Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Суриков "Взятие снежного городка"

Работа из раздела: «Культура и искусство»

/

Введение

Творчество крупнейшего исторического живописца В.И. Сурикова (1848-1916) сопоставимо по масштабу с наследием таких гигантов русской культуры, как А.А. Иванов, М.П. Мусогорский, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский. «Историческое ясновидение», психологическая глубина соединились в нем со стихийной мощью и красотой живописного воплощения.

Присущий Сурикову напряженный историзм объясняется и судьбой художника - уроженца сибирского города Красноярска, - принадлежавшего к старинному казачьему роду и усвоившего черты характера «ярых сердцем» земляков, хранивших еще в быту древние традиции. Таким образом, когда Суриков переехал в Петербург, где в 1869-1878 годах учился в академии художеств у П.П. Чистякова, контрасты и противоречия «двух Россий» - народной, почвенной и «европейской», петербургской, - стали для него и личной проблемой. И не случайно мой выбор пал на картину Сурикова «Взятие снежного городка»; она как бы выпадает по жанровой стилистике из остальных произведений Сурикова - это единственное произведение художника, посвященное бытовой тематике.

Цель работы заключается в анализе жанровых, сюжетных особенностей картины. В данном случае, анализ может заключаться в широком рассмотрении изобразительных средств, композиционных основ, повлиявших на создание картины «Взятие снежного городка». Это всё непосредственно связано с задачами работы, в числе которых обязательное возвращение к истокам, анализ влияний и развития Сурикова как художника народной жизни. Без понимания среды, в которой жил художник нельзя понять и движимые им мотивы написания произведений, поэтому крайне важным, я считаю, в первой главе кратко коснуться биографии Сурикова. Также важным кажется мне, обратить внимание на другие полотна художника, чтобы проследить путь становления мастера, его ход к «Взятию снежного городка». Необходимо, к тому же, для полного раскрытия темы коснуться используемые художником изобразительных средств, композиции. В завершении работы я попытаюсь подвести итоги и сделать выводы по изученному вопросу.

Что касается литературы по данной теме, то нельзя сказать, что её очень много. Но каждый источник является профессиональной достоверной кладезю неопровержимых фактов и специализированной информации. Так Е. Безызвестных в книге «Суриков и Сибирь: альбом» доступно знакомит нас с образно-стилистическими особенностями картин Сурикова, в том числе картины «Взятие снежного городка». Автор книги «Суриково детство» Н.П. Кончаловская затрагивает истоки роста Сурикова как художника, здесь можно разглядеть основу сюжетных линий мастера. Можно также упомянуть труды Алленова М.М. «Василий Суриков» и Каменова В.С. «В.И. Суриков. Историчяеская живопись 1870-1890». Интересный взгляд на творчество художника мы находим у В. Солоухина в книге «Слово живое и мёртвое», где нестандартным языком автор описывает свои впечатления от произведений Сурикова.

Но нельзя не сказать о большом почитателе таланта художника М. Волошине. Его очерк о мастере был впервые опубликован в 1916 году в журнале «Аполлон», впоследствии не раз переиздавался. Наиболее известное издание Волошина «Василий Иванович Суриков» было опубликовано в Ленинграде в 1985 году. Современник объясняет нам внутренний мир художника, его влияние на создание картин, в том числе картины «Взятие снежного городка». М.В. Нестеров утверждал, что статья Волошина о Сурикове быть может, лучшее, что когда-либо было написано о русских художниках. В текст своей монографии о Сурикове Волошин ввел почти полностью рассказы художника о своей жизни, но существенно дополнил их историко-критическими суждениями о самой природе исторической живописи XIX в., о специфических особенностях историзма Сурикова и, наконец, о композиционных принципах, осуществленных в его семи больших картинах. Монографию «Суриков» Волошин считал одной из наиболее серьезных и удачных своих работ.

В Красноярске есть Дом-музей Сурикова, тот самый дом, где художник родился и куда ездил отдыхать и работать.

1. Анализ особенностей произведения

1.1 Путь к созданию «Снежного городка»

Чтобы анализировать и как можно точно понять структуру и особенности произведения Василия Сурикова («Взятие снежного городка»), необходимо вернуться к истокам её написания, а точнее к истории становления Сурикова как художника бытовой картины (а она у него единственная). Таким образом, обратимся к вехам биографии мастера.

Василий Иванович Суриков родился 12 января 1848 года (старый стиль) в сибирском городе Красноярске в казачьей семье. С Ермаком пришли с Дона его предки по отцовской линии, от которых он унаследовал гордый, вольнолюбивый характер. Мать также была из старинной казачьей семьи Торгошиных. Петр и Илья Суриковы, как и Василий Торгошин, упоминаются среди участников Красноярского бунта 1695-1698 годов. Суриков гордился своим происхождением и писал об этом: «Со всех сторон я природный казак… Мое казачество более, чем 200-летнее». Не осталась для него бесследной и художественная одаренность родителей. Отец его, страстный любитель музыки, великолепно играл на гитаре и считался лучшим певцом Красноярска; мать, прекрасная вышивальщица, обладала врожденным художественным вкусом.

Истоком формирования понятий Сурикова о красоте была Сибирь, с суровостью, подчас жестокостью нравов, с мужеством людей, удалью народных игр, что прямым образом отразилось в рассматриваемой мною картине «Взятие снежного городка», с «древней русской красотой» девичьих лиц, с величественной природой, живым дыханием истории. «Идеалы исторических типов воспитала во мне Сибирь с детства», - вспоминал он. К раннему детству восходят и первые попытки Сурикова рисовать: «…Мне шесть лет, помню, было - я Петра Великого с черной гравюры рисовал. А краски от себя: мундир синькой, а отвороты брусникой».

Суриков был среднего роста, крепкий, сильный, широкоплечий, моложавый. Густые волосы с русою проседью, подстриженные в скобку, лежали плотною шапкой и не казались седыми. Жесткие и короткие, они слабо вились в бороде и усах.

В наружности простой, народной, но не крестьянской, чувствовалась закалка крепкая, крутая: скован он был по северному, по-казацки. Рука у него была маленькая, тонкая, не худая. С красивыми пальцами, суживающимися к концам, но не острыми. Письмена на ладони четкие, глубокие, цельные. Линия головы сильная, но короткая.

Первым, кто заметил мальчика, был Н.В. Гребнев - учитель рисования Красноярского уездного училища, которое Суриков окончил в 1861 году с похвальным листом. По заданию Гребнева он копировал гравюры с картин старых мастеров, постепенно постигая искусство их времени.

Чтобы поддержать семью после смерти отца, Суриков вынужден был служить канцелярским писцом. Иногда приходилось, вспоминал он позднее, «яйца пасхальные рисовать по три рубля за сотню»; однажды он выполнил на заказ икону «Богородичные праздники».

Рисунки Сурикова привлекли внимание красноярского губернатора П.Н. Замятина, и тот ходатайствовал перед Советом Академии о зачислении Сурикова учеником. Из Петербурга пришел положительный отзыв о работах, но с оговоркой, что стипендия назначена не будет. Помог богатый золотопромышленник П.И. Кузнецов, любитель искусства и коллекционер, который взял на себя расходы по содержанию молодого художника. В середине декабря 1868 года с обозом Кузнецова Суриков отправился в дорогу, длившуюся два месяца. К экзаменам в Академию Суриков оказался недостаточно подготовленным. Он поступил в школу Общества поощрения художеств к М.В. Дьяконову и за три летних месяца освоил трехгодичный курс. 28 августа 1869 года Суриков успешно сдал вступительные экзамены в Академию художеств, его приняли вольнослушателем и зачислили в головной класс. Осенью следующего года он уже работает над первым самостоятельным произведением «Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Петербурге».

Учился Суриков в Академии успешно, брал от занятий все возможное. Блестящие достижения у молодого живописца были в композиции, недаром товарищи называли его композитором. Развитию природных данных художника во многом способствовал П.П. Чистяков, воспитавший многих мастеров русского искусства. В Академии Суриков с успехом исполнил ряд композиций на античные темы; к этому периоду относится и его картина из древнерусской истории «Княжий суд».

В апреле 1875 года художник приступает к программной работе на Большую золотую медаль: «Апостол Павел, объясняющий догматы христианства перед Иродом Агриппой, сестрой его Вероникой и римским проконсулом Фестом». Композиция картины не выходит за рамки академических канонов, но в ней уже намечается интерес к психологии героев. Суриков заканчивает Академию в звании классного художника 1 степени. Когда же через полгода он в виде исключения получил возможность уехать за границу, то попросил взамен этого разрешить ему выполнить заказ по росписи московского храма Христа Спасителя. Подготовительные работы Суриков выполнял в Петербурге, лишь уточняя в Москве необходимые детали. С июня 1877 года художник окончательно переехал в Москву, сделав в течение двух лет фрески, изображающие четыре Вселенских собора. Больше Суриков никогда на заказ не писал.

В 1878 году Суриков женился на Елизавете Августовне Шарэ, внучке декабриста П.Н. Свистунова. Счастливая семейная жизнь и относительная материальная обеспеченность позволили художнику обратиться к образам русской истории. Казалось, заговорили сами стены древнего города. В его воображении вставали образы минувшего, возникал замысел картины, которая представлялась ему потрясающей. «Утро стрелецкой казни» действительно потрясает. Но не ужасами смерти, а мощью характеров, трагедийностью одного из переломных этапов российской истории.

Архитектурный пейзаж с Василием Блаженным, который Сурикову казался кровавым, не просто исторический фон, он композиционно увязан с движением массы. Торжественность последних минут художник передает не только в гордой красоте русских людей, но и в той живописной палитре, которая вобрала в себя тона рассветного неба, цвета одежд и куполов собора, узорочье дуг на телегах и даже сверкание ободьев колес.

Если в «Стрельцах» показана трагедия массы, складывающаяся из судеб отдельных людей, то в картине «Меншиков в Березове» Суриков сконцентрировал внимание на одном сильном характере, в личной драме которого был отзвук трагедии России. Каким бы чисто бытовым эпизодом ни был подсказан Сурикову узел действия его будущей картины, созданный в ней образ приобретает историческую значимость. Низкая изба, освещенная неярким светом свечи, крохотное слюдяное оконце покрыто причудливыми морозными узорами. Огромной фигуре Меншикова тесно под этими низкими потолками, в этой избенке. Этому сильному и властному человеку привычны иные масштабы жизни. С Меншиковым трое его детей. Все они должны были стать вершителями честолюбивых замыслов отца. Ситуация драматична. И талант Сурикова помог уловить в ней красоту и тонкость проявления человеческих чувств, передать их в облике героев картины и колористическом строе.

Первый эскиз «Боярыни Морозовой» появился в 1881 году; непосредственно к работе над картиной Суриков приступил три года спустя, написав «Меншикова в Березове» и побывав за границей. На этот раз Суриков обратился к образу сподвижницы протопопа Аввакума - Ф.П. Морозовой. И вновь трагическая судьба сильной и страстной натуры для художника неотделима от судеб народа, который противился никоновским церковным реформам. Суриков хотел показать, как Морозова пробуждает в людях различные чувства, одновременно являясь средоточием этих чувств. Впервые картина появилась на Пятнадцатой передвижной выставке и получила самую восторженную оценку современников.

В 1891 году Суриков в Москве принимается за работу над новым полотном «Покорение Сибири Ермаком». Народ здесь предстает во всем величии своего подвига. Движение войска направляет легендарный Ермак; его фигура сразу выделяется и в то же время она не отделима от казаков. Цельность, сплоченность - отличительная черта казацкого войска. По контрасту с ним армия Кучума, которую охватила паника, кажется разобщенной. Прославляя мужество русских, Суриков и во вражеском стане видит заслуживающие внимания черты, отмечает самобытную красоту «инородцев».

Эпический характер картины определен не только значимостью сюжета (момент столкновения двух исторических сил), не только четко переданным движением огромной массы людей, но и средствами живописи. «Переход Суворова через Альпы», естественно, продолжает тему воинского героизма русских людей, начатую в «Покорении Сибири». Появление картины на Двадцать седьмой передвижной выставке в 1899 году совпало со столетним юбилеем Альпийской эпопеи. Над картиной Суриков начал работать в 1895 году, а в 1898 году в Швейцарии, на месте знаменитого исторического перехода, писал этюды к ней.

Пейзаж картины: уходящие ввысь вершины гор, окутанные пеленой облаков, то темные, то сверкающие холодным голубоватым блеском - позволяет зрителю острее ощутить трудности перехода, почувствовать значительность подвига суворовских чудо-богатырей.

Несколько лет работал Суриков над своим последним большим полотном «Степан Разин». Картина давалась ему нелегко, и художник возвращался к ней уже после того, как работа была показана зрителям. Картина поражает ощущением приволья. Она красива перламутровыми переливами красок, воздухом, пронизанным солнечными лучами, общей поэтичностью. Красотой природы как бы подчеркивается тяжелая дума атамана, словно отделяющая его от хмельного веселья казаков. Очевидно, целью Сурикова было передать внутреннее состояние этого сильного мятежного характера.

Последний созданный Суриковым исторический образ - образ Пугачева; сохранился эскиз 1911 года, изображающий предводителя крестьянского восстания заключенным в клетку… В 1912 году на выставке Союза русских художников экспонировалась картина Сурикова «Посещение царевной женского монастыря». Историко-бытовой характер этого полотна сближает его с подобными же работами А. Рябушкина и С. Иванова.

Умер Суриков 6 марта 1916 года (старый стиль) и похоронен рядом с женой в Москве, на Ваганьковском кладбище.

1.2 Сюжетные особенности картины

Значительно искусство Сурикова-портретиста. Прежде всего - это прекрасные этюды к историческим полотнам и «Снежному городку». Обратимся более подробно к жанровым и сюжетным особенностям картины «Взятие снежного городка».

В начале 1888 года художник испытал тяжкое потрясение: умерла его жена. Суриков почти оставил искусство, предаваясь горю. Свидетельством тогдашнего состояния художника является картина «Исцеление слепорожденного», впервые показанная в 1893 году на передвижной выставке.

Написав «Исцеление», Суриков впервые после многих бессонных ночей заснул глубоким здоровым сном. Снилось ему далекое сибирское детство: как летом носился по енисейским стремнинам, а зимой брал «снежные городки». И, проходя на черном коне сквозь снежную стену, всем сердцем, каждой клеточкой тела ощущал бешеную радость. Вняв советам родных, Суриков вместе с дочерьми едет в Сибирь, в Красноярск. «И тогда от драм к большой жизнерадостности перешел, - вспоминал художник. - У меня всегда такие скачки к жизнерадостности бывали. Написал я тогда бытовую картину «Городок берут». К воспоминаниям детства вернулся…». В картине «Взятие снежного городка», появившейся после трех исторических полотен, заметны прямые истоки огромного жизнелюбия художника, которое помогло победить горе и невзгоды. Этим жизнелюбием В.И. Суриков наделял и героев своих произведений. Эта единственная радостная картина художника символизировала его возвращение к своим истокам. Хлебнув сибирской силы и свежести, он снова становится казаком.

Живя зимой 1889 - 90 года в Красноярске, наблюдая тамошние зимние развлечения, Суриков увлекся мыслью написать Взятие снежного городка, изобразив излюбленную сибирскую игру, в которой художник с азартом участвовал в юности и которую теперь для него инсценировали в селении Ладейки.

Эта игра состоит в том, что через стену снежной крепости, плотно и красиво сложенной, с зубцами и ледяными пушками, должен грудью пробиться конь с всадником, которому препятствует не только высокая, чуть не в рост человека, стена крепости, но и со всех сторон окружающие стену люди, криком и хворостинами старающиеся испугать коня и заставить его свернуть в сторону. Сам Суриков, в беседе с Сергеем Глаголем, так рассказывал о своей картине: «В Снежном городке я написал то, что я сам много раз видел. Мне хотелось передать в картине впечатление своеобразной сибирской жизни, краски ее зимы, удаль казачьей молодежи».

Как и всегда, позировали для картины близкие и знакомые Сурикову люди. В кошеве, на спинку которой накинут богатый ковер с букетами, спиной к зрителю, в горностаевой пелеринке сидит двоюродная племянница художника - Доможилова; с ней рядом, в темной шубке, опустив руку в муфте на спинку саней и повернувшись в профиль, - красноярская молодая попадья (с нее был написан этюд Сибирская красавица). Сидящий на санях справа - брат Сурикова Александр. Так появилась эта единственная по своему характеру в творчестве Сурикова картина. И изображена здесь не драма, а веселая народная игра, разудалая молодежь, девушки румяные, кровь с молоком. Волосы у них чудные, глаза лучатся улыбкой. Нарядный ковер, накинутый на спинку саней, сразу создает настроение праздника. Узор ковра, горящий своими цветами на солнце, вместе с изукрашенной зеленой дугой составляет основное красочное пятно картины. Черно-коричневый фон ковра, поднимая звучание цвета, резко отделяется от нежных оттенков снега и неба. Зимняя гамма, торжественно-приподнятая в Морозовой, в Городке звучит жизнерадостным перезвоном.

В картине «Взятие снежного городка» зародилась новая суриковская тема - тема широкой казацкой натуры, тема героизма и силы, развернувшаяся в эпопеях позднейших исторических картин.

Чтобы понять всесторонние образно-стилистические особенности картины, необходимо вернуться в историю и вспомнить чему посвящено полотно «Взятие снежного городка». Задолго до принятия христианства на Руси у наших языческих предков существовал обычай - встречая весну в марте месяце, совершать изгнание Смерти или Зимы. Из всех древних славянских праздников Масленица - самый древний. Исстари называли Масленицу ласковыми именами: широкая, развеселая, ясочка, касаточка. «Душа моя Масленица, перепелиные твои косточки, бумажное твое тело, сахарные уста, сладкая речь, красная краса, руса коса, тридцати братьев сестра, сорока бабушек внучка, трех матерей дочка, ясочка, ты же моя перепелочка». Издавна сложилось убеждение, что «не потешить на широкую масленицу - значит, жить в горькой беде и жизнь худо кончить». Поэтому Масленицу праздновали широко. Недаром русская пословица молвит: «Хоть с себя юбчонку заложить, да маслену (масленицу) проводить».

Каждый день масленичной недели имеет особое свое название: понедельник - встреча, вторник - заигрыш, среда - лакомка, четверг - разгул, перелом, пятница - тещины вечерки, суббота - золовкины посиделки, воскресенье - проводы, прощание, прощеный день.

Всю неделю праздновали весело, раздольно. Масленица - это катальные горы и качели, это сладкие яства и скоморошьи потехи, это кукольные балаганы, ряженые, кулачные бои. Ходили в гости на блины, катались по улицам на лошадях в разукрашенных санях. Народная фантазия в выдумке развлечений, забав и каверз в этот веселый праздник неисчерпаема: в санный поезд впрягали вместо лошадей ватагу ряженых, на сани водружали столб с вертящимся колесом - символом возрождающегося солнца. На это колесо сажали мужика с калачами, искушенного в разного рода праздничных проделках и с огромным интересом смотрели, что этот мужик будет «вытвораживать». Гуляли ряженые, будоражили народ.

В субботу совершались обряды, символизировавшие борьбу Весны и Зимою и поражение последней. В этот день дети строили снежный городок с башнями и воротами - царство Зимы, которому предстояло пасть под ударами Перуна. Затем они разделялись на две ватаги, одна из которых с метлами охраняла городок, а другая, вооружившись палками, атаковала его. После долгой и упорной борьбы нападавшие врывались в ворота и разрушали укрепления, а воеводу купали в проруби. Вот этот накал страстей в этой обрядовой игре живо передан В.И. Суриковым в картине «Взятие снежного городка». Разгульно, озорно отмечали в старые годы Госпожу Боярыню Масленицу. Угощали друг друга блинами и пирогами, пили «зелено вино», катались на «козырных санях», песни играли «на все улицы» и, наконец, осаждали и брали приступом снежные городки-крепости. Их сооружали, оказывается, только на Урале и в Сибири - на площадях малых и больших городов, станиц, поселков и весей…

Обычно игра в крепость, по свидетельству современников, длилась весь февраль. Участвовали в ней и малые, и большие. Популярна она была и в Красноярском крае. Каждое казачье войско ежегодно отпускает известную сумму денег на такой город. На площади из комьев снега устраивается круглый, кверху суживающийся столб, наподобие обыкновенного стога сена. Обычно высота столба от 8 до 10 аршин, а в диаметре у основания 4-5 аршин. Стенки столба делаются отвесными. На вершине ставится флаг. Этот снежный столб-башня и есть городок (крепость). Кругом него обводится снеговая же стена высотой 2,5-3 аршина, изображающая крепостную ограду. Взятию городка предшествуют обыкновенно скачки, бег, джигитовка и другие развлечения. Около главного городка строится маленький размерами, он - для казачат.

То, как выглядела снежная крепость, представлено на знаменитой картине Василия Сурикова. И взятие снежной крепости, и ее осада, и штурм требовали отваги, физической подготовки, смелости. Нужно было валом, по команде, атаковать ее бастионы, вскарабкиваться на башню, брать «в полон» защитников крепости, срывать крепостной флаг. Хотя число атакующих превышало в два раза обороняющихся, взять крепость было делом нелегким. Кроме насыпей изо льда, снежных ям, гладких валов, осажденные имели на вооружении и «симы» - замаскированные веревочные петли для ног наступающих. Осажденные обстреливали цепи снежными лепешками, скатывали с ледяных валов огромные снежные шары, сыпали из мешков сыпучий снег на головы атакующих, жгли солому. Обычно бой длился до позднего обеда и, как правило, завершался победой наступающих. О такой победе и рассказал в своей картине Суриков, когда отвага, энергия и радость заявляют о себе во всю мощь, когда битва-война заканчивалась полным разгромом крепости.

Смельчаку, первым сумевшему вскарабкаться на башню, подносили и блин, и пирог, и напиток. Он кланялся старикам и на коленях принимал у них символ победы - знамя крепости. После этого старикам полагалось и слово сказать, и напутствие дать «отрокам незрелым», и угощаться «час примать». Как и рекомендовалось по правилам, «сотские» - командиры отрядов - не сразу изъявляли свое согласие на «пир-мир». Все же после длительных и потешных уговоров дело заканчивалось полюбовно: все вместе, и победители и побежденные, садились за широкий стол. Пили вина и квасы, потчевались разными холодцами и рыбами, баловались блинами и пирогами. А между тостами, беседами и песнями просили прощения друг у друга.

В воскресенье, во время проводов Масленицы, ее чучело сжигали с радостными криками и песнями, изгоняя тем самым Зиму или Смерть. Таким образом, в своей картине Суриков запечатлел часть народной исторической традиции.

В начале осени 1890 года Суриков переехал из Красноярска в Москву. Законченный в Сибири «Снежный городок» он привез с собой, выставив его весной 1891 года на Передвижной выставке. Картина путешествовала с выставкой по всей России, потом была куплена коллекционером В.В. фон Мекком, от которого и приобретена в Русский музей в Петербурге.

2. Внутренний анализ произведения

2.1 Изобразительные средства картины

Изобразительные средства картины «Взятие снежного городка» сходны со средствами других полотен Сурикова, несмотря на жанровую особенность. То же можно сказать и про композицию.

Уже в этой картине проявились замечательные достоинства Сурикова-колориста, живописные поиски которого определялись мыслями и чувствами, владевшими художником. Суриков впоследствии писал, что у него все лица сразу так и возникли. И цветовая краска вместе с композицией, ведь он жил от самого холста, а из него все возникает.

Поражает сила эмоционального воздействия всех компонентов полотна: формы, цвета, линейной композиции. Картина национальна не только по сюжету, восходящему к народным традициям, но и по типажу, архитектуре, характерному зимнему пейзажу, по трактовке цвета, звучная ясная сила которого сродни светлому мировосприятию русского народа. Суриков сумел выразить в великолепной живописи «Снежного городка» душевную раскрепощённость, самоотверженность, задор и красоту русского человека. Здесь же стоит обратить внимание на динамику и развитие сюжета, - главное в картине - движение, - говорил художник.

В «Снежном городке», вспомнив забавы своего сибирского детства, Суриков изображает безымянную веселую толпу в старинной казацкой игре. Народ, казалось бы, здесь (впервые у Сурикова) представлен как единое, не расколотое целое, но его удаль безудержна как разрушительный и грозный, несмотря на мажорную яркость красок солнечного зимнего дня, вихрь.

На картине всё искрится весельем, молодецкой удалью, сверкает красками в зимнем прозрачном воздухе. Динамика композиции невольно втягивает зрителя в пространство полотна. Останавливаясь на красочном ковре, котором покрыты сани, наш взгляд затем уходит вглубь, к фигуре победителя, охватывает толпу участников народного гуляния и вновь возвращается к первому плану.

В. Суриков в своей картине широко использовал всю гамму изобразительных средств, тем самым добиваясь в ней наибольшей выразительности и силы, что, в конечном итоге, и делает его работу произведением искусства.

И таких изобразительных средств можно насчитать 14, а именно: замысел, композиция, рисунок, перспектива линейная и воздушная, пропорции фигур и предметов, живописность, цвет, свет, тональность, флер, колорит, мазок, целое и деталь и т.п. Наличествуют все четырнадцать - истинный мастер, если изобразительных средств использовано меньше - меньше и калибр мастера, или ниже калибр изобразительных задач. Здесь же не приходится сомневаться в мастерстве Сурикова. А если картина просто закрашена черной краской, то это не художественный, а идеологический акт маргинала от искусства, попытка нанести пощечину общественному мнению. Можно окончить искусствоведческий факультет, заниматься анализом подобного рода произведений, считать их шедевром, но на таких произведениях нельзя учить детей. Сразу станет ясно, что «король-то голый». «Взятие снежного городка» по своей композиции является идеальным примером пропорциональности и колоритности красок. Во всяком случае, минимально достаточно, чтобы помочь раскрыться способным детям, воспитать во всех детях чувство меры и красоты, правильно соотнести в восприятии зрителя целесообразность, природосообразность и культуросообразность на примере данной картины.

Доказательством этому служат слова В.А. Солоухина о том, что «Снежный городок» кажется на отшибе от всего остального, трагического и по сути своей «кровавого» искусства, хотя ни на одном холсте нет и пятнышка крови - не то что репинская лужа на разноцветном царском ковре.

Смотрите: казнь стрельцов, боярыня, которую все равно казнят, побоище Ермака, суворовские солдаты, ну и Разин - не голубок, и Меншиков… И вдруг на фоне этих грандиозных исторических полотен какое-то странное до нелепости «Взятие снежного городка». Если задержаться перед этой картиной на минуту дольше, загляделся на свет, проникающий под санки (под те, что справа), залюбовался расписной дугой, перевести глаза на яркий красный кушак - дальше уйти от картины, пока не кончится музейное время. И можно понять, что «Взятие снежного городка», может быть, самая удивительная из всех картин Василия Ивановича Сурикова, одно из самых удивительных произведений русской живописи. Принято считать, что Суриков отдыхал на «Меншикове» перед «Боярыней Морозовой» и точно так же отдыхал на «Снежном городке» перед могучим «Покорением Сибири».

снежный городок полотно суриков

2.2 Композиция «Снежного городка»

Несомненно, что и события личной жизни сыграли соответствующую роль. Вот случай, когда можно не постыдиться затасканной аллегории: в могучий коренастый дуб неожиданно ударила молния. Сурикову было сорок лет, когда он завершил третью свою картину. Его искусство катилось, словно огромные океанские валы. За валом вал. Пока что прокатился третий. У художника было все: силы, сознание правильности выбранного пути, любимая работа, любимая семья, любимое отечество и ощущение кровной, сыновней связи с ним. Молния ударила не в самое смертельное, но, может быть, в самое больное место… Умерла жена, прекрасная молодая женщина, та, что сидит у ног опального Меншикова, завернувшись в соболью шубку.

Суриков был не только большим кораблем, но и кораблем повышенной плавучести, потому что и любимое дело и любимая родина стояли у него отнюдь не на последнем месте. Он был одержимым художником, а любовь к своему народу, чувство народа были его основной натурой. Только на время выронил он кисть из рук. Нужно же было инстинктивно, непроизвольно схватиться за раненое место. Год спустя он едет на родину в Красноярск, о чём уже было написано выше. Его могучие душевные резервы пришли в движение и действие. И вот вам великая загадка человеческой психологии вообще и психологии творчества в частности. В наиболее мрачный и тягостный период своей жизни Суриков создал самое жизнеутверждающее полотно. Оно все как один сплошной крик радости, вспышка веселья, смеха. Такое можно было сотворить только от избытка и физического и духовного здоровья, вдруг плеснувшего через край. Вероятно, такого здоровья было действительно много у народа, к которому художник обратился, в конце концов, в тяжелую для себя минуту.

С какой любовью выписано каждое лицо: девичье, женское, мальчишечье, какой радостью светятся все они. А ковер на санках, а горностаевый воротник, а эти разноцветные шубки, платки, кушаки и пимы, а эта удалая серьезность на лице седока-победителя! Красивый, веселый и благополучный народ в минуту своей удалой игры - вот что такое «Взятие снежного городка», изобразительные средства полотна и композиция.

О величии таланта Сурикова в изобразительных средствах говорит ещё один интересный факт. Наши модельеры кое-что подсмотрели на картине «Взятие снежного городка». Помните, на переднем плане художник изобразил мужика в рыжей шапке и вышитых красно-синими узорами валенках? Теперь примерно такие же валенки у нас может купить каждый. Кстати, об одном изображённом на картине человеке хотелось бы заострить особое внимание.

Если внимательно посмотреть на полотно великого живописца Василия Сурикова с правой стороны картины можно увидеть сидящего в санях… Никиту Сергеевича Михалкова. Что усы, что выражение лица - одно к одному. Все объясняется просто: Михалков здорово похож на знаменитого прадеда - Сурикова, а многие художники любили запечатлевать себя где-нибудь на задних планах своих полотен. Вот и запечатлел Василий Суриков самого себя и иже с собой своего неведомого ему правнука Никиту.

Теперь же снова возвратимся к картине и внимательно посмотрим на неё, чтобы оценить другие композиционные и изобразительные достоинства этого шедевра. Ковер на санях нарисован в картине В. Сурикова «Взятие снежного городка» в 1891 году, когда они были очень популярны. Ковроткачество специалисты называют тяжеловесным промыслом. Когда-то сибирские ковры были очень популярны в России. Яркое черное поле, по которому разбросаны огромные красные, лиловые маки и розы, - вот что представлял собой ковер, вытканный сибирской крестьянкой. Из моды же наших дней подобные ковры давно вышли, и уже утеряны многие секреты ковроткачества. Хотя промысел пока существует, но мастериц осталось очень мало, как говорится, по пальцам пересчитать можно.

Поражает также масштабность произведения. Высота картины 156 см., а ширина - 252 см., что позволяет воспринимать полотно как единый образный сюжет, как бы влиться в происходящее.

Заключение

Выводы и итоги по написанной работе сделать с одной стороны легко, с другой же крайне сложно и трудоёмко по причине уникальности и гениальности картины «Взятие снежного городка». Подводя черту необходимо, во-первых, отметить то, что это произведение является единственным полотном Василия Ивановича Сурикова, посвящённое бытовому сюжету. В этом заключается уникальность картины, если рассматривать её в рамках всего творческого наследия мастера.

Во-вторых, Суриков едва ли не первый художник, обратившийся к национальному, можно даже сказать языческому историческому духовно опыту, то есть к культуре. Имеется в виду праздник Масленицы, один из эпизодов которого так красочно изображён на картине «Взятие снежного городка».

В-третьих, нельзя не отметить колоритность и красочность полотна, динамику и движение, которыми наполнена картина.

И, наконец, приведу своё личное мнение по данной теме. Иногда ведь забудешься и смотришь, словно сказку: мало ли что можно нарисовать! Но Суриков, который без натуры не писал ни санного полоза, ни страннического посоха, ни пищали, ни пороховницы, он мог нам оставить только документ, и у нас нет никаких оснований сомневаться в подлинности суриковского документа. Вот почему я и эту картину считаю тоже исторической, как все остальные картины этого живописца.

И в заключении мне бы хотелось вернуться в наши дни, в село Сухобузимское. Здесь совсем недавно в краеведческом музее состоялась презентация новой картины красноярских художников, посвященной Сурикову, выступали артисты, прошел конкурс рефератов старшеклассников. Ребята специально готовились к юбилею великого земляка, изучали литературу о нем, его работы, узнав для себя много нового о юных годах художника в селе Сухой Бузим, которые и подвигнули его на написание картины «Взятие снежного городка».

А в Красноярске у Дома-музея Сурикова открылся памятник гениальному живописцу. Воздвигнут он на средства города и Российской академии художеств.

Список литературы

Алленов М.М. Василий Суриков. - М., 1996 г.

Безысвестных Е. Суриков и Сибирь: альбом. - Красноярск., 1995 г.

Вилюк М. Оренбургский пуховый платок // Тюменские известия. - 07.05.2002.

Волошин М. // Аполлон. - 1911. - №6-7.

Волошин М.А. Суриков. - Л., 1985 г.

Волошин М.А. Василий Иванович Суриков. - Л., 1985 г.

Дмитриенко А.Ф. 50 биографий мастеров русского искусства. - Л., 1971 г.

История русского искусства. Под ред. И.А. Бартенева, Р.И. Власовой. - М., 1987 г.

Каменов В.С.В.И. Суриков. Историческая живопись 1870-1890. - М., 1987 г.

Кончаловская Н.П. Суриково детство. М., 1984 г.

Минченков Я.Д. Воспоминания о передвижниках. Л., 1980 г.

Нестеров М.В. Из писем. Л., 1968 г.

Русское искусство. Очерки о жизни и творчестве художников второй половины 19 в. В 2-х т. Т. 2. М., 1971 г.

Солоухин В.А. Слово живое и мёртвое. - М., 1976 г.

Стернин Г.Ю. Русская художественная культура второй половины 19 - начала 20 века. М., 1984 г.

Суриков В.И.: Письма. Воспоминания о художнике. - Л., 1977 г.

Третьяковская галерея. Путеводитель. М., 2000 г.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru