот».

2. Рассмотреть основные функции анекдота.

Объектом контрольной работы является фольклорный жанр.

Предметом - анекдот.

Анекдот «прошивает», пронизывает практически все жанры, прежде всего прозаические.

В античности была выработана 14-членная система основных риторических форм. И первая четверка была такая: 1) басня 2) повествование (рассказ, апофегма) 3) хрия 4) гнома. Иными словами, эта 14-членная система открывалась безличной сентенцией, афоризмом (гнома) и различными ступенями его драматизации, усложнения: от басни и апофегмы ко все более широкой и углубленной контекстуальное -- к анекдоту (хрия).

Причем, хрия могла быть троякого характера -- словесная (рассказ об остроумном ответе), деятельная (об удивительном поступке) и смешанная, т.е. комбинирующая в себе оба типа (собственно, анекдот). И вот что тут особенно интересно.

Первая (так сказать, ударная) четверка проникала и пронизывала всю остальную десятку с большей или меньшей степенью интенсивности. Басня, апофегма, хрия, гнома могли входить и в утверждение, и в опровержение, и в общее место, и в похвалу, и в порицание, и в сравнение, и в этоиею, и в описание, и в рассмотрение вопроса, и во внесение закона.

К нашим дням эту необычную функцию жанра-паразита смог сохранить только анекдот. Но когда-то он не был так одинок. Существовало некое общее жанровое поле, в которое он входил. Со временем поле исчезло, иссякло, а анекдот выжил, пройдя жесточайший естественный отбор.

В общем, при всей своей уникальности он отнюдь не случаен.

Итак, анекдот прежде всего существует, входя в другие жанры, точнее в тексты, функционирующие по иным жанровым законам.

При написании контрольной работы были использованы материалы отечественных авторов, таких как Курганов Е., Шмелева Е.Я. и др.

1. Анекдот как явление речевой культуры

Анекдот - фольклорный жанр, относится к категории комического - с самыми различными вариантами: от простой шутки до злой сатиры. Не всегда герои анекдотов непременно предмет оскорбительных насмешек, наоборот, часто персонажи анекдотов или любимые герои (Чапаев и Петька), или такие, что вызывают лишь добрую улыбку (анекдоты о чукчах или евреях). Иногда анекдот может заключать весьма горькую истину, имеющую вполне определенный общественный смысл: начальник отдела кадров спрашивает у принимаемого на работу - о «пятом пункте» (национальность), и тот (еврей) отвечает: «да». Он всегда готов говорить правду. Действительно, смешно и горько.

Анекдот - короткий устный рассказ с неожиданным концом, реагирует на жизнь сообразно тому ее фрагменту, который он выражает. Иногда это бывает непосредственная реакция на событие. Анекдот может включать в себя элементы содержания частушек (простодушно-эротические), форму загадки (армянское радио спрашивают…), героев былин (витязь, три богатыря), но -- в качестве пародии или стилизации, никогда не растворяясь ни в одном из жанров устного народного творчества. Фольклор, наследие мифоритуального сознания, несет в себе уверенность в преодолении возможных противоречий, уверенность, идущую от архаического знания-умения как это сделать. В отличие от классического фольклора, генетически связанного с архаической традицией, анекдот -- порождение городской культуры -- создается личностью, вырванной (порвавшей) из природно заданной цикличности и прочности мироздания, и он «схватывает» -- с разной степенью непритязательности -- узловые проблемы, если не бытия, то жизни человека. Последнее обстоятельство позволяет говорить о присущей этому фольклорному жанру философичности. Тульпе И.А. Анекдот как антидот для отравленных жизнью. Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - с. 133

Идеальный анекдот -- такой текст, который может быть услышан, понят и передан «дальше» (т. е. воспроизведен заново с вариациями) любым членом данного социума. Это, конечно же, характерно не для всех жанров фольклора -- например, эпос отнюдь не стремится к максимальному распространению ареала бытования, а также к увеличению числа сказителей. Для того, чтобы текст получил максимальное распространение, хороши все средства прагматики и семантики.

Так, в 10-х, а также в первой половине 20-х годов XX века, пока политический юмор не был под специальным запретом, анекдот активно использовался в качестве средства про- и контр-большевисткой пропаганды в газетах, журналах и устных публичных выступлениях. С конца 20-х годов советский анекдот резко меняет регистр бытования -- существует лишь в сфере устной коммуникации «из уст в уста».

Сейчас анекдот в очередной раз сменил регистр коммуникации: в самом деле, ведь с точки зрения «естественного отбора» большие шансы на выживание получит та шутка, которую одновременно воспримут множество адресатов. Таким образом, если у «исполнителя» анекдота есть два способа передачи текста, то при прочих равных условиях предпочтение будет отдаваться той возможности, благодаря которой анекдот запомнится максимально широкой аудиторией. В данном случае таким способом передачи, является, конечно, Интернет, с его возможностями неподцензурной публикации и максимальной, насколько этой вообще возможно, имитацией особенностей устного жанра в письменной форме. Можно предположить, что именно это и порождает эффект «безанекдотья», хотя на самом деле эффект этот -- ложный, ведь чувство юмора не зависит само по себе от политической ситуации (зависят только формы его проявления!), а сюжеты анекдотов, считающиеся «свежей реакцией на политическое событие», зачастую насчитывают многовековую историю.

В основу общей теории анекдота как особого жанра современной русской устной речи, разработанной нами и изложенной в ряде предшествующих публикаций, положено представление, согласно которому следует строго разграничивать рассказывание анекдота как устный речевой жанр и текст анекдота -- то, что произносится при реализации данного речевого жанра. При этом именно ролью текста анекдота при функционировании речевого жанра рассказывания анекдота определяется его специфика.

Рассказывание анекдота отличается от большинства других речевых жанров тем, что рассказчик (субъект речевого жанра) никогда не претендует на авторство текста анекдота. Когда человек шутит, это предполагает, что он сам придумал шутку, -- пересказать чужую шутку не значит пошутить самому. Конечно, может случиться, что человек повторяет чужую шутку, выдавая ее за свою или воспроизводит придуманный кем-то другим тост как свой собственный, но в такого рода случаях субъект вынужден скрывать заимствование чужого текста: если только «плагиат» станет явным, речевой жанр разрушится. Напротив того, если даже человек сам придумал анекдот, он должен рассказывать его как услышанный от других людей. Тем самым анекдот характеризуется воспроизводимостью: в речевом жанре рассказывания анекдота он не порождается заново, а воспроизводится.

В этом отношении рассказывание анекдота несколько напоминает речевые жанры, в которых используются клишированные формулы, напр. этикетные жанры: приветствие, выражение благодарности, извинение, поздравление с праздником и т. п. Используя этикетные формулы в составе этикетных речевых жанров, говорящий также не претендует на авторство соответствующей формулы, даже если все его высказывание ничего, кроме произнесения этой формулы, не включает. Существует еще целый ряд речевых жанров (напр., молитвы), которые могут сводиться к воспроизведению готовых текстов.

Однако рассказывание анекдота отличается и от жанров такого рода. Хотя рассказчик подает анекдот как услышанный от других людей, он одновременно рассчитывает, что анекдот неизвестен аудитории, что слушатели (по крайней мере, часть из них) его ранее не слышали. Воспроизведение текста анекдота, предположительного известного всем слушателям, если и может иметь смысл в специфических коммуникативных ситуациях (напр., в качестве занятия школы актерского мастерства), то уж ни в какой мере не может быть реализацией речевого жанра рассказывания анекдота. Шмелева Е.Я., Шмелев А.Д. Клишированные формулы в современном русском анекдоте. Труды Международного семинара ДИАЛОГ'2000 по компьютерной лингвистике и ее приложениям. Протвино, 2000. http://www.ruthenia.ru/folklore/shmelev2.htm

Анекдот как жанр относят, наряду с другими жанровыми разновидностями устной речи, к современному городскому фольклору. И это справедливо по целому ряду причин.

Во-первых, анекдот анонимен, и в этом принципиальная особенность фольклорного жанра. Даже если анекдот придуман говорящим, рассказчик предпочитает это не афишировать, отстраняется от авторства, иначе анекдот теряет объективную силу народности: совершенно исключены речевые ситуации типа «А вот я придумал анекдот…» или «Послушайте мой последний анекдот…».

Во-вторых, как уже отмечалось, первичная форма анекдота, подобно другим фольклорным жанрам, -- устная: анекдот рассказывается, разыгрывается, притом обязательно в строгих рамках жанровой формы -- шутливой пародии из соответствующей тематической серии. Даже письменные фиксации анекдота обычно предназначены для последующего их устного воспроизведения: «расскажи друзьям». В русской идиоматике существует даже устойчивое выражение травить анекдоты : рассказывать анекдоты один за другим, часто сериями, одной тематической группы.

В-третьих, как и всякий фольклорный жанр, анекдот многократно репродуцируется, передается от одного рассказчика другому. Известно выражение ходит анекдот или ходят анекдоты… Непременное следствие репродуктивности анекдота -- вариативность. Как правило, анекдоты рассказываются с различными вариантами: в одних случаях вариативность оказывается издержкой устной передачи содержания, в других -- следствием преднамеренной импровизации рассказчика, который стремится приспособить анекдот к актуальной ситуации или улучшить его на свой вкус. Более того, некоторые анекдоты в процессе репродукции приобретают различные варианты продолжения, развития содержания. Точно такой же вариативностью характеризуются и традиционные фольклорные жанры: сказки, частушки, бывальщины.

Но главная особенность современного анекдота -- это «единственный в ХХ веке продуктивный жанр городского фольклора». В отличие от многих других живых фольклорных текстов, городской анекдот регулярно, систематически и в немалых количествах воспроизводится, откликаясь на все более или менее значимые события в стране и за ее пределами: так в течение 1990-х годов последовательно появлялись серийные анекдоты о компьютерах, пейджерах, многочисленные анекдотические истории «про новых русских». Химик В.В. Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - с. 31

Итак, анекдот -- уникальное, чрезвычайно развитое и продуктивное явление национальной русской культуры, имеющее собственную номинацию и собственные типологические черты: стереотипы формы, содержания и коммуникативного назначения. Анекдот -- особый жанр устной речи, порожденный элитарной культурой интеллигенции, поддержанный традиционной культурой и ставший массовым проявлением современного городского фольклора в России.

2. Функции анекдота

Анекдот свободен от каких бы то ни было предписаний. Тому, кто его принимает, он обещает чистое, игровое удовольствие. И в этом главная терапевтическая функция анекдота.

Анекдот снимает страх перед миром не только тем, что он все и всех в нем уравнивает (хотя это уравнивание осуществляется только в фантазии и анекдот отдает себе в этом отчет), но тем, что он снисходителен к реальному миру, предоставляя ему возможность оставаться самим собой. Анекдот при этом не упрощает мир. Он скорей разыгрывает ситуацию его неопределяемости, отказываясь от перспективы принятия последних данностей. И тем самым выравнивает напряжение между миром «подлинных ценностей» и конечных очевидностей и миром реальной жизни, где все не так просто. Это предопределяет и ту особую коммуникативную функцию, которую выполняет анекдот. Миф -- главное средство коммуникации для мифологического человека, который не просто время от времени слушает мифы, но и живет в них. Миф обязателен, в то время как анекдот такой обязательностью не обладает. Перед анекдотом, как и перед мифом, все равны, но это разные типы «равенства».

Анекдот как вид забавы, языковой игры совершенно непроизвольно творит общие смыслы и значения. Миф их навязывает. Миф и анекдот собирают людей, но у них разные правила «сборки». Мир соединяет людей общими жертвами, анекдот -- свободным общим смехом. Анекдот, таким образом, самодостаточен, и в то же время он не приватизирует смех, что характерно для авторской иронии. В силу этого анекдот оказывается одним из самых легких путей к другому -- ни к чему не обязывающим и ничем не привязывающим. Анекдот сближает людей, снимает отчужденность между ними, сохраняя их автономию и независимость.

Деструктивную, разоблачительную функцию анекдота, таким образом, не следует преувеличивать, хотя игнорировать ее тоже нельзя, ибо анекдот --внеинтеллектуальная форма рефлексивного отношения к миру. Известно, что в эпоху холодных и горячих войн анекдот может использоваться как идеологическое оружие, направленное на дискредитацию ценностей противника. Но, очевидно, что само по себе это оружие не стреляет. Ибо анекдот не причина, а симптом. Плотность, масса анекдота лишь определенным образом свидетельствует о состоянии политических, религиозных, семейных и т.д. ценностей культуры.

В особых условиях анекдот может создавать собственный мир, выступать как форма отстранения от господствующих мифов; подобно тому, как дым, являясь симптомом пожара, выступает в то же время как причина плохой видимости, и анекдот может быть дополнительным источником культурной дестабилизации. Обычно же критическая функция анекдота зависит от динамики смеховой культуры в целом. Орнатская Л.А. Анекдот и жизнь. Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - с. 93

О культурно-эстетической функции анекдота.

Исторические микроновеллы, сталкиваясь, соединяясь, образуют ряд, потом возникает пересечение рядов. При этом главной эстетической задачей становится достижение эффекта кажущейся произвольности при внутренней структурированности.

Каждый отдельный сюжет вполне самостоятелен, но ведь его появление чем-то обусловлено: он кем-то и для чего-то взят, введен в русло некоего замысла. Иными словами, сюжет освещен образом автора. Образ этот предполагает определенный принцип отбора материала, он цементирует россыпь текстов, каждый из которых вполне отделен. Кстати, сборник анекдотов всегда имеет своего составителя, рубрицирующего корпус сюжетов, но он не имеет и не может иметь -- в противном случае он перестанет быть сборником анекдотов -- этого обволакивающего авторского элемента, связывающего анекдоты в единое эстетически организованное повествование.

Итак, анекдот как исторический жанр всегда входит в поле того или иного авторского взгляда, т. е. он далеко не безличностен (еще одно отличие, например, Старой записной книжки П.А. Вяземского от традиционного сборника анекдотов с его анонимностью и порушенностыо всех контекстуальных связей). Более того, он является носителем концепции, если даже и не реальной личности, то уж во всяком случае определенной концепции нравов общества.

Вычленение быстро и сжато развернутого исторического сюжета в отдельный текст, в предельно выразительную, колоритную микроновеллу, которая дает строго осмысленную «расцветку» событию или всей эпохе, было предпринято в ходе осмысления опыта европейских риторик в XVII -- XVIII вв. (французская моралистическая литература) и завершено затем на основе важнейших методологических достижений, сделанных романтической историографией в первых десятилетиях прошлого века.

Биографическая мелочь, этюд, деталь быта, психологическая характеристика -- из этих как будто незначительных и явно внелитературных форм вырос особый жанр, причем, вырос в процессе противопоставления большим классицистским формам. Может быть, именно поэтому анекдот прежде всего стал выполнять функцию дегероизации.

Отталкивание от внешне грандиозных и во многом искусственных конструкций вывело в центр и сделало полноценным и очень нужным жанром живую деталь, подробность, острый, резкий штрих, нелепый, неожиданный случай -- то, что потом кристаллизовалось и художественно оформилось в анекдоте. Точно так же и в XX веке неприятие советского официоза, потребность в дегероизации привели к повышению художественного статуса анекдота, к мощной активизации его творческого потенциала. Анекдот для андерграунда оказался просто необходим.

Понадобилось буквально все: его жанровая специфика, его традиции, его склонность к обнажению реальности, к решительному соскабливанию с реальности слоев внешней, формальной этикетности. Анекдот в эстетическом подполье легко и органично, ничуть не изменяя себе, стал обвинительным документом, убедительным свидетельством аномальности мира.

Как в XVII -- XVIII веках во Франции, как в России в пушкинскую эпоху, он теперь не просто эксплуатируется как удобная форма, а является носителем историософской концепции. Неумирающий жанр. Вернее, постоянно возрождающийся из пепла. Особенно очевидным это становится именно теперь, и вот почему.

Кажется, в наши дни искусство художественного вымысла переживает тяжелейшее испытание. Во всяком случае, мне самому трудно становится читать романы, трудно тратить время на знакомство с тем, что явно и преднамеренно придумано, что не скрывает своей придуманности, своей ориентации на воспроизведение того, чего заведомо никогда не было. Когда-то чтение романов заполняло досуг, не всегда, конечно, но часто служа как бы для заполнения пустот.

Романы привносили разнообразие, делали жизнь более интересной и яркой. Жесткий ритм нашего времени требует совершенно иного. Нет необходимости для заполнения пустот. Наши интеллекты настроены на получение информации -- сжатой и короткой. Настроенность на вымысел если не пропала, то во всяком случае очень сильно сократилась. Однако художественное творчество не исчезло, просто его движение определяют теперь несколько иные эстетические ориентиры.

Проявляется это в том, что анекдот во многом оказался вдруг важнее романа, и повести, и пьесы, ведь он отбрасывая наслоения сочиненных коллизий и деталей, непосредственно и точно помогает нам понять, увидеть заново, осмыслить себя и мир.

Врожденная историософичность анекдота, сочетающаяся с исключительной мобильностью и одновременно концентрированностью (а значение темпа, соединенного с исключительной внутренней точностью в современном все убыстряющем свое движение мире необыкновенно важно), сейчас очень к месту. Анекдот, при всем том, что он как бы принципиально отказывается от вымысла, художественно необыкновенно эффективен. Курганов Е. Анекдот как жанр. - СПб.: «Академический проект», 1997. - с. 66

Заключение

устный речь анекдот шутка

Таким образом, на основании вышеизложенного материала можно сделать следующие выводы.

Анекдот - это короткий устный рассказ с неожиданным концом реагирует на жизнь сообразно тому ее фрагменту, который он выражает. Иногда это бывает непосредственная реакция на событие.

Анекдот -- уникальное, чрезвычайно развитое и продуктивное явление национальной русской культуры, имеющее собственную номинацию и собственные типологические черты: стереотипы формы, содержания и коммуникативного назначения. Анекдот -- особый жанр устной речи, порожденный элитарной культурой интеллигенции, поддержанный традиционной культурой и ставший массовым проявлением современного городского фольклора в России.

В отличие от классического фольклора, генетически связанного с архаической традицией, анекдот -- порождение городской культуры -- создается личностью, вырванной (порвавшей) из природно заданной цикличности и прочности мироздания, и он «схватывает» -- с разной степенью непритязательности -- узловые проблемы, если не бытия, то жизни человека.

Рассказывание анекдота отличается от большинства других речевых жанров тем, что рассказчик (субъект речевого жанра) никогда не претендует на авторство текста анекдота.

Анекдот свободен от каких бы то ни было предписаний. Тому, кто его принимает, он обещает чистое, игровое удовольствие. И в этом главная терапевтическая функция анекдота. Анекдот снимает страх перед миром не только тем, что он все и всех в нем уравнивает (хотя это уравнивание осуществляется только в фантазии и анекдот отдает себе в этом отчет), но тем, что он снисходителен к реальному миру, предоставляя ему возможность оставаться самим собой. Анекдот при этом не упрощает мир.

Деструктивную, разоблачительную функцию анекдота не следует преувеличивать, хотя игнорировать ее тоже нельзя, так как анекдот --внеинтеллектуальная форма рефлексивного отношения к миру. Известно, что в эпоху холодных и горячих войн анекдот может использоваться как идеологическое оружие, направленное на дискредитацию ценностей противника.

В особых условиях анекдот может создавать собственный мир, выступать как форма отстранения от господствующих мифов.

Анекдот как исторический жанр всегда входит в поле того или иного авторского взгляда, т. е. он не безличностен. Анекдот является носителем концепции, если даже и не реальной личности, то уж во всяком случае определенной концепции нравов общества. Анекдот непосредственно и точно помогает нам понять, увидеть заново, осмыслить себя и мир.

Список используемых источников

1. Курганов Е. Анекдот как жанр. - СПб.: «Академический проект», 1997. - 123 с.

2. Курганов Е. Похвальное слово анекдоту. - СПб.: Изд-во «Звезда», 2001. - 288 с.

3. Орнатская Л.А. Анекдот и жизнь. Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - С.87-94.

4. Тульпе И.А. Анекдот как антидот для отравленных жизнью. Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - С.131-139.

5. Химик В.В. Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - С.17-31.

6. Шмелева Е.Я., Шмелев А.Д. Клишированные формулы в современном русском анекдоте. Труды Международного семинара ДИАЛОГ'2000 по компьютерной лингвистике и ее приложениям. Протвино, 2000. http://www.ruthenia.ru/folklore/shmelev2.htm

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru