Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Мраморный дворец в Петербурге

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

Мраморный дворец в Петербурге

Если смотреть на Дворцовую набережную с Троицкого моста, то глаза невольно выделяют из череды величавых фасадов здание, которое не похоже ни на одно другое в Петербурге. Это здание стоит совсем рядом с современной Суворовской площадью и привлекает внимание какой-то «несеверной» нарядностью и ажурностью. И действительно, строил его итальянец Антонио Ринальди, который попал в Петербург уже сложившимся мастером. Даже если бы он не построил в российской столице ничего больше, все равно заслужил бы звание великого архитектора за создание своего шедевра - Мраморного дворца.

Дворец возводился по заказу императрицы Екатерины II для графа Григория Григорьевича Орлова. Граф Григорий Орлов, один из фаворитов Екатерины II, возглавляя артиллерийское ведомство, занимал пост генерал-фельдцейхмейстера и принимал самое активное участие в различных областях государственной жизни России. Подарок был сделан за активное участие Орлова в событиях 1762 года, в результате которых императрица оказалась на русском престоле. Ответным жестом графа стал подарок - огромный бриллиант массой в 189,62 карата, названный «Орлов». Мраморный дворец строился так долго, что граф Орлов умер ещё до завершения работ, 13 апреля 1783 года.

Мраморный дворец является первым в Петербурге зданием, фасады которого облицованы естественным камнем. Из различных сортов мрамора выполнена отделка не только наружных стен дворца, но и некоторых парадных покоев. Для облицовки его фасадов было использовано 32 сорта специально подобранного мрамора, что дало основание для его названия - сначала обиходного: «Мраморный дом», а затем и официального: «Мраморный дворец». Наряду с этим у дворца есть еще одно имя - «Константиновский». По иронии судьбы в нем на протяжении ста лет, с начала XIX века по 1915 год, поочередно жили три великих князя: Константин Павлович, Константин Николаевич и Константин Константинович.

По одной из легенд императрица сама сделала набросок будущего здания и показала его архитектору. Зная, что проект составила Екатерина, Ринальди высоко оценил эту работу и тут же получил разрешение на строительство. Здание заложено 10 октября 1769 года, в его фундамент был замурован мраморный ящик с монетами.

На том месте, где сейчас высится Мраморный дворец, в петровское время находился Почтовый двор с пристанью для двух «почтовых фрегатов», совершавших регулярные рейсы между Петербургом и Москвой. Почтовый двор представлял из себя небольшое мазанковое здание. В 1715-1716 годах он стал деревянным и двухэтажным. На втором этаже расположился зал, где Пётр I устраивал ассамблеи и другие торжественные мероприятия. При Почтовом дворе работала гостиница, постояльцы которой при любой погоде выселялись при прибытии сюда царя. Кроме охраны и служителей здесь служили почтмейстер, секретарь, переводчик и три почтальона. Набережную у Почтового двора назвали Почтовой, сейчас это Дворцовая набережная. В 1730 году Почтовый двор перевели к Исаакиевской церкви, здание и пристань уничтожили. 7 августа 1731 года генерал-фельдмаршал Миних повелел Доменико Трезини разобрать здание Почтового двора, на его месте построить кордегардию и конюшни лейб-гвардии Конного полка. Старый дом был разобран, нового строения так и не появилось. На их месте в 1732 году построили Манеж. Пожар 1737 года уничтожил эту постройку. Освободившееся место расчистили, и назвали Верхней Набережной площадью. Она примыкала к Царицыну лугу. Параллельно Лебяжьей канавке от Невы к Мойке прорыли Красный канал. И именно на этом месте архитектору Ринальди предстояло построить дворец, впоследствии названный Мраморным. Строительными работами руководил полковник артиллерии М.И. Мордвинов. Архитектурный надзор осуществлял Пётр Егоров. Так как при строительстве использовались огромные плиты мрамора и гранита, то большинство материалов доставлялось по Неве. Материалы начали завозить уже в 1768 году. Участок для постройки был органичен со всех сторон улицами и набережной Невы и имел неправильную форму, в этом была существенная трудность, ведь Ринальди нужно было расположить фасад, выходящий на набережную, так, чтобы он не выступал за красную линию, на которую равнялись все дома. Кроме того, Мраморный дворец завершал линию построек на Дворцовой набережной, а на другом конце этой линии высился Зимний дворец. Кирпичные стены и своды здания были возведены в 1769 году. Первичная обработка камня велась в течение 1770-1774 годов. Белый мрамор привозили из Италии, это оказалось дешевле чем везти его с Алтая или Урала. Остальной же облицовочный материал добывали в карьерах близ Ладожского и Онежского озёр. В 1774 году началась окончательная отделка стен мрамором и гранитом. Одновременно с этим начались отделочные работы во дворце. В 1780 году строительные работы, требующие крупных поставок камня, были завершены. С этого же года велась отделка двух верхних этажей. Для кровли в Сестрорецке изготовили медные листы. Их подгонка и пайка была проведена так тщательно, что крыша не знала протечек вплоть до ремонта 1931 года. Архитектор прекрасно справился со сложностями планировки, его великолепная постройка зрительно уравновешивает объем Зимнего дворца и гармонично вписывается в облик набережной. Ощущение гармоничности и естественности возникает еще и оттого, что дворец, как и набережная, выполнен из естественного камня - гранита, и все здание становится как бы продолжением набережной.

К Неве выходит северный фасад здания, но чтобы по-настоящему восхититься этой изумительной постройкой, надо обойти дворец со всех сторон. Противоположный южный фасад, выходящий на Миллионную улицу, полностью повторяет северный, самая же нарядная часть здания была обращена во двор, в сторону Красного канала, именно здесь находился парадный вход во дворец. Здание было ограждено красивой решеткой с ажурными металлическими воротами, и образовавшийся в результате внутренний дворик стал похожим на дворики итальянских палаццо. Во второй половине XVIII века дворец был хорошо виден со стороны Царицына луга (нынешнее Марсово поле) и Летнего сада.

Рядом с Мраморным дворцом, одновременно, началось строительство Служебного корпуса, продлившееся до 1788 года. Это здание было выполнено по проекту архитектора П.Е. Егорова, одного из авторов знаменитой решетки Летнего сада. Служебный дом представлял собой двухэтажное каменное строение, расположенное в восточной части участка. В нём располагались каретники, конюшни, манеж и сенные склады. На втором этаже были квартиры прислуги. В 1844-1847 годах его перестроил архитектор А.П. Брюллов, надстроив третий этаж. После 1917 года здание отдали под общежитие для учёных. С 1919 по 1926 год в комнате с окнами на Марсово поле и Суворовскую площадь жила Анна Ахматова со своим вторым мужем, учёным Владимиром Казимировичем Шилейко. В настоящее время в стенах бывшего Служебного корпуса находится Северо - Западный политехнический институт.

Архитектурный облик и интерьеры.

В 1785 году работы по устройству дворца были полностью завершены. Каменное трехэтажное здание выделяется в панораме Дворцовой набережной массивностью и великолепием. Строгую красоту его архитектурного рисунка подчеркивают разнообразная фактура и красочность природного камня, использованного в отделке фасадов и интерьеров. Пилястры и колонны равномерно чередуются с окнами, а вся композиция, благодаря подбору разных по окраске пород камня, исполнена спокойной грации.

Из розового тивдийского мрамора выполнены отделка часовой башни, аттика и пилястр, объединяющих два верхних этажа здания. Наличники окон созданы из серого рускеальского мрамора, а декоративные гирлянды между окнами второго и третьего этажей изготовлены из белого уральского. Цокольная часть здания, выполненная из выборгского розового гранита рапакиви, благодаря специальной обработке поверхности, имеет красивую шероховатую фактуру.

Восточный фасад с главным входом обращен в небольшой двор и увенчан часовой башней и имеет самый выразительный скульптурный декор. Двор отгорожен от Миллионной улицы и набережной Невы изящной кованой решеткой в виде копий с кистями и золочеными розетками, укрепленной на гранитных столбах. С каждой стороны в ограде устроены двустворчатые ворота с легким декоративным завершением.

Взгляд наблюдателя везде встречает камень и металл. В XVIII веке медные рамы окон всех трех этажей были позолочены (в наше время позолоту сохранили оконные рамы второго этажа восточного фасада и балюстрады всех балконов).

Облик интерьеров дворца эпохи Екатерины II в наибольшей степени сохранился в декоре Парадной лестницы и в интерьерах Мраморного зала.

В оформлении Парадной лестницы преобладает мрамор серо-серебристых оттенков. Скользящий свет, падающий из овальных окон купольного завершения и высоких окон второго этажа, выявляет разнообразный рисунок камня колонн и пилястр, вытесанных из больших глыб. Более светлый оттенок камня перил и балясин лестницы придает им легкость, зрительно расширяя пространство. Над входом в Мраморный дворец была помещена надпись «ЗДАНИЕ БЛАГОДАРНОСТИ». Выше, на аттике, установили башенку с часами. По сторонам от башни установили две фигуры работы скульптора Ф.И. Шубина - Верность (справа) и Щедрость (слева). Парадная лестница Мраморного дворца была украшена статуями Утро, День, Вечер и Ночь. На площадке от второго этажа до третьего - скульптуры, олицетворяющие осеннее и весеннее равноденствие.

На первом этаже находились кухни, котельные и церковь, освящённая во имя Введения в храм Пресвятой Богородицы. Служебные комнаты были оборудованы различными механизмами и приспособлениями. В корпусе по Миллионной улице находилась машина для подачи воды, колодец с двумя насосами для подачи воды в парадные бани второго этажа. В корпусе по Мраморному переулку - колодец с насосом для подачи воды в Садик. В Невском корпусе - бассейн для прочистки механизмов.

В северной части второго этажа Мраморного дворца располагалась Большая Невская анфилада. Сюда попадали с Парадной лестницы через Переднюю и Овальную проходную. Из Овальной проходной можно было попасть в Лаковый зал, или минуя Буфет и Большую столовую попасть в Мраморный зал - главное помещение дворца. В Мраморном зале находятся барельефы «Жертвоприношение», изготовленные для Исаакиевского собора А. Ринальди. За этим залом находился Орловский зал, прославляющий деятельность братьев Орловых. За ним - Екатерининский, прославлявший Екатерину II. С юга к Екатерининскому залу примыкали личные покои Григория Орлова: Парадная спальня, Садик с пятью яблонями, пятью вишнями и фонтаном. В юго-восточной части дворца располагалась Картинная галерея с 206 шедеврами живописи работы Рембрандта, Тициана, Рафаэля, Корреджо, Пуссена, Гроота, ван Дейка и других. В юго-западной части дворца - Греческая и Турецкая бани. В северо-западной части - запасные комнаты Малой Невской анфилады: Кабинет, Спальня, Будуар и Гостиная.

В перекрытии небольшого купола первоначально были помещены часы. В середине XIX века на их место переместили из Лакового зала дворца плафон «Суд Париса», заказанный художнику Г. Орловым в год его женитьбы на Екатерине Зиновьевой.

С каменной площадки третьего этажа хорошо видны лепные горельефы. В центре стены - композиция «Игры амуров», по сторонам - четыре женские фигуры, олицетворяющие добродетели: «Умеренность», «Сила духа», «Благоразумие» и «Справедливость».

Подлинным шедевром мировой архитектуры является Мраморный зал дворца с его скульптурным убранством. Европейская архитектурная традиция XVIII века активно вводила натуральный камень в отделку интерьеров, но в России в этот период даже в императорских дворцах имелись лишь единичные примеры подобного декора (например, Агатовые комнаты в Царском Селе, созданные Ч. Камероном для Екатерины II).

Мраморный зал в основном объеме сохранил до наших дней все особенности своей уникальной первоначальной каменной отделки. Стены зала ритмично разделены четырнадцатью парами каннелированных пилястр розового тивдийского мрамора с бронзовыми золочеными капителями и базами. Орлы белого итальянского мрамора на гирляндах, украшающих стены, напоминают о первом владельце дворца.

Рельефы работы М. Козловского на тему Пунических войн Древнего Рима («Возвращение Регула в Карфаген» и «Камилл избавляет Рим») повествуют о верности Отечеству, о долге, самопожертвовании и великодушии великих полководцев. Четырнадцать круглых мраморных барельефов, размещенных в люнетах по периметру зала, продолжают тему жертвенного служения высшим идеалам, столь характерную для эпохи Просвещения.

Белый итальянский мрамор рельефов, расположенных в простенках и над дверьми, особенно выделяется среди звучной полихромной отделки стен. Оттенки розового и вишневого тивдийского мрамора, желтовато-серого уральского, зеленого и желтого итальянского камня гармонично сочетаются с яркостью лазурита в больших плоскостях вокруг рельефов. Перекрытие зала украшает живописный плафон С. Торелли «Свадьба Амура и Психеи». Теплота дерева сохранившихся наборных дверей с накладками золоченой бронзы выгодно подчеркивает выразительную фактуру камня.

Настоящее архитектурное решение Мраморный зал получил в середине XIX века, когда при реконструкции дворца междуэтажное перекрытие (между 2-м и 3-м этажами) было разобрано и зал стал двусветным. Живописный плафон был поднят на высоту 3-го этажа, и появились бронзовые с хрусталем люстры.

Интерьеры дворца перестраивают по проекту архитектора Александра Брюллова. С тех времен сохранился весь лепной декор перекрытий второго этажа.

Новое назначение и новое архитектурное и декоративное оформление в 1840-х годах (1845-1849 гг.) получил большой Белый зал. Широкие арки и крестовые своды сплошь украшены лепными орнаментами готического стиля. Группы колонн искусственного белого мрамора разделяют зал на три части, являясь зрительной опорой орнаментальным сводам. Шесть высоких венецианских окон второго яруса, размещенных над пристроенной Дубовой галереей, выходят во внутренний двор, наполняя большое пространство зала мягким светом.

На противоположной, западной стене зала простенки с лепным орнаментом скрывают окна третьего этажа. Лаконично и просто архитектор сумел сохранить фасад классицизма XVIII века, найти новое архитектурно-пространственное решение интерьера и создать романтическую атмосферу в стиле своего времени, соединив в лепном убранстве Белого зала сложные готические элементы и национальные русские мотивы (фигуры витязей и двуглавых орлов).

Великокняжеский Мраморный дворец, как и многие дворцы Западной Европы, имел Зимний сад, к которому от Белого зала ведет Греческая галерея. В настоящее время в этой части дворца начат комплекс восстановительных работ.

Отделку последней четверти XIX века сохранили личные покои Константина Константиновича и его супруги Елизаветы Маврикиевны. Помещения эти располагаются вдоль Миллионной улицы. Они невелики и имеют различное оформление: сложный неповторяющийся резной декор - в музыкальной комнате, панели красного дерева и тисненую кожу - на стенах в библиотеке и кабинете. Гостиная выделяется пятичастным живописным плафоном «Служение искусству» работы Э. Липгарта, сюжеты композиций для которого были предложены художнику самим великим князем.

«Жизнь» дворца.

Строительство дворца совершилось за 17 лет с 1768 по 1785. После смерти графа Орлова дворец был выкуплен у наследников в казну.

В 1796-1797 годах здесь жил пленный лидер польских конфедератов Тадеуш Костюшко. После смерти Екатерины II его освободил Павел I.

В 1796 году Екатерина II отдала Мраморный дворец своему внуку, второму сыну Павла I, великому князю Константину Павловичу. Он стал подарком по случаю его бракосочетания с принцессой Саксен-Заальфельд-Кобургской Юлианой-Генриеттой-Ульрикой. (Приняла православие, получив при крещении имя Анны Федоровны). Однако, за плохое поведение императрица выселила внука из дворца. Константин Павлович, которому в момент свадьбы было шестнадцать лет (его жене четырнадцать), стрелял в помещениях из пушки живыми крысами и издевался над своей женой. Великий князь Гавриил Константинович писал в своей «хронике»: «Когда великий князь Константин Павлович женился, Екатерина подарила ему Мраморный, но молодой Константин Павлович вел себя неподобающим образом: он стрелял из пушки в большом коридоре дворца и, чтобы не убить свою жену, сажал ее в большую вазу. За такое поведение Екатерина выселила внука из Мраморного дворца».

В 1797-1798 годах дворец стал петербургской резиденцией последнего короля Польши - Станислава Августа Понятовского. Король, лишенный короны и государства, прибыл в Петербург для участия в работе финансово-политической комиссии по урегулированию долгов аннексированной Польши и был встречен императором Павлом I и великими князьями в Мраморном зале дворца. Он обитал здесь вместе со своим двором из 167 человек и 83 представителями свиты. Для приёма короля и его окружения часть Мраморного дворца была перестроена архитектором В. Бренна (По его же проектам исполнялось траурное убранство залов после внезапной кончины короля). Однако и после этого Понятовский жаловался на тесноту. После его смерти 12 февраля 1798 года Константин Павлович вернулся в эту резиденцию. Несмотря на это, именно в Мраморном дворце Павел I посмертно короновал Понятовского.

При Константине Павловиче в Мраморном дворце располагались большая картинная галерея, библиотека, коллекция фарфора. В Зале для игры в мяч великий князь разместил Арсенал русского и зарубежного оружия и мундиров. В 1806-1807 годах А. Воронихин переделывал малую анфиладу комнат вдоль Невы и ряд помещений по Миллионной улице. В Мраморном дворце Константин Павлович жил не часто. В апреле 1814 года он стал наместником Царства Польского и покинул Петербург.

После отъезда Константина Павловича Мраморный дворец перешёл Придворной канцелярии. Здесь сдавались квартиры придворным чинам. В 1830 году здание обследовалось архитекторами В. Очаковым и Х. Мейером. Они признали его аварийным, начался капитальный ремонт.

В 1832 году Николай I отдал Мраморный дворец своему второму сыну - Константину Николаевичу. После пожара в Зимнем дворце 1837 года здесь хранились столовое серебро и иностранная библиотека. 20 августа 1845 года был утверждён проект переустройства Мраморного дворца, который выполнил А.П. Брюллов. Перекрытие Мраморного зала было приподнято на один этаж. Рядом с ним разместилась Парадная столовая. В Парадный кабинет Константина Николаевича можно было попасть через первый зал Приёмной. Рядом с ним Брюллов создал Библиотеку, из которой был проход в Зимний сад, созданный на месте Садика. Далее - Большой зал, где устраивались концерты с участием М. Балакирева, А. Рубинштейна, Н. Римского-Корсакова. Рядом Брюллов создал Ванную в античном стиле, восстановил ликвидированные Воронихиным Турецкую и Греческую бани. Арсенал был перестроен в готическом стиле и был назван Белым залом. Здесь устраивали танцевальные и музыкальные вечера. Здесь, на костюмированном балу 2 мая 1856 года, на котором присутствовало 1000 человек, состоялось первое выступление И. Штрауса в Петербурге. В 1857 году в Белом зале установили орган работы Г. Метцеля. Появился подъезд со стороны Мраморного переулка. Позже появилась легенда, что именно через него Екатерина II проходила на свидания к Орлову. Из бывшего Лакового зала на Парадную лестницу был перенесён плафон немецкого живописца XVIII века И. Криста «Суд Париса». Все работы были завершены к 1849 году. 29 декабря этого года великий князь Константин Николаевич и его супруга Александра Иосифовна въехали в свою новую резиденцию. С этого времени Мраморный дворец стал называться Константиновским. В Высочайшем указе от 20 декабря 1849 года было сказано: «Предназначенный Указом моим 6 марта 1832 года Департаменту Уделов данным любезнейшему сыну моему его императорскому высочеству великому князю Константину Николаевичу и ныне, вновь перестроенный Мраморный дворец со всеми убранствами и принадлежащим к нему служебным домом, всемилостивейше жалую в дар его императорскому высочеству, в вечное и потомственное его высочества владение. Повелеваю дворец сей именовать Константиновским и о сдаче оного с планами и описями сделать с вашей стороны должное распоряжение».

Мраморный дворец вновь перестраивался в 1860-х годах. Здесь были устроены новые кабинеты, столовые, детские. Появилась электростанция, которая давала электричество не только помещениям дворца, но и фонарям на Марсовом поле. Обустроили подъёмные машины - лифты. В 1883 году здесь появился телефон. Обитатели дворца развлекались тем, что слушали через него оперные спектакли.

После Константина Николаевича дворцом владел его сын - Константин Константинович, известный под псевдонимом «К.Р.». при нём здесь проводились камерные концерты, литературные чтения, ставились любительские спектакли. В 1884-1886 годах архитектор А.К. Джиоргули переделывал помещения первого этажа по Миллионной улице: Приёмную, Опочивальню, Гулевую, Горенку. Они были отделаны в старорусском стиле, расписаны художником Ф. Седовым. Изменились также Спальня, Гостиная, Музыкальная комната, Кабинет. В 1898 году по инициативе Константина Константиновича в Мраморном дворце прошло заседание Императорского Географического общества, на котором было принято решение о строительстве ледокола «Ермак» по проекту адмирала С.О. Макарова. На заседании присутствовали Д.И. Менделеев и С.Ю. Витте.

Во время Первой мировой войны во дворце размещался госпиталь для раненых офицеров. В начале революции вдова Константина Константиновича (он скончался в 1915 году) ещё жила здесь. В 1917 году ей с детьми пришлось переехать в дом Жеребцова на Дворцовой набережной. После февральской революции в цокольном этаже Мраморного дворца разместилось Министерство труда Временного правительства. Был даже подготовлен договор на покупку всего дворца правительством за десять миллионов рублей. Однако после октября 1917 года здание было национализировано. Большая часть художественных коллекций была передана в Государственный Эрмитаж. Первое время здесь работал Наркомат труда. После переезда правительства в Москву до 1936 года во дворце размещалась Российская академия истории материальной культуры.

После ликвидации академии Мраморный дворец передали музею В.И. Ленина. Здание было перестроено для музейных целей по проекту Н.Е. Лансере и Д.А. Васильева. В 1937 году в залах Мраморного дворца были развернуты экспозиции ленинградского филиала Центрального Музея В.И. Ленина. Новое использование помещений привело к утрате архитектурной отделки залов второго этажа (были уничтожены уникальные камины и декоративные ткани, в залах закрасили искусственный мрамор, забелили росписи и живопись). Переделки практически не затронули только Парадную лестницу и Мраморный зал, сохранившие, в основном, авторскую отделку А. Ринальди. В ноябре 1937 года у входа установили броневик, с которого Ленин выступал в день своего прибытия в Петроград 3 апреля 1917 года. Музей открылся в ноябре 1937 года. В январе 1992 года Мраморный дворец был передан Государственному Русскому музею, броневик был отправлен в Артиллерийский музей. На его месте установили памятник Александру III, используя тот же постамент, на котором стоял ленинский броневик. С этого времени ведется планомерное изучение и научная реставрация уникального памятника. Восстанавливаются декор, историческая планировка и объемы помещений. Экспозиции, развернутые в отреставрированных залах Мраморного дворца, отражают роль и место русского искусства в контексте мирового. Осмысление этой роли позволяет лучше понять своеобразие национальных традиций и самобытность отечественных мастеров и, вместе с тем, ощутить традиционные общеевропейские корни.

Художественный процесс XX века представлен в залах «Музея Людвига в Русском музее». Одна из лучших в мире коллекций произведений современных художников, в том числе, и российских, была подарена Русскому музею крупнейшими немецкими собирателями - супругами Петером и Ирэной Людвиг. Это собрание отражает многие характерные тенденции современного искусства, и само появление такой экспозиции в залах дворца, являющегося частью Русского музея, позволяет увидеть отечественную культуру в сопоставлении с мировой. Этой же цели служат и временные выставки российских и западных художников, проходящие в Мраморном дворце. Часть экспозиционных залов третьего этажа занимает обширная коллекция братьев Иосифа и Якова Ржевских, подаренная Русскому музею этими известными петербургскими коллекционерами.

дворец мраморный екатерина архитектурный

Список литературы

1. Вел. кн. Гавриил Константинович. В мраморном дворце. Из хроники нашей семьи. Нью-Йорк. 1955.

2. Н.А. Синдаловский. Петербург: От дома к дому… От легенды к легенде… С.-Петербург. 2000.

3. Зодчие Санкт-Петербурга. XVIII век. СПб., 1997.

4. Глинка Н. «Строгий, стройный вид.». М., 1992.

5. Т.А. Соловьева. Дворцовая набережная. СПБ., 2005.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru