Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Театр Виктора Сергеевича Розова и социально-психологическая драматургия

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

4

Реферат

Театр Виктора Сергеевича Розова и социально-психологическая драматургия

Введение

С начала 50-х годов в советской драматургии выделяется как самый распространенный тип пьесы социально- психологическая драма, обращенная к сфере личной жизни человека, к проблемам морали. Продолжая традиции драматургии (А. Афигенова, раннего А. Арбузова), в русле социально- психологической драмы работают А. Володин, В. Розов, Л. Зорин, молодые драматурги М. Рощин, А. Вампилов и другие.

При всем жанровом разнообразии, главное внимание этого направления сосредоточено на внутреннем мире человека, на углубленном анализе его душевной жизни.

Развитие личности героя, формирование его этических принципов в изображениях драматургов данного направления идет через сложные противоречия, в трудных поисках, столкновениях.

Каковы история развития социально- психологического направления и причины его появления в драматургии начала 50-х годов?

Если оглянуться назад и обратиться к пути, пройденному советской драматургией, нетрудно убедиться, что «личное», «семейное», «лирическое» пробивало себе дорогу на всех этапах ее развития.

Уже в то время, когда советский театр заявлял о своем рождении «Мистерией- буфф» и массовыми действиями, раздались прозорливые, предостерегающие слова А. В. Луначарского: «Разве социализм предполагает потерять все тонкое, выразительное, индивидуальное?... Мы не должны забывать индивидуальные стороны человеческого сердца. Придется жить не только на площадях, но и в домах… И потому все стороны индивидуальной жизни должны быть освещены, согреты и глубоко поняты».

В дальнейшем - во второй половине 20-х годов - борьба развивалась и против «личной темы» и против «камерности», то есть композиционной замкнутости пьес, ограничения круга персонажей, прикрепления действия к одному месту и небольшому отрезку времени. Если же эти особенности построения пьесы к тому же дополнялись лиризмом драматической тональности, то в ней незамедлительно усматривалась вредная «чеховщина».

Невыгоду традиционной семейной драмы для воплощения социалистической действительности критик Ю. Юзовский видел в том, «что она… ограничивает показ людей и событий, ставит преграду показу «общественного человека», что она роковым образом ставит предел изображению в образах драмы всего огромного содержания новых явлений жизни».

Непрекращающиеся нападки, однако, не смогли остановить развитие семейно- психологической пьесы в советской драматургии. И вторая половина 30-х годов принесла новые успехи. Это - «Машенька» А. Афигенова, «Таня» А. Арбузова, «Обыкновенный человек» Л. Леонова и другие.

На некоторый период возобладала не только в критике, но и в самой драматургии позиция противников «камерной» пьесы. Не то, чтобы она совершенно исчезла с театральных подмостков, но возникала реже и не в том качестве, чтобы определять сколько-нибудь прочно «климат» в драматургии. Но такой спад не был продолжительным.

Задачи моей работы:

1. показать чеховское начало в пьесах Розова;

2. выявить отличия театра Виктора Розова от других драматургов;

3. обратить внимание на бытовые особенности произведений драматурга.

Произведения Розова прочитаны мною самостоятельно. В ходе работы я опиралась на цитаты Ю. Зубкова, О. Шаронова и самого драматурга.

драматургия постановка пьеса театр розов

Социально- психологическая драматургия Виктора Сергеевича Розова

Истоки традиций советской семейно- психологической, бытовой драмы, отражающей типические стороны духовной и нравственной жизни общества, необходимо искать в русской классической драматургии и в первую очередь в драматургии А. П. Чехова. О том «прекрасном потрясении», которое произвел Чехов в жизни Розова, драматург писал: «Чехов потряс меня новой правдой о жизни. Именно от Чехова я понял, что самое выразительное, самое зажигающее слово со сцены - это слово правды жизни, правды человеческих чувств.… Уже стало невозможным писать пьесы, не считаясь с тем, что есть драматургия Чехова». Вместе с В. Розовым это могли бы сказать и другие драматурги, работающие в русле социально- психологической драмы.

Чеховское начало проявляется в перенесении на сцену «потока жизни», в своеобразном «импрессионизме», в освобождении от железного каркаса сюжета, в сложности психологического рисунка. Многое для анализа подобных тенденций дает прежде всего драматургия В. Розова.

Одной из самых примечательных особенностей его пьес, таких как «В добрый час!», «Неравный бой» и более поздних - «Перед ужином», «В день свадьбы» - является свободное, естественное, недиктуемое, казалось бы никакими заданиями драматурга введение в пьесу и развертывание в ней жизненного материала. Для В.Розова и других писателей этого направления источник драматизма находится там, где открыл его великий русский писатель, - в повседневной жизни людей. За неполные сутки герои завтракают, учат уроки, кормят рыб, пьют чай, ссорятся, целуются (пьеса В.Розова «В поисках радости»), а в это время, по словам Чехова, «слагается их счастье и разбивается их жизнь».

Чеховская эстетика проявляется и в многослойности общефилософских тем. Они всегда настолько слиты с бытовым течением диалога, что вычленяются только при особо внимательном чтении. Но если Чехов мог пригласить своих героев: «Если не дают чаю, то давайте хоть пофилософствуем» («Три сестры»). Или еще того прямее: «Нет, давайте продолжим разговор «о гордом человеке»» («Вишневый сад»), то Розов на такое обнажение приема не отваживается. Путь для своих излюбленных тем он торит так, чтобы мы ни в коем случае не заметили авторского умысла, не разглядели рисунка, в который мысли общефилософского характера, разбросанные по полю пьесы, складываются в конечном счете.

Очень характерно для Чехова и для драматургов того стилевого направления, которое представляет Розов, сочетание элементов драмы и комедии.

Хорошо известны споры Чехова с Художественным театром о жанровой трактовке его пьес.

Источник этих споров один. Это свободное сплетение в его драматургии двух начал: драматического и комедийного.

В пьесах В.Розова, как бы они ни были обозначены в жанровом отношении самим драматургом (комедии - «В добрый час!», «С раница жизни», драмы - «Затейник», «В день свадьбы», пьесы - «С вечера до полудня», «Традиционный сбор», современная история - «В дороге»), тоже нет резко выраженной грани, отделяющей драматичнсекое от комического, обе эти стихии соседствуют в них, создавая тот сложный эмоциональный сплав, который отражает многокрасочность самой жизни.

Воспринимая лучшие достижения современной драматургии, социально-психологическая драма претерпевает изменения, обусловленные временем: усиливается публицистическое начало, обостряется и становится более непримиримым психологический конфликт. Рядом с именами А.Арбузова, А.Володина, В.Розова по праву могут стоять имена М.Рощина, и А.Вампилова.

Работают драматурги примерно в одно и то же время, волнует их одна современность, отсюда и тематическая близость их творчества. Выдвигая сходные проблемы, они рассматривают их в различных планах.

Если Розов решает моральные проблемы, характерные для всего направления социально-психологической драмы, в обычных «повседневных» ситуациях и, как правило, это решение аппелирует к морали будущего коммунистического общества, то Арбузов решает эти проблемы в связи с критическим состоянием героев, с вопросами «сегодняшнего дня».

На широком социальном фоне и в свободном размахе времени ставит волнующие его нравственные вопросы Арбузов. Напримар, в «Тане» действие происходило то в уютной квартире на Арбате, то в небольшом таежном поселке, четыре города отделяет первое действие от третьего. Шестнадцать лет жизни героев вмещается в четыре акта «Европейской хроники», на восемь лет старше становятся в «Годах странствий» Ведерников и его товарищи.

У В.Розова самые различные проблемы и конфликты решаются, как правило, в кругу одной семьи либо одного небольшого коллектива. Место действия одно, персонажи тесно связаны родственными или дружескими отношениями, время строго ограничено одним- двумя днями, даже часами. Исключение составляют только пьесы «В дороге», «Традиционный сбор», «Четыре капли», где мы видим одновременно разные слои общества, жизни.

Непримиримой борьбой с мещанской идеологией наиболее сходно с драматургией Розова творчество М.Рощина. но конфликты их пьес решаются по-разному. Розовская драматургия оптимистична, автор верит, что светлые начала в человеке всегда выстоят. Даже в самой трагически звучащей его пьесе, в «Затейнике», где мы видим, как сломлена жизнь, загублена мечта человека, все равно остается мотив надежды.

Рощин более насторожен. Он или едко констатирует моральное разложение целого круга своих героев, как в пьесе «Старый новый год», или же его герои сначала отстаивают свои взгляды, но все-таки закрадывается сомнение, останутся ли они верными своим принципам в жизни, как в пьесе «Валентин и Валентина». И лишь следующей своей драме - «Муж и жена снимут комнату», где Рощин более четко заявляет о своих нравственных идеалах и не отрицает оптимистического разрешения конфликта, он приближается к розовским позициям.

Розовскому способу рассмотрения характеров в их саморазвитии и преодолении внутренних противоречий близка манера драматургического письма А.Вампилова. Зачиная нередко действие почти в анектодических ситуациях («Провинциальные анекдоты», «Старший сын»), что противопоказано обыденности ситуаций розовских пьес, А.Вампилов идет затем вглубь характеров, переключая действие в «психологический» ключ, исследует характеры своих героев по законам социально-психологической драмы. Герой Вампилова - это человек, знающий о том, что такое высшие нравственные принципы, верящий в них, стремящийся на их основе построить свою жизнь, но еще не сумевший сделать их органической частью своей личности. В сравнении с театром В.Розова творчеству А.Вампилова присуща внутренняя динамичность, более обостренный конфликт, последовательность в решении основной проблемы - испытание духовной силы личности в борьбе с бытом, средой.

То же обращение конфликта преимущественно вглубь психики героя находим мы и в пьесах А.Володина. Драматург с любовью отмечает все нюансы чувств и переживаний своих героев в «Фабричной девчонке», «Старшей сестре», «Пяти вечерах». Проникновение в мир чувств человека, опоэтизация «незаметного» героя, камерность сюжета сближают драматургию Володина и Розова.

Но если Володин, беря своим героем кажущегося маленького человека, индивидуализирует его, подчеркивает его самобытность, талантливость, неповторимость, то Розов, рисуя героев своеобразными, неповторяющимися, все-таки делает акцент на их типичности. Именно в авторском взгляде на героя принципиальное различие таких, казалось бы, близких писателей. В ряду драматургов, разрабатывающих жанр социально-психологической драмы, своеобразие исканий В.Розова проявляется довольно четко.

Связь В.Розова с так называемой молодежной тематикой позволяет многим исследователям говорить о педагогичности его таланта. «Вопросы воспитания подрастающего поколения - самый близкие сердцу вопросы, мы неустанно думаем о них, вглядываясь в жизнь, сталкиваясь с детьми и подростками, мы радуемся и негодуем, приветствуем и протестуем - мы хотим, чтобы все наши дети выросли настоящими советскими гражданами», - пишет драматург в открытом письме учителю С. Езерскому.

И не так важно, что Розов начал свое творчество с освоения, казалось бы, узкой темы. Он значительно обогатил социально- психологическую драму за счет углубления конфликта, раскрытия социальной обусловленности создаваемых им характеров, показа внутреннего психологического пласта под внешними бытовыми событиями.

Драматурга постоянно волнуют вопросы: почему люди так медленно становятся лучше? Почему материальное благосостояние не всегда способствует этому? Почему в жизни мы часто обижаем друг друга? «ведь душевная грубость развязывает руки всем порокам. Добро, духовная красота, стремление к высоким идеалам - все это тоже всегда было и будет свойственно человеку. И мне хочется показать, как это прекрасно: когда люди внимательны друг к другу». Так объясняется неизменная приверженность автора к морально-этическим, нравственным вопросам, будь то пьесы о молодежи или о людях, прошедших значительную часть своего жизненного пути.

И вхождение драматургии в круг нравственных проблем - явление закономерное. В этом смысле творчество Виктора Розова в целом служит нравоучительству, и такие пьесы, как «В поисках радости», «В добрый час!», «В день свадьбы» сделали многое для воспитания советского человека.

«В каждом явлении жизни, - пишет сам драматург, - меня больше всего интересуют морально-этические вопросы, и вот почему: когда я думаю о будущем, то больше всего меня интересует вопрос, как тогда люди будут относиться друг к другу, потому что для меня коммунизм - это прежде всего добрые человеческие отношения» Розов В. Часы раздумий. - «Вопр. Лит.», 1959, №11.. Но В. С. Розов понимает, что разобраться в морально-этических вопросах нелегко. Каждый человек- очень сложный мир. «И к его познанию надо подходить с величайшей любовью и самыми добрыми намерениями» Там же. Моральная оценка для писателя - это и есть то, ради чего он сталкивает на поле своей пьесы людей, в которых «есть все» - и старое, и новое, и доброе, и злое, и смелое. Сталкивает для того, чтобы посмотреть на них и их внутреннюю жизнь с какой-то общей и высшей точки зрения.

Некоторые критики указывают на скованность «таланта художника некими догматически истолкованными моральными нормами» Зубков Ю. Герой и конфликт в драме. М., 1975.. Действительно, драматург часто, очерчивая круг истин, настаивает на их значительности, но не от того, что просто любит учить. Он верит в истины, потому что убежден в силе, здоровье самой жизни, в том, что у нее разумные основы. «Азбучность» Розова - это не повторение, а проверка элементарных нравственных установлений, их испытание фактами. И если в большинстве случаев Розов дает положительные итоги проверки, он также честен при обнаружении сношенности какой-то литеры нравственного букваря. «Очень часто любовь принижает человека, разрушает его жизнь. Я даже не знаю, совершенно ли во имя любви на земле больше высоких поступков или подлых», - скажет Клавдия Васильевна Савина («В поисках радости»), опровергая всем известную истину, что «любовь возвышает человека». А через несколько часов жизнь подтвердит эту мысль. Уведут в милицию спекулянтку Таисию Николаевну, бросившую дочери слова: «Для тебя ведь, Марина, старалась, для тебя!».

Как и все драматурги, разрабатывающие жанр социально-психологической пьесы, В. Розов проявляет пристальный интерес к деталям быта. Его пьес не понять без бытовых красок. Нужно точно представить себе просторную квартиру, недавно полученную профессором Авериным, ее необжитое благополучие, гулкий бой старинных часов, которые попали сюда из комиссионного магазина («В добры час!»). нужно увидеть комнату в семье Савиных, с высокими потолками, с выгоревшим абажуром и сдвинутыми вещами, чтобы освободить место новой нераспакованной мебели («В поисках радости»). Нужно увидеть и квартиру Бороздиных - квартиру военной поры, запущенную, попорченную копотью от времени, заставленную так, что не видно стен («Вечно живые»).

Розов любит житейские подробности, и его пьесы трудно представить на сцене без «бытовой» режиссуры, без сценических дополнений. В его пьесах играют не только люди, но и вещи. Но Розов не бытописатель. Через быт он проникает в существо повседневной жизни советских людей, воссоздает атмосферу их бытия.

В чем причина внимания к быту, который становится объектом драматургического исследования? С одной стороны, пределы квартиры выгодны для идейных целей драматурга, они облегчают движение вглубь человеческой души. С другой - границы камерной пьесы не мешают из окна Розовской комнаты увидеть большой мир современности, не заслоняют личными заботами больших общественных проблем.

Мерой житейской точности наблюдений В. Розова впрямую обусловлена жизненная значимость его творческих поисков, которые идут в пределах реалистического традиционного письма.

«Никогда у него не было беспокойства насчет того, как бы приноровиться к какой-то новой манере, как бы быть на уровне современных художественных идей. Я бы сказал, что у Виктора Сергеевича хватает мужества «не быть на уровне». Бежать, поспешать за кем-то вообще, как-то нехорошо, а для Розова это прямо невозможно», - считает актер театра «Современник» Олег Табаков Табаков О. Розов и его театр. - В кн.: Розов В. Мои шестидесятые..

Моя личная встреча с Олегом Павловичем состоялась в 2008году. Она была кратковременной, но задать вопросы я все-таки успела. Табаков сказал, что основная черта Розовских героев - любовь к людям, открытость, честность. Актер-режиссер отметил свое желание походить на героев пьесы «В добрый час!». Он обозначил их как белоснежное полотно, которое жалко запачкать.

Даже в те годы, когда азарт переимчивости охватил почти всех и драматурги торопились отовсюду принести в свое гнездо какое-нибудь новшество, Розов написал самую что ни наесть аристотелевскую драму, построенную по всем правилам- с энергичной завязкой, с системой хорошо подготовленных сюжетных осложнений, с неожиданной развязкой и даже эффективнейшей репликой героини «под занавес» (драма «В день свадьбы»).

Заключение

В традиционно-бытовой манере Виктора Розова лежит начало его современности. Не той современности, что определяется календарем. Время живет в пьесах, не будучи помеченным, - в строе мыслей, идеалах и антипатиях героев, характерах, конфликтах. Примечательна мысль В. Розова о современности драмы: « Мне кажется, что именно ритма, пульса современности нет во многих наших пьесах. Именно он делает пьесу до конца современной… Надо ловить его всюду: на улице, в трамвае, на работе - везде».

В пьесах В.Розова только исторические коллизии предстают в форме коллизий психологических и нравственных. В фактах социально- политических его интересует этическая сторона: как воздействует та или иная общественная ситуация на человека, на его моральные критерии, на его гражданское самочувствие. Характерными с этой точки зрения являются драмы «Затейник» и «Перед ужином», где конфликты широко социального характера впрямую обусловлены конкретной исторической эпохой. Из живого интереса к эпохе, к каждому дню рождается высокое гражданское чувство писателя. «Гражданственность сегодня - это острое ощущение современности во всем - в характерах, идеях, ритмах, в психологии», - считает сам драматург.

Обостренное внимание к нравственно-моральной стороне жизни современника, характеризующее советскую литературу 70-х голов и верно угаданное драматургом, позволило ему продолжить развить традиции социально-психологической драмы и утвердить необходимость разработки в драматургии моральных вопросов жизни современника.

Продолжением работы будет анализ психологической драматургии Нины Садур и сравнительная характеристика с Розовскими темами.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru