Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Культура современной молодёжи

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

План

Введение

1. Культура современной молодёжи

2. Влияние идеологии жизни современного общества на молодёжь

3. Определение «ценностных ориентаций». (М. Рокича). Данные о связи ценностных ориентаций с социальной направленностью молодёжи (старшеклассников)

Таблицы

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Каждый знает, что юность -- определенный этап созревания и развития человека, лежащий между детством и взрослостью. Но каковы хронологические границы и содержательные признаки этого периода? Переход от детства к взрослости обычно подразделяется на два этапа: подростковый возраст (отрочество) и юность (раннюю и позднюю).

С одной стороны, в обществе происходит постоянное распределение и перераспределение индивидов определенных возрастов по соответствующим социальным системам и ролям. Оно определяется объективными потребностями социальной системы, прежде всего -- общественным разделением труда, наличием рабочих мест и подлежащих выполнению социальных функций и реализуется с помощью соответствующих социальных механизмов. С другой стороны, налицо встречный процесс социализации, сущность которого заключается в усвоении индивидом на каждом этапе его жизненного пути умения принимать и усваивать новые и оставлять старые социальные роли (или приспосабливаться к их изменению). В этом смысле подготовка к выходу на пенсию -- такой же необходимый элемент опережающей социализации пожилых людей, как профессиональная ориентация -- опережающей социализации подростков и юношей.

Слово «юность» обозначает фазу перехода от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости, что предполагает, с одной стороны, завершение физического, в частности полового, созревания, а с другой -- достижение социальной зрелости.

Рассмотрим, что же составляет культуру современной молодёжи.

1. Культура современной молодёжи

Слово «социализация» обозначает совокупность всех социальных и психологических процессов, посредством которых индивид усваивает систему знаний, норм и ценностей, впитывает культуру современного общества, что позволяет ему функционировать в качестве полноправного члена данного общества. Она включает в себя не только осознанные, контролируемые, целенаправленные воздействия (воспитание в широком смысле слова), но и стихийные, спонтанные процессы, так или иначе влияющие на формирование личности.

Как меняются цели, методы и институты культуры юношества в современную эпоху? Чтобы правильно поставить этот вопрос, нужно прежде всего избавиться от некоторых весьма распространенных исторических иллюзий.

Важно отметить, что многие проблемы, кажущиеся нам уникальными, сугубо современными, на самом деле существовали уже в далеком прошлом.

Например, мы жалуемся, что информационные перегрузки подавляют творческое мышление нашей молодежи. Но В. О. Ключевский еще в прошлом веке писал: «...Ум современного молодого человека рано изнашивается усвоением чужих мыслей и теряет способность к самодеятельности и самостоятельности»'. Платон же связывал оскудение творческих способностей человека уже с появлением письменности, позволяющей усваивать знания «по посторонним знакам».

Люди, овладевшие грамотой, писал философ, будут «казаться многознающими, оставаясь в большинстве невеждами», и «станут мнимомудрыми вместо мудрых».

В бурно развивающемся современном обществе довольно многих пугает не распространение чтения, а то, что оно уступает место визуальным формам культуры, в частности, телевидению. Но логика их рассуждений остается той же самой: избыток информации якобы подавляет самостоятельность и порождает стандарт, нивелирующий развитие личности.

Современные социологи и педагоги сетуют, что разные воспитательные воздействия подрывают и нейтрализуют друг друга. Но уже Ш. Монтескье писал об этом в трактате «О духе законов» (1748) По его словам, в древности воспитание было гармоничнее и эффективнее, потому что «последующая жизнь не отрицала его. Эпаминонд и в последние годы своей жизни говорил, видел, слышал и делал то же самое, чему его учили в детстве. Ныне же мы получаем воспитание из трех различных и даже противоречащих друг другу источников: от наших отцов, от наших учителей и от того, что называют светом, окружением. И уроки последнего разрушают идеи двух первых».

Как тут не вспомнить рассуждения некоторых наших писателей о «сатанинской» рок-музыке, «развратном», брейк-дансе и о том, что конфликт отцов и детей в современном обществе породил пьесы Виктора Розова?

Стиль воспитания детей, его цели, институты, методы, достижения и неудачи нельзя понять вне целостного образа жизни и культуры народа, общества. Здесь далеко не все зависит от свободного усмотрения. Некоторая рассогласованность целей и результатов воспитания -- необходимое условие и предпосылка исторического развития вообще. Если бы какому-то поколению взрослых удалось сформировать детей целиком по своему образу и подобию, история стала бы простым повторением пройденного.

Традиционные институты и методы воспитания были высокоэффективны в передаче унаследованных от прошлого ценностей и норм прежде всего потому, что были тесно связаны с относительно неизменным способом ведения хозяйства, экологическими условиями и социальной структурой. Сколько-нибудь серьезное изменение социальной среды и рода занятий ставило традиционную систему воспитания в тупик, вызывало напряжение и неустойчивость.

Сегодня положение изменилось.

Научно-техническая революция внесла в этот непрерывный процесс обновления материально-вещественного и субъектно-личностного компонентов производительных сил общества беспрецедентную инверсию: первые в истории человечества темпы смены новых поколений техники стали стремительно опережать темпы смены поколений работников. Теперь уже в течение жизни одного поколения людей, на протяжении активной трудовой деятельности человека, возросшей почти до 40 лет, в передовых отраслях производства и в передовых странах происходит смена нескольких поколений техники, и этот процесс начинает охватывать экономическую жизнь в целом.

Например, в электронике за сорок лет сменилось три поколения компьютеров и получает распространение четвертое и пятое. Быстро сменяются поколения спутников связи, средства атомной энергетики, типы двигателей и т. д. Смена технологий означает, что обесцениваются, устаревают также и технические знания работников. В наиболее быстро развивающихся научных направлениях знания ныне устаревают за 5--7 лет, в других за 10--12 лет, в инженерно-технических специальностях за 15 лет и т. д.

Соответственно меняются практические задачи и критерии эффективности обучения и воспитания. В прошлом старшие оценивали успешность своей воспитательной работы главным образом по тому, насколько им удалось передать детям накопленные знания, умения, навыки и ценности. Детей готовили к жизни в обществе, которое -- это молчаливо предполагалось -- в главных своих чертах будет похоже на тот мир, в котором жили их родители. Ныне социальные изменения -- научно-технические, культурные, бытовые -- настолько быстры и значительны, что никто уже не сомневается: сегодняшним детям и юношам предстоит жить в мире, существенно отличном от того, в котором живут их родители и воспитатели. Поэтому и свои воспитательные успехи они должны оценивать не столько по тому, как им удалось передать молодым свои знания и умения, сколько по тому, сумели ли они подготовить их самостоятельно действовать и принимать решения в условиях, которых заведомо не было и не могло быть в жизни родительского поколения.

Проблема эта затрагивает прежде всего сферу образования и является мировой, глобальной. Во всех странах социологи и экономисты констатируют колоссальный разрыв между растущей стоимостью образования, обусловленной удлинением сроков обучения, ростом его массовости и удорожанием технических средств, с одной стороны, и его недостаточной социальной эффективностью -- с другой. Всюду обсуждаются и вырабатываются планы радикальной реформы системы образования, перестройки школы и т. д.

Вопрос, однако, не только и не столько в содержании и методах образования и обучения, сколько в общей направленности и стиле воспитания. Чтобы жить и успешно функционировать в чрезвычайно мобильном и динамичном обществе, индивид должен обладать двумя противоположно направленными рядами качеств.

Во-первых, он должен обладать устойчивым, твердым ядром личности, мировоззрением, социальными и нравственными убеждениями. Иначе на каждом крутом вираже истории -- а их в его жизни будет предостаточно -- он будет, образно говоря, распадаться на составные части или реагировать на вызов истории невротически.

Во-вторых, он должен обладать высокой психологической лабильностью, гибкостью, способностью усваивать и перерабатывать новую информацию и создавать нечто новое не только в юности, но и в зрелом возрасте, когда старшие поколения привыкли обходиться старым багажом. Без этого личность неизбежно отстанет от хода истории и станет тормозом общественного прогресса. Ведь, по ироническому замечанию В. О. Ключевского, «твердость убеждений -- чаще инерция, мысли, чем последовательность мышления».

Воспитание в современную эпоху научно-технической революции должно быть прежде всего воспитанием самостоятельности, творческой инициативы и социальной ответственности, которые друг без друга невозможны. Между тем самостоятельную, творческую личность формирует только самостоятельная, творческая деятельность, построенная на основе самоуправления.

Для педагогической теории это, разумеется, не новость. О необходимости развивать индивидуальность и самостоятельность ребенка, преодолевая формализм «казённого» воспитания, писали практически все классики педагогики. И не только писали, но и старались реализовать это требование в своей практической деятельности. Однако для реализации этого принципа в массовых условиях нужны определенные социальные предпосылки. Отношения старших и младших, родителей и детей, какова бы ни была их индивидуальная, эмоциональная окраска, всегда были отношениями власти и зависимости, господства и подчинения. Идея иерархии заложена в самой природе возрастных категорий и заключается в принципе старшинства и связанных с ним социальных привилегиях, правах и обязанностях.

В основе «педагогики сотрудничества», о которой говорят сейчас советские педагоги-новаторы, лежит принцип социального равенства. Это предполагает преодоление многих привычных стереотипов сознания.

Старшие, будь то учителя или родители, так же мало склонны добровольно отказываться от своих привилегий и власти, как и социально-экономически привилегированные слои и группы. При этом используются одни и те же аргументы: незрелость и неопытность управляемых, «неготовность» их к самоуправлению, опыт прошлых поколений, «мы ведь только о них и заботимся» и т. п.

Хотя понятие о правах ребенка зародилось еще в XVIII в., его долго трактовали только как право ребенка на жизнь, общественную заботу и защиту против злоупотреблений. Эти задачи и сегодня чрезвычайно актуальны. Однако ребенок имеет право не только на заботу, но и на некоторое самоопределение.

Многие трудности современного воспитания, которые педагоги по инерции объясняют неадекватностью его средств и методов, на самом деле обусловлены непродуманностью и нереалистичностью поставленных задач.

Ученые -- и педагоги, и антропологи -- справедливо считают одним из общих показателей социального прогресса удлинение периода детства, когда ребенок не участвует в общественно-производительном труде, а только готовится к нему и накапливает творческий потенциал. Но удлинение детства экономически, социально и психологически противоречиво. Воспитание и обучение ребенка ныне обходится семье и обществу значительно дороже, чем раньше, а материальная «отдача» от него в связи с удлинением сроков ученичества начинается гораздо позже. Родительская забота и нежность нередко оборачиваются недооценкой потенциальных возможностей ребенка, тягостной для него опекой, затяжной социальной и психологической зависимостью. Инфантильность многих современных подростков и юношей -- оборотная сторона сентиментального «детоцентризма» культуры.

Меняется и стиль внутрисемейных отношений.

Сегодня распределение обязанностей в семье все чаще зависит не столько от пола, сколько от индивидуальных особенностей супругов. В принципе это прогрессивно. Социологические исследования показывают, что семьи, в которых супруги не придерживаются жесткого традиционного разделения «мужских» и «женских» обязанностей, более устойчивы и обладают лучшим психологическим климатом. Но иногда это вызывает конфликты. Особенно сложной и проблематичной является сегодня роль отца.

По мере того как увеличивается время, проводимое детьми и подростками вне семьи и школы, возрастает удельный вес общества сверстников, которое во многих случаях перевешивает влияние учителей и родителей. Однако и оно неоднородно. С одной стороны, это руководимые и направляемые взрослыми учебные, производственные, и иные коллективы и организации. С другой стороны, разнообразные неформальные стихийные сообщества, большей частью разновозрастные и смешанные в социальном отношении. Чем сильнее заорганизованы старшими официальные молодежные организации, тем притягательнее и важнее становится неформальное общение.

Чрезвычайно важный институт социализации -- средства массовой коммуникации (кино, радио, телевидение, печать и т. д.). Поскольку они сравнительно легко поддаются централизованному планированию и контролю, можно сказать, что с их помощью «совокупные взрослые» воспитывают своих «совокупных детей», компенсируя этим частичное ослабление своего влияния в качестве конкретных, отдельно взятых родителей или учителей. Но средства массовой коммуникации также не всемогущи.

Во-первых, существует проблема индивидуального и группового отбора, оценки и интерпретации сообщаемой информации. Как ни много времени проводят люди у голубых экранов, они смотрят не все подряд, а их реакция на увиденное и услышанное сильно зависит от установок, господствующих в их первичных группах (семья, сверстники и т. д.). Это существенно усложняет задачи социального контроля. Если телевидение объективно отражает все стороны действительности, оно невольно способствует приобщению детей и подростков и к тем сторонам жизни, от которых старшие хотели бы их до поры до времени уберечь. Если же содержание телепередач слишком тщательно «процежено», они выглядят лживыми и недостоверными, теряют притягательность и даже вызывают эффект бумеранга.

Во-вторых, сама массовость прессы и телевидения делает их в чем-то ограниченными, вызывая быструю стандартизацию и, как следствие этого, эмоциональную инфляцию форм, в которые облечена сообщаемая информация, и даже самих идеологических символов.

В-третьих, существует угроза избыточного, всеядного потребления телевизионной и прочей массовой культуры, отрицательно сказывающегося на развитии творческих позиций, индивидуальности и социальной активности личности.

Констатируя множественность каналов и институтов социализации, бессмысленно спрашивать, какой из них -- семья, школа, сверстники или телевизор -- важнее или влиятельнее. Тем более что и список их далеко не полон -- можно указать также искусство, разновозрастные трудовые коллективы, соседские отношения и т. д. Другое дело -- оценка степени эффективности каждого из этих каналов в каком-то определенном отношении, например с точки зрения распространения политической информации или эстетического воспитания. Чтобы координировать их усилия, нужно знать, в чем они принципиально взаимозаменимы, так что недоработка в одном звене может быть восполнена другим, а в чем -- уникальны. Однако ни один институт в отдельности нельзя считать полностью ответственным за конечный результат социально-педагогического процесса.

Множественность и некоторая рассогласованность социальных воздействий, привычно воспринимаемая как недостаток, объективно повышает степень автономии формирующейся личности, следствием чего в одних случаях будут не укладывающиеся в заранее очерченные рамки творческая инициатива и самостоятельность, а в других -- антисоциальное, отклоняющееся поведение.

Динамичное общество будущего требует развитого, самостоятельного человека, которого невозможно «собрать» из унифицированных «деталей». Это обязывает на всех этапах формирования личности считаться с ее индивидуальностью, а если мы этого не делаем -- дорого и хлопотно! -- возникают сбои и непредсказуемые издержки. Социальные институты, призванные подкреплять друг друга, оказываются между собой в разладе, морально-психологические стимулы теряют эффективность, коллективизм вырождается в трусливый и беспринципный конформизм, а творческая индивидуальность уходит в сторону от того, что казалось магистральным путем общественного развития.

Главный вывод современной теории социализации и социологии воспитания: формирующаяся личность -- не объект каких-то внешних воздействий, а активный субъект саморазвития.

Иными словами, современные средства обучения, как и современная технология и образ жизни, принципиально несовместимы с авторитарными методами воспитания, они требуют равенства, демократии и свободы. Многие трудности, в воспитании юношества,-- закономерное и неизбежное следствие научно-технической революции. Ни подправить, ни улучшить авторитарный стиль жизни и воспитания невозможно. Новое общество требует новой системы социализации.

2. Влияние идеологии жизни современного общества на молодёжь

общество молодежь ценностный социальный

Переход от XX к XXI веку есть не просто смена веков, не просто переход к новому тысячелетию существования человечества -- это событие, связанное с переходом от одного типа цивилизации (техногенной) к совершению иной, подлинно человеческой (антропогенной) цивилизации. Смена типов цивилизаций сопровождается чередой кризисов: экономических (финансовых особенно), политических, духовных, связанных прежде всего с нравственной деградацией индивидов в условиях одностороннего развития технологического прогресса общества. Все это ставит проблему сущности будущего общества и культуры молодёжи. Будущее развитие общества зависит прежде всего от идеологических знаний и ценностей, лежащих в основании нового общества. Это сводит решение проблемы будущего общества, цивилизации к выяснению прежде всего роли и значения идеологии в жизни общества.

В условиях деидеологизации современного общества получили развитие процессы, приведшие в ряде случаев к стагнации и даже разложению духовной, политической, экономической, социальной, семейно-бытовой сфер общества. Это имеет прямое влияние на культуру подрастающего поколения. Предполагалось, что освобождение от оков марксистско-ленинской идеологии даст свободу мысли, экономическую предприимчивость, политическую активность, обеспечит соответствующий взлет экономики, политики и свободной культуры. Однако прогресс свободного от всякой идеологии современного общества не состоялся.

Нет не только предсказываемого теоретиками неолиберализма и неоконсерватизма расцвета, но нет вообще нормальной экономики, политической структуры, духовной культуры, нет ни науки, ни экономики, а есть разброд, хаос и всеобщее обнищание и прежде всего духовная деградация народа. С 1991г. За короткий срок произошел развал и крах великой державы и превращение её в сырьевой придаток западной цивилизации.

В сложившейся ситуации естественно напрашивается вывод, что не экономика определяет развитие общества, а что-то более существенное, основополагающее. Но что? Может быть, причина наших бед в том, что мы недостаточно развиваем политику, не осуществляем должного политического, государственного, в частности, регулирования экономики страны? Об этом как раз и говорят и пишут в последнее время политики, политологи и другие исследователи современной действительности. Это так. Но все предпринятые попытки законодателей и правительства регулировать экономику через создание различных правовых пакетов антикризисной политики оказываются безрезультатными. Следовательно, не экономика и не политика определяют развитие общества. Остается такая сфера общества, как духовная культура, включающая в себя искусство, науку, образование и СМИ. Может быть, именно духовная культура -- основа развития общества, ведь не зря же говорят о СМИ как о четвертой власти в стране, наряду с законодательной, исполнительной и судебной? Но в свободной от всякой идеологии, особенно государственной идеологии, мы видим стагнацию и развал, деградацию и гибель искусства, науки, образования, в целом великой культуры. Свобода, как это не странно звучит, оказалась губительной для культуры. Видимо, не в свободе или несвободе причина развития и упадка духовной культуры, а в чем-то более важном, носящем более глубокий характер, чем экономика, политика, культура. Что же это за таинственное образование общества, которое постоянно уходит, ускользает, всевидящего ока? А это, оказывается, идеология. Для успешного реформирования социальных сфер им не хватает объединяющей национальной идеи и идеологии. Именно нехватка идеологии позитивизма негативно влияет на культуру молодёжи современности.

Как справедливо отмечает политолог А. Кива: «... Национальная идея -- это обручи нации. Как только они лопаются, нация либо впадает в глубокую депрессию, либо распадается, либо становится жертвой какой-то реакционной идеи и даже человеконенавистнической идеологии». К сожалению, столкнувшись с трудностями, возникающими при формировании новой национальной идеологии, сторонники демократического направления эту идею объединяющей идеологии забросили.

При таких условиях своего существования общество все больше и больше скатывается к криминально-свободному (демократическому) обществу, где провозглашается главный принцип жизни -- «обогащайся любым способом». Говоря об обогащении, имеют в виду только материальное, забывая, что обогащаться прежде всего надо духовно, а не материально, ибо если не будет духовного обогащения человека и общества, то не будет и материального богатства народа, и не будет высоконравственности у молодёжи.

Духовность общества и личности прежде всего связана с мировоззрением, формируемым под воздействием правящей или государственной идеологии. На основе правящей идеологии формируется сложная социальная структура, которую можно определить как идеологическую структуру общества. Идеологическая структура общества и есть то самое социальное образование, которое определяет развитие экономической, политической и даже культурной сфер жизни общества и подрастающего поколения а частности. Потому что идеология, прежде всего, есть определенная система знаний и ценностей, лежащих в основании любого общества. Какова идеология, таково и общество, основанное на этой идеологии. Но если идеологическая структура разрушается, а на ее месте ничего не возникает (как и получилось после 1991 года: с роспуском КПСС была разрушена идеологическая структура советского общества), то общество стагнирует, а затем разлагается, превращаясь в криминальное образование с деградировавшими индивидами, стоящими на стадии не только духовного, но и физического вырождения.

Выяснение того факта, что для нормального развития и функционирования современного общества необходима идеология, является безусловно правильным. Но какая идеология необходима? Отметим, что это должна быть объединяющая общенациональная идеология, которая должна будет определять развитие духовной, политической, экономической, социальной и даже семейно-бытовой сфер жизни нашего многострадального общества.

Необходимо создать новую идеологию, которая учитывала бы положительные стороны идеологий как капиталистических, так и социалистических стран, а также ценности идеологий и культур Востока и Запада. Кроме этого, при создании новой идеологии необходимо учитывать мировые тенденции образования глобального общества, причем со спецификой формирования общества глобального гуманизма. Это повлияет на культурный рост современной молодёжи.

Будущее гуманистическое общество обусловлено длительной эволюцией как самих идей гуманизма, так и постепенным накоплением элементов реального социального гуманизма в тысячелетней истории человеческих обществ и цивилизаций. В целом равнодействующая социального прогресса действительно подводит нас к образованию общества глобального гуманизма.

3. Определение «ценностных ориентаций». (М. Рокича). Данные о связи ценностных ориентаций с социальной направленностью молодёжи (старшеклассников)

Культура - очень сложное, многоплановое явление, находящееся в центре социологического изучения общества. Важнейшими структурными компонентами культуры являются идеалы, ценности и нормы, которые в своем единстве и взаимодействии осуществляют формирование и регулирование всей системы социальных связей, что, в конечном итоге, выражается в специфической форме - социокультурном процессе.

В жизни отдельного человека и общества в целом культура выполняет функции, схожие с программированием поведения животных, осуществляемым на генетическом уровне. Не случайно культуру называют социальной памятью человечества.

Рассмотрим как можно определить на практике ценностные ориентации.

Тест 1. 'Ценностные ориентации' М.Рокича

Этап 1. Начнём с объяснения, что ценностные ориентации определяют содержание направленности личности, составляют ядро ее мотивации, жизненной концепции и отражают отношение человека к себе, окружающему миру, к другим людям. Предлагаемая методика основана на прямом ранжировании списка ценностей.

М.Рокич различает два класса ценностей. Первый класс включает ценности, важные для жизни человека в целом, как бы главные, конечные цели индивидуального существования личности. Второй класс составляют ценности, предпочитаемые человеком в любой жизненной ситуации. Это деление соответствует традиционному делению на ценности-цели и ценности-средства.

Стимульный материал:

- активная деятельность (полнота и эмоциональная насыщенность жизни);

- жизненная мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом);

- здоровье (физическое и психическое);

- интересная работа;

- красота природы и искусства (переживание прекрасного в природе и искусстве);

- любовь (духовная и физическая близость с любимым человеком);

- материально обеспеченная жизнь (отсутствие материальных затруднений);

- наличие хороших и верных друзей;

- общественное признание (уважение окружающих);

- познание (возможность расширения своего образования, кругозора, общей культуры; интеллектуальное развитие);

- продуктивная жизнь (максимально полное использование своих возможностей, сил и способностей);

- развитие (работа над собой, постоянное физическое и духовное совершенствование);

- развлечение (приятное, необременительное время препровождение, отсутствие обязанностей);

- свобода (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках);

- счастливая семейная жизнь;

- счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом);

- творчество (возможность творческой деятельности);

- уверенность в себе (внутренняя гармония, свобода от внутренних противоречий, сомнений).

Этап 2. Предлагается слушателям (студентам) работать с вопросами последовательно, вдумчиво. Каждой ценности из списка следует присвоить определенный ранговый номер, соответствующий тому значению, которое они придают данной ценности в жизни по сравнению с другими. Ранжируя ценности по каждому из списков, они должны задавать себе вопрос: 'В какой степени для меня важна и значима эта ценность, в какой степени я хочу реализовать ее в своей жизни?'

Этап 3. После окончания работы слушатели (студенты) анализируют результаты ранжирования по каждому списку в отдельности. Определяются главные для слушателя (студента) ценности, получившие первое, второе, третье ранговые места, причем их следует сопоставить с теми усилиями, которые делает человек для их осуществления в настоящем и будущем.

Рассмотрим влияние социума (окружения на старшеклассников.

Показатель референтности фиксировался вопросом: 'Насколько важна для Вас оценка Ваших поступков со стороны следующих людей?', который имел четырехчленную шкалу возможных ответов (от 'очень важно' до 'совсем не важно'). Для большей наглядности данных по каждому из возможных агентов социализации был подсчитан индекс, полученный в результате деления суммы взвешенных оценок на общее количество ответов. Значения индекса референтности колеблются в пределах от (-1) до (+1), где (-1) означает полную нереферентность данного лица (группы) для подростка, а (+1) - наибольшую референтность. Результаты расчетов представлены в табл. 1.

В дополнение к тому, что компания сверстников не является группой, референтной для старшеклассников, независимо от социальной направленности их поведения, данные табл.1 позволяют сделав следующие выводы:

- для старшекласников из контрольной группы родители и семья в целом референтны существенно больше, чем для девиантов;

- если в Н-группе («нормальной») самым высоким является индекс референтности отца и матери, то в Д-группе («усойчиво-девиантной») - друга (подруги) и только затем - родителей (хотя для 'нормальных подростков' личность друга значит больше, чем для их сверстников с отклоняющимся поведением - девиантным);

- если для тинэйджеров контрольной группы компания сверстников и учителя в равной степени малореферентны, то подростки-'девианты' психологически 'отталкиваются' от своих педагогов, подчеркивают их незначимость для себя. Это явление, очевидно, связано с их неудачами в учебной деятельности, которые, по мнению психологов, резко снижают социометрический статус личности в группе. Вину за это подростки перекладывают на учителей.

Таблица 1

Уровни референтности различных агентов социализации для старшеклассников Д- и Н-групп

Агенты социализации

Д-группа

Н-группа

1. Семья в целом

+0,12

+0,22

2. Родители

+0,28

+0,43

3. Братья и сестры

+0,03

+0,01

4. Друг (подруга)

+0,31

+0,37

5. Любимый (ая)

+0,23

+0,19

6. Дружеская компания

-0,07

-0,08

7. Учителя

-0,31

-0,09

Отклоняющееся поведение как результат ущербной социализации связано со специфической структурой ценностного сознания личности.

В ходе опроса респондентам предлагался список из 17 жизненных ценностей, из которых они должны были выбрать 6 наиболее значимых для себя (см. табл. 2).

Хотя четыре первых ранговых места у всех респондентов независимо от направленности их поведения занимают одни и те же ценности ('друзья', 'семья', 'любовь', 'свобода'), для старшеклассников Н-группы существенно значимы 'семья', 'хорошее образование' и 'интересная профессия'; несколько более значимы 'хорошие друзья', 'любовь', 'интеллект', а для подростков с девиантным поведением существенно больше значат такие ценности, как 'богатство', 'секс', 'физическая сила', 'разнообразные развлечения'. Таким образом, успешная социализация в тенденции связана с формированием сознательной ориентации на творческую самореализацию личности. Подростки же с отклоняющимся поведением ценностно ориентированы на получение удовольствия 'даром', без вложения труда.

Итак, полученные в ходе исследования данные позволяют сделать вывод о том, что новые социально-экономические условия и современный общественный кризис способствуют формированию в юношеской среде двух (по меньшей мере) субкультурных способов адаптации к ним. Один базируется на социально одобряемых ценностях, связанных с достижением жизненного успеха за счет собственных сил, второй -- на ценностях в стиле 'новых русских' и потенциально содержит в себе опасность разного рода девиаций. Формированию первой субкультуры способствует стабильная обстановка в семье (и в материальном, и в психологическом плане) и успешность учебной деятельности подростков. Вторая субкультура (с повышенной вероятностью девиантного поведения) чаще формируется в условиях, когда материальное положение семьи и отношения между ее взрослыми членами претерпевают любые изменения, а подростки плохо учатся. Девиантной форме социокультурной адаптации способствуют также безразличные или конфликтные отношения в семье и специфический психотип личности подростка с повышенной агрессивностью. Эти тинэйджеры пытаются компенсировать дефицит социального признания за пределами семьи и школы, в компании, которая служит им 'защитной оболочкой'. Однако такого рода компании часто сами являются субкультурными группами девиантного типа.

Таблица 2

Связь структуры ценностных ориентации с социальной направленностью поведения (в % )

Ценности

Д-группа

Н-группа

Хорошие друзья

80,7

86,4

Семья

68,1

75,8

Любовь

64,5

69,2

Свобода

54,5

51,7

Карьера, деловой успех

47,3

46,4

Богатство, большие деньги

47,3

25,2

Физическая сила

24,9

16,6

Хорошее образование

27,2

49,0

Интересная профессия

32,1

50,7

Разнообразные развлечения

20,6

13,9

Популярность, общественное признание

9,5

5,0

Материальная стабильность

32,9

36,1

Власть

7,2

2,0

Секс

38,0

6,0

Реализация способностей

8,5

12,9

Творчество

4,1

7,3

Интеллект

13,6

19,2

В социальной педагогике принято считать, что наиболее значимыми детерминантами поведения являются ценностные ориентации личности. Их анализ в опрошенной совокупности показал специфику ценностной детерминации поведения у 'трудных' подростков и подростков контрольной группы. Подростки-девианты высоко ценят хорошие отношения с родителями и учителями, достаток, секс, красивую внешность и силу (последняя ценится в два раза выше, чем в контрольной группе). Меньше ценятся ими верные друзья, любовь и семья, хорошие знания, карьера и возможность самореализации, общение с природой, сохранение и укрепление здоровья (табл. 3).

Таблица 3

Ценностные ориентации старшеклассников, %

Значимые терминальные ценности

Количество ответивших

'Трудные' подростки

Подростки контрольной группы

Сохранение и укрепление здоровья

52,8

59,7

Общение с природой

5,6

8,2

Верные друзья

70,8

79,2

Хорошие отношения с родителями

7,08

60,8

Хорошие отношения с учителями

20,8

15,8

Будущая работа, профессия

47,2

56,1

Любовь, семья

45,8

58,3

Сила

23,6

10,7

Знания, хорошая учеба

25,0

30,8

Достаток, деньги

45,8

34,1

Карьера, личный успех

23,6

30,4

Секс

20,8

13,6

Красивая внешность

16,7

13,3

Возможность продвинуться в жизни

19,4

23,5

Иное

1,3

1,3

Вызывает тревогу недостаточная ориентация молодёжи на сохранение и укрепление здоровья. Помимо возможного в будущем, да и в настоящем, пренебрежения к собственному здоровью и, как следствие, распространения вредных привычек, детерминированного несформированной установкой на здоровье как сверхценность, существует тесная связь между отсутствием у старшеклассника значимости здоровья и значимости социальной среды, в которой он родился и вырос. Иными словами, формирование установки на здоровье как сверхценность - проблема не только экологического, антиалкогольного и антинаркотического воспитания, предполагается также формирование у подростка значимой социальной самоидентификации, чувства принадлежности к городу, району, школе, двору, т. е. воспитания значимости социально-культурно-географической среды.

Заключение

Буйный юношеский возраст отнюдь не вызывает у старших умиления. Как говорит один из шекспировских персонажей, «лучше бы люди, когда им исполнилось десять, но еще не стукнуло двадцать три, вовсе не имели возраста. Лучше бы юность проспала свои годы, потому что нет у нее другой забавы, как делать бабам брюхо, оскорблять стариков, драться и красть» (Шекспир В. «Зимняя сказка»).

Современное время принесло важные социальные и психологические сдвиги. Физическое, в частности половое, созревание заметно ускорилось, заставляя «снижать» границы юношеского возраста. Напротив, усложнение общественно-трудовой деятельности, в которой должен участвовать человек, повлекло за собой удлинение необходимых сроков обучения. Новые поколения молодежи значительно позже, чем их ровесники в прошлом, начинают самостоятельную трудовую жизнь, дольше сидят за школьными партами разного размера. Отсюда -- удлинение периода «ролевого моратория», когда юноша «примеряет» различные взрослые роли, но еще не идентифицируется с ними окончательно, и изменение соответствующих социально-психологических стереотипов.

Удлинение юности имеет свои личностные предпосылки, а именно-- расширение сферы сознательного самоопределения и повышение его самостоятельности.

Современные возможности индивидуального выбора -- профессии, жены, образа жизни -- значительно расширились. Психологические горизонты человека в век книгопечатания и массовых коммуникаций не ограничены рамками его непосредственного окружения. Большая свобода выбора способствует формированию более гибкого социального характера и обеспечивает большее разнообразие индивидуальных вариаций. Но оборотная сторона этого прогресса -- усложнение процесса самоопределения. Очень уж велик выбор возможных путей, и только практически, в ходе самой деятельности, выяснится, подходит она человеку или нет.

Однако культура молодёжи сразу же оказались проблематичной. Одни видят в юности «метафизический дар» первозданной естественности, «единственно правомерный мост между цивилизацией и природой», «предцивилизованное состояние», «доподлинно романтический возраст», призванный «подняться и сбросить оковы отжившей цивилизации, отважится на то, на что у других не хватает жизненной отваги, а именно -- вновь погрузиться в стихийное».

Список используемой литературы

1. Кон И.С. Психология ранней юности. - М., 1989.

2. Кон И.С. Социализация и воспитание молодёжи // Новое педагогическое мышление / Под ред. А.В. Петровского. - М., 1989, с 191-205.

3. Социология / Под ред. А.Н. Елсукова. Мн., 2000.

4. Социология: Курс лекций /Под ред. А.В. Миронова М., 1996.

5. Социология: Учебное пособие и практикум / Под общей редакцией С.В. Лапиной. - Мн., 2001.

6. Фролов С.С. Основы социологии: Учебник для вузов. - М., 1997.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru