Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 
У нас есть несколько работ на данную тему. Вы можете создать свою уникальную работу объединив фрагменты из уже существующих:
  1. Культура и личность 24.3 Кб.
  2. Культура и личность 32.3 Кб.
  3. Культура и личность. Культурный человек 65 Кб.

Культура и личность

Работа из раздела: «Культура и искусство»

3

/

/

Содержание

1. Культура и личность

1.1 Социальная сущность личности

Такие элементы культуры как нормы, ценности, знания, ориентации составляют определенную систему и в качестве таковой входят во взаимодействие с другими компонентами общественной регуляции (экономика, социальная структура и политика). Однако не только указанные социальные институты являются носителями культуры, в которых воспроизводятся и распространяются ее элементы. Важным фактором, определяющим ее функционирование, и ее «носителем» является также личность. В ее поведении и внутреннем мире те обычаи, нормы и ценности, которые имеются в составе культуры, срабатывают или же не срабатывают, а подчас могут подвергаться разного рода трансформации.

Конечно, та или иная степень индивидуализации имеется в каждой культуре, и поэтому зачастую рассматривается типичная или базовая личность в культуре как носительница принятых норм и ценностей, доминирующих в данном обществе.

Проблемы личности рассматриваются разными дисциплинами. Особенно здесь важна роль социальной антропологии и психологии, для которой личность представляет некоторое интегрирующее начало, связывающее воедино различные психические процессы индивида. В новейших психологических теориях, связанных со школой советского ученого Л.С. Выготского, раскрывается, что внутренние процессы человеческой психики складываются на основе межличностных процессов в ходе социализации человека. Выготский Л.С. Педагогическая психология /Под ред. В.В. Давыдова. - М.: Педагогика-Пресс,1999. - С.156. В социологическом плане выделяются те отношения и структуры, которые определяют поведение личности, входящей в различные социальные группы и общности: классы, нации, элиты, профессиональные, возрастные, половые и прочие.

В русском языке принято словом личность обозначать либо отдельного человека в обществе, т.е. индивида, либо человека как носителя социальных характеристик, либо как совокупности свойств, присущих данному человеку и составляющих его индивидуальность.

Социология культуры рассматривает не только объективные, безличные аспекты существования элементов и структур культуры, но и субъективный план, воплощенный во внутреннем мире человека. Свойства индивида не исчерпываются его социальной или культурной принадлежностью. Существует еще и внутренний мир личности, в котором объективные факторы находят различное преломление. С одной стороны, культура формирует тот или иной тип личности, а с другой - личность вносит в нормы, потребности и поведенческие образцы свои требования и интересы. Без обращения к личностным факторам мы не сможем объяснить реального функционирования присущих культуре норм и ценностей (в отличие от их реального существования), а заодно и тех отклонений от норм, которые неизбежно происходят в реальной жизни общества.

Каждая культура и каждый общественный строй по-своему формируют человека, придавая ему черты нормативного подобия или же разнообразия, допустимого в рамках определенной культуры или культурной группы. Степень индивидуализации сильно различается в разных культурных средах, и далеко не все общества имеют развитую идею личности.

В более развитых культурах именно появление индивидуальности способствует усилению дифференциации жизни и ее обогащению. Однако отношение к ней радикально отличается в зависимости от культурно-исторического типа. Обратим внимание и на то обстоятельство, что становление личности в истории культуры требует двух предпосылок.

Во-первых, нужна некоторая внутренняя ценностная ориентация, установка на самоценность «я», ее внутреннего мира, не совпадающего с требованиями внешнего мира, а иногда и противостоящего им.

Во-вторых, эта внутренняя отделенность и самостоятельность, способность противостоять общепринятому должна сдерживаться правилами поведения, ролевыми предписаниями, чтобы не подорвать принятые нормы, что могло бы ослабить сложившуюся («рутинную») и еще необходимую систему регуляции.

Религиозная реформация, а затем растущая секуляризация в ряде западных стран, развитие буржуазного общества и частной собственности обеспечивают постепенное обособление частной жизни от публичной, личных взглядов от тех, что приняты в обществе. Однако длительное время явное проявление инакомыслия и несходства в образе жизни сурово осуждалось в общественном мнении. Необходимость поддержания приличий и условностей воспринималось личностью зачастую как тяжелое бремя. Поддержание этих условностей при внутреннем несогласии с ними воспринималось как лицемерие, а их нарушение формировало различные виды предпринимательства, авантюризма и девиантного поведения. Лишь постепенно устанавливались терпимость, а то и безразличие к внутренней стороне жизни человека, однако при условии, что он не нарушает явно правовой кодекс. Ерасов Б.С. Социальная культурология: Пособие для студентов высш. учеб.заведений. Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Аспект Пресс, 1997. - С.251.

Таким образом, личность является базовой субстанцией в развитии культуры, которая, в свою очередь, зависит от внешней среды, формирующей ее внутренние ценностные ориентации.

1.2 Личность в разных культурах

Личностное начало, идея личности как самостоятельного субъекта общественных отношений, опирающегося на свои собственные внутренние силы в той или иной мере, имеется в каждой развитой культуре. Однако существует заметное, а часто принципиальное различие в статусе личностного начала и его содержании в разных культурах, что зависит в значительной степени от характера религиозных компонентов данной культуры.

Культурная европейская традиция утверждает человека автономным субъектом деятельности, подчеркивает, прежде всего, его единство, цельность, тождественность «Я» во всех его проявлениях.

Напротив, в восточных культурах ролевые функции во многом перекрывает самосознание личности. Здесь человек рассматривается, прежде всего, как средоточие партикулярных обязательств и ответственности, вытекающих из его принадлежности к семье, общине, клану, религиозной общности и государству.

В классической китайской традиции высшей добродетелью считалось подчинение человека узаконенным нормам и подавление им своего «Я». Конфуцианские принципы утверждали необходимость ограничения эмоций, жесткий контроль разума над чувством и умение выражать свои переживания в строго определенной, принятой форме.

Несколько иначе выглядело отношение личности к обществу в классической индийской традиции. В философских системах человеческое «Я» оказывалось обусловленным не какими-либо конкретными причинами, а реальностью сверх личного духа, по отношению к которому телесное и эмпирическое «Я» - временное и преходящее явление. К тому же вера в карму как череду переселения душ делает бытие каждого индивида условным, лишает его самостоятельной ценности.

Только в европейско-американской культуре личностное начало получило статус безусловности, не подчиненности другим регулятивным принципам (сакральные принципы, святость непреходящих ценностей, Священного Писания, общеобязательная идеология). Устойчивость внутреннего мира личности не зависит от каких-либо внешних авторитетов, так как в себе самом индивид находит те безусловные принципы, которые помогают ему выстоять в любых обстоятельствах и придать им смысл, опираясь на собственное суждение, руководствуясь чувством ответственности в отлаживании своей деятельности.

Происходившее в западной цивилизации длительное выяснение принципов деятельности индивида, отстаивающего свои интересы в мире конкуренции, привело к значительному углублению проблемы личности, показало всю ее сложность и неоднозначность. Либерально-оптимистические взгляды открывали путь к анархическому своеволию и вместе с тем к социальным конфликтам.

Психология и особенно психоанализ освободили нас от иллюзий своего «я» в той же мере, в какой литература и живопись низвергли портрет, который восторжествовал как жанр в эпоху великих побед классического рационализма» Турен А. Индивидуализм, личность // Опыт словаря нового мышления. -М., 1989. - С. 112-113. .

Таким образом, для формирования устойчивой социокультурной структуры, обеспечивающей функционирование личности, необходимо подключение сложной и широко дифференцированной системы ориентации, выработанных в лоне западной цивилизации.

1.2 Типы социализации личности

В каждом обществе вырабатывается процесс социализации личности, т.е. развития человека активного, полноценного члена общества. В его ходе осуществляется подключение индивида к социальной памяти данной общности, освоение им накопленных традиций. Через различные социальные механизмы и институты индивид осваивает необходимые производственные навыки, практические знания о естественной и социальной среде, культурные ценности и нормы. Существует немало определений процесса социализации, но, несмотря на некоторые различия в акцентах, сущность этого процесса понимается как усвоение индивидом необходимого для жизни в данном обществе социокультурного опыта.

Особенности социализации зависят от исторически конкретной социально-экономической структуры и преобладающего типа культуры. Поэтому говорят об особенностях социализации в различных общественно-экономических системах и существенных отличиях в положении индивида в условиях первобытнообщинного, античного, феодального (европейского), крепостнического (восточного) и капиталистического или социалистического общества. В рамках одного и того же общества огромное значение для особенностей социализации имеет классовая принадлежность индивида.

На реальную судьбу личности влияет соотношение между социальными условиями, субъективными стремлениями и возможностями личности, связанными с внутренней культурой.

Конкретизируя детерминанты социализации, следует отметить социально-групповую, культурно-религиозную и этническую принадлежность индивида, характер трудовой деятельности, которой занята общность в целом и каждая отдельная семья - главный и первичный механизм социализации, экономический и социальный статус родителей и ближайших родственников ребенка и т.д.

Несмотря на многообразие стадиальных и культурных различий докапиталистических обществ, процесс социализации в них характеризовался общими чертами. В традиционном обществе не существовало специализированных институтов, и социализация отличалась малой расчлененностью и маловероятностью тех норм и ценностей, которые должны были усваиваться индивидами. Слабая дифференцированность, пространственная и временная ограниченность передачи социокультурного опыта жизни сковывают возможности первичных коллективов. Отсутствие институтов культуры, специальной системы образования и средств коммуникации приводило к тому, что коллективный опыт передавался, прежде всего, через устную речь (в том числе фольклор), житейскую мудрость и опытность, которые приходили к индивиду со временем и были прямо пропорциональны его возрасту. Продолжительность жизни индивида ставилась важным условием накопления и сохранения социально значимой информации, что придавало возрасту высокий престиж. Почитание старейшин заменяло институциональный механизм передачи культурного опыта.

Но и в настоящее время в развивающихся странах социализация ребенка в первые годы осуществляется, как правило, традиционными методами и традиционными институтами. В деревнях ответственность за воспитание подрастающего поколения по традиции несет вся община. Свой ранний возраст (до 3-4 лет) ребенок проводит обычно в тесном общении с матерью. Со временем в его воспитание включаются дедушки и бабушки, старшие братья и сестры, дяди и тети и другие родственники. В любом обществе детей приобщают путем мелких поручений и игровых ситуаций к определенным формам трудовой деятельности, учат быть послушными и уважать старших, знать культуру и мораль своего народа, соблюдать определенные нормы и правила поведения.

В основе традиционного воспитания лежат наблюдение, подражание и участие. Социализация включает разнообразные физические упражнения, отражающие элементы трудовой деятельности и культурных ритуалов, обучение ремеслу, религии и обычаям. Освоение всего этого стимулируется как поощрением, так и суровым наказанием. Важным средством передачи традиции являются танцы, музыка, народный фольклор.

К концу 80-х гг. число детей дошкольного возраста намного превысило отметку 1 миллиард. Подавляющая часть новых жителей нашей планеты родится в развивающихся странах. От того, как пройдет социализация этого поколения, какую информацию получит оно в ходе этого процесса, к каким идеалам и ценностям приобщится, во многом будет зависеть то, в чьих руках окажутся судьбы большей части человечества в начале нового тысячелетия.

Но не только семья в развивающихся странах сохраняет функции главного социализирующего фактора и служит трансмиссией для передачи культурных традиций и ценностей от поколения к поколению. Важным механизмом социализации являются религиозные школы, которые оказывают заметное влияние на воспитание молодежи.

Существует немало и других социокультурных институтов, которые традиционно продолжают выполнять в развивающихся странах значимые функции социализации. Традиционные народные представления - религиозные обряды и ритуалы, кукольный театр - не окостенелые остатки прошлого, а чрезвычайно активные и функционально значимые культурные институты.

Таким образом, тип социализации личности зависит от соотношения между социальными условиями, субъективными стремлениями и возможностями личности, связанными с внутренней культурой

1.3 Модернизация и личность

В настоящее время радикально меняется содержание социализации за счет количественного увеличения, качественного усложнения и расчленения той информации, которую должен освоить индивид в ходе формирования своей личности. Однако все эти изменения, в той или иной степени присущие любому обществу, в сегодняшнем афро-азиатском ареале протекают через такие разнородные механизмы социализации, которых не знало еще ни одно из ранее существующих обществ.

Разрыв с традиционализмом и модернизация в культурном плане ведут к распаду прежнего единообразия и устойчивости. Плюрализм ценностных пластов отражает прогресс в сфере материального производства, дифференциацию самой социальной структуры - формирование различных социальных и профессиональных групп, классов, прослоек. В свою очередь, сама аксиологическая вариативность становится одним из условий мобильности социальной системы, ее прогрессивного развития, способствует созданию предпосылок для индивидуализации личности.

Все это усиливает динамику, меняет механизмы социализации личности. Рушатся прежние перегородки, отгораживающие то социокультурное поле, в рамках которого происходила, прежде всего, социализация индивида.

Важно отметить, что, несмотря на социально-экономические, политические и этнокультурные различия, везде школа и образование играли доминирующую роль в формировании новых, более современных и динамичных качеств личности подростка. Те из подростков, которые дольше посещали школу, не только более информированы и обладают более развитыми навыками устной речи. У них иное восприятие времени, более сильное чувство личной и социальной ответственности. Они более активно участвуют в общественных делах, более восприимчивы к новым идеям, по иному взаимодействуют с другими людьми. Они больше ценят науку, быстрее воспринимают любые изменения и более подготовлены к тому, чтобы значительно ограничить количество своих будущих детей.

Богатство личности заключается в богатстве ее реальной деятельности и содержательности ее общения с обществом. Достижение в полной мере этого богатства составляет гуманистический идеал, возможность реализации которого зависит от уровня развития производительных сил.

Всесторонне развитая личность вовсе не совпадает с идеалом всестороннего потребителя. Сведение человеческих потребностей к потреблению вещей и зрелищ - следствие социального воздействия и отчуждения человека от реального процесса производства и от других людей, «возмещением» за что и служит вещь или развлечение. Истинно человеческое потребление состоит не в присвоении вещи, а в усвоении способа деятельности и общения с другими людьми, что сближает людей и предполагает активную самореализацию личности в творческом труде и общении.

За последние десятилетия много исследований по социологии культуры было посвящено маргинальной личности. Через эти исследования удалось раскрыть важные закономерности в характере культурных изменений, происходящих в освободившихся странах в ходе модернизации. Маргинальная личность - это человек, живущий и сознательно участвующий в культурной жизни и традициях двух разных народов. Он никогда не может совершенно порвать (даже если ему будет дана такая возможность) со своим прошлым и его традициями и никогда не будет совершенно принят в новое общество, в котором он теперь пытается найти для себя место. Он человек на рубеже двух культур и двух обществ, которые никогда полностью не совпадут.

Маргинальная личность является продуктом миграции населения, тех разнообразных процессов, в результате которых человек определенной культуры вынужден осваивать иные, чуждые ему культурные ценности, социальные роли, образ жизни.

Состояние маргинальности, если оно приобретает стойкий характер, делает личность конгломератом разноплановых социальных ролей и культурных ориентации, порождает внутреннюю напряженность, психические расстройства и срывы. Вместе с тем именно такое совмещение элементов разных культур может приводить к обогащению личности, создавать предпосылки для развития ее творческих способностей.

Особенности социализации способствуют возникновению неустойчивости и эклектичности в структуре личности (особенно личности маргинала) в условиях переходного общества. В такой личности странно уживаются традиция и современность, мистика и рационализм, знание и архаические предрассудки, религиозная созерцательность и политический динамизм.

Одним из важнейших факторов, влияющих на человека в переходном обществе, является «революция ожиданий», которая обещает ему улучшить экономическое положение, предоставить землю, недорогие продукты питания, работу, т.е. удовлетворить основные желания. Такие ожидания во многом перестраивают внутренний мир людей, как в городе, так и в деревне. Но при этом возникают тяжелые коллизии от столкновения ожиданий с действительностью. В городе индивид (зачастую недавний выходец из деревни) оказывается лишенным работы, жилья, нормального и достаточного питания, медицинского контроля. Тяготы и лишения рассеивают мираж, углубляют разочарование новоявленного горожанина. Вместе с тем его кругозор расширяется - он узнает о существовании иного образа жизни, других религий и политических воззрений, учится терпимости в отношении норм поведения и привычек, нередко противоречащих его собственным. Но терпимость имеет свои пределы и переходит в зависть, озлобленность, гнев из-за вопиющей несправедливости, экономического, да и политического неравенства, растущей пропасти между кричащей роскошью и предельной бедностью.

Все эти факторы и процессы создают тот социальный контекст, в котором рождается «переходная личность» - изолированный, одинокий и беззащитный человек, вырванный с корнями из привычной среды и тщетно ищущий почву, чтобы укорениться в иной, далеко не эквивалентной среде. Успех сопутствует лишь немногим, которым удается приобрести профессию, усвоить городские обычаи и влиться в ряды квалифицированных рабочих, офицеров, интеллектуалов, предпринимателей.

Однако большинство так и остается в переходном состоянии. Потеряв относительное спокойствие традиционного мирка, маргинальный человек стремится, во что бы то ни стало, обрести новую стабильность, новые авторитеты взамен прежних с тем, чтобы от них услышать четкие указания на то, как жить и что делать дальше. Султанов К.В. Проблемы культуры в свете социологии. - Л.: Прогресс, 1989. - С.165.

Таким образом, личность выступает как носительница культуры. В ней ценности, нормы, знания и вера превращаются в поведение человека в окружающем мире, в его отношение к другим людям и к обществу в целом. Без личности, ее целенаправленной и осмысленной деятельности культура, по сути дела, не может реализоваться. Однако личность не может быть целиком отождествлена со всей культурой данной общности. Она вмещает в себя какую-то ее часть, а вернее, различные элементы, отвечающие социальному положению личности и характеру социализации. Вместе с тем в условиях интенсивного взаимодействия культур личность может в той или иной степени сталкиваться с иными ценностями, нормами и типами поведения. Это требует знаний о другой культуре, способности адаптации к разной культурной среде. Социология культуры призвана стать одним из средств, способствующих развитию такой способности.

культура личность барокко передвижник

2. Барокко

Идеологически католицизм вынужден был адаптироваться к пантеистическим общественным воззрениям. В результате новый тип храма, возникший как реакция на протестантизм, - порождает одновременно и новый художественный стиль - барокко. В образном отношении барокко осуществляет пантеистическую программу - оживляет, одухотворяет все части здания и интерьера, заменяя прямые линии изогнутыми, подчиняя неживую природу ритму движения и дыхания, населяя плоскости и углы лепными изображениями животных и людей.

В социальном отношении барокко можно рассматривать как прошение королевских покоев - архитектура зданий, садов и парков продолжение интерьера. Ковры и мозаики клумб, подстриженная, подправленная растительность французских парков со статуями, беседками, павильонами, прудами, украшенные снаружи лепкой и живописью здания стирали различия между будуаром, парком и оперной хоралией. Церкви Ф. Борромини и Л. Бернини прихотью и роскошью превосходят дворцы королей Франции. Доминирующим видом искусства является живопись.

Новое отношение к архитектуре позволило по-иному подойти к градостроительству: возникают планировочные системы, прямолинейные улицы завершаются площадями, площади образуют целостные живописные ансамбли, часто украшенные многофигурными фонтанами.

Самым грандиозным ансамблем в стиле барокко являются собор и площадь Св. Петра в Риме. К центрическому купольному собору Св. Петра (Браманте и Микеланджело) Карло Мадерна пристроил базиликальную часть. Фасад собора с приставными коринфскими колоннами стал центром ансамбля площади, спроектированной Л. Бернини. Четырехрядная гигантская колоннада (284 колонны и 80 столбов высотой 19 м), увенчанная 96 статуями, окружает овальную площадь, украшенную двумя фонтанами и египетским обелиском, а затем, сужаясь, завершается у западного фасада собора.

Интерьер собора Бернини наполнил позолотой, узорами, регалиями, скульптурой - от конной статуи Константина в вестибюле до тридцатиметровой кафедры Св. Петра в конце главного нефа.

Скульптура барокко стремится к живописности, Бернини располагает ее в нишах, украшает разноцветным мрамором, бронзой, позолотой. Содержанием скульптур этого стиля является безудержный порыв. Драматическая динамика, постоянно граничащая с театральностью, надуманным пафосом и экзальтацией (Л. Бернини - «Давид», 1623 г.; «Экстаз св. Терезы», 1644-1652 гг.; П. Пюже - «Милон Кротонский», 1682 г.).

Шедевром Л. Бернини является скульптурная группа в небольшой Церкви Санта Мария делла Виттория - алтарь св. Терезы. Ангел со стрелой с улыбкой готовится пронзить сердце монахини, замершей в сладостном экстатическом ожидании. Белоснежные мраморные фигуры в пышных одеждах, сливающихся в единое облако, помещены в нишу из Цветного мрамора. Ниша освещена льющимся сверху светом, стекающим по нависшим золотым лучам.

Иллюзия стала целью искусства барокко, т.к. оно борется с обыденным, материалистическим сознанием, которое не все считает живым и одухотворенным. Непременным приемом этого искусства является иносказание, аллегория. Живопись может (должна) показать живую подвижную сущность вещей, в первую очередь с помощью света, который традиционно рассматривался как излияние божества. Если ранее священная история воспринималась как давно свершившаяся, то искусство барокко открыло нам некий новый план реальности, в котором чудесное происходит постоянно. Его можно увидеть и в повседневных бытовых сценах (если их осветить именно этим божественным светом).

Толчком к рождению новой живописи послужило творчество М. Караваджо (1573-1610 гг.). Глубина и значительность содержания роднит его с мастерами Возрождения, простота и чистота форм предваряет тенденции зарождающегося академизма и классицизма, но живописные массивы фигур и магия животворящего света сродни искусству барокко. Однако наивысшие достижения барокко достигнуты живописцами Нидерландов и Испании.

Наиболее ярким живописцем этого стиля стал П.П. Рубенс, заполнявший свои гигантские полотна массивами мускулистых тел, залитых золотистым искрящимся светом заката. Менее праздничны, но более глубоки картины Рембрандта - вершины XVII в. Скупо расходуя яркие солнечные лучи, живописец лишь на миг заставляет трагическую действительность отступить в темноту, которая занимает часто большую часть полотна. Придворный вариант этого стиля приносит славу и богатство фламандцам Рубенсу и Ван Дейку во всех столицах Европы, а сам Рембрандт с его подлинным интеллектом обречен на бедность и непонимание в буржуазной Голландии. Ближе голландцам оказались жизнерадостный и виртуозный Хальс, бытовой жанр, получившие широкую популярность натюрморт и пейзаж.

Открытие Америки и поток золота, устремившийся оттуда, вызвали деградацию сельского хозяйства и ремесла Испании. Социальная структура общества перестала эволюционировать, напротив, стала разрушаться. Сращение королевской власти с инквизицией гарантировало стабильность духовных установок. Особенно явно эта стабильность и синхронность с итальянской культурой проявилась в живописи. Живопись испанской школы ближе к манере Караваджо - Рибера, Сурбаран. Однако дух дворянской Испании сближает их иногда не только с поздним Возрождением, но и с готическим искусством. Впрочем, как раз соединение этих мотивов с подчеркнутой живописностью и является признаком барокко.

Вершина развития испанской живописи - творчество Веласкеса (1599-1660 гг.). Используя и развивая различные жанры и тематику, обращаясь и к жизни двора, и к быту простых людей, Веласкес сочетает глубину психологического анализа с новыми достижениями колористики, передавая мерцающую материальность воздушной среды. Как весомые подтверждения божественного могущества чисто средневекового характера воспринимаются портреты шутов и карликов. Художника интересует не столько контраст между духовным величием и физической немощью, сколько возможность средствами живописи преодолеть их внешнюю убогость, сделать ее привлекательной («Портрет шута Себастьяна Моро», 1648 г.).

Образование большой массы городского населения обусловило развитие зрелищной «индустрии», в том числе театра. Ориентируясь на вкусы толпы, обе школы испанского театра - Лопе де Веги и Педро Кальдерона - достигают больших высот. Продолжая традиции плутовского романа, народных театрализованных представлений и героической драмы, Лопе де Вега создает произведения, и в наши дни успешно идущие на сцене: социально-политическую драму «Фуэнте Овехуна», популярные любовные комедии «Собака на сене», «Учитель танцев» и др. Т. Молина впервые разрабатывает легенду о Дон Жуане. В несравненно более мрачных красках изображена испанская действительность в драмах чести, морально - и религиозно-философских драмах П. Кальдерона («Стойкий принц», «Жизнь есть сон», «Маг-чудодей»). В литературе испанского барокко выделяются два противоборствующих стиля: темный (культизм) - изощренно усложняющий художественную образность (Л. де Гонгора-и-Арготе) и трудный (концептизм) - стремившийся к смысловому насыщению текста (В. Грасиан). Возрожденные к началу XVII в. формы античной словесности (эпическая поэма, трагедия, ода, элегия, буколика) служат основой салонной литературы барочного стиля и во Франции. Бердяев Н.А. О культуре //Философия творчества, культуры и искусства. - М.: Наука, 1994. - С. 240.

Таким образом, барокко - это художественный стиль, который в образном отношении осуществляет пантеистическую программу - оживляет, одухотворяет все виды искусства, подчиняя неживую природу ритму движения и дыхания.

3. Значительность деятельности художников-передвижников в XIX веке

Уход из Академии художеств в 1863 г. четырнадцати выпускников в знак протеста против академических догм положил начало борьбе с официальным искусством. Образование в Петербурге Артели художников, а с 1870-х годов более широкого объединения - Товарищества передвижных выставок, под руководством В. Крамского при участии критика В. Стасова и мецената П. Третьякова - во многом определило путь дальнейшего развития русского искусства.

Диапазон творчества членов «Товарищества» был чрезвычайно широк: социально-бытовая, историческая живопись, пейзаж, портрет. Критический реализм в их творчестве приобрел большую глубину социальных и психологических обобщений, широту охвата жизненных явлений. Новый идеал личности был создан Крамским в портретах крупнейших деятелей русской культуры - Ф. Достоевского, Л. Толстого, Н. Некрасова. Пристальный интерес к евангельской тематике в духе «нравственного христианства» проявил Н. Ге: «Тайная вечеря», «Голгофа», «Что есть истина?». Художник по-новому трактовал исторические сюжеты - переломные моменты истории подавались им через психологическую драму отдельного человека. Большую роль в развитии пейзажа сыграли А. Саврасов и И. Шишкин.

Крупнейший художник-реалист, яркий и характерный представитель передвижничества - И. Репин глубоко и разносторонне отразил современную ему русскую действительность: «Крестный ход в Курской губернии», «Бурлаки на Волге», «Не ждали». Огромна галерея портретов, написанных Репиным на протяжении всего его творческого пути. Среди работ мастера изображения простых русских людей, знаменитых представителей науки и искусства, военачальников, государственных деятелей. Уникальна в этом плане картина «Заседание Государственного совета».

Страстно и мощно показал в своих картинах судьбы народа В. Суриков. Глубокий интерес к переломным событиям русской истории, проникновение в дух древности, даже особый колорит, присущие его творчеству означали поворот к «историческому мышлению» в живописи: «Утро стрелецкой казни», «Меншиков в Березове», «Боярыня Морозова».

Среди выдающихся мастеров русского искусства несколько особняком стоит творчество талантливого живописца К. Маковского. Студент Академии художеств, он один из тех, кто в знак протеста вышел из нее, некоторое время был членом Артели художников. В дальнейшем Маковский пошел собственным путем, не примыкая ни к академическому правлению, ни к передвижничеству. Художник писал то, что его интересовало. Полотно «Народное гуляние во время масленицы на Адмиралтейской набережной в Петербурге» имело большой успех и было куплено Александром П. Мир русской культуры. Энциклопедический справочник. - М.: Вече, 2000. - С. 128..

Таким образом, творчество художников-передвижников наполнено активным поиском новых форм и способов выражения своих взглядов на мир. Реализм XIX в. их уже не удовлетворял. Для них было ясно, что обличительный подход к действительности не может полностью соответствовать художественным задачам изобразительного искусства. Критический реализм в их творчестве приобрел большую глубину социальных и психологических обобщений, широту охвата жизненных явлений. Это во многом определило путь дальнейшего развития русского искусства.

Литература

Бердяев Н.А. О культуре // Философия творчества, культуры и искусства. - М.: Наука, 1994. - С. 235-248.

Выготский Л.С. Педагогическая психология / Под ред. В.В. Давыдова. - М.: Педагогика-Пресс,1999. - С.156.

Ерасов Б.С. Социальная культурология: Пособие для студентов высш. учеб. заведений. Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Аспект Пресс, 1997. - 591 с.

Мир русской культуры. Энциклопедический справочник. - М.: Вече, 2000. - 624 с.

Султанов К.В. Проблемы культуры в свете социологии. - Л.: Прогресс, 1989. - 405 с.

Турен А. Индивидуализм, личность // Опыт словаря нового мышления. -М., 1989. - С. 112-113.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru