Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Альбом Джона Августа Аткинсона и Джеймса Уокера "A picturesque representation of the manners, customs and amusements of the Russians": анализ сюжетов

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

Введение

Изобразительные источники имеют огромное значение для исторической науки, позволяя нам взглянуть на мир, каким он был столетия тому назад, увидеть вещи, которые, возможно, давно уже ушли из нашей повседневной жизни, глазами их современников.

Особенный интерес для историков, занимающихся историей России, на мой взгляд, должны представлять зарисовки и воспоминания иностранцев, так как многие вещи и традиции, а так же элементы быта и хозяйства, казавшиеся русским обычными и не привлекающими никакого внимания, могли бы исчезнуть бесследно, остаться забытыми и неописанными. Иностранцы же, напротив - уделяют таким вещам особое внимание и описывают их со всеми подробностями, стараясь не упустить ни единой, пусть даже мельчайшей детали.

В конце XVIII-начале XIX века в России работало очень много талантливых художников и граверов, изображавших быт, обычаи и этнические особенности русской народной жизни.

Среди них можно перечислить таких мастеров как Герберштейн, Олеарий, Мейерберг, Жан Батист Лепренс, Генрих Гейслер, Убриган, Лори и другие.

Двое из них, на которых в настоящей работе обратим свое внимание - Джон Август Аткинсон и Джеймс Уокер, издали в 1803 году в Лондоне альбом под названием «Picturesque representation of the Manners, Customs and Amusements of the Russians in one hundred colored plates».(«Живописное изображение нравов, обычаев и развлечений русских. Сто раскрашенных офортов с тщательным объяснением каждого из них, в трех альбомах»). Данный альбом является одним из интереснейших источников по истории русской повседневной жизни конца 18-го - нала 19-го века.

Касаясь вопросов историографии в разговоре об альбомах Аткинсона и Уокера, к сожалению, можно сказать немного, так как эта тема еще не была достаточно изучена.

Галина Николаевна Комелова упоминает это произведение в своей работе « Сцены русской народной жизни конца 18-го - начала 19-го веков по гравюрам из собрания Государственного Эрмитажа».

Так же упоминания «A picturesque representation of the manners, customs and amusements of the Russians» можно встретить в некоторых статьях. Одна из них - статья Ярцевой А. В. «Альбом Дж. Авг. Аткинсона «Живописное изображение нравов, обычаев и развлечений русских» из собраний РНБ»; и статья Иткиной Е.И.

Д.А. Ровинский в своем «словаре русских гравированных портретов» упоминает портреты, сделанные Аткинсоном и Уоркером, в том числе и портрет Александра I, помещенный в начале каждого из трех томомов альбома «Живописных изображений нравов, обычаев и развлечений русских. Сто раскрашенных офортов с тщательным объяснением каждого из них, в трех альбомах».

Больше литературы о самом альбоме найти не удалось. Однако, существуют статьи, описывающие, например, «Панораму Петербурга».

Сам альбом сейчас можно найти в Государственной Эрмитаже и в Российской Национальной Библиотеке.

В 2005 г. Государственная публичная историческая библиотека выпустила в серии «Электронный запасник» CD-ROM с изданием «A picturesque representation of the manners, customs, and amusements of the Russians», что значительно упростило работу с этим альбомом.

Целью настоящей работы стало:

- проанализировать сюжеты, представленные в альбоме;

- сопоставить изображения с пояснительными текстами;

- выяснить задачи, которые ставили перед собой составитель альбома.

Глава 1. Работа Аткинсона и Уокера в СПб

Джон Август Аткинсон прибыл в Петербург 9-ти летним мальчиком в 1784 году вместе с Джеймсом Уокером, назначенным имераторским гравером вместе с Гаврилой Скородумовым. Сам Уокер родился в Грейт-Ярмуте, затем учился гравировальному делу в Лондоне у Валентина Грина, одного из 6-ти граверов Королевской Академии, который был гравером короля и работал в технике меццо-тинто. Первые свои гравюры Уокер сделал в 1780-х годах, начав с картин Ромни .

Контракт Уокера на работу в Петербурге, к сожалению, не сохранился, однако мы знаем, что в 1783г им была опубликована гравюра с портрета Екатерины II, принадлежавшего русскому послу в Англии Ивану Симолину, чем его и заинтересовал. Это и послужило причиной приглашения его на пост императорского гравера.

После смерти Скородумова в 1792 г. Уокер становится единственным императорским гравером и хранителем гравюр Эрмитажа.

Первая гравюра, созданная Уокером в Петербурге, датируется 1785 г, выполнена она с картины Теодора Ромбо (Rombout) «Игроки в карты». Позже он гравировал с картин Жана Батиста Греза (Greuse) и Бенуа Лутти (Lutti), Гвидо Рени (Reni).

В 1892 он издал «собрание гравюр с самых знаменитых картин из галереии Ее императорского величества Екатерины II, императрицы и правительницы всех Россий», состоящий из 11-ти гравюр.

В сентябре 1894 Уокер становится действительным леном Академии Художеств, а уже в октябре - советником.

С 1893 он обучает студентов, за что получает «дополнительный запас дров и свечей» .

В какой родственной связи находились Уокер и Аткинсон, единого мнения нет. Мать и отец Аткинсона нам не известны. Есть несколько версий связи двух художников. Одни исследователи полагают, что Джон Август был сыном умершей сестры Уокера, другие, как например Кросс, говорят о существовании некого документа, говорящего, что Аткинсон был пасынком Уокера, сыном его жены от первого брака.

Однако нам известно, что Уокер, приехавший в Санкт-Петербург с женой и дочерью в своих мемуарах называет Аткинсона «sun in low», что в переводе с Английского означает «зять». Следовательно, мы имеем полное основание полагать, что в последствии Аткинсон был женат на дочери Уокера.

У Аткинсона рано появился талант к рисованию. В мемуарах Уокера есть момент где он рассказывает о том как императрица просила 15ти летнего Джона Августа в его, тогда еще не законченную картину «о праздновании Пасхи в Петербурге» портрет князя Нарышкина на его балконе.

С детских лет Аткинсон рос и развивался в России, что не могло не сказаться на его художественном почерке. Его работы не похожи на те, что творили другие иностранные художники в России. В них нет сухой отстраненности и безучастности. Детальность, с которой прописан быт русских на его картинах и четко переданное настроение, говорят о том, что он не только прочувствовал и внимательно изучил русскую жизнь, но и проникся искренней нежностью, интересом и любовью к России.

Взрослая карьера Аткинсона началась уже при Павле I, когда он начал работать с Уокером.

В 1800 г. немец А. фон Коцебу напишет в своих воспоминаниях о работе Аткинсона в Михайловском замке («победа князя Дмитрия Донского над татарами на Куликовом поле»): « кисть его поражает автора, но рисунок часто неточен».

В 1801 г. Аткинсон закончил портрет в полный рост портрет графа Николая Петровича Шереметьева, что ныне находится Кускове. С этих картин Уокер гравюр не делал, хотя с 1797 года успел создать уже три гравюры с картин молодого зятя. Одна из них - Павел I на белом коне, другие две - портреты Суворова в полный рост (на одной из них фельдмаршал держит меч и шляпу, на другой - маршальский жезл в правой руке).

Эти гравюры граф Ростопчин посылал Семену Воронцову, послу России в Англии, в Лондон.

В первые месяцы правления Александра I, Аткинсон создает серию рисунков из обсерватории Кунсткамеры, посвященную императору. Эти рисунки опубликованы в Лондоне в виде 4 акватинт под названием «Панорама Санкт-Петербурга».

На титульном листе виньетка с изображением знаменитого «Медного всадника» с посвятительной надписью по-английски: «Его Императорскому Величеству Александру I эти четыре панорамных вида Санкт-Петербурга, исполненные через столетие после его основания Петром Великим, покорнейше посвящаются его премного благодарным и преданным слугой Джоном А. Аткинсоном».

Две гравюры из четырех - левый берег Невы, от Мраморного дворца до Зимнего, и от Адмиралтейства до конца Английской линии; на двух других - правый берег, от Академии Наук до здания Двенадцати Коллегий, и от старой Биржи до Петропавловской крепости. Эти рисунки, можно сказать, продолжают тему начатую Маховым пятьюдесятью годами ранее и изображают все великолепие молодого города на кануне его столетнего юбилея. Приблизительная дата публикации этих акватинт - 1803 год.

Панорама Петербурга представляет собой огромную ценность, с точки зрения источниковедения и гораздо меньшую с точки зрения искусствоведения. На этих картинах с документальной точностью запечатлен город, каким он был в конце 18-го столетия.

Учитывая то, что в конце века в Англии Роберт Баркер изобрел панорамный жанр, который во последствии стал очень популярен, можно предположить, что Аткинсон хотел создать одну большую картину-ленту, которая должна была быть выставлена в круглом зале и ее осматривали бы с площадки в центре.

В 1802 году Аткинсон с семейством Уокеров возвращаются в Лондон. По дороге домой их корабль потерпел крушение, неподалеку Грейт-Ярмута, в результате чего многие доски были утеряны.

В Лондоне в 1803 году выходит их совместная работа «Живописное изображение нравов, обычаев и развлечений русских. Сто раскрашенных офортов с тщательным объяснением каждого из них, в трех альбомах».

«Аткинсон сумел воссоздать красочную мозаику городского и сельского русского быта, зарисовав не только традиционные костюмы различных групп населения, но и средства транспорта, религиозные праздники, игры, забавы и отдых, он запечатлел так же яркие жанровые сценки…», - пишет Кросс.

Уокер же в свою очередь максимально красочно и доходчиво составил вспомогательные описания к каждому рисунку.

Последняя совместная работа Аткинсона и Уоркера - портрет Александра I, датируется 1 сентября 1814 г, накануне визита Императора в Англию.

В 1822 г. на аукционе Сотби появится еще одна медная доска - портрет Елизаветы Петровны.

Работы Аткинсона часто выставлялись в обществе акварелистов Королевской Академии, членом которой он являлся.

Позже там появятся его гравюры «Смерть Моро» (1813 г) и «Битва при Ватерлоо», которую художник выполнил в 1814-м году по своим этюдам, созданным им на поле сражения.

Так же в Лондоне были изданы еще два сборника: 'Горести человеческой жизни' (1807), 'Английские живописные костюмы и типы' (100 гравюр).

Последняя работа Джона Августа Аткинсона датируется 1829 г., после чего он скончался, как утверждает Краснов - в 1830-м г.

Нам не известно когда скончался Уокер, но с уверенностью можно сказать, что случилось это не ранее 1822 года.

Скорее всего, самая масштабная работа Аткинсона и Уокера, посвященная российскому императору Александру I, «Живописные зарисовки», о которой мы будем говорить, стала попыткой обозначить благосклонное отношение Англии к российской нации, ее императору Александру и продолжению им политики славного царствования Великой Императрицы Екатерины II.

Глава 2. Альбом Аткинсона и Уокера «Picturesque representation of the Manners, Customs and Amusements of the Russians in one hundred coloured plates»: Анализ содержания

Полное название этого альбома звучит как «Picturesque representation of the Manners, Customs and Amusements of the Russians in one hundred colored plates».(«Живописное изображение нравов, обычаев и развлечений русских. Сто раскрашенных офортов с тщательным объяснением каждого из них, в трех альбомах»).

Произведение состоит из трех томов, в целом составляющих 100 миниатюр выполненных в технике офорта .

Все рисунки принадлежат кисти Джона Августа Аткинсона, он же является и гравером.

К каждому офорту дано подробное толкование, написанное Джеймсом Уокером.

Прежде всего, открыв любой из трех альбомов, мы заметим гравированный портрет Александра I, выполненный в виде медальона, описанный в «Словаре русских гравированных портретов» Ровинского .

Затем идет любопытнейшее посвящение русскому императору, которое стоит привести полностью.

«Его Императорскому Величеству Александру I, императору и самодержцу всех Россий.

Сир,

Данный труд, мы имели честь посвятить Вашему Императорскому Величеству, тот, что Вы имели благость одобрить, когда он был впервые представлен Вашему суду, и тот, что Вы благосклоннейше позволили нам опубликовать под Вашим патронажем и покровительством.

Позвольте нам быть так же уполномоченными воспользоваться возможностью поведать Миру, Сир, что Ваше Императорское Величество настолько снисходительны чтобы наградить настолько высокой оценкой те таланты, что Прославленная Екатерина поддерживала на их ранней стадии развития, это сказано не с корыстью, но с радостью, что вы стремитесь идти по пути, что привел ее к величию и бессмертию.

Мы имеем честь, выражать всецелое почтение

Вашему Императорскому Величеству,

Сир,

Наипокорнейшие,

Наипочтительнейшие,

Наипризнательнейшие Ваши слуги

Джон Август Аткинсон.

Джеймс Уокер»,

Прочтя эту, первую, страницу невозможно не отметить выраженное художниками приязненное отношение к продолжению Александром политики Екатерины II и желание завязать и укрепить дружеские отношения с Россией, как с могучей державой и сильным союзником, на фоне напряженной политической ситуации того времени и войны с Францией.

Очевидно, что время публикации альбома не совсем случайно. Тем более, если учесть, что все офорты относятся к екатерининскому времени, вырисовывается очень интересная картина мотивации художников. Во-первых, они как бы игнорируют само существование времени Павла, как будто регалии власти были переданы Александру напрямую из рук его бабки Екатерины Великой. Во-вторых, 1803 год, когда английский кабинет, с одобрения всех партий, снова объявил войну Франции, как нельзя кстати подходит для того, чтобы постараться как можно крепче заручиться поддержкой союзников любыми способами. Конечно же, маловероятно, что один живописный альбом может повлиять на политические отношения двух великих держав, но он вполне может стать еще одним способом выразить свое теплое отношение, когда это так необходимо.

Разумеется, помимо политических целей Аткинсон и Уокер преследовали и цели более выполнимые и подходящие для художника.

Как говорит сам Уокер в предисловии, следующем за посвящением, они ставят себе задачу показать своим соотечественникам и миру, культуру, обычаи и нравы великой и удивительной русской нации, ее неповторимые особенности и отличительные черты: «Всегда великая и сильная русская нация, мало известная остальной Европе до того, как она привлекла внимание благодаря творческому уму и гению великого законодателя Петра Первого, приобрела в настоящее время такой вес и значение, которые неизбежно придают интерес любой вещи, могущей осветить и лучше познакомить с их привычками и манерами».,

Любым иностранцем, любым путешественником, прибывшим в чужую страну, в первую очередь движет любопытство. Любой из нас, даже людей, живущих уже сейчас, в XXI в., прибыв в чужую страну с другой культурой, с другими приспособленностями к жизни, даже если он прибыл по работе, постарается узнать, запечатлеть и рассказать по возвращении домой то, что больше всего не похоже на условия нормальной для него жизни.

Если целью фотографа станет показать не архитектуру страны, а саму страну изнутри, он станет фотографировать ее жителей в обычной для них одежде, за обычными, традиционными для их культуры занятиями.

Именно поэтому альбом «Живописных зарисовок» становится для нас одним из самых важных источников по истории восприятия нашей страны за границей в конце восемнадцатого - начале девятнадцатого столетия. Мы можем, не только сами взглянуть, что представляла собой жизнь на улицах Петербурга в то время, но и, прочтя комментарии иностранца, сами ощутить себя на его месте, понять, как сложно ему было адаптироваться в совершенно новой для него среде, можем отличить, что именно являлось для него экзотикой, и увидеть, как он относился к нашему миру, который так сильно отличался от его родного.

Целью Аткинсона по всей видимости и было - показать Россию изнутри, такой, какую англичане в начале 19-го века не знали. То есть не дворцы, не придворных и не русскую армию, которую он толком упоминает в своем альбоме лишь единожды (Russ soldier), а именно то, чего в Англии нет, и не будет: развлечения, игры, танцы, костюмы и транспорт.

Если взглянуть на приложенную таблицу, мы увидим, что большую часть рисунков занимает именно транспорт и зарисовки бытовых занятий.

Транспорт, очевидно, интересует художника больше всего. В альбомах представлены все виды транспорта, с подробнейшими описаниями условий, в которых они используются, материалов из которых они сделаны, их внутреннего устройства и внешнего вида. (Voizok, The Droshka, Finland sledge,Lapland sledge, Summer kibitka with a courier, Winter kibitka, Corn barks, Sledge, Carriage on sledges, Charcoal bark, Galiotes, Summer carriers, Lighters, Government bark, Finland wood-barks, Ladoga fishing boats, Common travelling sledge, Court caleche, Stone carriage, Finland carts, Smolenski carts, Lotka, Fish barks, Wood barks).

Здесь мы увидим зимние и летние кибитки, несколько видов саней, кареты, телеги и повозки, на которых отвозят товары на рынок.

Видно, что это настолько интересно автору, что в описании он силится не упустить ни единой детали из тех, что невозможно передать рисунком:

Пример 1. Возок.

Аткинсон:

«Вид зимнего вагончика, легкий и удобный; сделанный из тонких досок и полностью покрытый снаружи добротными коврами, которые русские называют «циновками». Они сделаны из сплетенных вместе тоненьких липовых прутьев. С каждой стороны вагончика есть по дверце, как в карете с маленьким стеклянными окошками наверху. Путешествующий может лежать на своей постели или же сидеть в небольшом каретном креслице».

В.И. Даль:

«Возок, баул, зимняя повозка, крытые сани с дверцами, дорожные; сиб. большие, троичные извозчичьи обшевни, на кои кладут 70-80 пуд».

Невозможно не обратить внимание, как англичанин пытается описать каждую подробность неведомого транспортного средства, дабы как можно яснее дать соотечественникам представление об этом самом возке, в то время как русскому человеку даже в голову не приходит так изощряться, находя подходящие сравнения и синонимы: крытые сани - сани и есть, ничего непонятного. В то время как прочтя одно описание, даже в совокупности с картинкой, не каждый русский разберется, что к чему.

Вероятней всего, такую вариативность транспорта создали особенности русских дорог, отличающихся от европейских и английских своей неорганизованностью.

Так же много место уделено водному транспорту. Но здесь мы уже чаще встретим способы перевозки зерна, камней, древесины, всевозможные барки и лодки, предназначенные для рыбалки зимой и летом. Так же художник обратит внимание на финские деревянные кораблики и русские галиоты; есть место даже увеселительным баржам, которые Уокер сравнивает с венецианскими гондолами.

Не меньший интерес, очевидно, для Аткинсона представляли костюмы. Он запечатлел очень многие социальные прослойки, показав всю пестроту русского народа того времени.

Очень много места в альбоме художник уделяет характерным особенностям костюма (Bashkirs, Cozacks, Cozack dance, Gipsies, Finland beggar, Izba, Ukraine drovers, Finn girl going to market, Finland horse, Cozack officer, Tartar camp, Tartars catching horses, Russian Woman and her winter dress, Russian village, Polish dance, A noble tscherkesse), что не может не говорить о том, что он хочет представить пред очи своих соотечественников не помпезную сторону русского быта, ту неизвестную Россию, традиции которой складывались веками.

Особый интерес представляет описание игр и развлечений (Swaika, Pleasure barges, Babki, Horn musik, Katcheli, Children going down an ice hills, Ice hills, Jumping on a board, Yaeger, Skittles, Public festival, Boxing, Race course, Village amusements, Wrestling, The swing, Golubtza, ) - совсем уж не ясный для иностранцев жизненный аспект.

Пример 2. Свайка.

Аткинсон:

«Эта игра на проворность является одной из особенностей русских ( значит это все таки экзотика). Небольшое железное колечко около полутора дюймов в диаметре кладут на землю и кидают в него тяжелыми железными трубками с большими круглыми набалдашниками или врезанными восьмигранниками в форме бриллианта на концах. Игрок держит трубку, иначе свайку, за хвостик и кидает ее таким образом, чтобы она, вращаясь в воздухе, воткнулась в землю в середине кольца [набалдашником вверх, надо полагать]. Если он промахивается, он пропускает свои броски, уступая другим участникам игры, до тех пор, пока другой не промахнется и не вернет его тем самым в игру.

В.И. Даль:

«Свайка, сваечка, толстый гвоздь или шип с большой головкой, для игры в свайку; ее берут в кулак, за гвоздь или хвост, и броском втыкают в землю, попадая в кольцо».

Опять же мы видим здесь, что описание автору дается трудом. Это еще раз доказывает, что целью своей (хотя бы в какой-то степени) он ставил демонстрацию англичанам тех частей культуры русских, которые свойственны только самим русским, а за пределами Росси кажутся, если не дикостью, то, по крайней мере, диковинкой.

Даже глядя на «роговую музыку» мы можем обратить внимание, что целью изображения стало отражение совершенно новой «изобретенной 50 лет назад» техники живого органа, не встречающейся нигде, кроме России.

Так же как и развлечения, Аткинсон предельно подробно описывает православные обряды похорон, крещения и венчания, а так же внешний вид, облачение, функции представителей духовенства, их значимость (Pilgrims, Marriage, Burial, Metropolitan, Russian priests, Consecration of the waters, Monks, Nuns). Я думаю, это связано с тем, что во-первых, православные обряды несколько отличаются от англиканских, и во- вторых религия в то время представляла собой весьма значимую часть русского быта и сильно влияла на восприятие русского человека, и становилась неотъемлемой частью русского менталитета.

Судя по тому, что каждая из сотни картинок показывает вещи свойственные только России, русской культуре, ее обычаям и традициям, я все же полагаю, что именно та часть, что свойственна лишь русской культуре была целью художника.

Совокупив текст пояснений с самими картинками мы увидим, что «Picturesque representation of the Manners, Customs and Amusements of the Russians in one hundred colored plates» в проекции на современный мир будет больше всего похоже на обыкновенный путеводитель, призванный подготовить путешественника к неожиданным диковинкам, которые он может повстречать, прибыв в чужую страну.

Заключение

В заключение можно сказать, что «Picturesque representation of the Manners, Customs and Amusements of the Russians in one hundred colored plates».(«Живописное изображение нравов, обычаев и развлечений русских. Сто раскрашенных офортов с тщательным объяснением каждого из них, в трех альбомах») занимает важное место среди работ иностранных мастеров конца XVIII - начала XIX столетия, изображавших особенности русской культуры. Это творение, несомненно, имеет для нас огромное значение, как изобразительный и письменный источник, как по истории России, так и по истории восприятия России за рубежом.

В перспективе, хотелось бы подробно проанализировать каждый сюжет, и представить «Picturesque representation of the Manners, Customs and Amusements of the Russians in one hundred colored plates», как источник по истории восприятия, сравнив его с другими подобными работами иностранных и русских мастеров того времени, а так же с письменными источниками по этой теме.

Список источников и литературы

1. John Augustus Atkinson, James Walker. Picturesque representation of the Manners, Customs and Amusements of the Russians in one hundred colored plates. London., 1803. Vol. 1-3.

2. Брук Я. В. У истоков русского жанра. XVIII век. М., 1990.

3. Иткина Е. И. Новое о творчестве английского художника Д.-А. Аткинсона // Страницы художественного наследия России XVI-XX веков; Труды государственного исторического музея. Вып. 89. М., 1997. С. 119-127.

4. Комелова Г. Н. Сцены русской народной жизни конца XVIII - начала XIX веков по гравюрам из собрания Государственного Эрмитажа. Л., 1961.

5. Краснов А. «Панорама Петербурга» Джона Аткинсона // Нева. 2003. № 2. С. 215-224.

6. Кросс Э. Британцы в Петербурге: XVIII век. СПб., 2005.

7. С берегов Темзы на берега Невы. Шедевры из собрания британского искусства в Эрмитаже / ГЭ. Кат. в-ки. Под ред. Аллена Б. и Дукельской Л. 1997.

8. Ярцева А.В. Альбом Дж. Авг. Аткинсона «Живописное изображение нравов, обычаев и развлечений русских» из собраний РНБ // Санкт-Петербургский государственный академический институт жив., ск-ры и арх им. И.Е. Репина. Проблемы развития зарубежного искусства: Материалы XI научной конференции в память проф. М. В. Доброклонского. СПб., 1998.

9. Engraved in the Memory, James Walker, Engraver to the Empress Catherine the Great, and his Russian Anecdotes / Ed. By A. Cross. Oxford, 1993.

10. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Москва, 2004.

11. Ровинский Д.А. Подробный словарь русских граверов XVI-XIX вв. СПб., 1895.Том I.

12. Ровинский Д.А. Подробный словарь русских гравированных портретов. СПб., 1886.

13. A picturesque representation of the manners, customs, and amusements of the Russians [Электронный ресурс] / Государственная публичная историческая библиотека. - Электронные данные. - М., 2005. (Серия «Электронный запасник»). - 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). - 19 см. - Систем. требования: 266 МГц, 64 Мб, CD-ROM 8x, Видео 800x600 в режиме HighColor. - Загл. с этикетки диска.

14. Большой Энциклопедический Словарь [Электронный ресурс]: - электронные текстовые данные. - Режим доступа: http://www.vedu.ru/BigEncDic.htm, свободный. - Загл. с экрана. - Яз. рус.

15. Половцов А.А. Русский биографический словарь [Электронный ресурс]: Электронная репринтная версия / Студия «Колибри»; рук. П.Ю. Каллиников. - Электронные данные. Режим доступа: http://www.rulex.ru/xPol/index.htm, свободный. - Загл. с экрана. - Яз. рус.

16. .Русский биографический словарь [Электронный ресурс] / Студия «Колибри»; рук. П. Ю. Каллиников. - Электронные данные. Режим доступа: http://www.rulex.ru/be.htm, свободный. - Загл. с экрана. - Яз. рус.

Приложения

Рис. 1 - Лист альбома с посвящением императору Александру I

Рис. 2 - Предисловие к альбому

Рис. 3 - Russ Soldier

Рис. 4 - Voizok

Рис. 5 - Swaika

Рис. 6 - Horn Music

Рис. 7 - Pilgrims

Рис. 8 - Marriage

Рис. 9 - Burial

Рис. 10 - Metropolitan

Рис. 11 - Russian Priests

Рис. 12 - Baptism

Рис. 13 - Consecration of Waters

аткинсон уокер альбом

Рис. 14 - Nuns

Рис. 15 - Monks

Рис. 16 - Портрет Александра I

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru