Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Праздничная обрядность старообрядцев Урала в XIX - начале XX вв.

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

2

/

1

Исторический факультет

кафедра археологии, этнологии и специальных исторических дисциплин

Курсовая работа

Праздничная обрядность старообрядцев Урала в XIX-начале XX вв.

Оглавление

Введение

Глава 1. Семейная праздничная обрядность староверов

1.1 Родильные обряды и обычаи

1.2 Крестильные обряды и обычаи

1.3 Свадебный обряд

Глава 2. Праздничный календарь старообрядцев

Заключение

Список использованных источников и литературы

семейная праздничность староверы свадьба старообрядчество

Введение

Реформа церкви, проведенная в 1650-х гг. XVII века патриархом Никоном, стала отправной точкой преобразований, которые изменили строй жизни русского народа. Русское общество раскололось на тех, кто признал реформу, и тех, кто выступил против неё. Феномен раскола особенно ярко проявился в сферах, непосредственно затронутых реформированием: в церковном обряде и литургических текстах. И по сей день старообрядчество остается сложным религиозным и социально- культурным явлением, которое уже около трёх с половиной веков является фактом, а то и фактором русской истории. В «Письмах о расколе» П.И. Мельников (А. Печерский) писал: «раскол и раскольники представляют одно из наиболее любопытных явлений в исторической жизни русского народа». Мельников П.И.(А.Печёрский) Письма о расколе. Собр.соч. в 8 т. М., 1976.Т.8.С.6.

Обычно при изучении истории старообрядчества основное внимание уделяется идеологической стороне вопроса, проблемам литературного наследия писателей-старообрядцев, рассматриваются духовные, политические, социальные последствия церковного раскола. Хуже исследована история повседневной жизни старообрядцев. Культура повседневности включает в себя семейный уклад, досуг, в том числе календарные праздники и праздничную обрядность. В настоящее время эта тема представляет большой интерес как для учёных, так и для людей просто интересующихся историей своей страны, «изучение старых русских бытовых …праздников…во многих отношениях поучительно и полезно». Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. М., 2000.С.5.

При изучении традиционной праздничной культуры старообрядцев открывается мир, сохранивший в своих обычаях, обрядах дух Древней Руси. Грицевская И.М. История и современность сейминского старообрядчества//Мир старообрядчества. Вып.5. М.,1999. С.260. Чрезвычайная актуальность темы поиска корней национальной культуры, ностальгия по минувшему часто приводит не к чудесному возрождению утраченного, а к созданию «новоделов по образцу и подобию» традиций, чаще всего почти ничего общего с подлинной традицией не имеющих. Литвинова И.В. Возможности отражения традиционной культуры старообрядцев в музеях Верхокамья//Мир старообрядчества. Вып.5. М., 1999. С.199. Кроме того, ещё в конце XIX - начале XX вв. такие философы как Бердяев, Розанов, Трубецкой в старообрядчестве отметили качества, присущие всей национальной православной культуре. Исходя из этого, можно сказать, что исследование праздничной обрядности старообрядцев поможет значительно обогатить современное понимание развития русской культуры.

Цель данной работы рассмотреть особенности праздничной культуры старообрядцев Урала в XIX - начале XXвв.

Исходя из поставленной цели, можно определить следующие задачи:

1. Выделить основные черты традиционной семейной праздничной обрядности староверов (рождение, крещение, свадьба).

2. Проанализировать календарные праздники старообрядцев.

После церковной реформы Никона в XVII в. старая вера была объявлена вне закона, каждый, кто её исповедовал, считался государственным преступником и подлежал суровому наказанию: именно с этого времени староверы, стремясь защитить и сохранить свои традиции, убеждения, начинают переселение из западной и центральной частей России на территорию Урала. Отношения между старообрядцами и православными были сложными. Превошин Н. Одиннадцать уроков из уральской истории// Тагильский рабочий. 25 янв. 1999. С.6.

Чаще всего старообрядцы отказывались брать на себя расходы по содержанию местного храма и приходского духовенства. Интересы общины в целом затрагивала «политическая неблагонадёжность» староверов, пропаганда раскола, неучастие части старообрядцев в религиозной жизни общины. Неуважение одними религиозных чувств других (оскорбительные отзывы об обрядах и духовенстве) являлось главной причиной сложных отношений между представителями различных конфессий.

По конфессиональной принадлежности русские Урала делились на приверженцев официального православия и старообрядцев, причём последние придерживались разных толков и согласий (кержаки - поморцы федосеевского толка, страннические толки - «скрытники», «бегуны»). Заселение данной территории длилось вплоть до XIX в. Старообрядцы придерживались замкнутого образа жизни, селились смежно и компактно.

Хронологически данная работа включает в себя период с XIX до начала XX вв. Верхняя дата объясняется наличием источниковой базы. «Праздники будут изучаться такими, какими их знали в XIX веке, так как только с этого времени имеются достоверные записи». Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. М., 2000. С.8. XX век, по мнению И.М. Грицевской, стал для традиционной культуры фатальным, практически полностью её уничтожив. Грицевская И.М. Указ.соч. С.260. Поэтому было бы целесообразно рассматривать особенности бытовой культуры старообрядцев до начала XX века.

Основой для изучения праздничной обрядности старообрядцев Урала послужили источники XIX в., а также работы многих исследователей, посвященные данной теме.

Известный исследователь уральского крестьянства профессор пермского университета Г.Н. Чагин выявил ценнейшие архивные материалы о заселении и освоении Верхокамья в XVIII - XIX вв., среди которых фигурирует и ревизская сказка по Сепычёвской волости за пятую ревизию 1795 г. Чагин Г.Н. Заселение и хозяйственное освоение Верхокамья к конце XVIII-первой трети XIXвв.//Мир старообрядчества. Вып.4.М.,1997. С.270. Материалы ревизского учета податного населения охватывают большую часть XVIII -XIX вв. Ревизская сказка, в частности, позволяет охарактеризовать брачные отношения в старообрядческой крестьянской среде. Ревизская сказка 1795 г по сельцу Сепыч// Мир старообрядчества. Вып.5. М., 1999.С.70.

Общее видение раскола дает П.И. Мельников (А.Печерский), тем самым помогая понять специфику старообрядчества. В своих произведениях («Письма о расколе», «Очерки поповщины») он рассматривает раскол как явление, затронувшее не только религиозную, но и культурную, и социальную сферы общества. Подробную информацию о быте, традициях, обрядах старообрядцев можно обнаружить в «Записках Западно-Сибирского отдела Русского географического общества». Записки Западно-Сибирского отдела Русского географического общества. Омск, 1999.кн.26. В записках (произведении в форме мемуаров и воспоминаний) содержатся описания жизни «поляков» Змеиногорского округа. О большом интересе к расколу и старообрядцам в конце XIX в. можно судить по статьям, обращённым к этой проблемы в периодической печати - «Пермских епархиальных ведомостях» и «Пермской земской неделе». А. Чесноков даёт подробное описание и анализ свадебного обряда староверов Урала. Чесноков А. Среди кержаков//Пермская земская неделя. Пермь, 1908.№4. О старообрядческой семье рассказывает А.В. Коноплёв. Пермские епархиальные ведомости.1906.№17-19. Описание быта и семейных отношений можно найти в статье П.М. Хахалкина «Мое откровенное повествование о жизни в расколе и о выходе из раскола». Хахалкин П.М. Братское слово.1891.Т.2.№18. Автор живо повествует читателям о быте и нравах кунгурских старообрядцев.

В настоящее время значимость всех дореволюционных публикаций как источниковой базы очевидна, так как из реальной жизни и из памяти людей давно исчезли или исчезают многие явления культуры.

После революции начался новый этап в изучении быта старообрядцев. «С целью приобщения их к социалистическим преобразованиям, происходившим в стране, необходимо было ближе ознакомиться с их жизнью и бытом» - пишет по этому поводу Ф.Ф. Болонев. Болонев Ф.Ф. Народный календарь семейских Забайкалья. Новосибирск. 1978.С.36. В советской науке немало работ посвящено религиозному синкретизму разных по времени верований народа. Одно из указаний программы КПСС призывает к борьбе «против обычаев и нравов, мешающих коммунистическому строительству». Материалы XXII съезда КПСС. М., Госполитиздат.1963. С.412.

В начале 20-х годов одна за другой выходят работы А.М. Селищева, А.Д. Григорьева, В. Гриченко, А.М. Поповой. Результат работы А.М. Селищева - книга, посвященная жизни, быту, нравам, одежде, памятникам письменности, духовной культуре и говорам староверов Забайкалья. Селищев А.М. Забайкальские старообрядцы.Семейские.Иркутск.1920. В ней автор не только описал бытовой уклад и жизнь семейских XVIII - XIXвв. но и проследил их судьбу, привлекая для этого собранные им исторические и лингвистические материалы.

В 1922 г. выходят две работы историка и архивиста В.П. Гриченко Гриченко В.П. Из истории переселения в Прибайкалье старообрядцев семейских. Верхнеудинск, 1922., в какой-то мере заполняющие пробел в истории переселения и первоначального бытоустройства старообрядцев. В первой работе приведено много фактического и архивного материала о водворении староверов в Забайкалье, обзаведении их хозяйством, о причинах переселения и т.д. В 20-е г. наиболее существенный вклад в изучение жизни и быта старообрядцев внесла А.М. Попова. Её работы в основном посвящены истории локальной группы старообрядцев (семейских). Попова А.М. Семейские (Забайкальские старообрядцы). Верхнеудинск, 1928. В своей книге автор уделила значительное внимание хозяйственному быту, материальной культуре, особенностям пищи, одежды, семьи, брака и семейного быта староверов XVIII-XIX вв.

Новый важный этап в этнографическом изучении русских старообрядцев - вторая половина 50-х - 60-х гг. Начинается более детальное изучение многогранной жизни староверов. Г.С. Маслова, А.А. Лебедева, И.В. Маковецкий собрали интересные сведения о материальной культуре, народном зодчестве и семейном быте русского, в том числе, старообрядческого населения. Маслова Г.Н. Русский народный костюм Восточной Сибири// Этнографический сборник. Улан-Удэ. 1962.Вып.3.С.17-26. Лебедева А.А. Некоторые итоги изучения семьи и семейного быта. С.23-37. Маковецкий И.В. Архитектура крестьянских построек.С.138-149.

Детальное исследование русских праздников содержится в работе В.Я. Проппа. В своей работе автор рассматривает традиционные русские аграрные праздники, обрядовую еду, поздравительные песни, обрядовые игрища и увеселения. Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. М., 2000. Праздникам посвящен и труд В.И. Чичерова. Чичеров В.И. Русское народное творчество. М., 1959. Чичеров не ограничивается описаниями, но даёт теорию происхождения праздников, которую можно назвать трудовой теорией.

Специальная работа Ф.Ф. Болонева посвящена народным верованиям, обрядам, календарю староверов. Комплексное исследование приводит автора к выводу о том, что «верования представляли собой сплав, органическое сочетание древнерусского язычества и христианства». Болонев Ф.Ф. Народный календарь семейских Забайкалья. Новосибирск, 1978.

Работа Т.С. Макашиной Макашина Т.С. О браке и свадебном обряде старообрядцев Северного Приуралья в конце XIX - началеXX вв.//Традиционная духовная и материалная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки. Новосибирск, 1992. посвящена браку и свадебному обряду староверов Приуралья. Т.А. Листова показала тесную связь обряда крещения старообрядцев Северного Приуралья с таинством крещения православного населения этого региона.

Современные исследователи старообрядчества заостряют внимание на нынешнем состоянии культуры староверов. Преподаватель Пермского Государственного Университета Н.Н. Агафонова представляет в своей работе традиционно-бытовую культуру пермского старообрядчества. Ещё одна работа Агафоновой посвящена семье и семейно-брачным отношениям населения Прикамья. Агафонова Н.Н.Некоторые аспекты традиционно-бытовой культуры пермского старообрядчества// Труды Камской археолго-этнографической экспедиции. Вып.1-2. Пермь, 2001.

В настоящее время старообрядчество начинает занимать всё более заметное место в общественной, культурной и научной жизни России. Идёт регистрация новых общин, передача церквей, отобранных у старообрядцев после 1917 г., публикуются новые и перепечатываются старые книги старообрядческой тематики. Юхименко Е.М. Старообрядчество в России. М., 1994.С.7. Расширяется источниковая база, тематика и хронология исследований старообрядчества. Современные исследователи, опираясь на работы своих предшественников, дают анализ, характеристику старообрядчеству как одному из важнейших явлений русской истории, затронувшему различные стороны жизни общества. Некоторые утверждения, бытовавшие в науке до настоящего времени пересматриваются. Отношение к старообрядцам как к консервативной группе населения меняется.

Глава 1. Семейная праздничная обрядность староверов

1.1 Родильные обряды и обычаи

Догмы старообрядческого вероучения в значительной степени повлияли на брачные отношения, отношение к беременности, способствовали выработке особого взгляда на рождение детей и на таинство брака.

Период беременности мало что изменял в жизни много рожавшей женщины. Запреты дородового периода немногочисленны и основаны главным образом на подражательной магии: нельзя толкать кошек и собак - у новорожденного будет «собачья» старость или щетинка на коже; нельзя перешагивать через оглобли - горбатый будет. Беременная не должна была целовать покойника при прощании и провожать его на кладбище. В случае, если этого нельзя было избежать, беременная должна была положить под мышку хлеб - по-видимому, как оберег. На путях из земли Пермской в Сибирь. Очерки этнографии северо-уральского крестьянства XVII-XX в. М., 1989.С.279. В период беременности женщина ни в коем случае не должна была работать по церковным праздникам - это запрет для всех верующих, нарушение его беременной, как считали, неизбежно должно было отразиться на новорожденном.

Распространенными были поверья о возможной «порче» беременной и похищении или подмене ещё неродившегося младенца, для предотвращения чего будущая мать не должна была забывать регулярно креститься и читать молитвы. Каких либо запретов в быту у старообрядцев, как и у православных не было. Там же. По возможности будущую мать старались освободить от тяжелой работы.

Наступление родов часто скрывали до последнего момента, так как считали, что «оглашение увеличивает болезни и бывает причиною продолжительного разрешения от бремени» и за каждого узнавшего о родах придется «столько мучиться, сколько у него волос». Там же. С.280.

Для облегчения родов применяли некоторые магические действия, основанные на магии подобия: развязывали все узлы, расплетали волосы. На подражательной магии основаны такие действия роженицы, как проползание под столом, между ног мужа, через дугу, имитирующие рождение и символизирующие разрыв замкнутости. Чистов К.В. Семейная обрядность и обрядовый фольклор//Этнография славян. М., 1987.С.413. Как синонимичное можно рассматривать и перешагивание роженицы через топор. Магическое значение подражания усиливалось словесными приговорами. Так, например, поили роженицу с куриного яйца и приговаривали: «Как курица яичко скоро сносит, так бы и раба божья скоро распростралась». На путях из земли Пермской в Сибирь…С.279. Были распространены некоторые действия, в которых сказывалось представление о том, что какие-либо поступки мужа способны облегчить муки жены. Так, муж перешагивал через жену, жена перешагивала через лежащего на полу мужа, на роженицу надевали штаны мужа. Чердынский край. Вып.1. Издание общества изучения Чердынского края. 1927.С.5. Рациональный характер носили различные способы вызывания рвоты, для чего роженицу поили сажей, мыльной водой, заставляли глотать волосы, а также делали ей массаж живота. На путях из земли Пермской в Сибирь…С.279. Для ускорения родов применяли некоторые средства: сажали роженицу верхом на лошадь, клали спиной на дрова и катали по ним.

Роды, как правило, происходили вне жилого помещения: в голбце, во дворе, в хлеву, в амбаре, в бане. Старообрядцы строго придерживались этого правила: «Беременная должна строго помнить обычай, что она не должна родить нигде, кроме бани; даже если роды происходили зимой, «когда баня холодная и её не успевали протопить». Чесноков А. Среди кержаков//Пермская земская неделя. Пермь, 1908.С.30.

Представление о нечистоте родов и роженицы существовали у русских как православных, так и у старообрядцев. Однако отношение к роженице, связанные с этим запреты, длительность периода «нечистоты» несколько различались. Например, у поповцев очищение давало крещение ребёнка, полностью же женщина считалась очистившейся на 40-й день. На путях из земли Пермской в Сибирь…С.280. На протяжении этого периода она ела вместе со всеми и выполняла работу по дому, в том числе стряпала и ухаживала за скотом. У беспоповцев роженица по возвращении домой из бани делала почти всё, но не ела с семьей и не стряпала, даже в том случае, если ребёнок был окрещён. Чесноков А. Указ.соч. С.30. Нечистота роженица, по мнению старообрядцев, служила препятствием не только к выполнению каких-то работ, но и делала невозможным участие в религиозной и обрядовой жизни: так, роженица в течение 40 дней не могла быть свахой на свадьбе крестников. Пушкарёва Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (X-началоXIXвв). М.,1997. С.194.

У странников и поморцев особенно сильны были представления о «греховности», «нечистоте» родов, роженицы и боязнь соприкосновения с родильной нечистотой. По их верованиям, «если роженица, не успев уйти в баню, рожает в хате, она оскверняет жилище и по укоренившемуся обычаю ни один из них не пойдёт в эту «осквернённую» хату в течение шести недель». Чесноков А. Указ.соч. С.30. Отсюда и более строгая, чем у православных, изоляция роженицы. Первые восемь дней роженица проводила в бане. В это время никто из посторонних к ней не допускался и часто, кроме повивальной бабки, с ней не было никого. Даже разговаривать с роженицей старались поменьше. И после возвращения в дом общения с ней избегали все, «живущие в вере»: ей отводили по возможности, отдельное помещение, «у раскольников в тот дом, где есть роженица, сторонние без крайней причины не входят, чтобы не оскверниться». На путях из земли Пермской в Сибирь…С.281.

Запрет рожать дома и последующая изоляция роженицы сохранялись у старообрядцев ещё в 20-е - 30-е годы XX в.

Единственная помощница при родах - повивальная бабка. Уход за роженицей, соприкосновение с нечистотой требовали обязательного очищения. Очищение носило обрядовую форму размывания рук: повитуха и роженица взаимно поливали друг другу на руки и просили прощения. Чаще всего обряд совершался на третий и седьмой день. На путях из земли Пермской в Сибирь…С.281. Однако старообрядцы-странники и поморцы не признавали никакого другого очищения, кроме молитвенного.

Оплата услуг повитухи происходила, как правило, в форме одаривания. Дарили хлеб, чай, предметы одежды, полотенца. Как предмет, символизирующий очищение, в подарок обязательно входило мыло. Мартынов С.В. Печорский край. Спб.1905.С.263. Кроме того, было принято навещать повитуху в первую годовщину рождения ребёнка и относить ей пирог или материю на рукава. На путях из земли Пермской в Сибирь…С.281.

Конфессиональная принадлежность придавала своеобразие и принятому у русских обычаю проведывания роженицы. Суть этого обычая в том, что в первые послеродовые дни женщины навещали роженицу и приносили ей угощение.

Проведывать приходили только женщины, и молодые, и постарше, по-видимому, основной состав - это женщины, которые ещё рожали. С приходившими женщинами роженицу связывали разнообразные отношения: родственные, соседские, дружеские. Каждая из женщин приносила с собой еду. Для угощения роженицы часто приготавливали кушанья как на праздник или же будничные, но лучшего качества. Наиболее часто приносили пельмени, блины, оладьи, селянку, шаньги, пиво, брагу, и обязательно - пироги с рыбой и сладкие. Значение приношений не только в том, чтобы порадовать и накормить роженицу, но и оказать помощь семье. На путях из земли Пермской в Сибирь…С.283. Сроки проведывания ограничивались обычно временем пребывания роженицы в бане.

По представлениям старообрядцев в первые дни жизни ребёнка велика была опасность воздействия «нечистой» силы - новорожденному угрожала опасность порчи и даже подмены на «чертёнка». Там же.С.284. Слабость и болезненность часто объясняли сглазом. В лечении от сглаза применялись заговоры и специальным образом приготовленная вода, при изготовлении которой использовались очищающие предметы (угли, дверная скоба и т.д.). На путях из земли Пермской в Сибирь…С.285.

Обращение окружающих с новорожденным в первый его жизни во многом определялось представлениями о том, что то или иное действие может нарушить нормальное развитие ребёнка, поэтому из суеверных соображений избегали подносить его к зеркалу, поднимать выше уровня глаз, разговаривать во время купания ребёнка, стричь до года ногти и волосы.

Таким образом, приведённые выше обряды и обычаи старообрядцев Урала в целом укладываются в схему инварианта русской родильной обрядности. Особенности родильных обычаев в основном связаны с различным отношением к беременности и родам представителей разных толков.

1.2 Крестильные обряды и обычаи

Обряд крещения, а также религиозная и бытовая ситуация, связанная с крещением, в разных конфессиональных группах отличалась своеобразием.

Крещение в православной церкви совершалось по каноническим правилам. Крещение старообрядцев разных толков исключало миропомазание; на окрещиваемого надевался не только крест, но и пояс. У старообрядцев часовенного согласия наставник совершал крещение в дуплянке - деревянной кадушке. У поморцев и странников наставники совершали крещение в реке в любое время года; исключение делалось для больных или для грудных детей: их зимой крестили в деревянной кадушке. На путях из земли Пермской в Сибирь…С.268.

По правилам православной церкви при крещении нескольких человек перемены воды не требовалось, хотя на практике воду часто меняли. Булгаков С.В. Настольная книга для священноцерковнослужителей. Киев.1913.С.983. У старообрядцев-поповцев и беспоповцев - каждый окрещиваемый должен был быть погружен в чистую воду. Такой порядок крещения существовал в православной церкви ещё до раскола и, по-видимому, в числе прочих был сохранен старообрядческой церковью. Листова Т.А. Таинство крещения у старообрядцев Северного Приуралья// Традиционная духовная и материальная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки. Новосибирск, 1992.С.209. Старообрядческое население осуждало православный порядок крещения в одной воде, и, возможно, под их влиянием и православные на Урале предпочитали менять воду.

У православных и поповцев крещение совершалось над новорожденными обычно третий, седьмой или восьмой день после рождения. На путях из земли Пермской в Сибирь…С.269. Среди старообрядцев-поповцев и часовенных существовало убеждение в том, что «крестить необходимо младенца, иначе нельзя, так как до крещения и ангел не даётся». Листова Т.А. Указ. соч. С.208. Представление о крещении страннического толка старообрядцев было иным, крещение совершалось в случае угрозы для жизни, перед смертью. Окрещенные, оставшиеся в живых, должны были уйти в скиты. Отступления от этого правила касались детей.

По правилам поморского согласия, крещение совершали над новорожденным. Однако в середине XX в. постоянные контакты с нестарообрядцами и представителями других старообрядческих групп привело к тому, что поморцы начали креститься в пожилом возрасте, в случае болезни и т.д. Листова Т.А. Указ. соч. С.208.

По правилам православной церкви на восьмой день после крещения должно было происходить омовение миро - особо употребляемой для этого губкой, до того «никто не должен был прикасаться к ним и менять крестильную одежду». Булгаков С.В. Указ. соч. С.1003. Постепенно официальная церковь упростила обряд: омовение стало совершаться сразу после миропомазания. У старообрядцев-беспоповцев, в том числе и у странников, сохранялись древние запреты: окрещенных не мыли и не переодевали в течение восьми дней. На путях из земли Пермской в Сибирь…С.270.

При совершении обряда крещения на новорожденного у православных и основной массы старообрядчества надевали крест, у старообрядцев также и пояс. По понятиям верующих, крест как символ веры служил оберегом от всякой нечисти, поэтому крест необходим любому, а особенно детям. У странников крест «накидали» на детей сразу после возвращения роженицы из бани. Делали это родители, повивальная бабка или кто-либо из посторонних. Там же.

У православных и поповцев крещение совершалось либо в соборе, либо в доме приехавшим священником или наставником. Поморцы считали, что крестить в доме невозможно.

Обряд крещения включал в себя и имянаречение. Выбор имени определялся по святцам. Имя давал священник, начетчик или повивальная бабка: мальчику - по восьмому дню после рождения, девочке - за неделю до и после дня рождения.. На путях из земли Пермской в Сибирь… С. 271. Соотнесённость имени со днем определённого святого ставила ребёнка под его покровительство.

Большое значение имел выбор крестных. Возраст крестных строго не регламентировался, обычно старались приглашать молодых. лет с 15, иногда и моложе. В старообрядческой среде строго соблюдались связанные с кумовством брачные запреты: ни кумовья, ни их дети не могли вступать между собой в брак.

Для того чтобы избежать расширения круга лиц, связанных духовным родством, в крестные родители в старообрядческих селениях предпочитали приглашать родственников. Там же. С. 272.

Крёстные обычно готовили ребёнку крестик и поясок, и прием - материю, на которую клали ребенка, а также приносили воду для крещения.

Своеобразие крещения в различных конфессиональных группах в свою очередь повлияло и на традицию крестильного обеда. Там же. С. 274.

Поповцы и часовенные устраивали крестины сразу после крещения. Обед проходил не слишком торжественно, обязательно приглашали кумовьев, а также родственников и соседей. На угощение подавались пироги рыбные, каша, пельмени, последнее блюдо - селянка-отказ - запеченное картофельное пюре с молоком и яйцами. в постные дни - крутой гороховый или картофельный кисель. Там же. С. 274. Из напитков подавали сусло, бражку, чай. У поморцев, а тем более странников подобный обед обычно не устраивался.

Таким образом, религиозные учения и толки, возникшие после раскола единой церкви, влияли и на церковный обряд крещения, отличавшийся определенным своеобразием в разных конфессиональных группах. В старообрядческой среде видна неоднородность обрядовой и догматической традиций, разная степень сохранности и трансформации религиозной традиции прошлого. Листова Т.А. Указ. соч. С.212.

В среде старообрядцев-поповцев наблюдалось стремление приспособить каноническую обрядность к народным обычаям и меняющимся условиям реальной жизни. Устав беспоповцев был рассчитан на строгую конфессиональную изоляцию, и втягивание их в широкие контактные связи нарушало, вносило неупорядоченность в обрядовую жизнь. Много неясного в обрядности странников, что объясняется неразработанностью религиозно-обрядового поведения последователей этого вероучения. На путях из земли Пермской в Сибирь… С. 275.

1.3 Свадебный обряд

Среди старообрядцев было распространено несколько форм заключения брака. А.Чесноков дал описание способов «соединения молодых людей в основу семьи»: это брак «умычкой» и открытое сватовство. Чесноков А. Свадебные обряды и песни кержаков//Живая старина. Спб., 1911. С.59.

Брак умычкой имел две формы: по соглашению парня с девушкой или без согласия невесты - силой. В первом случае невеста убегала из родительского дома в дом возлюбленного. Наиболее часто это было связано с тем, что родители невесты противились браку. Кража невесты женихом силой совершалась тогда, когда невеста не давала согласия на брак. Макашина Т.С. О браке и свадебном обряде старообрядцев Северного Приуралья в конце XIX - началеXX вв.//Традиционная духовная и материалная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки. Новосибирск, 1992.С.225.

Брак умычкой имел свой ритуал. После кражи невесту публично везли в дом жениха, нередко с полным свадебным «поездом». В доме жениха происходило расплетание косы. Спустя некоторое время молодые ехали на «прощение» к родителям, вымолить которое было не так-то легко. Заранее велись переговоры относительно примирения, и, когда родители давали согласие, молодые приезжали. При входе в избу падали на колени и так лежали иногда целыми часами, ожидая, когда их поднимут родителями.Там же. С.226. Если это происходило, начинался пир. Главным угощением была водка. Постепенно собиралась публика; приходила молодежь посмотреть на «прощение», попеть «опевальные», т.е. величальные песни. «Опевали» молодых и их родственников.

Более полное оформление имел свадебный обряд с открытым сватовством. Обряд включал несколько этапов: сговор, смотрины невесты, битьё по рукам, богомолье, «пропой», дары и благословение. Данилко Е.С. Отношение к браку и некоторые особенности свадебного обряда у южноуральских старообрядцев// Старообрядческий мир Волго-Камья. Пермь, 2001.С.189. После успешного сватовства у невесты в доме устраивалась вечеринка, на которую приходил жених и угощал девушек сластями. Перед отправлением невесты в дом жениха или на венчание в церковь невесте готовили баню, там ей расплетали косы, а она отдавала свою «дивью красоту» подружкам. После бани невесту вели в дом, где её уже ожидал жених и его компания. Начиналось угощение. Из дома невесты ехали или под венец, или прямо к жениху. В доме жениха навстречу молодым выходили отец с иконой и мать с ковригой хлеба. Отец крестил молодых иконой, а мать - ковригой хлеба. Молодые три раза кусали краюху хлеба, после чего их вводили во двор дома. Макашина Т.С. Указ.соч. С.226.

Спустя некоторое время к невесте подходила сваха и уводила её «совершать обряд расплетания косы». После этого начинался пир, по окончании которого, ночью, молодых отводили в клеть спать. Все эти действия сопровождались множеством поэтических причетов и песен. Там же.С.224.

Отсутствие у беспоповцев венчания, играющего большую роль в русской свадьбе, вызывало особое внимание к бытовым обрядам, наделило их особым символическим, сакральным смыслом. Данилко Е.С. Указ.соч. С.190. Главным элементом становился обряд расплетания косы. У поморцев, например, роль венчания заменял следующий обряд: «Лишь только кончалось столование, на отодвинутый на середину избы стол ставят хлебы всевозможных видов, пироги, ватрушки, жбан пива, бутылку с водкой, брагой и прочее. Два хлеба. один женихов, другой невестин, с воткнутыми в каждый из них медными иконами, - тут же на столе. Но не дружки, а уже тысяцкий на сцене. Он берет хлебы и женихов передает жениху, а невесте невестин. И жених, и невеста, по распоряжению тысяцкого. возлагают принятые ими хлебы на свои головы и с хлебами на головах начинают шествие вокруг стола, уставленного яствами и питьями. Вокруг стола водит жениха и невесту, то есть венчает, тысяцкий…» Пермские епархиальные ведомости. 1884.№1.С.254-255. Иногда старообрядцы прибегали к церковному венчанию, но более распространенной и признанной формой оставалось родительское благословление. На путях из земли Пермской в Сибирь… С.190.

Свадебный обряд, состоящий из большого количества ритуальных действий магико-сакрального. игрового и символического характера, формировался из множества различных компонентов. Целый комплекс обычаев и бытовых норм, религиозных представлений, сложившихся среди старообрядцев, предопределил некоторую специфику свадебного ритуала. Однако типы свадеб, свадебные обряды у старообрядцев разных направлений и у православных во многом схожи. Комплекс свадебной обрядности старообрядцев Урала включал в себя все основные элементы предсвадебных, собственно свадебных и послесвадебных обрядов и обычаев русского народа.

Глава 2. Календарные праздники старообрядцев

Календарь, обряды, обычаи старообрядцев Урала берут свои истоки в общерусском календаре и в основном аналогичны ему.

Ещё в глубокую старину основным занятием русского населения было земледелие. Поэтому праздники и связанные с ними обряды носят земледельческий характер.

У восточных славян святки - первый праздник, которым завершается старый и начинается новый год. Праздновали их с рождества до крещения (с 25 декабря по 6 января ст. ст). Происхождение святок связано в основном с занятием славян земледелием. От того, какой будет урожай, зависело благополучие или неблагополучие жизни. Поэтому люди старались «заглянуть» в будущее и «повлиять» на урожай при помощи заклинаний, магических действий и обрядов. Болонев Ф.Ф. Народный календарь семейских Забайкалья. Новосибирск, 1978. С.46.

Святки начинались с сочельника (24 декабря ст. ст.), который, завершая пост, отмечался весьма скромной трапезой. Работа в этот день по хозяйству выполнялась, но никаких «грешных» дел совершать было нельзя. Там же. С. 47. Кутью готовили и ели, но не во всех семьях.

С сочельника вечерами подростки бегали по улицам сел, стучали в окна домов и спрашивали у хозяев: «Суженого-ряженого как зовут?» И те в ответ называли самые нелюбимые имена и прозвища. Молодёжь, женщины, мужчины надевали старую одежду, вывернутые шерстью вверх шубы, личины (маски) со вставленными из брюквы зубами, преображаясь в «медведей», «гусей», «чертей», «коз», в «цыган», «китайцев», «стариков» и «старух». Ряженые заходили в дома и просили хлеб, пироги, шкварки, капусту. Хозяева же просили их сплясать, и ряженые плясали, кто во что горазд. Получив подаяние, шли дальше. Если хозяева скупились, то просители требовали, даже угрожали. Иногда дело доходило до оскорблений. Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. М., 2000. С.125.

Бытовал обряд ношения «курицы». Кого-либо из колядующих наряжали курицей, которую перетаскивали из дома в дом, а она, квохча, ходила по избе. Вождение кобылки, козы, курицы совершалось с магической целью. Пропп В.Я. Указ.соч. С.128. По-видимому, это пережитки солнечного культа плодородия, характерного для языческого мировоззрения восточных славян.

Зооморфные маски в святочной обрядности старообрядцев: кобылки, козы, медведя, курицы, гуся и т.д. - остатки старинных обрядов. Прообразы этих масок играли немалую роль в новогодней обрядности: являлись не только стимуляторами и носителями плодородия, но и маскирование под них способствовало различным вольностям, которые в другое время были бы непристойны и осуждались. Болонев Ф.Ф. Указ.соч. С.48.

В первый день рождества не гуляли, сидели дома. Готовили обильную еду: жаркое, пироги с рыбой, оладьи, пирожки с морковью, черёмухой, капустой, ягодами. За стол садились всей семьей, разговлялись скоромным. На святках вообще старались есть много мясного.

На второй день рождества начинались гулянья молодежи. Парни катали девушек на тройках вкруговую по улицам села. В доме солдатки или вдовы устраивали игрища. На игрища девушки старались одеться как можно наряднее. На игрищах водили игры и «приговаривали жениха», т.е. девушки находили свою судьбу. Там же. С.51. На святках девушки вязали варежки, но прясть не разрешалось. Водку на игрищах не пили.

К новогодним праздникам был приурочен ряд примет, связанных непосредственно с хозяйственной жизнью крестьян: солнце на лето, зима на мороз; году начало - зиме середка, если на рождество идёт снег - к урожаю; на крещение снег - к урожаю; много звёзд на святках - к урожаю на ягоды. Там же. С.57.

Большое место в святочной обрядности старообрядцев занимали гадания, или ворожьба. Русское народное творчество. М., 1959. С.37. Девушки на выданье и холостые парни, стараясь предугадать свою судьбу, ворожили в течение всего святочного периода. Гадания начинались под сочельник. Особенно много гадали в сочельник, в ночь накануне крещенья, когда, по мнению старообрядцев, неистово буйствует нечистая сила.

В гаданиях все старания девушек были направлены на то, чтобы узнать, выйдут ли они замуж, какой будет муж и какая жизнь их ожидает в замужестве. Это основные мотивы гаданий. Пропп В.Я. Указ.соч. С.131.

Ворожили в степи, на росстанях, на развилке дорог. Выбирали места, где страшнее: в подполье дома, в бане, на кладбище (здесь ворожьба считалась более действенной).

При ворожьбе часто использовали предметы быта, домашнего очага, одежду, некоторые кушанья и вещи, связанные со свадебной и семейной обрядностью. Стучали ложкой или поварёшкой в паз новой избы и спрашивали о своей судьбе. Если чудилось, будто лёд шумит, муж утонет. Бросали через ворота валенки, куда носками лягут - туда и замуж идти. На новый год пекли блины и с первым блином выскакивали на улицу: кто первым повстречается, за того или за его родственника замуж выйдешь. Гадали и дома, в избах. Например, гадающей девке завязывали глаза, клали перед ней лестовку, уголь, хлеб и ставили стакан с водой. Возьмет девушка лестовку - оставаться ей в старых девах. Там же. С.134.

Многие гадания похожи на приметы. Святочные гадания старообрядцев в основном варьируют тему личной судьбы человека и его брачного союза. Чичеров В.И. Зимний период русского народного земледельческого календаря XVI -XIX вв. М., 1957. С.193. Но были и чисто колдовские церемонии. Например, поиски косточки-невидимки, обладающей такой же магической силой, как и цветущий папоротник, добытый в ночь Ивана-травника. Болонев Ф.Ф. Указ.соч. С.61.

В целом вопросы к грядущему, остро выраженное стремление определить возможности плодородия, благополучия, довольства в семье и личной жизни человека, так богато и разнообразно разработанные в новогодних гаданиях, характерны вообще для всей святочной обрядности. Чичеров В.И. Указ.соч. С.11.

Новый год старообрядцы ночью не встречали и елку не наряжали. Отмечали праздник обильной едой: в некоторых семьях целиком жарили маленького поросенка.

Завершались святки крещением (6 янв. ст. ст.). Рано утром брали воду из проруби. Этой водой «разговлялись» все члены семьи. Затем эту воду ставили в туеске в подполье, где она и хранилась до следующего крещения. Применяли её в случае, когда необходимо было что-нибудь очистить. Некоторые старообрядцы с целью очищения купались в прорубях. Болонев Ф.Ф. Указ.соч. С.63.

Таким образом, в святочной обрядности старообрядцев прослеживаются сплетённые с элементами христианства черты мировоззрения и культовой обрядности древних славян-земледельцев.

В их основе лежат представления о «рождающемся новом солнце», а также целая серия магических обрядов и примет, связанных со стремлением людей получить хороший урожай, обеспечить плодородие животных и семейное счастье.

Большую роль в жизни старообрядческого населения играли такие праздники, как Масленица, Троица и Пасха.

Масленица была одним из любимых, шумных и весёлых праздников у русского населения.

Для празднования масленицы нет постоянной даты, т.е. это праздник «не в числах». Староверы определяют его начало, не прибегая к сложным расчетам, не по пасхе. как это принято в определении большинства праздников, не имеющих постоянной даты. Рождество Христово начинается 25 декабря (7 января). Масленица после него отмечается примерно через 2 месяца. На масленой неделе месяц обязательно должен «окунуть рог в масло», т.е. народиться. Таким образом, если месяц народился до рождества, то «маслена» ожидалась через 6 недель. Если же луна нарождалась после рождества то - через 9 недель. Болонев Ф.Ф. Указ.соч. С.103.

Начинали праздновать масленицу с понедельника. К этому дню пекли горы блинов на сливочном масле, ели обязательно яичницу, пекли шаньги с творогом, пирожки с яйцами и крупами, оладьи и лепёшки, варили кашу из пшена. Мясная пища исключалась. Там же. С.108.

К четвергу масленичной недели делали изображение масленицы в форме куклы или чучела в виде мужчины или женщины. Чучело со смехом и прибаутками водили по всей деревне. Это называлось «встречать масленицу». В течение четверга, пятницы и субботы кукла оставалась в деревне. Её могли ставить на верхушку горы, с которой катались. Пропп В.Я. Указ.соч. С.85. Провожали масленицу с таким же шумом, как и встречали.

Масленичные игры в целом носили несколько иной характер, чем игры святочные. Со святок было перенесено ряжение, но оно носило случайный характер. Ряженые могли сопровождать процессию встречи и проводов масленицы и тем увеличивали всеобщее веселье. Для масленицы характерно, что часть игр носила характер состязаний, чего нет на святках. Одной из масленичных забав были конские ристалища. Другим видом увеселения были кулачные бои. Они могли проходить в любое время и составляли излюбленное масленичное развлечение: «После захода солнца начинали драться край на край, верхний с нижним. Сначала кулаками, затем хватались за стяги (колья, палки). Были убийства». Болонев Ф.Ф. Указ.соч. С.106.

Всю неделю катались на лотках с гор. Парни катали девушек на конях, на тройках, увешенных колокольчиками, заряженных в кошевки, тарантасы.

Последний день масленицы назывался прощеным. Молодежь ехала к родителям просить прощения, сосед приходил к соседу, родственники - друг к другу. Все просили прощения друг у друга с тем, чтобы не ссориться и не таить зла. Болонев Ф.Ф. Указ.соч. С.106.

Считалось, чем веселее и шумнее гулянье, тем счастливее и урожайнее будет год.

После широкой и разгульной масленицы наступал великий пост, длившийся семь недель вплоть до Пасхи. Всю посуду, в которой готовили скоромные блюда, выносили в погребицу или казенку. Её заменяли посудой постной. Те, у кого не было такой замены, всю скоромную посуду выжигали в печках, накаливая сковороды докрасна, затем обваривали кипятком и чистили речным песком. Там же. С.125.

В Великий пост староверы в гости не ходили, песен не пели. Шла обычная хозяйственная работа. Заготовляли дрова, лес для построек, возили в погреба лёд, чистили дворы и т.д. В последнюю неделю перед пасхой работы прибавлялось. старообрядцы мыли дома внутри и снаружи, причем шоркали так, чтобы стены словно жар горели, а сосновые венцы (яруса бревен) отливали янтарным блеском. Там же .С.126.

Вербное воскресенье - шестое воскресенье великого поста. В этот день освящали вербу. Считалось, что освященная верба влияет на чадородие женщин и плодовитость скота. Дома освященную вербу ставили на божницу и хранили в течение года, применяя её в знахарских и магических обрядах. ё крошили в семена, предназначенные для посева, хлестали животных в определённые дни. По вербе примечали: верба хорошая - урожай хороший.

Четверг последней недели перед пасхой назывался «чистым». В этот день женщины «обновляли» иконы, мыли избы внутри. В чистый четверг, как говорят старообрядцы, ворон своих детей до свету купает. Пока птица не запела, нужно сжечь старые вещи - нечисть не будет водиться. В этот день в загнетку клали в тряпочке соль. Она лежала там до воскресенья, после этого ею полоскали зубы, т.е. применяли как лекарство.

Пережигали соль и золу, заливали их водой, а затем использовали при посадке лука, капусты и огурцов.

В «чистый» четверг ничего никому не давали, полагая, что можно потерять память. В целом «чистый» четверг - это день, связанный с хозяйственными делами и очистительными обрядами. Болонев Ф.Ф. О некоторых элементах мировоззрения старообрядцев Забайкалья// Очерки социально-экономической и культурной жизни Сибири. Т.4.Новосибирск, 1972. С.88.

Пасху праздновали 8 дней. Готовились к ней заранее. В частности, накапливали яйца, которые в четверг перед пасхой красили в «луковых перьях», т.е. в луковой шелухе. Окрашивали по 100-200 яиц. В течение пасхи их раздавали приходящим «христосоваться» детям, а также в первый день праздника разговлялись сами всей семьей. Болонев Ф.Ф. Народный календарь…С.128. Часть яиц приберегали для членов семьи и делили между ними поровну. На божницу к иконам клали крашеное вареное яйцо. По поверью, если проверить это яйцо в рождество, то оно окажется наполовину высохшим, а пролежав до пасхи, становится вновь полным. Там же.С.129. Это пасхальное яйцо бросали при пожаре в огонь, и тот начинал «гореть столбом» и не шел в стороны.

Кроме ритуальных обрядов устраивалось увеселение. На пасхе катали яйца в лотке по желобку. Каждый норовил при катании разбить яйцо своего противника, после чего оно переходило в собственность хозяина уцелевшего яйца. Взрослые ездили в гости друг к другу. Парни и девушки шли на качели или на карусель. Там же. С.130. В течение всей пасхи не работали.

Дни поминовения умерших предков у староверов назывались родительскими. Их было 4 в году. Первый отмечается после пасхи во вторник. Затем следует родительская суббота перед троицей, родительская суббота перед масленицей и родительский день 24 октября (6 ноября) перед Дмитриевым днем. Умерших поминали, приносили им пищу.

Одним из самых любимых и почитаемых праздников была Троица. Это был праздник весны. В этот день рубили березку и наряжали её лентами, шелковыми платками, бусами. У березки собиралось много народу. На улицу вытаскивались столы - пили чай, жарили и ели яичницу. Потом шли к реке, там вкапывали березку в землю и водили вокруг неё «круги» (хороводы). Пропп В.Я. Указ.соч. С.68. Люди старшего поколения, а иногда и молодежь, взяв с собой еду и самовары, выезжали на весь день на луг и гуляли там.

Во время троицы проявлялось как бы вражда между девушками и парнями. Иногда ребята нападали на девушек, несущих березку, отбирали её, разламывали на части и бросали в речку, тем самым лишив их определенного превосходства в день праздника, т.к. Троица - это, в первую очередь, праздник кумовства женщин. Болонев Ф.Ф. Указ.соч. С. 137. Завивание венков, ветвей березки, кумление девушек, поедание ими обрядовой пищи - это символ не только союза женщин, но и союза с ритуальным деревом, приобщение их посредством всего этого к божеству - духу растительности, чтобы взять у дерева его чудодейственную силу. Там же.С.143.

Таким образом, праздник Троицы слился с элементами культа растительных сил. Со временем празднование Троицы связывалось не только с возрождением природы, но и с сердечными чувствами девушек. Этот праздник был праздником молодёжи, прежде всего девушек, гадающих о счастье.

В целом, в святочных, масленичных, пасхальных и троицких обрядах присутствует весьма развитый когда-то культ предков. Можно сказать, что верования старообрядцев представляли собою сплав, органическое соединение древнерусского язычества и христианства. Старообрядцы одинаково верили и в нечистую силу, и в христианского бога. Традиционные праздничные обряды старообрядческого населения Урала представляли собой конгломерат разновременных по происхождению культов и обычаев, связанных с их бытовым и семейным укладом.

Заключение

До последнего времени старообрядчество в исторической науке рассматривалось как движение консервативное, направленное на сохранение «отеческой древней веры, незыблемости древнего культа и даже древнего быта». Поздеева И.В. Личность и община в истории русского старообрядчества// Мир старообрядчества: история и современность. Вып.5.М., 1999. С.3. Однако изучение праздничной обрядности старообрядцев показывает, что такая оценка старообрядчества в целом неправомерна.

Безусловно, до определенного времени (ХХ в.) в среде старообрядцев отмечалась значительная консервация архаического фонда различных форм культуры, включая праздничные обряды и обычаи. Это объяснялось во многом социальным положением старообрядцев. С одной стороны, старообрядцы преследовались государственной властью и церковью, а с другой - сами обособлялись от православных, признавших реформы церкви. Начавшись на чисто религиозной почве раскол сделал вопросы религии главным содержанием умственной жизни; но преследование его со стороны церкви и государства выдвинуло в его среде вопрос политический - об отношении к государству, а необходимость устроить свою жизнь при таких неблагоприятных обстоятельствах, в каких жили старообрядцы, наложила своеобразную печать на различные стороны их общественного и экономического быта.Мифы народов мира. М., 1992.Т.2.С.612. Защищая религиозные обряды, староверы бережно относились к старинным обычаям, нравственным установкам. Трудности усугублялись внутренним нестабильным состоянием, порождавшим дробление на согласия и толки. Именно это и отразилось, главным образом, в обрядовых формах (брак, крещение, праздники). Постепенно происходило уменьшение культурного своеобразия старообрядческих религиозных групп.

Внутренний потенциал духовной культуры староверов нашел отражение в различных формах обрядовой практики. Представление о необходимости порядка внутри календаря требовало четкой приуроченности определенных обрядовых форм к определенным временным периодам. Каждый период имел свои обычаи, своё очертание, требовал магических действий с конкретными функциями. С зимней календарной обрядностью связывались подготовка к свадьбе и сама свадьба. В весенних обрядах на первый план выдвигались молодожены. Основой календарных земледельческих и семейных обрядов явилось представление об единстве человека и природы.

Анализ праздничной обрядности старообрядческого населения Урала XIX - начала XXвв., а именно исследование семейных и календарных праздников, позволяет сделать следующие выводы:

1. Семейная праздничная обрядность староверов укладывается в схему инварианта русской родильной и крестильной обрядности. Особенностями можно считать сдержанный характер крестильного обеда, отсутствие приуроченных к этому моменту разнообразных игровых и магических действий, традиционный набор обязательных блюд. Картина религиозно-обрядовых реалий, связанных с рождением и крещением, отражает разнообразие религиозных вероучений, распространенных на Урале. Определённый отпечаток накладывала конфессиональная принадлежность на свадебный ритуал старообрядцев, который представлял собой сложный многокомпонентный обрядовый комплекс. От принятых в тех или иных старообрядческих согласиях религиозных норм, отношения к таинству брака зависели некоторые моменты обряда, его характер и ход.

2. Праздничный календарь показывает, что вплоть до начала ЧЧ в. староверы сохраняли много архаических обрядов и верований. Особенно это заметно в развитом культе предков, зафиксированном на святках, масленице, пасхе и в родительские дни. Многие обряды выполняли магическую защитную функцию. В календарной обрядности старообрядцев наблюдается слияние или тесный контакт язычества и православия. Хотя подобное явление свойственно всему русскому населению. Однако дохристианские элементы верований у старообрядцев сохранились в большей мере, чем у других групп русского населения.

Таким образом, религиозное мировоззрение старообрядческих групп влияло на всю традиционно-бытовую культуру. Для наиболее радикальных толков характерна постоянная тенденция к ограничению обрядовой сферы. Следствием этого было либо исчезновение некоторых обрядовых явлений, либо замена их синонимичными по содержанию христианскими действиями. Перемещались акценты в обосновании необходимости совершать тот или иной ритуал. Совершение обряда обосновывалось прежде всего соображениями не религиозного, а морально-этического характера.

Праздничная обрядность старообрядцев не представляла собой застывшую систему ритуалов. Изменения, происходившие в содержании традиционной культуры всего русского населения, затрагивали и старообрядческую культуру.

Список использованных источников и литературы

I. Источники

1.Записки Западно-Сибирского отдела Русского географического общества. Омск, 1999. Кн.26.

2.Пермская земская неделя. Пермь, 1908.№4.

3.Пермские епархиальные ведомости.1906. № 17-19.

4.Ревизская сказка 1795 г. по сельцу Сепыч //Мир старообрядчества. Вып.5.М., 1999.

II. Литература

1.Агафонова Н.Н. Некоторые аспекты традиционно-бытовой культуры пермского старообрядчества// Труды Камской археолго-этнографической экспедиции. Вып.1-2. Пермь, 2001.

2.Болонев Ф.Ф. Народный календарь семейских Забайкалья. Новосибирск. 1978.С.36.

3.Болонев Ф.Ф. О некоторых элементах мировоззрения старообрядцев Забайкалья// Очерки социально-экономической и культурной жизни Сибири. Т.4.Новосибирск, 1972.

4.Булгаков С.В. Настольная книга для священноцерковнослужителей. Киев.1913.

5.Грицевская И.М. История и современность сейминского старообрядчества//Мир старообрядчества. Вып.5. М.,1999.

6.Гриченко В.П. Из истории переселения в Прибайкалье старообрядцев семейских. Верхнеудинск, 1922.

7.Данилко Е.С. Отношение к браку и некоторые особенности свадебного обряда у южноуральских старообрядцев// Старообрядческий мир Волго-Камья. Пермь, 2001.

8.Лебедева А.А. Некоторые итоги изучения семьи и семейного быта. Этнографический сборник. Улан-Удэ. 1962.Вып.3.

9.Листова Т.А. Таинство крещения у старообрядцев Северного Приуралья// Традиционная духовная и материальная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки. Новосибирск, 1992.

10.Литвинова И.В. Возможности отражения традиционной культуры старообрядцев в музеях Верхокамья//Мир старообрядчества. Вып.5. М., 1999. С.199.

11.Макашина Т.С. О браке и свадебном обряде старообрядцев Северного Приуралья в конце XIX - началеXX вв.//Традиционная духовная и материалная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки. Новосибирск, 1992.

12.Маковецкий И.В. Архитектура крестьянских построек. Этнографический сборник. Улан-Удэ. 1962.Вып.3.

13.Маслова Г.Н. Русский народный костюм Восточной Сибири// Этнографический сборник. Улан-Удэ. 1962.Вып.3. Мельников П.И.(А.Печёрский) Письма о расколе. Собр.соч. в 8 т. М., 1976.Т.8.

14.Мифы народов мира. М.,1992.

15.На путях из земли Пермской в Сибирь. Очерки этнографии северо-уральского крестьянства XVII-XX в. М., 1989

16.Очерки истории культуры и быта старого Невьянска. Люди, памятники, документы. Екатеринбург, 2001.

17.Очерки истории старообрядчества Урала и сопредельных территорий. Екатеринбург, 2000.

18.Поздеева И.В. Личность и община в истории русского старообрядчества// Мир старообрядчества: история и современность. Вып.5.М., 1999.

19.Попова А.М. Семейские (Забайкальские старообрядцы). Верхнеудинск, 1928.

20.Превошин Н. Одиннадцать уроков из уральской истории// Тагильский рабочий. 25 янв. 1999.

21.Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. М., 2000.

22.Пушкарёва Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (X-началоXIXвв). М.,1997.

23.Русское народное творчество. М., 1959.

24.Селищев А.М. Забайкальские старообрядцы.Семейские.Иркутск.1920.

25.Старообрядчество в России. М., 1994.

26.Чагин Г.Н. Заселение и хозяйственное освоение Верхокамья к конце XVIII-первой трети XIXвв.//Мир старообрядчества. Вып.4.М.,1997.

27.Чесноков А. Свадебные обряды и песни кержаков//Живая старина. Спб., 1911.

28.Чистов К.В. Семейная обрядность и обрядовый фольклор//Этнография славян. М., 1987.

29.Чичеров В.И. Зимний период русского народного земледельческого календаря XVI -XIX вв. М., 1957.

30.Чичеров В.И. Русское народное творчество. М., 1959.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru