Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Культурный и религиозный фактор в становлении западных регионов Китая

Работа из раздела: «Культура и искусство»

Федеральное агентство по образованию РФ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«НАЦИОНАЛЬНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Факультет: ИСГТ

Направление: Регионоведение

Кафедра: Истории и регионоведения

Курсовая работа

по дисциплине «Культура, религия, литература стран АТР»

Культурный и религиозный фактор в становлении западных регионов Китая

Выполнил:

Студент группы 11500

Д.Е. Селиванов

Проверил:

Преподаватель И.Ю. Гурьева

Томск 2012

Оглавление

Введение

Глава 1. «Новая граница»

1.1 Краткий исторический очерк

1.2 Ислам и шаманизм в Синьцзяне

1.3 Обряды уйгуров

Вывод к главе 1

Глава 2. Земля «Сокрытая на западе»

2.1 Исторический очерк

2.2 Религия

2.3 Обрядность

2.4 Тибетские отшельники, Наджорпа

2.5 Сепаратистское движение

Вывод к главе 2

Заключение

Список литературы

Введение

На сегодняшний день люди полны стереотипов в отношении жителей других стран, причем стереотипы, как правило, распространяются в отношении определенной расы или национальности которые доминируют в данной стране, и построены, прежде всего, на базе тех скудных знаний, а чаще заблуждений, которыми многие из нас обладают. Исключением не является и Китай.

Однако мало кто на сегодняшний день, из непосвященной публики реально представляет все многообразие китайских регионов и внутренней ситуации в Китае, которая изменяется каждые несколько сотен километров. Чем дальше мы уходим от классического конфуцианского севера Китая, колыбели китайской цивилизации, тем более удивительные формы культуры мы встречаем на своем пути. Именно становлению таких вот, не традиционно китайских регионов, в то же время входящих в территорию Китая и посвящена моя работа.

Первоначально темой моей курсовой работы являлся культурный и религиозный фактор в формировании регионов Китая. Однако, выявив основные пять регионов, я внезапно осознал, (а конкретнее внезапность настигла меня на 21 странице) что я только начал свое исследование, а работа между тем уже должна постепенно подходить к концу. Китайские регионы примечательны в первую очередь тем, что объектов для анализа великое множество, и увы все регионы не рассмотреть в формате одной курсовой работы.

Таким образом, я решил сузить тему своего исследования только до основных нетрадиционных китайских регионов, таких как Синьцзян, Внутренняя Монголия и, конечно же, Тибет.

Именно западные регионы я выбрал не случайно. В первую очередь они являются наиболее непохожими на все, что мы видим в Китае, во вторых также имеют свою богатую историю. И в третьих они хоть как-то освещены в научной литературе, в то время как в отношении Южных регионов найти сколько-нибудь стоящие научные труды, переведенные хотя бы на английский язык целая проблема.

Хронологические рамки

Хронологических рамок в моей работе нет. По той простой причине, что формирование регионов есть процесс перманентный, протекающий сквозь всю историю страны и целиком и полностью зависящий от событий происходящих тысячу лет назад, сто лет назад, год назад, прямо сейчас.

Причем, период вхождение данного региона в Китай далеко не всегда знаменует собой начало его культурного и религиозного становления. В случае с моими регионами это коренным образом не так. В данном отношении мне придется рассматривать историю определенных народов с древнейших времен и до наших дней, связывая её с современными китайскими реалиями и прослеживая культурный и религиозный симбиоз между этносами.

В целом, на 30-45 страницах текста объять необъятное, конечно, невозможно. И в моем случае подробного исследования охватывающего многотысячелетнюю историю тех же Уйгуров не удастся, однако путем выделения и анализа основных вех истории того или иного этноса я надеюсь проследить основные этапы культурного становления выбранных мною регионов.

Степень изученности темы

Не могу сказать, что моя работа носит инновационный характер, открывающий широкому кругу специалистов целый ряд вопросов, которые ранее никогда не поднимались. Безусловно, это не так.

Сегодня спецификой отдельных регионов занимаются все кому не лень, от маститых ученых этнологов, культурологов, географов и историков до популярных тележурналистов, и журналистов прессы. Поэтому недостатка в литературе и источниках я не испытываю.

Тибет очень ярко описывал Всеволод Овчинников Овчинников В.В. «Вознесение в шамбалу» М., Дрофа Плюс 2005г. - 448с., с точки зрения именно рядового обывателя. Более серьёзные анализы Тибета были написаны ещё Бичуриным Н.Я., в книге «История Тибета и Хунхунора» Бичурин Н.Я. «История Тибета и хунхунора» СПб. Изд. Им. Ак. Наук 1833г. - 822с., а также Богословским В.А. в книге «Очерк истории тибетского народа» Богословский В.А. «Очерк истории тибетского народа» М., Восточная литература 1962г. -192с. .

Однако наибольшую роль в моей работе играет книга французской путешественницы Александры Давид-Неэль «Мистики Тибета»2 Давид-Неэль А. «Мистики Тибета» М., Дягилев центр 1991г. - 144с., где очень красочно описывается тибетская культура и ментальность глазами человека побывавшего, и «варившегося» в среде «Страны снегов» долгие годы, Синьцзян Уйгурский автономный район открыт в книгах Л.А Чвырь «Обряды и верования уйгуров»Чвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров» М., Восточная литература 2006г. - 288с. и «Краткая история уйгуров» Г.М. ИсхаковаИсхаков Г.М. «Краткая история уйгуров» Гылым, институт уйгуроведения 1991г. - 254с..

Сложность же заключается вот в чем. Проблема моей работы - недостаток литературы именно современного периода охватывающего культуру и религиозные предпочтения в современных регионах. Ведь для полной картины становления необходим финальный аккорд, а он к моему превеликому сожалению отсутствует.

Вследствие чего предупрежу сразу, В лучшем случае моя работа основана на трудах, написанных в 1992 году (путешествие Овчинникова в Лхасу). В основной же своей массе, труды, на которых я базируюсь, датированы концом 19 началом и серединой 20 века.

Существуют современные книги, посвященные той же проблеме, например Люди и Боги страны Снегов Кычанов Е.И., Савицкий Л.С. «Люди и Боги страны Снегов» СПб: Российское востоковедение, 2006г. - 432 с. Кычанова и Савицкого, написанная в 2006 году. Однако база для подобных книг - все та же: старые записки путешественников 19-20 веков и книги основанные на них же.

Проблематика и цели

К основным проблемам, которые я ставлю для себя, в этой работе я могу отнести проблему невосприятия Китая как многонационального, многорелигиозного и в первую очередь многокультурного мирового региона. На сегодняшний день мы имеем ряд стереотипов касающихся китайцев. В случае с Китаем современным мы имеем далеко не единую в убеждениях страну, о которой говорить «в единственном числе» просто неправильно. Китай не один. Китая много, и он совершенно разный, непохожий в своих регионах друг на друга. В работе с Китаем необходимо учитывать географическую принадлежность любого объекта вашего исследования (или банального интереса), ибо именно принадлежность объекта к определенному региону является ключевым фактором в выборе методов и понимании многих аспектов связанных с этим объектом. Подобная географическая привязанность и культурный контраст внутри страны, на мой взгляд, являются неповторимой особенностью, с которой сталкиваешься во время изучения Китая.

И эта особенность, на мой взгляд, прекрасна, ибо культурно однообразную страну пытаться понимать попросту неинтересно.

Своей целью я считаю, донесение этой мысли до любого кто соблаговолит мою работу прочитать.

Кроме этого, регионы, представленные в моей работе, важны существующим в них сепаратистским движением. Одной из целей своей работы я считаю выявление характера причин этих сепаратистских движений. Кроме того, важно понять, что из себя представляет в культурном плане регион - обособленную единицу, насильственно присоединенную к Китаю, сохраняющую свое национальное «я», или будущий винтик в едином культурном механизме, который перемолол уже немало таких вот обособленных культур. Механизме, имя которому - Китай.

Исторические источники.

Так уж получилось, что в формате данной работы ключевую роль я отдаю не серьезным научным трудам, изобилующим терминами понятными лишь узкому кругу специалистов. Главными источниками в моей работе служат записки всевозможных путешественников, посещающих Китай.

Ярче всего это будет прослеживаться на примере исследования Тибета, где базовыми книгами, на которые я буду опираться, служат «Мистики Тибета», Александры Давид-Неэль, и «Вознесение в Шамбалу» Всеволода Овчинникова.

Безусловно, с точки зрения науки, многие явления, описанные в этих книгах, имеют весьма сомнительную доказательную базу, однако я не собираюсь рассуждать о Тибетских чудесах всерьез. Ценность они представляют для меня в основном в качестве отличного описания ментальной культуры. Все дело в том, что в этих книгах, особенно в «Мистиках Тибета» описана позиция человека обитающего в социальной среде изучаемого региона.

В отношении внутренней Монголии, важным историческим источником для меня, являются путевые записки великого русского путешественника П.К. Козлова.

Таким образом, все эти книги очень подробно описывают мельчайшие особенности быта обычных жителей, а также их обрядность в 19 и 20 веках, так важные для моего исследования.

Кроме того, одним из самых ярких исторических источников является древняя тибетская книга мертвыхТибетская книга мертвых, перевод Боченков А.С. М., Эксмо 2009г. - 400 с., которая представляет собой буквально путеводитель по загробному миру тибетцев. Она является неоценимым культурным памятником древности, раскрывающим особенности тибетской буддистской ментальности.

Методология

Несмотря на факт культурологического характера моей работы, преимущественную роль в ней будет играть все же историографический метод. Ведь в моем случае простого описания культурных и религиозных особенностей в тех или иных регионах мало. Важно понимание их становления. Становления на фоне исторических событий, диалога с другими культурами. И в этом мне помогает именно история.

В плане истории я не могу сказать, что моя работа будет вписываться в рамки какой-либо одной детерминистской теории. Я не могу похвастаться страстью к цивилизационному подходу Тойнби, размышлениям о пассионариях, у Гумилева, или азиатскому способу производства по Марксу. В моей работе представлен синтез теоретических подходов к изучению истории, которые используются в тех моментах, проблемы которых они освещают в лучшей степени, нежели их конкуренты.

Кроме того, в моей работе важную роль играет география. Ведь не только человек подстраивает среду обитания под себя, но и среда обитания меняет человека в ту или иную сторону. Таким образом, картографический анализ в моей работе тоже имеет место быть.

Ну и не стоит забывать о таких привычных в культурологической сфере знаний методах как метод описания и сравнения. Сравнивать придется не только с соседями, но преимущественно с ситуацией внутри самого Китая, дабы региональный колорит и контраст внутри страны был более явным. Описание же играет первостепенное значение в случаях с анализом народных традиций, обычаев праздников и т.д.

Глава 1. «Новая граница»

Начинать рассказ всегда выгоднее издалека, не затрагивая какую-либо серьёзную тему в первую очередь, но и не размениваясь на мелочи. Такой вот «золотой серединой» является в моей работе Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Несмотря на общее пренебрежительное отношение к нему как к отсталому, этот Китайский регион богат удивительной историей, красочными специфическими обычаями и великой древней культурой. Просто многие, так или иначе, подвергаются взлетам и падениям. На сегодняшний день Синьцзян переживает не самые свои лучшие времена, однако сбрасывать его со счетов только из-за низкого уровня экономического развития (в сравнении с другими китайскими регионами) на мой взгляд, все же не стоит.

Мне, как выходцу из средней Азии не составит особого труда представить быт и общее мировоззрение уйгуров. Однако не думаю, что многие обладают подобным ценным жизненным опытом, посему мое исследование в отношении Синьцзяна имеет смысл.

Дабы понять колорит данного региона и прочувствовать его особенность в контрасте с другими регионами Китая, стоит привести небольшой историографический очерк.

1.1 Краткий исторический очерк

В отечественной историографии Синьцзян чаще называют Восточным Туркестаном. В случае с уйгурами, их предки, племена теле появились на этой территории на рубеже нашей эрыБогословский В.А. «Краткая история уйгуров» 18с.. В процессах конфликтов между западными тюрками, проживающими в этом регионе (самоназвание ашина) и восточными тюрками огузами или огурами (которые в последствие и дали название уйгурам) ведущую роль в регионе заняли последние.

Примечателен факт первоначального кочевого характера тюрков на этой территории. Однако с приходом к власти, в распоряжении уйгуров появился целый участок великого шелкового пути, что привело к ярким этнологическим контактам.

Самым важным, пожалуй, является влияние согдинцев (племя бежавшего из средней Азии от арабского завоевания в Восточный Туркестан). Согдинцы дали уйгурам письменность, обучили их поливному земледелию и активно влияли на стремление уйгуров к оседлому образу жизниБогословский В.А. «Краткая история уйгуров» - 25с..

Именно в это время, V-VIII вв. н.э. начинается исламизация Восточного Туркестана. Стоит отметить, что завоеван арабами данный регион не был, таким образом, насильственной исламизации здесь никто не проводил. Просвещали в тонкостях ислама неверных уйгуров и прочих тюрков чаще всего шииты, что тоже наложило неизгладимый отпечаток на общий религиозный фон в регионе.

Важную роль сыграло первое мусульманское государство - династия Карахамидов, чье влияние в это время было очень сильно. Именно в период Карахамидов VIII в. н.э. Восточный Туркестан делится на буддистский юг и исламский север.

В дальнейшей исламизации важную роль сыграли Монголы, с чьим завоеванием Восточный Туркестан стал исламским.

Очень важно отметить, что в период монгольского завоевания уйгуры в силу своего хорошего образования (в Восточном Туркестане было огромное количество медресе, и мусульманское образование было поставлено на широкую ногу ещё до прихода монголов) начинают составлять бюрократический аппарат монголов в регионе. Что, безусловно, повлияло на самосознание уйгуров, прибавив им аргументов к самоидентификации своего этноса как древнего и образованного.

Позднее, после ухода монголов из региона, уйгуры вместе с буддистами ойратами (родственниками калмыков) создают собственное мощное государство, сыгравшее огромную роль в истории региона - Джунгарское ханство. Удивителен факт того, что государство с миллионным населением держало в страхе всю среднюю Азию.

В национальной памяти уйгуров и калмыков до сих пор сохраняется Джунгарско-Казахская война. Таким образом, отношения между казахами и уйгурами на территории Восточного Туркестана и Средней Азии вряд ли можно назвать теплыми, хотя прошло уже порядка двухсот лет с тех кровавых событий.

Позднее пассионарная энергия пошла на спад и Джунгария путем хитрых дворцовых интриг и стали была стерта с лица Азии Цинским Китаем. Сегодня название Восточный Туркестан официально запрещено в Китае. Современное название Синьцзян можно перевести на русский язык как «новая граница».

1.2 Ислам и шаманизм в Синьцзяне

Явление действительно уникальное. С одной стороны мы имеем практически тысячелетнюю историю ислама с периода Караханидов и до наших дней, однако ислам в уйгуров имеет неповторимый колорит присущий лишь данному региону.

Современные исследователи, такие как Л.А. Чвырь определяют ситуацию с исламом в Китае как «симбиоз мусульманства и домусульманства»Чвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров» - 144с.. И действительно на примере существования шаманизма в регионе об этом можно говорить.

В целом шаманизм Синьцзяна представляет собой яркий пример симбиоза двух религий и культур. До исламизации верования уйгуров носили примерно тот же характер что и у других кочевых племен. Вера в бога неба Тенгри, землю - Йер, воду - Суб и владыку смерти Эрхлиг-хана носила приоритетный характер. Однако с исламизацией шаманизм в Синьцзяне принял новые краски.

Среди стандартных шаманских атрибутов, таких как бубен и зеркало, теперь можно встретить ещё и Коран, четки «тасбех» и книжечки «рисоля». Шаман (или шаманка, роль женщин среди шаманов повысилась) как правило, совершает священные для мусульманства омовения перед камланиями, одевает белые одежды, важный мусульманский атрибут, и начинает камлание.

В процессе камлания, помимо призыва к духам, шаман читает выдержки из Корана, стихи на арабском, в которых упоминаются Сулейман, Дауда, все архангелы и мусульманские пророкиЧвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров» - 145с..[ссылка 145]

Ещё одним интересным моментом является исламизация шаманских духов. Традиционные духи «чильтаны» являющиеся родоначальниками шаманизма в случае с уйгурским шаманизмом являются «сорока невидимыми мусульманскими святыми».

Дальше - больше. Классический атрибут шамана - веревка «туг». Как правило, во время камлания её используют для перемещения между мирами. В уйгурской версии шаманизма «туг» - веревка, спущенная с неба по приказу Аллаха для Мухаммеда архангелом Джибраилом.

С точки зрения правоверного мусульманина подобное искажение религии местными верованиями факт недопустимый, однако, в случае с исламизацией тюркских регионов традиционно приверженных шаманизму это вполне обычная практика.

Стоит также отметить связь с сибирскими шаманами, которые в процессе колонизации и христианизации Сибири даже крестились во время камлания.

В исследовании подобных вопросов нужно понимать, что самая прочно привитая религия не обязательно привита силой, и носит ортодоксальный характер. На бытовом уровне всегда есть симбиоз с древними верованиями, от которых избавиться практически невозможно. Достаточно оглянуться на свое христианское окружение и главенствующие везде суеверия, которые являются не более чем языческим пережитком, сосуществующим в довольно забавной форме вместе с христианством.

1.3 Обряды уйгуров

Обрядов у этноса с более чем тысячелетней историей, безусловно, много, и на описание всех не хватит сорока страниц, однако самые важные связанные с рождением и переходным циклом из одной социальной группы в другую можно выделить.

Рождение

В отношении обрядов связанных с рождением у уйгуров все не так уж различается с остальным тюркским окружением.

Ребенок, как и у других тюркских народов, получает два имени. Первое повитуха произносит тихо, на ухо, оно становится именем домашним. Второе громко через 3, 5 или 7 дней (число должно быть обязательно нечетным) после рождения.

Примечателен обряд уйгуров перемещения ребенка в колыбель - бишюк. Первые 3, 5 или 7 дней ребенок лежит с правой стороны от матери и только по истечению этого срока ребенка можно перенести в колыбель (где ему и дается его второе, на этот раз родовое имя)

В момент переноса ребенка в доме устраивается пышный праздник, на который собирается большое количество народа, весь кишлак или весь городской квартал. Причем пышность, с которым проводится праздник, имеет большое значение - чем пышнее проведешь праздник перемещения в «бишюк» тем лучше отпугнешь злых духов. Стоит отметить, что уйгурская колыбель - предмет этнически уникальный, у окружающих Синьцзян народов (а в рамках моей работы, прежде всего у китайцев) отсутствует подобный обряд, и тем более значение, которое придают ему уйгуры (обряд часто называют первой свадьбой)

Другой интересный обряд - женский. Уйгурки, как правило, не стеснялись своего положения, будучи беременными и даже выставляли его напоказ, однако ряд предосторожностей все же присутствовал. Молитвы исламским святым конечно имели место быть, однако кроме этого практиковались старые методы, которые по мнению уйгурок и должны были возыметь окончательный эффектЧвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров»- 74с.. [ссылка 74]

Один из самых показательных обрядов в этом отношении - «аналарим а га». Во время этого обряда, мать беременной женщины приглашала в дом восемь вдов, которых угощала молочной лапшой «сют».

Перед трапезой беременная женщина должна была омыть руки вдовам и удалиться, а позже, когда трапеза закончится, прийти на общую молитву. Если все пройдет хорошо, считалось, что ребенок родится здоровым, и роды пройдут успешно10) Чвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров» - 76с..[ссылка 76]

Примечательна роль подобных обрядов в традиционно исламском обществе уйгуров. Если первый обряд, связанный с колыбелью и прочими атрибутами традиционно языческий, то в отношении второго у многих возникнут вопросы. Ведь молитва после поедания сют была мусульманской.

Однако ключевой фактор в определении характера действия кроется в действующих лицах - вдовах. Вдовы в уйгурском обществе имели примерно тоже социальное положение, что и нищие, калеки, безродные старики и умственно отсталые - положение маргиналов. В этом отношении появляется вопрос: как маргиналы попали в такой важный закрытый для прочих глаз обряд?

Ответ прост. Люди с неопределенным социальным статусом с древних пор считались приближенными к духам. Считалось что их молитвы Духи точно услышат, таким образом данный обряд имеет языческие корни, как и большинство того что связано с обрядами рождения в уйгурской среде.

Обряды переходного цикла

Однако не все так просто, и исламизация не прошла стороной от этого региона. Помимо традиционно языческих обрядов - присутствуют и традиционно мусульманские - такие как обрезание.

Обрезание у уйгуров проходило в 3, 5, 7, 9 лет вплоть до 12, и сопутствовали ему пышные празднества. Считалось, что уважающие себя родители обязаны были провести сыну два обряда - обрезание и свадьбу. Причем обрезанные юноши считались мужчинами и могли жениться, в то время как необрезанные считались нечистыми и не имели подобной привилегии. Обряд проводил мулла по мусульманским обычаям. После процедуры обрезания мальчика засыпали чистым песком (что способствовало заживлению раны) и оставляли так на три дня. Если все проходило успешно, через три дня он мог играть со сверстниками и вернуться к своей обычной жизни, но уже в новом статусеЧвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров»- 89с..

Другим чисто мусульманским обычаем можно назвать «машраб», что многие востоковеды, переводят как «пирушку» или «развлечение».Чвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров»- 120с. Роль маршаба в традиционном мусульманском обществе крайне высока. Когда отец впервые приводил сына на машраб, он говорил «кости мои, мясо ваше»,Чвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров»- 121с. тем самым подчеркивая важность воспитания мужского общества.

Машраб проводился, как правило, в зимний период от заката и до рассвета (от первых сумерек до намаза), во время данных посиделок мужчины курили кальян, ели, (была двойная смена горячих блюд, в полночь и на рассвете) а также общались.Чвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров»- 123с.

Машраб прививал молодому юноше традиционные мусульманские ценности скромности и уважения к старшим, юноша, побывавший на машрабе, получал уже новый социальный статус мужчины.

У грубиянов на улицах спрашивали «Вы, что в машраб не ходили?» таким образом, посещение машраба соответствует прохождению традиционной мусульманской школы хороших манер.

Вывод к главе 1

Итак, нашему взору предстает довольно интересная, хоть и весьма предсказуемая картина.

Основной культурологической особенностью, к которой должен быть готов ученый востоковед, при детальном рассмотрении Синьцзяна, является своеобразный религиозный синкретизм между исламом и более ранними домусульманскими верованиями. Местный анимизм в обществе до сих пор играет огромную роль, и представляет собой невидимую подоплеку многих действий совершаемых уйгурами. Вследствие чего, в изучении данного региона знаний касательно одного лишь ислама будет недостаточно.

Для того чтобы углубиться в те или иные процессы, и мотивацию жителей Синьцзяна необходимо акцентировать свое внимание на корреляции с домусульманскими местными поверьями, ибо быть может ответ на неразрешимые задачи кроется именно в них.

Помимо этого, исходя из исторического очерка, а также описания культуры Синьцзяна можно сделать один важный вывод. Синьцзян сегодня проблемный регион для Китая - это очевидно. Однако не стоит надеяться, что дальнейшая ассимиляция с китайской цивилизацией поможет решить проблему. Как мы видим, факт исторического насильственного присоединения Синьцзяна играет далеко не в пользу мирного решения проблемы.

Кроме того, мусульманство - как основная религия уйгуров сегодня не является положительным фактором для сближения двух культур. Сегодня Синьцзян - далеко не винтик в общей машине, но самостоятельный элемент, не работающий, так как надо Китаю.

Глава 2. Земля «Сокрытая на западе»

Скажу честно, Тибет всегда привлекал меня, как объект исследования. Ещё задолго до учебы в университете, и даже задолго до планов учебы на данной специальности, я зачитывался Всеволодом Овчинниковым, любил фильмы, которые бы хоть как-нибудь раскрывали тему Тибета. Тибет для меня был страной загадок, неким ящиком Пандоры на земле, в котором спрятаны ответы на тысячи мучивших меня вопросов.

Образ тибетских лам, знающих все на свете, казался мне таким загадочным, а в моменты грусти я грезил тем, что когда-нибудь уйду в буддистские монахи в какой-нибудь отдаленный монастырь, буду пить чай с солью и маслом и предаваться медитациям о смысле своего существования.

Однако детские грезы рано или поздно кончаются, например, вместе с первым опытом добавления масла в чай (практика крайне не аппетитная, не стоит повторять моих детских ошибок).

Таким образом, вместе с отвратительным (для европейского человека) вкусом чая с маслом до меня дошла горькая правда о том, что бытие тибетским монахом дело не такое простое и безмятежное.

Кроме того, стоит понимать, как ни прекрасен весь этот мир чудес и сказок, он имеет свою, порой очень жестокую реальность.

В данной главе будет присутствовать множество описаний явлений, недоказанных современной наукой. На мой взгляд, несмотря на недоказанность этих явлений в научных кругах, они представляют большую ценность для моего исследования в культурологическом плане. Ведь то, во что верят люди региона, характеризует их лучше, чем какие-либо статистические данные.

Помимо этого, я считаю, что явления, которые не могут быть характеризованы с научной точки зрения, не стоит сбрасывать со счетов. По ряду причин. Первая причина - прежде всего наличие очевидцев. В моей курсовой работе представлены двое из них - Всеволод Овчинников и Александра Давид-Неэль. На мой взгляд, как выдающийся отечественный социалистический журналист и дипломат, так и уникальный ученый 19-го века, преподаватель, ученица Элизе Реклю, вряд ли станут выдумывать сказки.

Вторая причина раскрыта в эпиграфе данной главы. Не могу сказать, что я верю во все чудеса, которые приписывают тибетским ламам, однако я придерживаюсь мнения, что если наука не может описать какое-либо явление ей нужно просто немного подождать. Нельзя отвергать явления просто, потому что мы не можем их объяснить.

Александра Дэвид-Неэль, в заключение своей книги пишет: «Мне кажется, к изучению явлений психики нужно подходить так же, как и к любой другой науке. Возможные в этой области открытия не содержат ничего сверхъестественного, ничего такого, что могло бы оправдать суеверия и распространяемые некоторыми безответственными людьми бредни. Напротив, цель таких исследований - выявить механизм так называемых чудес, а объясненное чудо - уже не чудо»Давид-Неэль А. «Мистики Тибета» - 142с..

Таким образом, мы видим, что Тибет полон тайн и загадок. Однако, несмотря на это, работая над написанием этой главы, я действительно получил удовольствие, ибо не восхищаться Тибетом, даже учитывая все нелицеприятные факты его существования просто невозможно.

2.1 Исторический очерк

Отношения между Китаем и Тибетом имеют глубокую историю, причем полную конфликтов, как дипломатического характера, так и военного.

Да и начались они собственно с войны, когда в 692 году тибетская империя с царем Сонгцэн-гампо во главе, предложила китайскому императору династийный брак.

После отказа тибетская армия вторглась в Китай, после чего китайский император был вынужден отдать принцессу Вэнь-чэнь чтобы предотвратить дальнейший конфликт.

Любопытно заметить, что на первом этапе ни о какой зависимости Тибета от Китая речи не идетБогословский В.А. «Очерк истории тибетского народа» - 16с..

Позднее в IX веке происходит распад Тибетского государства, а также династийный кризис в Китае, вследствие чего тибетско-китайские отношения прерываются вплоть до XIII века и соответственно нашествия монголов.

В этот период впервые оформляется Тибетская зависимость от Китая в лице первоначально монгольских ханов, а позднее и империи Юань. Так же в этот период появляется специфичная для Тибета административная структура противоборствующих монастырей землевладельцев, которые позднее начали представлять реальную политическую, духовную и даже военную силу.

К XVII веку влияние Юаней ослабевает, и Тибет снова образует единое государство, которое позднее играет весомую роль в регионе, однако до славы его предшественника VI века, этому государству, увы, все ещё далеко. Из самых значимых побед этого государства можно отметить лишь завоевание восточного Туркестана, который был Тибетским около 20 лет.

Однако появившаяся примерно в это же время Цинская империя портит все Тибетские планы, и первоначально устанавливает свой мирный протекторат над Тибетом. Однако после ряда протестных движений мирные аргументы у Цинов заканчиваются, и Тибет завоевывается китайским оружием.

Длится зависимость Тибета от Китая вплоть до Синьхайской революции, когда далай-лама в 1913 году официально провозглашает независимость Тибета, в противовес всем стараниям Юань Ши Кая и его конституции пяти равноправных народов.Богословский В.А. «Очерк истории тибетского народа» - 23с.

Тибетская независимость длиться вплоть до 1951 года, когда Тибет был официально присоединен к Китаю силами НОАК (национальной освободительной армией Китая).

Первоначально Тибету были даны действительно хорошие условия - не было гонения на монастыри, монастырские земли оставались, как и земли местных феодалов у своих собственников. Однако это был бы не Тибет, если бы не разгорелось восстание против Китайских властей.

Овчинников ярко описывает изменение жизни Тибета с приходом китайцев на примере горного охотника и кочевого козопаса, чей уровень жизни и заработок заметно возрос, за счет притеснения монополии феодалов на распространение товаров и строительства автодороги соединяющей Тибет с остальным Китаем.

Следовательно, были и недовольные - те самые землевладельцы, которые, по сути, были хозяевами Тибета. После восстания в 1959 году Далай-лама бежал из Тибета, земли монастырей перешли под китайское руководство, как и земли и все имущество тибетских феодалов. Пример этого восстания отчетливо показывает нам, как не доводит до добра жадность.

В последующие годы, благодаря культурной революции из более трехсот монастырей сохранилось порядка десятка. Однако благодаря деятельности Чжоу Эньлая самые красивые и большие монастыри Тибета, представляющие наибольшую историческую ценность, были сохранены.

После прихода к власти Дэн Сяо Пина, осужденные за восстание в 1959 были амнистированы, им даже вернули их родовые поместья, однако земля по-прежнему оставалась в собственности китайских властей.

Вот так непросто складывались китайско-тибетские отношения, полные войн восстаний и обоюдных заговоров и интриг. История многое объясняет, например характер сепаратистских движений в Тибете сегодня и их мотивы.

Современная китайская историография нарочно замалчивает наличие Тибетских государственных органов и представляет Тибет как извечную провинцию Китая,Богословский В.А. «Очерк истории тибетского народа» - 28с. подобное отношение не может не вызывать протеста среди тибетцев.

На сегодняшний день мы имеем вот уже как тысячелетнюю вражду и трехсот летнюю историю борьбы за свободу, которая пока не собирается прекращаться.

2.2 Религия

Религия - это не просто тема, которая выделяет Тибет на фоне других. Религия - основа Тибетской жизни. Не просто, потому что Тибет существует сегодня как теократическое государство. Просто буддизм Тибета - явление совершенно ни на что не похожее. Явление, пропитавшее все слои населения.

Вообще подразделять внутреннюю обстановку в Тибете на религиозный аспект и бытовой нельзя. Просто потому что они неразрывно связаны, ибо так или иначе последний пастух, если не делает что-то для соседнего монастыря, значит, совершает обряды задабривания демонов. Иными словами все действия населения Тибета в той или иной степени имеют религиозный контекст.

Однако, обо всем по порядку.

Первоначально стоит отметить, что в Тибете, как и в Синьцзяне, присутствует единая религия, в данном случае это буддизм, а если быть точнее ламаизм. Однако данный факт совершенно не мешает местным жителям населять окружающее пространство всевозможными демонами и призраками, коих, по мнению А. Давид-Неэль «Чуть ли не больше населения страны»Давид-Неэль А. «Мистики Тибета»- 77с..

Однако в данном случае, что самое парадоксальное мы не наблюдаем какой-либо конфронтации между местными поверьями и пришлой религией. Напротив, ламы активно помогают местному населению, молятся за здоровый урожай, изгоняют злых духов, совершают обряды переходного цикла, иными словами… исполняют роль самых настоящих шаманов!

Парадокс в том, что для многих лам подобная деятельность является единственным средством к существованию, а в случае их кооперации, целый монастырь берет под свою опеку деревню, или ряд деревень и выполняет подобные функции уже на правах самого настоящего феодала.

Вот только если феодал был силой военной и защищал свои деревни от физических опасностей, ламы являются покровителями и защитниками от демонов, в которых свято верят обычные Тибетцы. Как правило, в благодарность они приносят обильные подношения монастырю. Кроме того, монастыри в Тибете выполняют также роль рынков, через которые проходят большинство жизненно важных для Тибета товаров, в первую очередь масла, соли, крупы, чая.

Так каким же образом произошло становление подобного удивительного симбиоза местных поверий и пришлой религии?

Дело в том, что Тибетский буддизм пришел из Индии, в состоянии уже приправленном индуистскими мифами, и целым пантеоном святых. Если реакция местного населения в отношении лам довольно понятна (им изначально преподносились ламы как творящие чудеса маги), то примирение такой религии как буддизм с местными обрядами весьма странно.

Однако лучше всего в данном случае поможет пример, приведенный А. Дэвид-Неэль в своей книге, где она в диалоге с ламой, спрашивала его о том, какие посмертные явления должен видеть атеист, если в жизни он ни во что не верил, на что лама ответил: «Атеист, либо увидит проистечение той теории, которую считает наиболее приемлемой для объяснения своей смерти, либо не увидит ничего»Давид-Неэль А. «Мистики Тибета» - 48с..

Иными словами суть заключается в том, что для тибетского духовенства нет весомой разницы, во что ты веришь. Каждый человек сам волен выбирать свою реальность, и населять её теми существами, которыми он пожелает. Тибетский буддизм в этом плане, на мой взгляд, одна из самых демократичных религий на земле.

2.3 Обрядность

В рамках данного подзаголовка я расскажу о наиболее характерных тибетских обрядах выделяющих его на фоне других китайских регионов.

Общее для тибетской обрядности, скорее всего её жестокость. Стоит только вспомнить карлинги - ритуальные флейты, которые сделаны из самых настоящих человеческих костей.

Однако смысла в данных обрядах больше чем жестокости, которую видит с первого взгляда европеец. Контекст каждого обряда крайне важен, ибо именно контекстом объясняется кажущаяся жестокость. К таким обрядам относятся в первую очередь «тшед», а также обряды погребения и поминовения усопших. О них я и буду вести речь.

Тшед.

Одним из самых важных обрядов в среде тибетских монахов является обряд «тшед». С тибетского его можно перевести как «разрыв», или «отсечение».Давид-Неэль А. «Мистики Тибета» - 92с.

Суть обряда заключается в отлучении новоиспеченных учеников (как правило они являлись выходцами из простого народа, яро верующего в духов и демонов)от их прежних предубеждений. Цель обряда «тшед», избавить послушника от его старых религиозных страхов.

Обряд проводится, как правило, в местах, признанных дурными людской славой. В горных расщелинах, куда упало множество случайных путников, на территории далеких озер или просто страшных местах, коих в Тибете, увы, в достатке.

Послушник обязан был около недели учить магические формулы, в последствие он должен был пойти в вышеуказанное место, привязать себя к какому-нибудь предмету и зазывать демонов полакомиться им.

Обряд состоял из нескольких частей - первая часть - физическая, когда послушник выполнял все надлежащие действия.

Вторая - во время обряда сила мотивации была столь сильна, что зачастую послушники испытывали галлюцинации, и им казалось, что демоны на самом деле ими питаются.

Третья заключалась в том, что на тот момент, когда послушник приходил в сознание, он осознавал, что все ещё цел и не вредим, а стало быть, делал несколько выводов, главным из которых является вовсе не то, что демонов не существует в мире. Главным выводом обряда «тшед» для послушника должен был послужить факт его собственной никчемности. Ненужности его личности на уровне мироздания, где по большому счету никакому существу до него нет делаДавид-Неэль А. «Мистики Тибета» -102с..

Несмотря на общий идеализм учения, ламы довольно своеобразно относятся к демонов, в которых верят местные жители. Тибетские монахи верят, что явления, в которых искренне верит большое количество людей так или иначе заряжаются их энергией и могут обретать те или иные формы существования. Таким образом, абсолютной веры в несуществование демонов даже образованные ламы не питают.

Похороны.

Погребальные обряды Тибетцев и все что с ними связано, носят довольно странный (опять же для европейца) характер. Начитавшись про обряды поминовения усопших, дома я довольно успешно отучал отца от привычки, есть на ночь, путем рассказов своих знаний в этой области. Эффект потери аппетита просто стопроцентный, так что если вы сейчас принимаете пищу - приготовьтесь.

Так вот, похороны на Тибете обусловлены рядом факторов, прежде всего географическим. Дело в том, что почва Тибета скудна и камениста, рыть могилы в такой земле удовольствие определенно ниже среднего. Кроме того, Тибет также беден на источники энергии, такие как какая-бы то ни было древесина, поэтому путники как правило жгут засохший навоз волов чтобы согреться, а монастыри отапливаются благодаря огромным тюкам с маслом, которые дают весьма колоритное для Тибета зловоние, и больше коптят чем приносят теплаОвчинников В.В. «Вознесение в шамбалу» - 56с. по словам того же Всеволода Овчинникова.

Таким образом тратить драгоценную древесину на сожжение одного трупа крайне не рационально. А если и хоронить его негде, то, как же избавляться от мертвых? Тибетцы народ смышлёный и придумали интересный способ, подкрепленный мощной философией. Согласно Тибетским верованиям наше тело после смерти должно послужить всем окружающим организмам, посему после смерти и соответствующего отпевания (о котором я буду говорить ниже) остро наточенным ножом труп расчленяют и достают все внутренности. Внутренности позже высушивают и складывают в специальные урны, считается, что они обладают определенной силой. Мясо тела складируют на горных вершинах и оставляют птицам. Жилы срезают и выбрасывают в горные реки, специально для рыб. Кости закапывают неглубоко в землю, чтобы их обсасывали червиТибетская книга мертвых - 12с.. Вот такое вот, если можно выразиться «безотходное производство». Оставшиеся в урнах высушенные внутренности позже используют в других обрядах, в том числе и в изгнании тех же демонов.

Отпевание.

Обряд прощения с усопшим я специально назвал христианским термином «отпевание» дабы было понятно, о чем пойдет речь. В течение данного обряда, лама наставляет умершего на путь истинный в его странствиях по «Бардо» - загробному миру. Считается, что усопший странствует в бардо 49 дней после чего его сознание перемещается в другую оболочку, рожденную от мужского семени и женской крови [ссылка мистики Тибета 15] (тибетцы верят что процесс зачатия происходит именно так).

Причем важно понимать, что путешествует далеко не душа, в нашем понимании, но сознание. Личность усопшего. И от его собственных качеств, от качеств его личности зависит в каких обстоятельствах и кем он родится после своей смерти. Опытные ламы, не нуждаются в отпеваниях т.к. сами могут найти дорогу по бардо, в то время как для простолюдинов родственники заказывают специальный ритуал.

Во время этого ритуала лама читает специальную магическую формулу, где обращается к усопшему как «совершеннорожденный». В идеале похоронный обряд заключается в чтении тибетской книги мертвых «бардотёдол» в течение 40 дней.

Однако, подобная практика соблюдается крайне не всегда, и зачастую обряд совершают на 3, 9 и 40 день, практически, как и в нашей похоронной традицииТибетская книга мертвых - 1с..

Одной из важнейших особенностей является факт того, что к мертвому нельзя прикасаться. Дело в том, что лама, как правило, помогает выйти сознанию усопшего через его голову. Для выполнения этой техники ламы очень долго тренируются. Считается, что тренировки очень опасны, так как есть шанс выпустить собственное сознание и умереть.

Кроме того, считается что ламы, обладающие специальными знаниями, могут сами выпустить свое сознание правильным путем.

Рядом с усопшим же, процесс высвобождения считается безопасным, так как лама работает не со своим сознанием.

В случае если кто-либо дотронется до покойника, считается, что он передаст свою энергию покойнику, и тот может увидеть в этом ложный след и «выйти» не через то место. К примеру, покойники, вышедшие через уши становятся духами музыкиТибетская книга мертвых - 8с..

2.4 Тибетские отшельники, Наджорпа

обряд уйгур тибетский китайский религия

Основную массу мифов и легенд Тибета составляют описания чудес, которые вытворяют так называемые отшельники - наджорпа, с тибетского языка. Им приписывают такие поступки как сушка вымоченного в горном потоке белья теплом собственного тела (тумо), знаменитый многокилометровый и многодневный бег в трансе (лунг-гом-па) а также телекинез и многое-многое другое. О самых известных из чудес тибетских отшельников (и о том какой процент правды в них) я постараюсь рассказать.

Тумо.

По большому счету большинство тибетских практик - представляют собой мощные психотехники способствующие вхождению в транс и получению определенного эффекта. Иногда это галлюцинации, иногда нечто большее.

Существует миф о тибетских отшельниках, практиках внутреннего тепла - тумо. Данные личности, как правило, живут в уединении и круглыми сутками занимаются тем что медитируют и стараются вырабатывать внутреннее тепло.

Раз в год проводятся соревнования этих отшельников, когда в минусовую температуру, выбирается особенно ветреный день и холодный горный поток. Лама раздевается до набедренной повязки, и садится на землю. В потоке вымачивают простыни и оборачивают ими ламу. Задача минимум для ламы -не умереть. Опционально высушить простыню. Продвинутый мастер высушивает больше одной простыни. Чем больше было высушено, тем сильнее признается мастерство практика.

Однако стоит отметить пару нюансов данной работы. Участвующие в подобных состязаниях ламы, прежде всего наджорпа - отшельники, проживающие долгое время в уединении пещерах Тибета. Таким образом, выносливость подобного кандидата в любом случае будет выше, чем у обычного человека.

Кроме того, в преданиях не указан размер простыней, который, по мнению Всеволода Овчинникова наблюдавшего за данным обрядом чисто символический, и не превышает раскрытой ладони.[ссылка шамбала 85]

Ну и помимо всего прочего не стоит списывать со счетов суеверную тибетскую молву, которая склонна по своей природе к преувеличениям. Кроме того, человеческое сознание действительно способно к подвигам (правда, не в том масштабе), в виде повышения температуры на несколько градусов, путем упорных тренировок этого можно достичь. По словам А. Давид Неэль, небольшие успехи в практике искусства «тумо» не редко согревали ей ноги после длительных переходов по ТибетуДавид-Неэль А. «Мистики Тибета»- 68с.

Лунг-гом-па.

Лунг-гом-па наверняка является самой известной из тибетских практик. Причин тому много, начиная от крайней не скромности тибетских лам, которые довольно открыто, рассказывают о своих успехах в данном искусстве и выставляют их на показ, заканчивая современной китайской поп-культурой, где в 90% снятых китайцами кинофильмах главные герои с легкостью, перемещаются по веткам деревьев или даже левитируют.

Но обо всем по порядку. Что же представляет собой техника лунг-гом-па? Наджорпа предварительно заучив определенную формулу, медитирует, входит в транс, и начинает бежать. Бежит довольно быстро, и в трансе может пробежать несколько сотен километров за несколько дней без сна и отдыха. В идеале и древних преданиях не просто бежит, но летит.

В случае если мы спускаемся с небес на землю, стоит отметить, что практики лунг-гом-па действительно существуют, и путешественники, такие как Всеволод Овчинников и А. Давид-Неэль действительно отмечают столкновения с ними, однако не в такой гиперболизированной форме как в людской молве.

Как правило, подобные бегуны, пробегают около 300 километров за один прием, при этом действительно бегут весь день и всю ночь. Многие практики специально обвешивают семя железными цепями, дабы показать всем, что они достигли такого уровня мастерства, что уже практически не держатся на земле и им нужны специальные утяжелители.

Однако зачастую это банальное позерство, и выпрашивание уважения, которое простолюдины оказывают всем незаурядным личностям, таким как наджорпа.

В процессе данной наджорпа как правило фокусирует свое внимание на определенном объекте на столько, что входит в транс. Считается, что практиков наджорпа нельзя трогать во время их путешествия, иначе они могут серьёзно пострадать или даже умереть.

Йидам.

Одной из самых важных практик для тибетского Наджорпа является создание йидама - или духа наставника. Как правило, во время обучения, учитель юного кандидата в «великие маги» заставляет последнего подолгу медитировать и концентрировать свое внимание на определенной формуле. Вследствие таких медитаций рано или поздно ученик начинает видеть очертания будущего духа наставника. Учитель одобряет подобные успехи, однако считает их недостаточными. Тогда он просит ученика прийти к такому уровню концентрации, когда йидаму можно будет поклониться в ноги.

Когда йидам стал осязаемым, учитель приводит ученика к последнему этапу - выводу йидама, а открытое пространство. В случае успеха опытный Наджорпа говорит ученику, что ему больше нечему учиться и тот волен идти, куда ему вздумается.

На этом этапе обряда мы можем видеть два различных пути, по которым идут ученики. Как правило, на прохождение всего этого они тратят более 10 лет непрерывных обучений. Большинство признают славу и успех и выходят в свет как опытные Наджорпа и «великие маги». Однако есть немногочисленная прослойка учеников, усомнившихся в реальности своего йидама. Поделившись своими переживаниями с учителем, они подвергаются его гневу. Наджорпа заставляет их начинать сначала.

Если второй раз ученик приходит с подобным подозрениями к учителю - тот говорит:

- «Это тебе и следовало понять, Боги, демоны, вся вселенная - только мираж. Все существует только в сознании, от него рождается и погибает»Давид-Неэль А. «Мистики Тибета» - 133с.

Таким образом, на примере создания йидама можно проследить факто того, что, несмотря на общую атмосферу чудес, которые совершают ламы отшельники, вся их идеология все равно подвергается влиянию буддизма, и произрастает из него. Считается, что истинного знания можно достичь не за чтением книг в монастыре, но за непрерывными техниками и самосовершенствованием в изгнании. Именно в изгнании человек видит явления и факты, которые ранее были ему не доступны. И по словам А. Давид-Неэль отшельник в изгнании не страдает от одиночества, он занимается кропотливым трудом, где время для него теряет какую либо ценность.Давид-Неэль А. «Мистики Тибета»- 24с.

2.5 Сепаратистское движение

Если сепаратизм Синьцзяна существует исключительно на культурной почве, то в ситуации с Тибетом все сложнее.

С одной стороны мы имеем историю войн. Около 1000 лет Тибет практически беспрерывно воевал с Китаем, и факт подобной исторической вражды, безусловно, сказывается на отношении простых тибетцев к КНР.

С другой стороны, существуют огромные экономические подоплеки. С приходом КНР была нарушена вековая экономическая система монастырей, издревле наживавшихся на крестьянах.

По сути у монастырей отобрали их привилегированное положение, и вряд ли подобная ситуация понравилась интеллигенции Тибета.

Иными словами в данном случае мы имеем удивительный синтез между исторической враждой и относительно современными экономическими счетами к китайскому правительству.

Учитывая все эти обстоятельства, не думаю что быстрое достижение порядка в Тибетском регионе на сегодняшний день возможно. Подобные проблемы решаются путем долгой ассимиляции культур, а также путем взаимных компромиссов на которые обе стороны, похоже ещё не готовы.

Вывод к главе 2

И все же почему Тибет, настолько необычный регион Китая. Затратив на описание самых важных его особенностей практически половину своей работы, я так и не ответил на этот вопрос.

Поэтому в заключении стоит подытожить все вышесказанное в паре основных мыслей.

В глубине моего сознания есть один вывод, который я боюсь делать. Боюсь, но не могу не привести своих рассуждений.

Собственно дело обстоит следующим путем. Побудем на пять минут марксистами и найдем экономические основания для такого вот необычного положения внутри Тибета.

Итак, что же такое Тибет? Теократический регион с огромным влиянием монастырей, даже с учетом того, что в последнее время их роль активно снижается государством.

Т.к. основой дохода монастырей являются пожертвования прихожан и оплата собственного труда в виде отпугивания демонов и проведения похоронных обрядов, напрашивается одна очень простая мысль.

Общая мистическая оболочка несколько тысяч лет окутывающая Тибет, с многочисленными сказаниями о ламах Наджорпа, великих мистиках и магах, с созданием новых техник и прочей мракобесной мишурой необходима для того чтобы простое население ламам верило. Верило в то, что ламы отпугнут демонов, которых сами когда-то и придумали, или не стали особо воевать с местными.

Верило в то, что лама сможет удачно провести родственника по бардо. Верило в то, что Наджорпа может обрушить свой магический гнев в случае чего. Верило и платило. Платило деньгами, натуральными продуктами и работой на монастыри. Платило и боялось гнева, в случае не милости. По сути ламы даже не придумывали ничего нового, просто доведя до абсолюта принцип, работающий в любой мировой церкви - веру.

Ну, вот марксистом побыл, а теперь серьёзно. Или не серьёзно? Вывод я такой сделал по одной простой причине. Мое сознание европейское. И я просто боюсь верить в то, что приписывают Тибету. Боюсь и в тоже время страстно хочу в это верить, как писатель фантаст, который не верит в сказки, но в глубине души мечтает побывать в них. В случае с исследованием Тибета во мне борются две сущности: студент пытающийся написать серьезную курсовую и мальчишка грезящий страной сокрытой в снегах. Быть может, поэтому делать какие-либо логические выводы (вроде вывода марксистского) в отношении Тибета, мое внутреннее «я» считает самым настоящим предательством по отношению к себе. Таким образом, пусть лучше все останется как есть. Я искренне хочу, чтобы никто никогда не раскрыл секрет Тибета, ибо в таком случае последняя сказка на земле перестанет существовать. А когда пропадают сказки это всегда немного грустно.

Заключение

Первоначально я задумывал большую работу, посвященную пяти основным регионам Китая, помимо упомянутых мною в курсовой, также планировалось написать про островной Китай, традиционный, кантонскую культуру и многонациональные южные горные регионы. Однако в процессе написания выяснилось, что первая глава, какой она задумывалась, в свою очередь по объему является готовой курсовой работой.

С одной стороны это печально, т.к. то, что задумывалось в начале, осуществить не удалось. Но если посмотреть на эту ситуацию с другой стороны все не так плохо.

Ведь в своей работе я упомянул лишь малую часть всех интересных наработок по регионам. На самом деле их намного больше, и с ними я сталкивался в изучении литературы.

В процессе работы я осознал основные проблемы, с которыми мне предстоит столкнуться, и которые портят мне жизнь уже на этом этапе. Я считаю подобное осознание важным элементом курсовой работы, ведь осознание характера грядущих трудностей явление положительное. В случае с моей работой главной трудностью является несовременность предоставляемой информации. В случае с Внутренней Монголией подобная проблема привела к тому, что я не смог уверенно заявлять ни о каких культурных явлениях, кроме явлений, упомянутых в англоязычной более современной литературе (праздник Надом).

Проблему отсутствия литературы надо решать увы на уровне создания новых проектов по изучению современной обстановки в конкретных регионах, в которых, увы практически никто в наше время не заинтересован.

Во введении к своей работе я специально не ставил целей, которые я не могу выполнить. Я не могу в формате одной курсовой работы рассказать о всем культурном и религиозном формировании западных регионов Китая. Проблема формирования как раз и кроется в том, что говорить о таких вещах можно весьма условно, ведь быть может прямо сейчас проходят процессы, существенно влияющие на общую ситуацию в регионе.

Поэтому оценивая свою работу я, конечно, не могу сказать, что в полной мере раскрыл явления характеризующие регион с той или иной стороны, отвечающие за его религиозное и культурное своеобразие. Безусловно опираясь на ту литературу, которую я использовал это не возможно.

Однако в своей работе я надеюсь, мне удалось показать главное - культурное и религиозное многообразие китайского государства, его многогранность и непохожесть. Безусловно, на примере трех регионов сделать это было довольно сложно, но я считаю, что в определенной степени это у меня получилось.

Что касается сепаратистских настроений, я считаю, что и вопроса в данном случае нет никакого. Несмотря на официально позиционирование Китая как единого государства, с едиными интересами и целями - внутренняя его структура крайне разнообразна. Причем интересы внутренних регионов Китая зачастую могут не совпадать с китайским руководством, как мы сегодня видим на примере Тибета и Синьцзяна.

Характер такого противодействия довольно сложный и в данном случае переплетается в виде культурных разногласий, цивилизационной отдаленности, а также экономических интересов. В случае с Тибетом это ещё и западные интересы в регионе, которые как оказалось, не утихают до сих пор (вспомним недовольство в отношении олимпиады 2008 из-за «тибетского вопроса» ведущими западными державами).

Иными словами регион сложный. И что тут играет первую роль, а что последнюю я определенно сказать не могу, однако факт того, что проблема Тибета и Синьцзяна не будет решена в ближайшие сроки очевиден. Как очевидно и то, что, скорее всего, вне зависимости от политики КНР, регион так и останется совершенно не китайским, но от этого не менее интересным.

Список литературы

1. Богословский В.А. «Краткая история уйгуров» М., Восточная литература, 1988г.- 244 с.

2. Богословский В.А. «Очерк истории тибетского народа» М., Восточная литература 1962г. -192с.

3. Бичурин Н.Я. «История Тибета и хунхунора» СПб. Изд. Им. Ак. Наук 1833г. - 822с.

4. Давид-Неэль А. «Мистики Тибета» М., Дягилев центр 1991г. - 144с.

5. Исхаков Г.М. «Краткая история уйгуров» Гылым, институт уйгуроведения 1991г. - 254с.

6. Кычанов Е.И., Савицкий Л.С. «Люди и Боги страны Снегов» СПб: Российское востоковедение, 2006г. - 432 с.

7. Овчинников В.В. «Вознесение в шамбалу» М., Дрофа Плюс 2005г. - 448с.

8. Тенишев Э.Р. «У тюркских народов Китая.» М., Восточная литература 1991г. - 310 с.

9. Тибетская книга мертвых, перевод Боченков А.С. М., Эксмо 2009г. - 400с.

10. Чвырь Л.А. «Обряды и верования уйгуров» М., Восточная литература 2006г. - 288с

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru