Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Музеефикация книги

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

1. Теоретические аспекты музеефикации

1.1 Музеефикация как способ сохранения и использования историко-культурного наследия

Музеефикация - направление музейной деятельности, заключающееся в преобразовании историко-культурных или природных объектов в объекты музейного показа с целью максимального сохранения и выявления их историко-культурной, научной, художественной ценности. Хотя музееефикацией в широком смысле слова можно считать переход в музейное состояние любого объекта, термин, как правило, употребляется по отношению к недвижимым объектам, средовым объектам и объектам нематериального наследия.

Сам термин «музеефикация» содержит в себе корень «муз», сразу обозначающий, что этот вид деятельности имеет прямое и непосредственное отношение к музею, и его исследованием должно заниматься музееведение. Однако, если рассматривать структуру музееведения как структуру научной дисциплины, предложенную. Странским и введенную в широкий научный оборот в России в 1988 г. после выхода в свет созданного советскими и немецкими исследователями учебника «Музееведение» [1], то нетрудно обнаружить, что музеефикация как самостоятельное направление музейной деятельности и как проблема в музееведении отсутствует. При этом с каждым годом проходит все больше крупных музееведческих конференций, в центре внимания которых находится музеефикация, по проблемам музеефикации ежегодно защищаются диссертации по специальности «Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов», появляются многочисленные научные публикации. Но, главное, музеефикация стала неотъемлемой частью современной музейной практики.

Понятие «музеефикация» впервые было употреблено в 1920-х гг. в трудах Ф.И. Шмита, но утвердилось в профессиональном языке музейных специалистов после организации в СССР первых музеев-заповедников, т.е. с конца 1950-х гг. Однако в 1960-х - 1970-х гг. проблемы музеефикации ставились и обсуждались в основном специалистами по охране и реставрации памятников истории и культуры. Серьезный вклад в изучение вопроса внесли выпуски трудов НИИ культуры «Вопросы охраны, реставрации и пропаганды памятников истории и культуры». Процесс становления музееведения как дисциплины при этом шел параллельно, проблематика музеефикации затрагивалась специалистами-музееведами лишь эпизодически.

В то же время процесс музеефикации в музейной практике активизировался, и недостаточное включение музейных специалистов в его осмысление и прогнозирование начало восприниматься как тормозящий фактор. Во 2-й пол. 1970-х и в 1980-х гг. появляется целый ряд публикаций музейных специалистов, посвященных отдельным проблемам музеефикации. Российское музееведение в 1980-х гг. определяло музеефикацию как «направление культурной политики и отрасль музейного дела, сущность которого заключается в превращении недвижимых памятников истории и культуры или природных объектов в объекты музейного показа», а целью музеефикации объявляло их «сохранение и рациональное использование в системе культурной пропаганды» [2]; одновременно из определения музейной деятельности была по-прежнему исключена область, связанная с недвижимыми объектами, последнее объявлялось направленным на «сохранение, изучение и использование движимой части национального достояния» [3].

Музейная практика 1980-х - 1990-х гг. принесла новые подходы к сохранению и актуализации наследия: в сферу музейных интересов активно включаются целые ансамбли, среда, ландшафты, объекты нематериального наследия. Эти процессы нашли отражение и осмысление в 1990-х - начале 2000-х гг. во многих музееведческих трудах, посвященных отдельным аспектам музеефикации: Э.А. Шулепова - музеефикация культурно-исторического наследия как механизм ретрансляции социокультурного опыта региона, Е.К. Дмитриева - проблемы музеефикации мемориальных объектов, О.Г. Севан - музеи под открытым небом, Н.М. Булатов, А.И. Мартынов, А. Медведь - музеефикация объектов археологии, М.Е. Каулен - музеефикация культовых памятников и объектов нематериального наследия, Н.А. Никитина - музеефикация мемориальных ландшафтов и т.д.). В 1990-х гг. в «Российской музейной энциклопедии» автором этих строк музеефикация определена как «направление музейной деятельности и охраны памятников», а цель ее сформулирована как «максимальное сохранение, выявление историко-культурной, научной, эстетической ценности объектов и их активное включение в современную культуру» [4].

Важное значение для разработки теоретических основ музеефикации имеют исследования, проводимые специалистами в области охраны, реставрации и консервации памятников. В рамках информационно-аксиологического подхода к культурным ландшафтам как объектам наследия, разработанного Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачёва, были сформулированы терминология и типология ландшафтов, принципы идентификации и исследования ландшафтов различного типа, принципы сохранения и использования средовых объектов наследия, основы управления культурными ландшафтами.

Музеефикация является столь же важным направлением музейной деятельности, как и фондовая, экспозиционная, культурно-образовательная деятельность. Музей - очень действенное средство освоения среды обитания человеческого сообщества, фактор стабилизации ее качеств, во всем мире он признан как инструмент решения многих важных социальных проблем. Сегодня развитие музеев на местах, в небольших социумах способствовало бы решению проблем социальной адаптации, консолидации общества, снятия напряжений. Для этого необходимы усилия уже существующих музеев, энтузиастов, управленцев, ученых. Один из необходимых шагов - теоретическое осмысление проблемы музеефикации в рамках музееведения.

1.2 Определение понятия «книга»

Несмотря на то, что книга как явление человеческой жизни существует уже давно, до сих пор нет точного определения этого понятия. Это связано с тем, что понятие многозначно, на протяжении истории менялось, а границы, отделяющие его от дефиниций других средств передачи информации, подвижны и не окончательно установлены.

Сотни лет предпринимаются попытки научного определения понятия «книга». Отправной точкой служило восхваление книги как носителя человеческой мысли, произведения искусства, нередко имеющих материальную ценность.

Часто при определении книги исследователи отталкивались от двух основных аспектов книги - материальных и содержательных ее признаков. В одной западногерманской энциклопедии дается такое определение книги: «Книга с точки зрения своей функции представляет собой графическую материализацию духовно-нематериального содержания в целях его сохранения, передачи и распространения в обществе» [10, с. 33].

Советский книговед А.И. Барсук дает развернутое определение: «Книга - это произведение письменности и печати (или определенная их совокупность), являющееся продуктом общественного сознания, идейно-духовной жизни общества, одним из основных средств сохранения, распространения и развития всех форм идеологии, орудием социальной борьбы, воспитания, организации и формирования общественного мнения, орудием научного и технического прогресса» [10, c. 33].

При интерпретации явления книги используется и понятийный аппарат и методы семиотики. Книга с точки зрения теории знаков обсуждалась в 1974 году на II Всесоюзной научной конференции по проблемам книговедения. А.А. Гречихин определил понятие так: «Книга - это не только форма, семиотическая (знаковое произведение определенного жанра) или материально-конструктивная (документ, произведение печати), но и содержание (социальная информация во всех ее разновидностях). Вернее, книга - это диалектическое единство, всегда единство содержания и семиотической и материально-конструктивной формы» [10, c. 34].

Е.Л. Немировский в своем определении также придерживается семиотической концепции: «Книга является одной из форм существования и распространения семантической информации, способом организации производства индивидуального сознания в знаковую систему для ее восприятия другими индивидами» [11, c. 493].

И.Е. Баренбаум обратил внимание на недостаточный учет в семиотической концепции многофункциональности книги (которая является не только средством информации) и ее ориентации на читателя. Он предложил и собственное определение: «Книга - это произведение письменности или печати, имеющее любую читаемую знаковую форму, зафиксированную на любом материале, выполняющее одновременно ряд функций и адресованное реальному или абстрактному читателю» [10, c. 34].

А.А. Беловицкая и С.Л. Омилянчук дают такое определение понятия «книга»: «Книга - способ организации словесного, музыкального или изобразительного произведения в издания; способ, актуализированный средствами книжного дела как процесс и преходящий промежуточный результат организации текста литературного, музыкального, изобразительного произведения, существующего в форме письменного документа, в такую форму произведения печати, как книжное издание» [14, с. 281]. При этом А.А. Беловицкая выделяет сущностную характеристику книги: «Книга есть одна из форм существования информации» [3].

Рассматривая вышеизложенные определения, К. Мигонь отмечает, что все эти определения более или менее удачно очерчивают сферу понятия «книга», но они не в состоянии отделить его от других, таких, как «газета», «журнал», «листовка», то есть от печатного слова вообще. Поэтому он дает рекомендации, которые должны быть учтены при определении понятия «книга»: определение должно отражать сущность книги как общественного явления; оно должно основные характеристики явления; определяемый объект и определяющая его часть должны быть адекватны; следует отразить двойственный характер книги - ее материальную форму и идейное содержание [10, c. 35].

В целом советское книговедение опиралось на вывод, что сложность или невозможность решения той или иной научной проблемы не означает невозможность ее решить в будущем. Поэтому советские книговеды старались выработать основные подходы к определению понятия «книга».

Так, А.И. Черняк высказывал мысль о том, что большое значение для характеристики книги представляется целесообразным разделить определение понятия «книга» на две части: формальную и функциональную. В соответствии с этим он предложил следующее определение: «Книга - средство семантической информации, произведение письменности или печати, представляющее общественный интерес; она служит орудием идеологической борьбы, формирования общественно-политических, научных и эстетических взглядов, инструментом накопления и распространения знаний, научно-технического прогресса» [7, c. 31].

Функциональный подход, определяемый А.И. Барсуком как «подход к произведению печати с позиций читателя» [2, c. 3], присущ и определению книги в энциклопедическом словаре «Книговедение»: «Книга - важнейшее средство информации, орудие политической и идеологической борьбы, распространения знаний, образования и воспитания» [7, c. 32]. Но в данном определении отсутствует характеристика книги как материального носителя социальной информации.

А.М. Иоффе в своем определении пытается объединить функциональный и семиотический подходы, а также уделить внимание содержанию книги: книга - это «документально зафиксированная семантическая информация, существующая в виде текстового сообщения или изображения и функционирующая в обществе в исторически обусловленной форме структурно организованного и пространственно развернутого произведения письменности или печати» [7, c. 34].

В современном книговедении понятие «книга» рассматривается в соотношении с понятием «документ». Еще П. Отле рассматривал книгу как разновидность документа и дал ей такое определение: «Книга - носитель определенного размера из определенного материала, который в случае необходимости может быть подвергнут сгибанию или свертыванию, на который нанесены знаки, представляющие некоторые интеллектуальные данные» [12, c. 257].

Г.Н. Швецова-Водка берет за основу коммуникационно- информационный подход, в котором книга, как и документ, рассматривается с точки зрения теории социальной информационной коммуникации. Г.Н. Швецова-Водка отмечает, что наиболее широкое значение понятия «книга» с материальной и знаковой сторон приравнивается к понятию Документа IV, то есть книга - это любая запись информации на специальном носителе любым изобретенным человеком способом [14, c. 249]. Но существуют и другие определения, сужающие объем понятия «книга», приравнивая его к тому или иному виду документа по разным признакам.

Она рассматривает понятие «книга» с учетом особенностей материального носителя информации. При этом разные значения понятия «книга» обозначим таким образом: Книга I (равно Документу IV), Книга II (документ бумажный), Книга III (документ бумажный листовой), Книга IV (документ бумажный листовой, собрание листов), Книга V (документ бумажный листовой, собрание листов, блочный), Книга VI (документ бумажный листовой, собрание листов, блочный, определенного объема), Книга VII (документ бумажный листовой, собрание листов, блочный, определенного объема, непериодическое издание).

В значении Книга I особенности материального носителя не учитываются. Главное его качество: носитель должен быть таким, чтобы на нем можно было записать информацию любым изобретенным человеком способом.

Значение Книга II охватывает только документы на бумажном носителе, все другие документы не относятся к понятию «книга». Значение Книги III предусматривает, что к «книге» относятся документы на бумажных носителях, но обязательно на листах бумаги. Значение Книга IV указывает, что это - документ, составленный из нескольких листов бумаги (собрание листов).

Книга V приравнивается к документу бумажному блочному, в котором листы бумаги соединяются в корешке. Книга VI - документ бумажный, блочный, определенного объема. В ГОСТе 7.60 - 2003 «Издания. Основные виды. Термины и определения» объем книги определяется «свыше 48 страниц». В том же ГОСТе указывается непериодичность книги [4, c. 18], что дополнительно сужает объем понятия «книга» и отражено в значении Книга VII.

По особенностям знаковой формы и способа восприятия человеком понятие «книга» также определяется по-разному. Самое широкое значение - Книга 1 (равно значению Документ IV). Более узкие значения: Книга 2, Книга 3, Книга 4, Книга 5, Книга 6. С точки зрения каждого их этих значений все другие (более широкие) не относятся к объему понятия «книга».

Книга 2 - документ человековоспринимаемый, непосредственно воспринимаемый. Если человек воспринимает содержание документа с помощью технических устройств, то этот документ уже не считается книгой в данном значении.

Книга 3 - документ человековоспринимаемый, непосредственно воспринимаемый, визуальный. Если человек воспринимает документ при помощи слуха или тактильных ощущений, то этот документ не является книгой в данном значении.

Стоит отметить, что долгое время в книговедении существовала проблема: относятся или нет к Книге документы аудиальные и аудиовизуальные. В качестве аргументов, обосновывающих Книгу как особую категорию, выдвигались фиксированность информации (М.Ф. Яновский писал: «Читающий всегда имеет возможность вернуться к прочитанному… Слушающий лишен этой возможности») и способ функционирования (М. Червинский отмечал, что аудиальные и аудиовизуальные документы наличиствуют в единственных экземплярах в информационных центрах, тогда как книга доступна для широкого потребителя) [15, с. 75]. Но дальнейшее техническое усовершенствование позволило тиражировать такие документы в больших количествах и возвращаться к их содержанию. Более существенным аргументом Г.Н. Швецова-Водка считает тот, что книга - средство передачи логической (словесной) информации), аудиальные и аудиовизуальные документы не обладают такой характеристикой [15, c. 75].

В значении Книга 4 книгой считается только документ символичный, то есть записанный абстрактными знаками, не подобными тому объекту, который отображается.

Значение Книга 5 соответствует документу, предназначенному для чтения, а Книга 6 - документу вербальному письменному, литературному или текстовому, с учетом всех предыдущих ограничений объема понятия «книга». Наименьшее по объему значение - документ непосредственно воспринимаемый, визуальный, символичный, предназначенный для чтения, вербальный, письменный (литературный или текстовой). Н.Н. Кушнаренко рассматривает понятие «книга» еще уже: «Книга - текстовый документ, документ вербально-письменный, человекочитаемый, непосредственно воспринимаемый, не требующий применения каких-либо технических средств, визуальный, опубликованный, печатный, полиграфический, бумажный, блочно-кодексовый, непериодический» [8, c. 220].

Г.Н. Швецова-Водка делает вывод, что разные современные определения понятия «книга» относят книгу к разным видам документа по особенностям материального носителя информации, ее знаковой формы и способа восприятия человеком. Также она отмечает, что убедительных аргументов в пользу того, чтобы ограничить объем понятия «книга» тем или иным значением, не найдено [14, c. 254]. Нельзя сказать, какой именно определенный вид документа (с точки зрения классификации) является книгой, потому что в определениях книги учитываются самые разнообразные признаки.

Для того чтобы понять отличие книги от других документов, Г.Н. Швецова-Водка рассматривает место книги в социальном коммуникационно- информационном процессе. Этот процесс состоит из трех главных элементов: коммуниканта, документа как канала информационной связи, реципиента [14, c. 255].

Для того, чтобы «документ» превратился в «книгу», на пути от коммуниканта к реципиенту нужна деятельность коммуникационных посредников (КП), которые превращают документ исходный, созданный автором, в книгу и способствуют ее поступлению к получателю информации.

Место книги в социальном коммуникационно-информационном процессе можно показать таким образом: Автор - Документ исходный - Коммуникационный посредник-1 (КП-1) - Документ производный (книга) - Коммуникационный посредник-2 (КП-2) - Получатель (потребитель) информации.

В предложенной схеме Автор - это коммуникант или создатель информации, готовящий документ исходный, в котором фиксируется первоначальная информация.

Документ исходный - рукопись или первоначальный вариант сообщения на единичном носителе.

КП-1 - издательство или редакция сериального издания, центр депонирования документов, фирма грамзаписи, видеозаписи и т.д.

Документ производный - издание или публикация, депонированный документ, опубликованный документ.

КП-2 - учреждения системы книгораспространения и книгоиспользования, которые доводят опубликованный документ до его пользователя, делают его доступным для многих. Это сферы книжной торговли и подписки на периодические издания, библиотечного дела и научно-информационной деятельности.

Получатель информации - читатель, слушатель, зритель.

Таким образом, исходя из понимания места книги в социальном коммуникацинно-информационном процессе, Г.Н. Швецова-Водка дает такое определение: книга - это документ, создаваемый в результате деятельности КП-1 (книгоиздательской или редакцинно-издательской организации) и попадающий к получателю информации в результате деятельности КП-2 (учреждений систем книгораспространения и книгоиспользования) [14, c. 256]. Данное определение подчеркивает, что в отличие от любого документа исходного книга с момента ее создания предназначается для неопределенного круга лиц или для абстрактного читателя (потребителя информации). Для этого исходный документ превращается в издание, то есть в опубликованный документ.

Из этого следует, что книга по своей функциональной сущности является документом опубликованным, независимо от формы опубликования (издание или депонирование), особенностей материального носителя информации, знаковой системы ее передачи и канала ее восприятия человеком.

Для превращения документа в книгу обязательной является деятельность КП-1 и КП-2. В связи с этим Г.Н. Швецова-Водка дает такое итоговое определение книги: «Книга - это документ опубликованный, изданный или депонированный, предоставляемый в общественное пользование через книжную торговлю и библиотеки» [14, c. 258].

Г.Н. Швецова-Водка с целью уточнения понятия «книга» рассматривает место книги в реальной системе документальных коммуникаций в целом, то есть в сравнении с функционированием (способом предоставления к использованию) документа первоначального и документа архивного [14, c. 259].

Документом первоначальным называется такой документ, который создается коммуникантом для использования в ближайшее время именно для передачи информации реципиенту. Такой документ может быть передан от коммуниканта реципиенту как при их непосредственном общении, так и через разнообразные средства связи (КП-3).

Документ первоначальный может быть использован для подготовки документа исходного в процессе создания книги. С помощью КП-1 и КП-2 документ исходный превращается в книгу и попадает к потребителю информации через систему книжного дела.

Но в другом случае документ первоначальный может быть либо уничтожен после выполнения им тех функций, для которых он создавался, либо может попасть в специальные хранилища - архивы или музеи, где он из документа первоначального функционально превращается в документ архивный. Физически такой документ остается тем самым, который был создан коммуникантом, но функции его в обществе изменяются, он становится документом архивным. В архивах сохраняются не все документы, а наиболее важные в правовом, научном или художественном отношении. Для сохранения и организации использования архивных документов нужна деятельность КП-4 - архивов или музеев.

Также важным для определения понятия «книга» является исследование соотношения понятий «документ», «книга», «издание», «произведение печати», «литература», «публикация».

Значение понятия «документ» зависит от контекста его использования. Это может быть наиболее широкое значение, приравниваемое к Документу I и охватывающее все виды документов. Г.Н. Швецова-Водка заостряет внимание на том, что наряду с обобщающим понятием термин «документ» можно использовать для обозначения любого явления, которое может быть названо «документом» в том или ином значении. Термином «документ» можно называть любую вещь, представляющую собой единство социальной информации и материального носителя [14, c. 260].

«Книга» как понятие в наиболее широком значении охватывает объекты, относящиеся к объему понятия Документ IV (за исключением тех, которые определяются как Документ VI, VII, VIII, а также неопубликованных документов со значением Документ IV). Любую книгу можно назвать «документом», но не каждый документ - «книгой».

Документом можно считать как отдельное явление, относящееся к объему понятия «книга», так и часть документа-книги, если она имеет определенную самостоятельность (статья из сборника, статья из газеты).

Термином «издание» обозначается как процесс, так и результат деятельности книжных, журнальных и газетных издательств или издающих организаций, которые обеспечивают официальное опубликование и тиражирование специально подготовленных документов.

В ГОСТе 7.60 - 2003 термин «издание» определяется так: документ, предназначенный для распространения содержащейся в нем информации, прошедший редакционно-издательскую обработку, самостоятельно оформленный, имеющий выходные сведения» [4, c. 6]. Таким образом, как отмечает Н.Н. Кушнаренко, книга уже, чем издание [8, c. 221]. Г.Н. Швецова-Водка заостряет внимание на том, что понятие «издание» не может заменить понятие «книга», так как книга «объемлет как издания, так и документы, опубликованные в виде части издания» [14, c. 263].

Совокупность изданий составляет наибольшую часть объема понятия «книга» в его широком значении (остальные - депонированные документы). Каждый экземпляр издания является отдельным документом. Кроме того, самостоятельными документами можно считать части изданий, которые отделяются физически (например, том из многотомного издания) или по содержанию (статьи, заметки).

Среди изданий преобладают печатные. Грампластинки, аудио- и видеокассеты тоже являются изданиями, если они отвечают обязательным требованиям к изданиям. Издание может быть осуществлено также в виде машиночитаемого документа, содержание которого не может быть изменено или уничтожено в процессе потребления информации (например, компакт-диски CD-ROM) [14, c. 264-265].

Особую категорию составляют электронные издания: электронные газеты, журналы, непериодические издания. В электронном издании «издательский оригинал» существует в виде записи в памяти компьютера, а потребителю информации выдается его «копия» на экране монитора, которую можно зафиксировать на собственном машиночитаемом носителе или отпечатать на бумаге с помощью принтера [14, c. 265].

Печатные издания можно также называть произведениями печати. Кроме того, произведением печати является любой отдельный документ, который входит в состав печатного издания. По знаковой природе информации произведения печати могут быть текстовыми и нетекстовыми: изографическими, картографическими, нотными.

Текстовые произведения печати называются также литературными произведениями, а их совокупность - литературой. Понятие «литература» охватывает как текстовые документы, опубликованные в виде произведения печати (изданий), так и депонированные и неопубликованные текстовые документы. Это значение используется, когда говорят о текстовых (литературных) документах по определенной отрасли знания или об определенных типах литературы по социальному назначению (научно-популярная, справочная и т.п.). В узком значении этот термин используется для обозначения только художественной литературы. В книговедении термин «литература» чаще всего используется в широком значении [14, c. 265].

Произведения литературы - это текстовые документы, которые могут быть опубликованы в виде отдельного издания, его части, совокупности изданий, депонированных документов или остаться неопубликованными. Литература - это собирательное понятие для документов, являющихся литературными произведениями.

Применяют в книговедении и документоведении термин «публикация» в значении «процесс и результат опубликования документов». «Публикация» как результат опубликования документа - это отдельный документ, опубликованный в идее издания или его части. Этот термин не охватывает депонированных документов, хотя по закону они тоже считаются опубликованными [14, c. 265].

Таким образом, определение понятия «книга» является одной из основных книговедческих проблем. Начиная с момента появления книги как продукта человеческой деятельности и по сей день, даются различные определения книги, учитывающие ту или иную ее характерную черту. На современном этапе книговедение рассматривает книгу как разновидность Документа IV; в связи с этим понятие «книга» имеет много значений, отличающихся друг от друга по разным признакам.

Так, по особенностям материального носителя информации можно выделить шесть значении понятия «книга», из которых более широкое приравнивается к Документу IV, а наименьшее означает документ бумажный, листовой, блочный, определенного объема (свыше 48 страниц).

Другая классификация - по особенностям знаковой системы записи информации - приписывает наиболее широкое значение понятию «книга» как Документа IV, а наименьшее - как документ человековоспринимаемый, непосредственно воспринимаемый, визуальный, символичный, предназначенный для чтения, вербально-письменный (литературный или текстовой).

Используемые коммуникационно-информационный подход позволяет определить книгу как документ опубликованный, изданный или депонированный, предоставляемый в общественное пользование через книжную торговлю и библиотеки. Определение места книги в системе документальных коммуникаций позволяет найти отличия между книгой, первоначальным документом и архивным документом (отличие заключается в различных действиях коммуникационных посредников).

Такие понятия, как «документ», «книга», «издание», «произведение печати», «литература», «публикация» не противоречат друг другу и могут использоваться по отношению к тем явлениям, которые они обозначают, как взаимозаменяемые.

2. Практические основы музеефикации книги

Мозаичность и сложность современной культуры в числе прочих порождает интеграционные процессы, стремление освоить разнообразный опыт, выйти, таким образом, на новый уровень развития социума. Культурная интеграция как любое масштабное явление имеет общетеоретический и прикладной аспекты. На практике она находит выражение во взаимопроникновении форм, методов, направлений деятельности различных субъектов культуры, в том числе учреждений, осуществляющих в культуре мемориальную функцию - библиотек и музеев. Один из примеров подобного рода - процесс музеефикации, оказывающий заметное влияние на культурную среду XXI века.

Еще в XIX веке Н.Ф. Федоров утверждал, что «всякий человек носит в себе музей» и что «хранение есть свойство не только органической, но и неорганической природы, а в особенности природы человеческой» [4, с. 45]. Но признание его взгляды получили только в конце прошлого тысячелетия. Действительно, в последние десятилетия XX - начале XXI века значительно увеличилось число музеев, выросло их влияние в обществе. Появились новые группы музеев, например, корпоративные, укрепили свои позиции частные музеи. Но этим явление музеефикации не ограничивается, более того, оно выходит за рамки собственно музейных учреждений. Изменилось само отношение к фактам культуры: любой из них в принципе может быть включён в музейную среду, музейное пространство, которое неуклонно стремится к тождеству с социокультурным пространством вообще. Музеефикацию логично рассматривать как способ сохранить целостность культуры в условиях быстрого устаревания социально значимой информации, как способ противостоять унификации и нивелированию этнографических и региональных аспектов культуры.

Частью музеефикации культуры выступает «музеефикация библиотек». Понятие, появившееся в профессиональном языке библиотековедов не более десятилетия назад, означает открытие при библиотеках общественных музеев, отдельных экспозиций, использование в библиотечной практике форм и методов музейной работы, а также усвоение специфически музейного подхода к действительности, выраженного в подчеркнутом внимании к истории и культуре своего края, населенного пункта, учреждения.

Музеефикация - следствие интеграционных процессов музейной и библиотечной деятельности, естественный результат исторического развития музеев и библиотек. Наибольшее распространение музеефикация библиотек получила на территории РФ и стран ближнего зарубежья. Анализ публикаций в профессиональных журналах показывает, что в различной степени приёмы музейной работы используют библиотеки всех регионов России от Приморского до Краснодарского края и от Архангельской до Астраханской области [8, с. 99].

За рубежом музеи обычно появляются при крупных библиотеках, позиционирующих себя как культурные, научные, развлекательные комплексы. В Дании Королевская (Национальная) библиотека в качестве своих подразделений создала национальный музей книг и печатных изданий, национальный музей фотографии6. В США сформировался особый тип научной библиотеки, предназначенной для исследователей-гуманитариев. Библиотека представляет собой музей уникальных книг, непосредственно работать с которыми могут только узкие специалисты. Прочим читателям предлагается электронная версия фондов. Одной из главных задач Центра книги при Библиотеке конгресса является создание музеев библиотек. Интересен опыт возрождённой Александрийской библиотеки. Это своеобразная проекция античного Мусейона в современный мир. Библиотека и музей - равнозначные подразделения нового учреждения.

Музеефикация имеет и обратный результат: музеи делают шаг навстречу библиотекам. Музейные библиотеки становятся более открытыми для рядовых посетителей, участвуют в формировании единого информационного и художественного пространства экспозиций, предлагают свои просветительские и досуговые программы. Так, научная библиотека Самарского областного историко-краеведческого музея им. П.В. Алабина обслуживает школьников, углублённо изучающих краеведение, и готовит собственный музейный проект - макеты национальных жилищ. Посещать «музей» в музейной библиотеке будут слепые и слабовидящие дети. Экспозиция, предназначенная для тактильного осмотра, и сведения из книг помогут детям-инвалидам лучше представить историю и культуру своего края.

Библиотека Государственного центрального музея музыкальной культуры им. М.И. Глинки в Москве работает над проектом читального зала для учёных и музыкантов и создаёт базу данных специальной литературы с возможностью многоаспектного поиска. Библиотека Челябинского областного краеведческого музея участвует в оформлении выставок и проведении экскурсий. В начале 2008 года около 160 посетителей побывали на книжной выставке «Илья Банников Баллада пепла» в читальном зале. Книги из библиотеки размещаются и в основных экспозициях, сопутствуют экспонатам, раскрывают их смысл. Подобный опыт есть и в других странах. Так, в Амстердаме действуют музеи, где в экспозиции сочетаются традиционные экспонаты и книги.

В проектах музеев следующих десятилетий также предусмотрены библиотеки и книжные магазины. Предполагается доступность книжных собраний для любого посетителя. Музейный зритель не только посещает экспозиции, но и имеет возможность отдохнуть в библиотеке, посмотреть интересующую его литературу по искусству и купить сувенирное или популярное издание в расположенном неподалёку киоске [16].

Формирование единого информационного пространства - важнейшая тенденция современности. Ценность для общества сейчас имеет не только сама информация, но и возможность быстро ориентироваться в ней, доступность. Кооперативные проекты библиотек, архивов, музеев по организации доступа к уже имеющимся ресурсам и интеграция для создания новых получили распространение во всём мире. Специалисты Института музейных и библиотечных служб США поддерживают образовательные программы, в которых участвуют все три типа учреждений. Их информационные ресурсы не просто объединяются в компьютерной сети - создаётся новый продукт, например, интерактивные музейные выставки с привлечением ресурсов библиотек и архивов. В Европе также есть подобные проекты. С 2001 года национальные инициативы по созданию цифровых культурных ресурсов стали общеевропейскими. Наиболее активные участники программ - библиотеки, музеи, архивы, университеты.

Объединение информационных ресурсов библиотек, музеев, архивов идёт и в России. В виртуальном пространстве стирается граница между различными учреждениями и странами. Интеграционные процессы развиваются в двух плоскостях: вертикальной, охватывающей различные учреждения и организации в пределах одного государства; и горизонтальной - в сфере международного сотрудничества. Ведущую роль в этом играют библиотеки, так как опираются на давние традиции межбиблиотечного сотрудничества, располагают тиражированным и систематизированным фондом документов, работают по общим правилам описания изданий. Благодаря деятельности АДИТ и сервера «Музеи России», в масштабных информационных проектах всё чаще участвуют и музеи. С 1999 года ведётся Всероссийский реестр музеев, началась информатизация музейных библиотек, возродилась появившаяся ещё в 80-е годы прошлого века идея создания музейного тезауруса. Совместную деятельность учреждений культуры координирует постоянно действующий Круглый стол «Библиотеки-музеи и музеи библиотек» при секциях истории библиотек, библиотек по искусству и музейных библиотек РБА и Центр по проблемам информатизации сферы культуры.

Сканирование и специальная обработка позволяют переводить в цифровой формат уникальные издания. Государственный музей Природы и Человека г. Ханты-Мансийска и издательство «Баско» г. Екатеринбурга начали работу по проекту «Электронная библиотека» - предоставление исследователям и всем заинтересованным лицам цифровых копий редких книг из фондов музея. Перенос текстов с бумажного на электронный носитель используется в большей части музейно-библиотечных проектов, но существуют примеры и другого рода, когда объединяются «библиографические данные, полнотекстовые материалы, а также аудио и видеоматериалы». Практически все музейные библиотеки ведут электронные каталоги и стремятся к совместимости форматов с другими библиотечными учреждениями как в России, так и за её пределами. Появляются сайты отдельных библиотек и музеев, где, в том числе, содержится информация о партнёрах учреждения, приглашение к сотрудничеству.

Единое музейное пространство, единое информационное пространство логично ведут к формированию пространства образовательного. Музейная педагогика - сейчас одна из самых перспективных общественных и культурных дисциплин. Увеличивается интерес и к педагогике библиотечной. Аномия культуры, вызванная рядом причин, возрастающие объёмы информации требуют новых мер в системе образования и воспитания. В этом смысле традиции просветительства музеев и библиотек сегодня актуальны как никогда. Их обучающие программы ориентированы на людей всех возрастов, от дошкольников до пенсионеров, предполагают личную заинтересованность и сотрудничество пользователей, отвечают широкому кругу интересов, основаны на традиционных ценностях.

Музейный экспонат, книга, продукты компьютерных технологий дополняют друг друга и активно используются в образовательном процессе как библиотеками, так и музеями. Естественно было бы ожидать появления совместных образовательных проектов, хотя на муниципальном уровне попытки создать общие программы уже есть [9, с. 67].

Спектр интеграционных и кооперативных проектов библиотек и музеев постоянно расширятся. Этому способствуют общекультурные процессы, охватывающие все институты памяти человечества. Так, актуальной темой для музеев и библиотек становятся не только образовательные технологии, но и проблемы коммуникации, и сфера досуга. Интерактивность - примечательная черта современной культуры. Информационные технологии помогают, а конкуренция между зрелищными учреждениями подталкивает к поиску новых приёмов привлечения зрителей. Индустрия развлечений позволяет зрителю стать участником шоу, даёт возможность вести диалог или полилог с организаторами развлекательных программ, с пользователями Интернета, высказывать своё мнение и определять судьбу проекта. Библиотеки и музеи строят свои отношения с пользователями, с местным сообществом по принципу интеракции.

«Непрерывный диалог» в мемориальных учреждениях культуры - один из путей решения проблемы дефицита общения. Это творческий процесс, который помогает наладить «обратную связь» с читателями и зрителями, облегчить понимание художественных смыслов книги или концепции музейной экспозиции. Посетителям предлагают участие в поэтических студиях, клубах по интересам и дискуссионных клубах, мастер-классах народных умельцев и т.д. Творческие объединения в настоящее время часто появляются и при библиотеках, и при музеях. Как правило, результаты своего труда, будь то поэтический сборник или произведения декоративно-прикладного творчества, авторы представляют на суд своих земляков и становятся инициаторами поэтических вечеров в музеях или вернисажей в библиотеках.

Элемент неожиданности, свойственный подобным акциям, всегда привлекает внимание других пользователей и способствует расширению аудитории проекта. Взаимодействие со СМИ, открытие музейных и библиотечных сайтов дают возможность участвовать в творческом общении, в обмене мнениями всем желающим. Важно предложить программу, участие в которой могло бы отвечать креативным и коммуникативным установкам личности. Зритель-участник, читатель-участник всегда более заинтересован в деятельности учреждения, чем рядовой пользователь. Как один из результатов диалога с обществом можно рассматривать появление объединений «Друзей библиотеки» или «Друзей музея», которые в настоящее время действуют и в столичных регионах, и в провинции.

Большое внимание уделяется и невербальным средствам общения. Проблемы дизайна, оформления библиотечной и музейной среды тщательно изучаются специалистами. Книга, экспонат, архитектура зданий рассматриваются как знаки-символы, метафоры, приобретающие в единстве новые смыслы. Сотрудники музеев ищут оригинальные подходы к построению экспозиций, рассматривая их как метатекст, который языком вещей рассказывает об эпохе, событии или человеке. Библиотекари в своих учреждениях стремятся к гармонии внутреннего и внешнего пространства, позволяющей читателям легко находить нужные книги, оставляющей впечатление уюта, подчёркивающей индивидуальность библиотеки. Часто дизайнеры, создавая музейные и библиотечные интерьеры, приходят к общим решениям, например, к опоре на принцип ребуса, загадки при организации выставок, к использованию компьютерных технологий для лучшей ориентации посетителей, к выделению рекреационных зон.

Точкой приложения сил для многих пользователей библиотек и музеев становится участие в организации досуга. Современным обществом досуг признаётся одной из важнейших ценностей. Библиотеки и музеи эту тенденцию воплощают в формуле «развлекая, просвещать» и позиционируют себя как учреждения интеллектуального досуга. Действительно, музейные и библиотечно-музейные интерьеры могут выступать и как декорации для театрального действа. Оригинальность их роли создаёт экспрессию, особый эмоциональный настрой, эффект погружения в другую среду. Игра, театрализация, инсценировка становятся излюбленными формами массовых мероприятий. Фольклорные свадьбы и светские балы в музеях, песенные посиделки и театральные постановки в библиотеках - явление повсеместное. Библиотеки переняли и адаптировали к своим условиям музейные экскурсии. Музеи, прежде всего, литературные, устраивают у себя чтения и презентации книг. При этом собственного своеобразия библиотеки и музеи не теряют, а поиск новых путей интеграции с другими культурными институтами следует считать характерной чертой социальной действительности.

Образовательные и просветительские программы библиотек и музеев апеллируют, в первую очередь, к местному сообществу. Внимание к региональной культуре - ещё одна тенденция настоящего времени, возможность ответить на конкретные требования конкретных пользователей, способ противостоять негативным последствиям глобализации. Современный музей, где бы он ни был размещён, становится «визитной карточкой» региона, отражая местные обычаи, историю, экономические и социальные достижения и проблемы. Музейные экспозиции всё чаще посвящаются повседневности, быту; достойной запечатления признаётся история семей, родов, отдельных личностей. Всё чаще объектом музеефикации во многих профессиональных музеях и, как правило, во всех библиотечных становятся обычаи, обряды, традиционные праздничные действа и приёмы народных ремёсел. Сотрудники сами овладевают мастерством прях, ткачей, гончаров, вживаются в фольклорные образы. В залах больших и малых музеев возрождается среда, дух уходящих эпох. Музеи, которые Генеральная конференция ИКОМ определила как «живые», сохраняют не только информационно-предметное, но и эмоциональное наследие прошлого, обеспечивая стабильность и преемственность в быстро меняющемся мире [11, с. 12].

Внимание к устной традиции, стремление сберечь фольклорные произведения, передать потомкам воспоминания старожилов - неотъемлемые характеристики деятельности современных библиотек. Они нашли отражение в Манифесте ЮНЕСКО о публичных библиотеках. В числе функций публичной библиотеки Манифест называет «приобщение людей к культурному наследию и развитие в них способности воспринимать искусство, научные достижения и новшества; развитие.

Интеграционные процессы в современной культуре: на примере библиотек и музеев диалога между культурами и поощрение культурной самобытности; поддержку устной традиции». Эти требования находят естественное воплощение в фольклорных и этнографических праздниках, записях воспоминаний старожилов, краеведческих исследованиях, которые ведут многие муниципальные и областные библиотеки. Таким образом, библиотеки и музеи развиваются в одном направлении, хранят для современников и потомков нематериальную составляющую культуры, то, что принято называть «нематериальным культурным наследием».

Библиотеки и музеи играют активную роль в современном обществе. Сохраняя традиционные гуманистические ценности, они привлекают внимание к проблемам сегодняшнего дня, способствуют социальной адаптации наименее защищённых слоёв населения. Создаются программы обслуживания инвалидов, пенсионеров, малообеспеченных граждан, эмигрантов и т.д. Многое делается для того, чтобы библиотеки и музеи стали доступны для каждого, кто хочет воспользоваться их ресурсами. Полностью бесплатные для населения услуги или услуги по вполне демократичным ценам, сотрудничество с Советами ветеранов, школами, поиск особых подходов к обслуживанию каждой категории пользователей - всё это есть в практике большей части библиотек и музеев. И новые пути к гуманизации учреждения культуры ищут на пересечении форм и методов работы: библиотерапия, сказкотерапия, арт-терапия; экспозиции и книги, адаптированные для незрячих; библиотечные музеи, появившиеся в небольших населённых пунктах или микрорайонах; фольклорные, литературные, исторические праздники для ветеранов в музеях; инсценировки народных обрядов для детей и в музейных, и в библиотечных залах.

Общая проблематика и масштаб деятельности способствуют поиску схожих приёмов работы. Библиотеки и музеи стремятся расширить сферу своего влияния, в буквальном смысле приблизившись к своим пользователям. Специалисты, каждый в своей отрасли, говорят о «библиотеке без стен», о разрушении «стен» музея. Регулярными становятся праздничные и рекламные акции на улицах и площадях населённых пунктов, на концертных площадках: библиотечные «променады» и ярмарки, парады музеев. Музейными работниками используется такой приём, как «музей в чемодане». Библиотеки тоже экспериментируют с необычными формами. Например, в течение 2007 года, Года чтения, по улицам Челябинска ходил «библиотечный троллейбус» с рекламными листовками и афишами, извещающими об акциях библиотек, информирующими о новых изданиях. Сотрудники библиотек и музеев участвуют в радиопередачах, снимают видеофильмы о своих учреждениях, проводят олимпиады, конкурсы, краеведческие или литературные чтения, конференции, вовлекая в свою деятельность самый широкий круг лиц.

Активность современных библиотек и музеев проявляется и в стремлении играть роль культурного центра региона, влиять на формирование социальной среды. Общая функция - мемориальная - предполагает сохранение и ценностной составляющей культуры. Духовность, патриотизм, гражданственность - эти ценности в сознании людей связаны именно с библиотеками и музеями. Базовые идеалы и нормы предстают основой становления ценностей настоящего времени, гарантией сохранения преемственности поколений. Понимание ответственности мемориальных учреждений перед местным сообществом и социумом в целом укрепляется в сознании сотрудников музеев и библиотек. Миссия, философия библиотек и музеев всё чаще является предметом профессиональной рефлексии и не воспринимается более как отвлечённый вопрос, не имеющий отношения к практике. Возрастают требования к уровню подготовки сотрудников учреждений культуры. Всё чаще специалистам музейного дела и библиотекарям приходится осваивать навыки программистов, режиссёров, дизайнеров и т.д.

В библиотечной и музейной среде развиваются партнёрские отношения, причём в них включаются не только учреждения культуры. Налаживается сотрудничество с представителями бизнеса, с общественными движениями, с образовательными и научными организациями. Значительно активизируется международное сотрудничество. Разумеется, эта тенденция, как и все перечисленные ранее, не одинаково проявляется среди библиотек и музеев разного уровня и профиля. В международном сотрудничестве, например, лидируют крупнейшие музеи и библиотеки страны. Они же предоставляют базу для научных разработок в своей области и координируют научную деятельность других учреждений.

Региональная культура, технологии досуга, кооперация в целях выполнения отдельных проектов - сфера областных и районных библиотек и музеев, причём, в первую очередь, имеются в виду общедоступные библиотеки, государственные и общественные музеи [9, с. 7].

Специальные, ведомственные библиотеки, корпоративные или частные музеи также подвержены интеграционным процессам. Но для них интеграция характеризуется своими особенностями. Своеобразие определяют специфические функции и цели, положенные в основу деятельности учредителями. Примером могут служить ограничения свободного доступа в корпоративных музеях или отсутствие элемента развлекательности в массовых мероприятиях научных библиотек. Тем не менее, эти учреждения тоже участвуют в формировании единого информационного и культурного пространства. На локальном уровне интеграция проявляется, как правило, особенно ярко. Самый наглядный её результат - повсеместное открытие библиотек-музеев.

Интеграционные процессы в культуре конца XX - начала XXI века оказали значительное влияние на эволюцию библиотек и музеев, стали одной из причин такого явления, как музеефикация библиотек. Сходство целей и задач, общие ценностные приоритеты позволяют библиотекам и музеям вести интенсивный информационный обмен, участвовать в общих проектах, укреплять позиции в сегодняшнем мире. Новые возможности мемориальные учреждения культуры получают благодаря компьютерным технологиям, совершенствованию средств коммуникации, интенсификации международного сотрудничества. Современный уровень их деятельности характеризуется расширением социальных функций. Иначе понимается и традиционная их функция - функция «памяти человечества». Наравне с информационной её составляющей сохраняются эмоциональная и аксиологическая. Библиотеки и музеи получают возможность осуществлять масштабные программы, формировать общее коммуникативное пространство, предоставляя пользователям право активного участия в диалоге и полилоге. Для стороннего наблюдателя границы между различными мемориальными учреждениями неуклонно стираются, но своеобразие библиотеки и музеи сохраняют даже в том случае, когда взаимно перенимают и адаптируют перспективные формы и методы работы.

Заключение

музеефикация книга библиотека архив

Музеефикация - направление музейной деятельности, заключающееся в преобразовании историко-культурных или природных объектов в объекты музейного показа с целью максимального сохранения и выявления их историко-культурной, научной, художественной ценности. Хотя музееефикацией в широком смысле слова можно считать переход в музейное состояние любого объекта, термин, как правило, употребляется по отношению к недвижимым объектам, средовым объектам и объектам нематериального наследия.

Понятие «музеефикация» употреблял в своих работах еще Ф.И. Шмит, но утвердился этот термин в советском музееведении после Великой Отечественной войны в период широкомасштабных работ по реставрации историко-культурного наследия и организации музеев-заповедников. В этот период принято было выделять две формы музеефикации: «под музей», т.е. использование памятника под экспозиции и музейные службы, и «как музей», то есть превращение памятника в самостоятельный объект музейного показа. Сегодня все чаще используется частичная (или «мягкая») музеефикация, не предполагающая полного изъятия объекта из среды бытования и допускающая выполнение им изначальных функций (напр., музеи-храмы, находящиеся в совместном использовании музея и религиозной общины). Выбор формы и методов музеефикации определяется типом памятника, его историко-культурной ценностью и состоянием.

Наибольшее число среди музеефицированных объектов составляют памятники архитектуры. В последние десятилетия ХХ в. в сферу музеефикации все активнеее включаются памятники археологии, науки и техники, природы. Важной тенденцией развития современного музейного мира является неуклонно возрастающее значение музеефикации книги, для сохранения культурного наследия страны.

Список литературы

1. Акилина, М.И. Книга в системе библиотековедческих понятий [Текст] / М.И. Акилина // Библиотековедение. - 1999. - №4-6. - С. 119-123.

2. Алексеев, В.П. Музееведение, музеефикация, культура [Текст] / В.П. Алексеев // Вестник музейной комиссии. - М., 1990.

3. Баренбаум, И.Е. Книговедение и электронная книга [Текст] / И.Е. Баренбаум // Книга: исследования и материалы. - М., 1999. - Сб. 76. - С. 5-15.

4. Барсук, А.И. К определению понятия «книга» [Текст] / А.И. Барсук // Изд. дело. Книговедение: Науч.-информ. сб. ЦБНТИ по печати. - 1970. - №6 (12).

5. Библиотечная энциклопедия [Текст] / Рос. гос. б-ка. - М.: Пашков дом, 2007. - С. 493.

6. Беловицкая, А.А. Общее книговедение: учеб. пособие [Текст] / А.А. Беловицкая. - М.: Книга, 1987. - С. 161.

7. Богомолова, С. Музеефикация библиотек как тенденция библиотечной специализации // Новая библиотека. 2004. №4. С. 13.

8. Введение в культурологию: учебное пособие для вузов [Текст]/ под. ред. Е.В. Попова. - М., 1996. - С. 15.

9. Гомес де Блавиа М. Музей как посредник [Текст] / М. Гомес де Блавиа // Мuseum. - 1999. - №200. - С. 21-26.

10. Гречихин, А.А. Современные проблемы типологии книги [Текст]/ А.А. Гречихин. - Воронеж, 1989. - 247 с.

11. Иоффе, А.М. Введение в книговедение [Текст] / А.М. Иоффе. - М.: МГИК, 1984. - 74 с.

12. Каменецкий И.С., Каулен М.Е. Музеефикация памятников [Текст] // Российская музейная энциклопедия. - Москва, 2001. - Т.1. - С 390.

13. Короткова, И. Электронные книги без водяных знаков [Текст] / И. Короткова // Мир музея. - 2006. - №12. - С. 28-29.

14. Куфаев, М.Н. Проблемы философии книги. Книга в процессе общения [Текст] / М.Н. Куфаев. - М.: Наука 2004. - 192 с.

15. Кушнаренко, Н.Н. Документоведение: учебник для вузов [Текст] / Н.Н. Кушнаренко. - 4-е изд., стереотип. - Киев.: Знання, 2004. - 459 с.

16. Мигонь, К. Наука о книге [Текст] / К. Мигонь. - М, 1991. - 198 с.

17. Малыхин, Н.Г. Общественное значение книги [Текст] / Н.Г. Малыхин // Книга: исслед. и материалы. - 1960. - Сб. 3.

18. Сапронова, В.И. Концепция «книга» в системе общекниговедческого знания А.А. Беловицкой [Текст] / В.И. Сапронова // Библиография. - 2010. - №1. - С. 69-75.

19. Столяров, Ю.Н. Соотношение книги с иными видами документов [Текст] / Ю.Н. Столяров // Книга: Исследования и материалы. - М., 1989. - Сб. 58. - С. 67-79.

20. Швецова-Водка Г.Н. Функции и свойства документа в системе социальных коммуникаций [Текст] Г.Н. Швецова-Водка // Книга: иссл и мат.: Сб.71. - М.: Терра, 1994.-С. 37-57.

21. Швецова-Водка, Г.Н. Общее документоведение [Текст] / Г.Н. Швецова-Водка. - Киев.: Знання, 2009. - 488 с.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru