Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Позиционирование жанра кинотанца на рынке культурных продуктов

Работа из раздела: «Культура и искусство»

Введение

Актуальность. Выраженный хореографический бум в ХХ веке и доминирующая роль кино в видах искусства вызывает интерес к изучению художественных гибридов, в частности - экранных произведений с танцевальными элементами. Проблема взаимодействия хореографии с экранным искусством является одной из ключевых в пространстве современной художественной культуры. Синтез хореографии и киноискусства позволяет обращаться к самым различным музыкальным и литературным сочинениям. Тем не менее, у режиссеров наблюдается предвзятое отношение к фильмам подобного рода: им кажется, что зрители не любят смотреть танцы в кино. А между тем есть столько примеров обратного - «Мулен Руж», «Чикаго», «Танцующая в темноте»… Или один из самых популярных фильмов прошлого века «Красные башмачки», в середине которого - 20-минутный эпизод с танцем. В России очень популярно долгое время такой жанр, как фильм-балет.

На экране хореографическое искусство, утрачивая свою изначальную элитарность, делается более демократичным, понятным зрителю. Фильмы, в которых хореография является основой для воплощения замысла автора, главное условие - кино и танец не должны существовать отдельно. Режиссер может использовать танец и для фиксации какой-либо ситуации или ограничиться определенным количеством хореографических номеров.

Расширение культурного предложения, высокое техническое качество новых средств, хранение и воспроизведение художественной информации, делает весьма актуальной проблему позиционирования нового жанра - кинотанца - нахождения «своего места» на рынке культурных продуктов.

Позиционирование товара/услуги необходимо организации для обеспечения преимущественного положения на рынке. В маркетинге под позиционированием понимается определение места конкретного товара/услуги по отношению к товарам конкурентов в сознании потребителей. Оно позволяет определять, какие продукты/услуги являются главными конкурентами, а какие потенциальными союзниками.

Для реализации позиционирования требуется представить пространство потребительских польз в рамках какой-либо информационной модели. На практике для этого используются так называемые «карты восприятия торговых марок» Карты включают шкалы по важным для потребителей параметрам, существующие позиции конкурентов по этим параметрам и размещение по ним покупательских предпочтений. Все это формирует основу для определения стратегии позиционирования. С этой целью часто выбирают небольшое количество ведущих, сущностных характеристик восприятия товара потребителями, например цена-надежность.

Позиционирование продуктов и услуг в сфере культуры и искусства значительно сложнее, исходя уже из самой их специфики. Однако и при их описании также пытаются строить пространства позиционирования небольшой размерности. Единственным примером карты позиционирования культурных продуктов на русском языке является двумерное представление пространства польз, искомых потребителем-театралом у Ф.Колбера [93, 120]. На этой карте культурные услуги размещены в пространстве таких польз, и, при этом, каждой группе услуг соответствуют свой сегмент потребителей. Тем самым, позиционирование позволяет менеджеру определить целевые сегменты, а также какие продукты являются главными конкурентами, а какие потенциальными союзниками.

Для построения карт позиционирования сложных или новых культурных продуктов, обладающих множеством качественных свойств (атрибутов) или потребительских польз необходимо количественное их исследование, использующее репрезентативные выборки. В маркетинге для выявления данных об атрибутах торговых марок обычно используются такие методы, как семантический дифференциал Осгудa [91,127] или шкалы Лайкертa [65, 81]. Для формирования пространства польз и их расположения в нем - карты позиционирования - используется такой инструмент как статистический факторный анализ, в частности, метод главных компонент.

Объектом исследования является кинотанец - эстетическое взаимодействие игрового кино и хореографии.

Предмет исследования: использование возможностей факторного анализа для позиционирования нового жанра в исполнительских искусствах.

Цель работы - оценить возможности позиционирования нового жанра на рынке культ продуктов с помощью факторного анализа

Поставленная цель исследования обусловила ряд задач:

- исследовать феномен кинотанца как интегральный компонент искусства кино и танца;

- определить основные принципы осуществления имплементации хореографических образов в кинопроизведении;

- рассмотреть основные положения понятия позиционирования культурного продукта;

- разработать анкету объект-признак для оценки респондентами;

- сформировать признаки для сравнения кинопроизведений

- с помощью статистических расчетов определить главные факторы, и ассоциировать их с семантическим измерением;

- разработать карту позиционирования для кинотанца, показывающую его место среди других жанров исполнительских искусств.

Гипотеза исследования: использование факторного анализа позволит позиционировать кинотанец на рынке культурных продуктов.

Теоретической основой исследования являются: искусствоведческие концепции кинематографии и хореографии, а также маркетинговое позиционирование.

Методы исследования: теоретический анализ литературы по проблеме исследования кинотанца, сравнительный анализ кинопродукции кинотанца, факторный анализ.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что:

- исследован факторный анализ для позиционирования нового жанра в исполнительских искусствах.

В работе был использован комплексный подход к изучению проблемы. Исследование проводилось с опорой на историко-культурный и системно-структурный методы. Базовый научный метод данной работы - компаративный анализ.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что проведенный анализ может быть практически использован в кино и хорео деятельности, и использован в маркетинговых разработках.

На защиту выносятся основные искусствоведческие концепции применительно к новому жанру - кинотанцу и результаты факторного анализа для разработки карты позиционирования нового жанра в исполнительских искусствах.

Методологической основой исследования в части идентификации кинотанца как нового жанра являются положения о семантике балетного театра (А. Волынский «Книга ликований», Г. Лебедева «Семантика и архитектоника»), об особенностях движения как основной составляющей музыкального кинопроизведения (Е. Белова «Ракурсы танца: телевизионный балет»), о музыке в балете и кино (В. Ванслов «О музыке и о балете»), о хореографическом ракурсе кинопроизведения (Е. Невердовская «В фокусе камеры - танец»), о зрительном восприятии предметов на плоскости (Р. Арнхейм) В данной работе использовались статьи о современных кинопроизведениях, напечатанных за последние десять лет. Содержательной для нашего исследования явилась статья О. Миловзоровой «Мы будем танцевать» о жанре мюзикла. В сфере киноведения полезными для дипломной работы оказались книги Н. Агафоновой, В. Демина, З. Кракауэра.

В российских теоретических и практических трудах, посвященных маркетингу в сфере исполнительских искусств, на сегодняшний день отсутствуют разработки карт позиционирования для культурных продуктов. Единственная карта культурных продуктов имеется у зарубежного исследователя - Ф.Колбера в его книге «Маркетинг культуры и искусства»

Основой для исследования маркетингового понятия позиционирования и места кинотанца на рынке культурных продуктов послужили работы Ф. Котлера и Ф.Колбера.

Для построения схемы позиционирования был использован статистический пакет SSРS (Statistics (аббревиатура англ. «Statistical Package for the Social Sciences» -- «статистический пакет для социальных наук» -- компьютерная программа для статистической обработки данных).

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложения.

Во введении обоснована актуальность темы, определены цель и круг основных задач исследования.

В главе 1 речь идет о значимости движения в экранных и хореографических искусствах, о выявлении во всех видах искусства формы экранного повествования. Говорится о воплощении идей и принципов киноискусства во взаимосвязи с хореографическим искусством.

В главе 2 раскрываются теоретические подходы к позиционированию и месте кинотанца на рынке культурных продуктов.

Глава 3 является практической частью работы, в которой проводится факторный анализ для позиционирования нового жанра - кинотанца.

В заключении представлены результаты исследования.

Приложение 1 содержит фильмографию кинопроизведений.

Приложение 2 заключает в себе иллюстрированный материал с выборочными кадрами из рассматриваемых фильмов.

Глава 1. Исследование становления нового жанра в искусстве - кинотанца

Отношение сцены, танца и средств массовой информации в истории кино и хореографии имеют не одну пересекающуюся линию с самых истоков появления нового искусства - кинематография. Рождение кино и начало современного танца можно датировать вокруг поворота двадцатого столетия в непосредственной близости друг к другу: Томас Эдисон еще неподвижной камерой, которая обходилась без панорам, поездки и варьирования объектива, изображает танец от Рут Сен-Дени, а американская танцовщица Лу Фуллер с известным пионером кинематографа Луисом Люмире, в первые годы двадцатого столетия, показал то обоюдное очарование для обоих только становящихся видов и жанров искусства. «Танцевальные движения, переданные с помощью камеры на экран, демонстрировали собственную способность передачи информации и растроганность» - так опишет кинофильмы с хореографическими эпизодами танцевальный историк Хедвиг Мюллер интерес пионеров кино и обращение к танцу при съемках первых произведений. Но также и для перспективы танца коллаборационизм кино окажется привлекательным, так как, так, все что несет для танца новое средство передачи изображения - новую возможность противодействовать небрежности танца и возвращать движению и каждому жесту его специфику. [80, 123]

В ходе распространения видеотехники старое отношение танца и аудиовизуальных средств массовой информации (с возникновением новых технических возможностей) испытывает подъем с середины 1980-х годов. При развитии интернета совершается расширение цифровыми произведениями танца. Возникают виртуальные танцевальные произведения, например, по трехмерному миру Second Life, появляются абсолютно новые отношения помещения и отношения тела становятся возможными, можно реализовать свои желания с помощью использования инновационных технологий. Кроме того, к этому располагают интерактивные платформы и социальные сети, такие как facebook, vimeo, MySpace и многие другие, с их возможностью быстрого распространения и комментирования цифровых танцевальных видео в таких гигантах интернет мира как YOUTUBE. [93, 167]

Кинотанец, как понятие «танца камеры для передачи смысла по средствам хореографии», их общие методы работы найдены еще в раннем кино, историческом авангарде, и классической эре Голливуда, и стоят обособленно относительно более широких кинематографических новшеств.

В фильмах, которые используются для обсуждения в этой работе, отличаются тем, что кинематографический процесс написан через разнообразие хореографических операций, что является критической особенностью в определении кинотанца, и важным фактором в понимании ключевого элемента движения, связывающего две формы - танец и фильм. Хореография и кино разделяют интенсивный интерес в перемещающихся телах и их отношении к пространству и времени. Танец и фильм встречаются в движении, где хореографический подход к кинопроизводству подчеркивают значимость каждого исключительного движения на различных уровнях кинематографического произведения [80, 123].

Принципом вкрапления хореографии в кинематографическое полотно, произведение обогащается, делают картину пластичной. Хореографические компоненты содержат смысловую нагрузку, создает возможность создания многочисленных художественных цитат. Хореографические фрагменты могут вплетаться в действие в качестве наглядных примеров из жизни киногероя, или как деформированные, ослабевающие ощущение реальности кинематографически изображенному миру.

Отталкиваясь от неразрывной связи кинематографа и движения, режиссер часто использует хореографию как лейтмотив или «кодирование» повествования.

Символическими образами танца, функция которых помочь восприятию основного повествовательного материала, наполнено творчество всемирно известных режиссеров. Разнообразие движений, показанных в кинотанце, произведено через кинематографический процесс и может быть из любой природы: движение части тела, толпы, объекта или графических деталей, и может оживиться внешними силами, типа естественных элементов или технологической манипуляции. Именно эти движения создают в кино хореографию, составляющую кинематографическую работу в жанре кинотанец [79, 34].

Один из самых существенных балетмейстеров, что были под влиянием кино в создании танцевальных работы - Пина Бауш. Немецкий критик танца Джокэн Шмидт заявил, что «немецкий язык танцует театр, он нашел форму, что бы все сказать всему миру» [58,12].

В статье, вышедшей в 1989 году, Боб Моррис пишет относительно Нью-Йоркских современных балетмейстеров и их соприкосновении с кинематографической эстетикой, он описывает поколения практиков танца, которые черпали вдохновение из произведений экрана, один из них - Мерс Кеннингхем, который проявлял интерес к кино, и в творчестве которого фигурировали стадии применения съемки и постановки хореографии для кинематографа.

Кинотанец понят как модальность, которая появляется поперек различных типов фильмов, включая музыкальные и экспериментальные шорты и характеризована как кинематографическая работа во власти хореографических стратегий или эффектов.

1.1 Феномен движения, как интегральный компонент киноискусства и искусства танца

Сто пятьдесят - двести лет назад были известны смешные игрушки, в которых статическое изображение становилось динамическим. Скажем, брался латунный обруч, в нем делались прорези, а напротив каждой с внутренней стороны обруча рисовался бегущий человек, разные стадии его бега. Смотрели в специальное окошечко. Прорези проплывали налево, рисунок, казалось, стремился в обратную сторону. Бегун оживал.

Еще проще кинематографическая сценка сооружается при помощи двух листиков бумажки и карандаша. На первой бумажке рисуют дюжих силачей, мутузящих друг друга. На вторую аккуратно переносят очертания их фигур, а руки рисуют по-другому. Если на первой бумажке кулак одного силача достигал надбровных дуг другого, то теперь, наоборот, этот зажмурился и приоткрыл в растерянности рот, а у его лица видна сжатая ладонь первого. Бумажка кладется на бумажку, верхняя скатывается в рулончик и затем карандашом или палочкой ее быстро-быстро распрямляют. Из всего-навсего двух статичных кадров возникает эффект движения. Пусть не ахти какого, пусть однообразно повторяющегося, но все же движения.

Многим современникам братьев Люмьеров показалось, что изобретатели открыли это и только это - технику воссоздания на экране движения, любого движения, существовавшего в действительности или возникшего только на экране, движения любых предметов, реальных или всего только нарисованных.

Словосочетание «движущаяся фотография», быстро перекочевавшее из патентных заявок в рекламные объявления и плакаты, показалось довольно скоро чересчур скромным, не соответствующим духу «сенсации века».[7, 159]

Затем стали пользоваться неопределенно-загадочным понятием «живые картины» (оно было более привычно и ранее означало статические композиции, в которых застывали актеры-любители, составляя совместно иллюстрацию к какому-нибудь историческому или легендарному сюжету).

В письмах и статьях, в восторженных или грустных откликах современников первых шагов кино нередки попытки, природу кино истолковывать простым прибавлением к традиционному искусству нового достоинства. Кинематограф называли, например, «динамичной живописью», «зримой музыкой», «конкретной поэзией», «визуальной литературой», «живым театром».

И сегодня циркулируют рассуждения о дальних предшественниках кинематографа из области искусства. Пленка и способы ее химической обработки, оптическая система, создающая изображение нужного масштаба и нужной степени отчетливости, затем еще одна оптическая система, позволяющая проецировать полученное изображение на экран, и наконец, стадия негатива, с которого, позднее, после просушки, может быть напечатан позитив. То есть все технические узлы, операции, все слагаемые производственного и эксплуатационного процесса кинематографа, казалось, не оставляли сомнения, что перед нами именно фотография, - только получившая возможность вслед за копированием пространства копировать теперь временные изменения.

Движение - в скрытом виде - всегда существовало в искусстве. Поднявшийся и опустившийся занавес театрального представления, первая и последняя буква, первая и последняя нота в песне, первое и последнее па солиста в танце - это все простейшие случаи двух полярных точек - «входа» и «выхода». Возьмем даже самые застывшие, неподвижные виды искусства: оказывается, и скульптура, допускающая, чтобы ее рассматривали с разных сторон, все же имеет свой порядок восприятия, предусмотренный ваятелем.

Как показали исследования (фиксирующие движение взгляда), все мы рассматриваем живописное полотно не произвольно, как заблагорассудится, справа налево, слева направо, сверху вниз, снизу вверх, а по определенным закономерностям. И если разбить зрителей по степени подготовленности на категории (например, новички, чуть-чуть подготовленные, хорошо подготовленные, специалисты и профессионалы-художники), то каждая следующая группа все больше и больше избавляется от разбросанности своего взгляда. Профессионалу-художнику может нравиться; или не нравится полотно его коллеги, оба могут даже принадлежать к разным стилистическим школам или творческим направлениям, но «прочтут» написанное друг другом безошибочно, без сучка и задоринки, так же точно, как шофер первого класса разбирается в дорожной ситуации, «читая» дорожные знаки.

Но в кинематографе, мы сталкиваемся уже с множеством разновидностей движения. Кино - это движение в движении.

Многие танцы, как показали исследования археологов, мифологов, фольклористов, возникли из движений подражания повадкам и привычкам зверей. У костра по большим празднествам разыгрывались сцены охоты. Подражали походке барса, передразнивали медведя или мамонта, надевали на себя маски тигра или крокодила. С течением времени все меньше оставалось в таких сценах того, что сегодня можно назвать «инструктажем» или «пропагандой полезных знаний», а все больше было собственно танца, очищающегося от прямой прикладной полезности.

Танец, рисунок, слово - все это использовалось и для целей искусства, и для задач запечатления бывшего, сохранения, фиксации, консервации происходящего. Рассуждая о самых древних формах искусства, некоторые эстетики находят на стадии самого раннего фольклора два противоположных начала - описание и намек.

Таким образом, кинематограф означал не столько способность «оживлять» статичную картину, а скорее способность передавать на экране феномен движения предметов. Лишь хореография может поспорить о значении движения для оживания произведения.

Так же как и киноискусству, любое хореографическое произведение можно определить «динамичной живописью», «зримой музыкой», «визуальной литературой», «живым театром» [24, 123].

Что мы подразумеваем под словом хореография? Многие считают: хореография - это танец. Или: хореография - это балет. Понятие «хореография» гораздо шире. В него входят не только сами народные, бальные и классические танцы. Само слово «хореография» греческого происхождения, буквально оно значит «писать танец». Но позднее этим словом стали называть все, что относится к искусству танца. В этом смысле употребляем его и мы.

Танец - это искусство, а всякое искусство должно отражать жизнь в образной форме. Специфика хореографии состоит в том, что мысли, чувства, переживания человека она передает без помощи речи, средствами движения.

Единой точкой восприятия хореографического языка является художественное пространство - сцена. Разные части сценической площадки воспринимаются нами неравномерно, правое - левое, верх - низ несут разную нагрузку. Для рассмотрения формальных составляющих хореографического образа мы воспользуемся схемой А. Вагановой [42, 36].

Оппозиция сторон приводит к тому, что левая сторона ощущается зрителем как беспредельная, открытая, разомкнутая. Другое дело - правая, особенно ее нижняя часть. Это - стена, тупик, граница.

Также по-разному мы воспринимаем направление движения: уход по диагонали в сторону точки 4, воспринимается «легче» в смысловом отношении, чем в точке 6. Уход влево может быть взлет, надежда на возращение. Уход вправо - это безысходность, утрата.

Все сложные и трудные формы сценического движения берут свой путь с простейших разновидностей движения танцора:

- шаг: весьма разнообразен, определяет личность героя. Характер его сам по себе выступает в пространственных его продвижениях вперед;

- бег: к ускоренному движению прибавляется невысокий прыжок. В беге танцор сплачивается в один волевой комок, брошенный к непосредственной цели, теряя мелкие черты своей индивидуальности;

- скачек: отделение тела от земли с двух ног, одним глубоким вдыханием одновременно. Элемент борьбы и как бы протеста;

- прыжок: производится с одной ноги и имеет характер разбросанности. В прыжке всегда есть что-то подъемно-радостное, завораживающее и интригующее;

- «полет»: прыжок, имеющий некоторую бездыханную и мертвую точку в его кульминационном моменте. Для полета нужен баллон: умение не только замирать в воздухе, но и все, что делается на полу, повторить на высоте;

- пируэт: неподвижность устоя и совершенность вращения круга. В одном лишь круге ликование души приобретает свою особенную красоту и эстетику [20, 218];

- статичность: отсутствие движения, перемещений по сцене. Все это создает образ высшего судии, символ.

В качестве компонентов движения в хореографии мы рассматриваем язык танца, рисунок танца, композицию танца. Каждый из перечисленных компонентов образует собственную систему со своей структурой.

Язык (лексика) танца - определенный набор движений и поз.

Классический танец - возвышенный, предельно эстетизированный.

Характерный танец содержит определенные элементы, уточняющие образ этнического, социального.

Бальный танец - иллюстрированный, часто конкретизирует место и время действия.

Гротескный танец несет экспрессивную окраску.

Танец-модерн приземленный, психологический, часто содержит элементы антиэстетики.

Пантомима - драматический или обыденный компонент.

Под рисунком танца мы будем подразумевать траекторию и направление движения исполнителей.

Направление позы определят доминанта одного из векторов: взгляд, рука, нога. Доминирующее направление будет, прежде всего, определяться направлением руки и взгляда, а также положением верхней части корпуса. Даже если верхняя часть тела перевернута, для нас она гораздо значимее, чем нижняя. Вектор, связанный с направлением ноги, может стать доминантой только при совпадении с направлением других векторов или их отсутствии.

Организация пространства, выстраивающая зрительную иерархию образов является композицией танца [8, 100].

Когда на сцене находится одновременно большая группа исполнителей, глаз фиксирует в первую очередь правильные движущиеся геометрические построения: круги, диагонали, ряды, колонны.

Когда на сцене находится один исполнитель, дуэт или небольшая группа, на первый план выходит взаимодействие сценического пространства с возникшим в нем визуальным образом.

Онтологическая связь зрительного кадра с хореографией в кинофильме присутствует, прежде всего, потому, что отличительным свойством зрительной сферы кинофильма является движение и непрерывная смена зрительных явлений.

Понятие движения в кино многозначно. Это, во-первых, изменение вида определенного предмета; во-вторых - движение изображаемых предметов в каком-нибудь эпизоде; в-третьих - изменение ракурсов при съемках, связанное с движением кинокамеры вокруг изображаемого предмета; в-четвертых - собственный ритм и темп сцены эпизодов; в-пятых - темп развития событий фабулы [7, 72].

Помимо перечисленных выше видов движения кино еще отличается изменениями заднего плана, что в хореографических постановках достижимо разве только между актами. Изменение изображаемого пространства в результате монтажного соединения разных эпизодов также содействует динамике развития фильма. Тут, следовательно, наблюдается параллельно два типа движения: движение внутри кадра, внутри сцены, происходящей в воображаемом мире кино, и последовательность в развитии отдельных фаз фильма, касающаяся уже самой конструкции фильма.

Художественный потенциал скрыт в снимаемом объекте, снимающей камере и монтаже. С точки зрения перемещающегося объекта движение различается:

1) по направленности:

- слева направо: не обостряет эмоциональную реакцию зрителя, так как повторяет траекторию взгляда при чтении и наиболее комфортно, привычно для глаза европейца;

- справа налево: способствует нарастанию драматизма, поскольку противоречит традиционному сложению взглядом;

- навстречу камере: обозначает решительное устремление персонажа войти в пространство зрителя (с дружелюбной или агрессивной целью);

- от камеры: обратная ситуация, удаление объекта, дистанция между ним и зрителем увеличивается, состояние «угрозы» нейтрализуется, напряжение спадает.

В случае с приближением и удалением по отношению к камере эстетический эффект кроется в смене планов: либо, от дальних, общих к крупным - более экспрессивным и значимым, либо наоборот, от крупных к общим и дальним - более уравновешенным спокойным.

2) по скорости:

- медленное: отражает преимущественно эпический характер повествования и присуще общим и дальним планам;

- интенсивное: свидетельствует о нарастании напряжения действия;

- равномерное: передает естественный ход событий;

- ускоренное: обозначает довольно высокую степень условности и используется в фантастических, комедийных жанрах;

- остановка: обозначает не просто торможение, но «ломает» темпоритмический рисунок и зачастую приобретает символический оттенок.

3) по характеру:

- традиционное: естественный способ перемещения независимо от скорости и направления (ходьба, бег);

- эксцентрическое: условный способ перемещения (пантомима, «утиная», «лунная» и прочие походки);

Теория кино - особенно тридцатых годов - часто пользуется понятием «зрительного ритма» и пытается этим понятием охватить разнородные явления, но при этом не выходит за рамки чисто метафорического его применения. Только в исключительных случаях, например в сценах фантастических, балетных или в танцах, зрительная сфера определяется ритмическим построением. В развитии зрительных кадров мы всегда воспринимаем одновременно много движений, нечто вроде «полиритмии».

Александр Довженко в своих фильмах «Арсенал» и «Земля» часто останавливает ход действия с тем, чтобы продолжить его после короткой паузы. Первая фаза этого приема - когда все или некоторые персонажи фильма внезапно перестают двигаться - производит ударный эффект, возникает ощущение, будто мы вдруг очутились в пустоте. Ощущение это помогает нам ясно осознать значение движения как неотъемлемого элемента внешнего мира кинофильма.

Но это еще не все. Хотя персонажи па экране замерли, натиск их прерванных движении был слишком силен, чтобы мы сразу перестали его чувствовать; следовательно, когда нам показывают неподвижные кадры в фильмах «Арсенал» пли «Земля», движение сохраняется в них путем превращения внешней динамики во внутреннюю. Довженко умело использовал это превращение для более глубокого раскрытия действительности. Замершая влюбленная пара в фильме «Земля» просматривается насквозь; переживаемое ими счастье выплескивается наружу. И тогда зритель лучше понимает их душевное волнение, ибо остановка внешнего движения побуждает его к еще более тесному общению с ними. Однако, несмотря на это, когда люди па экране оживают вновь, то есть когда наступает вторая, и конечная, фаза этого режиссерского приема, зритель невольно чувствует некоторое облегчение. Он возвращается в мир кино, которому движение присуще органически. Но ведь только кино и позволяет ему совершать подобные экскурсы в царство неподвижности.

Вместо того чтобы по примеру Довженко превращать движущуюся жизнь в живую неподвижность, кинорежиссер может и сопоставить некое движение с любой из его многочисленных фаз. Это уже не просто движения в некоей взаимосвязи, а движения в контрасте с неподвижностью. Концентрируя наше внимание на таком контрасте, фильм наглядно доказывает, что объективное движение, как и любое другое, является превосходным материалом для киносъемки.

Идеальная синхронность и ритмичность движений при походке угнетателей кодирована в контексте фильма «Мать» (1926 год) советского режиссера Пудовкина, как часть бездушной машины подавления - уничтожения (так же как и марш солдат по ступеням в фильме «Броненосец Потемкина» Эйзенштейна). Человеческая толпа неумело двигается, без механической организованности. Маршируют только солдаты карательного батальона, посланцы на усмирение стачки. Революционные демонстранты рисуются как хаотичная толпа, и монтируется параллельно ледоходу. Следуя принятому языку описания «стихии» [88, 46]. Актеры, исполняющие крестьянские роли, вырабатывают свой определенный вид передвижения: они не умеют ходить, стоять и сидеть прямо. Они выбирают для усиления «угнетенности » крестьян не просто согнутые колени и непрямую спину, а самую низкую (унижающую) из возможных поз: герои вводятся сидящими или лежащими на земле или на полу. В «Матери» Пудовкина или «Старом и новом» (1926-1929 год) Эйзенштейна эта поза подчеркнута многими повторами. Актриса Пудовкина, Вера Барановская, буквально не встает с пола: во первых шести сценах фильма она сидит на полу, моет пол, ее отбрасывает на пол удар мужа, она собирает рассыпанные по полу части от часов. Она стоит на коленях или ползает по полу, согнувшись перед мужем или перед офицерами, подчеркнуто прямыми.

Танцевальные фрагменты в кино встречаются в самых разнообразных формах, но в большинстве случаев им не хватает самостоятельного языка, свойственного специфическому жанру, что не относится, конечно, к экранизированным целиком балетам (например, «Ромео и Джульетта» Прокофьева). Кинематографически поданный, драматургически мотивированный фрагмент из балетного представления, сольное выступление (например, проба балерины, репетиция балета), групповой танец, народный или бытовой танец, которые, будучи мотивированы сюжетом, часто несут и смысловую нагрузку (например, танец влюбленной пары, во время которого происходит важный разговор, и т.д.). Во всех этих случаях танец принадлежит к кинокадру, к действию, его можно рассматривать как существенный элемент художественного высказывания или же, как самостоятельную балетную форму.

Любопытно, что все попытки «законсервировать» театральный балетный спектакль пока что кончались неудачей. Либо его снимали излишне подробно, и зрелище получалось скучным, либо отдельными, наиболее интересными кусками, которые не давали ясного представления о постановке в целом. Танец кинематографичен только тогда, когда он является неотъемлемой частью реальной действительности. Недаром ранние звуковые фильмы Рене Клера назывались балетами. Это действительно балеты, но исполняют их живые парижане; танцевальные движения рождаются у них непроизвольно, в ходе амурных похождений или мелких раздоров. Клер поразительно искусно ведет своих исполнителей по грани между реальным и ирреальным. Его рассыльные, шоферы такси, продавщицы, конторские служащие, лавочники и люди неопределенных профессий то кажутся марионетками, чьи встречи и расставания происходят по какой-то топкой, как кружевное плетение, схеме, то они снова выглядят и ведут себя, как любой рядовой парижанин на улице или в бистро. Последнее впечатление превалирует, потому что, даже когда они уходят в мир фантазии, он сам стилизован под наш реальный мир. В фильмах Клера танец рождается под влиянием минуты; балет возникает из перипетий самой жизни.

Фред Астер тоже предпочитает, чтобы танец выглядел экспромтом; ему совершенно ясно, что именно такая хореография соответствует специфике выразительных средств кино. «Каждый танец, - говорит он, - должен так или иначе идти от характера действующего лица или от ситуации, иначе он будет всего лишь эстрадным номером» [104, 89]. Астер не имеет в виду, что он полностью отказывается от поставленного танца. Но стоит ему начать танец в эстрадной манере, как он тотчас же ломает его предварительно отработанный рисунок и, будучи гениальным импровизатором, пляшет на столах и гравиевых дорожках, вторгаясь в повседневную жизнь. Он неизменно выбирает один путь - путь, ведущий от огней рампы к реальности камеры. Непревзойденное танцевальное мастерство Астера воспринимается как естественный элемент жизненных ситуаций, которые он с такой легкостью обыгрывает в своих музыкальных фильмах; его танцы построены так, что они незаметно возникают и исчезают в потоке жизненных перипетий.

А разве не органичны в этом потоке «бытовые» танцы? Как часто и в старых и в современных фильмах объектив смотрит на пары, танцующие у себя дома или в общественном месте, словно кинематографичность движений, рожденных самой жизнью, непреодолимо привлекает интерес кинокамеры. Сцены бала в фильмах «Иезавель» и «Пигмалион», великолепный эпизод канкана в «Мулен-Руже» или же документальную ленту Роджера Тилтона «Танец под джаз», где искусно смонтированные хроникальные кадры передают ощущение массовых любителей джаза. Каждый кинозритель может вспомнить множество подобных примеров. Хроникальная съемка танцев иногда приобретает характер вторжения в интимную жизнь танцующих людей. У человека, поглощенного ритмом танца, бывают и странные жесты, и искаженное лицо, не предназначенные для посторонних глаз и, конечно, не замечаемые другими участниками танца. Поэтому невольно, кажется, будто вы подсматриваете; вам стыдно за то, что вы вошли в запретную сферу, где происходит нечто такое, что следует переживать самому, а не наблюдать со стороны. Однако способность кинокамеры подглядывать за человеком в его сугубо интимных проявлениях относится к ее ценнейшим качествам.

Балет в кино может воспользоваться всеми достижениями кинематографии: приближением, различными установками кинокамеры; кино обогащает зрительную сферу балет такими деталями, которые нельзя разглядеть из театрального зала; кинематографические средства помогают достичь идеального ритмического слияния движения и музыки. Хореография в кино, как и театральная хореография, оперирует жестами, движениями тела, определенными зрительными качествами движения, которые обретают особо ощутимую материальность. Но балет не предполагает ощущение непрерывности зримого пространства, а именно эту непрерывность нарушает кино, для него специфична фрагментарность как следствие постоянной смены перспектив, ракурсов планов изобразительной сферы.

Хореография в театральном балете, особенно в ансамблях, с самого начала рассчитана на определенную дистанцию, которая заставляет зрителя всегда воспринимать сценическую площадку как единое целое. Уже такие эффекты, как съемка крупным планом, изменяют специфику балета при его воплощении в кино. Следовательно, экранная хореодрама, благодаря специфике средств их воплощения модифицирует вид искусства, которое он должен представлять на экране. С другой стороны, отказ от этих кинематографических средств привел бы к простому фотографированию театрального балета. Идеалом будет только специально написанный для кино балет с «кинематографической концепцией». Кое-какие зачатки этого содержат уже фильмы Чаплина «Золотая лихорадка» (танец булочек), а также «Американец в Париже», «Приглашение к танцу» и другие.

И все же у хореографии в кино совсем другие перспективы. Ведь в нем можно показать не только человеческие фигуры, но и предметы в танцевальном движении.

Рассматривать и анализировать кинопроизведения с хореографическими элементами мы будем, опираясь на теоретические обоснования классического балета.

Движение является главным интегрирующим фактором для сравнения таких видов искусства как кино и хореография. В обоих случаях движение служит основой для формирования образного строя произведения. Различие состоит в том, что в кино движение распространяется на снимаемые объекты, детали, камеру (тревеллинг). В хореоискусстве - лишь движение объекта (исполнителя) в фиксированном пространстве сцены. В кино движение непосредственно сопряжено с прямой кинетикой (перемещением), в хореографии - только с художественным образом, выраженным танцем.

1.2 Имплементация хореографических образов в кинопроизведение

Использование хореографии в кино, а именно вплетение танцевальных фрагментов в сюжеты фильмов достаточно распространено. Здесь соединяются все преимущества обоих видов искусств, при сохранении специфики танцевальных форм, которые, будучи «цитатами», не нарушают хода фильма, а скорее его обогащают.

Как выполнение, так и нарушение связанных с этим ожиданий создает возможность многочисленных художественных смыслов в кинопроизведении с вкраплением хореографических номеров.

У Чаплина есть определенный набор комических телодвижений. Вот он, спасаясь от погони, резко тормозит и в замешательстве балансирует на одной ноге, оставив другую почти перпендикулярно. Вот взбрыкивает ногами назад и в сторону - знак беспечности и эйфории. Пытается небрежно опереться на тросточку и чуть не падет. Икает. Почесывается. Подтягивает штаны… И все эти бытовые, нередко даже физиологически окрашенные движения неуловимо превращаются в па какого-то чудесного балета. Чрезмерная скованность порождает чрезмерную размашистость движений, внезапные прыжки, кульбиты, падения. Но почти в каждом фильме наступает такой момент, когда его неуклюжие и несоразмерные движения, соединяясь между собой, вдруг непринужденно выливаются в танец, причудливый и легкий, нелепый и одухотворенный.

Выдающийся французский художник Фернан Леже уточнил истинное значение и вытекающие из него последствия в восприятии танца и хореографических компонентов, как совершенно нового пластического решения в кинопроизведении. В кинематограф Леже пришел с целым комплексом идей, которые он до этого развивал в своих живописных полотнах. Со второй половины 1910-х годов художник увлекается введением в живопись механических элементов. Известная картина Леже 1918 года так и называется - «Механические элементы».

В стремлении найти новые формы, соответствующие новой эпохе, в своих кинофильмах Леже отталкивался от разработанной им эстетики «значащегося механического предмета». Отталкиваясь от неразрывной связи кинематографа и движения, режиссер часто использует хореографию как лейтмотив или «кодирование» повествования. Так сформулированные в своих статьях основные эстетические принципы раскрыты в фильме «Механический балет». В частности он указывает на необходимость выйти из-под власти «спиритуалистической эстетики прекрасного», распространить сферу прекрасного на всю область человеческой деятельности, увидеть эстетическое в импровизированных движениях, в обыденных вещах, в предметах быта.

В 1924 году, по заказу «Шведского балета», французский режиссер Рене Клер снял короткометражный фильм «Антракт». Экспериментальный художественный фильм показываемый в антракте балета «Спектакль отменяется», снят на авангардную музыку Эрика Сати в тесном содружестве с Франсисом Пикабиа, Марселем Дюшаном, балетмейстером шведского балета Иоганном (Жан) Бьорленом и рядом других художников-дадаистов. Фильм состоит из двух неравных частей. Первая из них, пролог - короткая, чуть менее двух минут, проецировалась на экран во время исполнения увертюры балета Эрика Сати, а вторая часть, антракт - продолжительностью примерно 18 минут, показывалась в зрительном зале театра во время (или вместо) антракта между двумя актами того же балета.

Сценарий как бы представляет собой версию, почему вместо премьеры балета случилась «Отмена спектакля». Главный танцовщик и балетмейстер шведского балета, Жан Бьорлен, как оказывается, погиб накануне премьеры.

«Антракт» - это набор авангардистских приемов в обращении к традициям кинематографии через призму балета. В «Антракте» выделяют два направления: дадаистское, проявляющееся в необычности ассоциаций и особенно в ярмарочном эпизоде (танцовщица и стрельба по цели), и традиционалистское - в эпизоде похоронной процессии, завершающемся безумной погоней в стиле старых «комических» лент Ж. Мельеса.

Как пример включения в фильм многочисленных и довольно больших танцевальных фрагментов приведем фильм 1948 года «Красные башмачки». Балетный импресарио приглашает в свою труппу композитора и юную балерину, поручив им постановку нового балета 'Красные туфельки' (режиссеры Майкл Пауэлл и Эмерик Прессбергер). Захватывающее дыхание произведение по мотивам сказки Ганса Христиана Андерсена о паре волшебных туфелек, которые наделяют танцора способностью сказочно танцевать, но не дают остановиться. Эмоционально напряженный фильм, посмотрев который зритель понимает, почему танцы и сочинение музыки становятся самым важным в жизни тех, кто наделен этим даром и предан ему. Во второй половине фильма включен 20-минутный эпизод из балета (Прил. 2, Ил. 4), который полон восхитительной легкости и змеящейся пластики. Великолепная хореография, в которой может быть впервые мир балета и сами танцы показаны столь драматично и выразительно.

Символическими образами танца, функция которых помочь восприятию основного повествовательного материала, наполнен фильм «Седьмая печать» шведского режиссера Ингмара Бергмана. Это обусловлено особенностями творчества Бергмана, теми сложными и долгими путями, какими он всегда идет от первоначальной идеи к ее конечному осуществлению в фильме.

Несмотря на стилистическую сложность, воздействие танцевальных фрагментов и отдельных фрагментов, делают фильм достаточно пластичным и гармоничным. Многие кадры ассоциируются с церковной росписью, например, игра Рыцаря в шахматы со смертью, Святая Дева на лугу (в видении Йофа), танец над горными вершинами.

Танец Йофа в трактире - один из самых сильных эпизодов в фильме. Когда скоморох Йоф заходит в трактир, кузнец Плуг обвиняет его в том, что он будто бы соблазнил его жену. Тогда Рель заставляет Йофа станцевать на столе танец медведя. Мрачная, ужасная сцена.

В киноромане «Леопард» итальянского режиссера театра и кино Лукино Висконти все нити повествования сходятся в 51-минутной сцене бала в одном из палермских палаццо, которая, по мысли режиссёра, должна производить на зрителя впечатление невыносимой духоты (Прил. 2, Ил. 7).

«Леопард», это картина для которой становится необычайно существенным ее «избирательное сродство» со зрителем, каждым в отдельности. Фильм может вовлечь зрителя в свое внутреннее пространство или оставить его сторонним и холодным. Висконти меняет природу своего контакта с бальным залом, потому что он впервые предполагает возможность сопереживания - сопереживания не героям, но себе, художнику.

Последнюю часть фильма Л.Висконти решает на огромном временном пространстве бала, в напряженной мерности ритмов, с трагическими перебоями пауз, полных острейшего внутреннего действия, в постепенности перемен ее гаммы - от многоцветной, подчеркнуто нестройной к размытой, а потом и уходящей в глухой, холодный, сумеречный колорит.

Мотив танца, как и мотив карнавала или мотив публичного представления, обязательно присутствует в фильмах режиссера Федерико Феллини. Танец часто является кульминацией и разрешением, и неважно, как и кто танцует. Танец сам по себе может быть неуместен и неуклюж, вульгарен или нелеп - режиссер все равно сумеет так «повернуть» сцену, сообщить ей такие поэтические и комические «обертоны», что обязательно возникает ощущение радости и освобождения. Эпизод этот длится всегда чуть менее, чем нам хотелось бы, он не дает полного насыщения, и за ним, как правило, следует пауза, порождающая чувство пустоты и неудовлетворенности, вновь возникающего томления. Но эта пауза - только момент, за которым последует новое нарастание ритма, новое сгущение фактуры, новый «перепляс» образов и мотивов [26, 87].

Напряжение, разрешающееся в движении и ведущее к свободной и радостной игре форм, - такова хореографическая «формула» танцующего стиля Феллини. В любом фильме можно припомнить множество аналогичных образов и сцен (Прил. 2, Ил. 8).

Танец - опознавательный знак, создающий ощущение эстетически завершенной формы помимо всякой хореографической заданности. Так, у итальянского режиссера Бертолуччи, танцевальные фрагменты на протяжении всего творчества использовались для раскрытия иносказательного смысла фильма.

В последних кадрах фильма «Последнее танго в Париже» Бертолуччи, танцевальный номер главных героев поражает не мастерством (в отличие от остальных танцующих пар, соревнующихся в исполнении танго) (Прил. 2, Ил. 9), а взаимностью перехода всякого жеста в пластическое целое - они танцуют своё танго. Их первое и последнее танго, лишенное оттеняющей условности, и являющееся наоборот, прямым непосредственным выражением внутренних нравственных движений (Прил. 2, Ил. 10).

Кульминацией этого мотива служит гомоэротичное танго Анны и Джулии в данс-холле. Люди разного возраста, пола, социального положения сначала с изумлением наблюдают за однополым танцем, затем добровольно берутся за руки и включаются в безумный хоровод, который захватывает всех в зале, кроме Марчелло и Манганьело. Марчело в такт барабанит по столику пальцами, потом это движение подхватывает его напарник. Хоровод как наглядное воплощение социального конформизма со всех сторон окружает Марчелло, но он не в состоянии включиться в танец: эта знаменитая сцена снята камерой, подвешенной с потолка (Прил. 2, Ил. 12).

1.3 Синтез хореографического и киноискусства - экранная хореодрама

Хореография, воспользовавшись огромными возможностями кино, способно показать танец ярче, сделать его выразительнее и динамичнее. Кинематограф помогает донести до зрителя все особенности хореографической драматургии, то есть танцевального языка. С его помощью можно найти совершенно неожиданные ракурсы, подчеркивающие о или иное танцевальное движение, выражающее его главный смысл.

Экранная хореодрама - преобразование хорео - и киноискусства, основанное на сочетании классически специфичного танца (но с меньшими требованиями к соблюдению неизменной формы балета, допускающая речь со сцены), пантомимы и музыки, поставленного на драматической основе - сюжет, выраженный в литературной канве фильма.

В экранной хореодраме, средствами кинематографа можно раскрыть эстетику тела с гораздо большей силой и убедительностью, нежели в театре. В то же время, постановка кинобалета, заставляет отказаться от множества приемов, присущих постановке театрального балета.

Необходимо сочинять хореографию, учитывая специфику кино: танцевальные комбинации движений «раскладывать» на отдельные элементы, заранее определить крупность изображения в кадре и с учетом этого выстраивать композицию движения в кадре. Необходимо продумать последовательность чередования планов - переходы от крупных к общим и так далее. И при этом необходимо помнить о чисто балетной условности.

После рассматриваемых вариантов взаимодействия хореографии и кинематографии - существование нового жанра - налицо, однако неясна его целевая аудитория и конкурентоспособность по сравнению с просто кинофильмами и театральными спектаклями и телевизионными передачами. Для этого попробуем воспользоваться позиционным анализом.

Перед балетом кино открывает возможность показать танец полно, ярко, динамично. Вариации можно снимать отдельными кусками. В театре ведь это невозможно. Там танцовщик исполняет партию с начала и до конца. Там у него свои законы движения танца во времени и пространстве. Он должен думать о дыхании, о своих физических силах. Съемка камеры и монтаж, без учета физических возможностей актера, представляет нам танец на одном дыхании, без спадов и, пауз, на единой ноте напряжения.

Сниматься в экранной хореодраме порой гораздо труднее, нежели танцевать в театре. Экран выявляет самые мелкие технические погрешности и дефекты. Бесконечные дубли изматывают актеров. Для постановки хореографии в кино больше всего подходит многокамерный метод съемки.

Хореограф-постановщик должен признаваться как автор спектакля - он должен быть по сути режиссером фильма. Балетмейстер сочиняет танец не где-то «там», а здесь, для съемочных камер. С режиссером, не знающим законов балета, его специфики найти общий язык почти невозможно. Хореограф за монтажным столом остается хореографом - и сочинителем танцев. Режиссер не сможет заменить его. А ведь именно в процессе монтажа скрыты главные привилегии. Иной раз уже из готового материала, непосредственно за столом создаются новые вариации, новые хореографические куски, тонко соединенные с музыкой, то есть продолжается сочинение танца без танцовщиков - за монтажным столом.

Специфический экранный жанр кинобалет принципиально отличается от мюзикла или частных вкраплений танцевальных номеров. Это синтетическая форма кинопроизведения, генетически восходящая к классическому балету, основанная на замене словесной речи сольным и групповым танцем. Понятие кинобалет не является синонимом в отношении к телебалету, который подразумевает экранную репродукцию (копию) конкретного балетного спектакля. Кинобалет представляет собой самостоятельное оригинальное экранное произведение.

Владимир Васильев давно хотел воплотить в балете произведения Чехова, и прежде всего - «Анна на шее». «Я убежден, что любой из рассказов Антона Павловича Чехова можно выразить языком пластики, - говорил Васильев. - Здесь есть все, что доступно хореографии, арсеналу ее средств, - удивительное проникновение в душевное состояние человека, как говорится, смех и слезы, и та удивительная атмосфера, которая, пожалуй, сродни только музыке» [56, 270]. Создатели «Анюты» стремились к тому, чтобы в их кинематографическом произведении «несмотря на условность языка балета, можно было найти точное отражение чеховских фраз, описаний, диалогов» [56, 273]. Авторы тут во многом исходили из эстетики хореодрамы, где все должно быть логически объяснено и танец призван или буквально заменить собою разговорную речь героев, или получить бытовое оправдание (бал, праздник, театрализованное представление и т. д.).

Такое натуральное оформление оправдывалось достоверностью игровых сцен, обильно введенных постановщиками в ткань кинобалета. Васильев и Белинский стремились к тому, чтобы «этот фильм смотрелся как «художественный». Специфику кинематографии они видели здесь не в обилии съемочных трюков или в сложном монтаже, а в сближении балета с игровыми эпизодами.

Не контрастное соединение в одном фильме танца и драматической игры, а органичное сосуществование танца с игровыми сценами, не столько заменяющими собой танец, сколько дополняющими его. Такое возможно только в кино. И в этом истинная экспериментальноеть, подлинное новаторство и принципиальное значение «Анюты» на пути становления жанра кинобалета.

Итак, кинобалет, существуя достаточно давно, не имеет пока однозначных критериев для своего определения. Жанр формируется на наших глазах, и практика постоянно вносит довольно существенные коррективы в процесс этого формирования.

Наиболее ярким примером воплощения тотального синтеза хореографии и экранного повествования служит трилогия испанского режиссера К. Сауры «Кровавая свадьба», «Кармен», «Колдовская любовь». Карлос Саура снял удивительные, чрезвычайно простые по форме и многозначные по смыслу хореографические фильмы. Почти документальные ленты, импровизационно и непринужденно запечатлевающие особую атмосферу великолепных танцевальных трупп. Это фильмы-балеты, рассказывающие на языке танцев «фламенко» поэтическую народную драматургию страны. Неуловимое, не передаваемое словами «нечто» вносит в картины магию высокого кинематографического искусства.

В хореографических фильмах Карлоса Сауры музыка, кадр, сценография, хореография, кино и драматическая игра сочетаются в единое целое. Мучающие художника моральные проблемы испанского общества и его трагической истории выражены в форме балетной фантазии.

Завершая анализ поэтики экранной хореодрамы нельзя не упомянуть фильм «Бал» французского режиссера Этторе Скола. Сюжет этой картины основан на принципе триединства - места, времени, действия, и разворачивается в одном и том же парижском танцевальном зале. События французской истории с 1930-х до 1980-х годов, смена мод и привычек показаны исключительно языком музыки, танца, пластики и мимики при полном отсутствии вербального компонента: ни одной реплики в фильме нет.

Хореография в фильме очень разнообразна. От чистой условности, где танец - ходьба по полу, до гипертрофированной пластики, почти пантомимы, почти модернистского балета. Танец стал для группы персонажей жизненной осью, центром бытия. Отдельные сцены фильма претендуют на создание самостоятельного эстрадного номера или видеоклипа: вынужденный однополый дуэт немецких захватчиков (Прил. 2, Ил. 24), или танец одноногого фронтовика.

Итак, хореографическая лексика экранной хореодрамы, лишенная отвлеченности и абстрактности, тяготеет к образной конкретности кинематографичного языка, с точностью и выразительностью хореографических характеристик персонажей. Временная протяженность, как правило, не превышает одного часа, а его действие динамично и насыщено событиями.

Выводы по первой главе

Рассмотрели феномен движения, как интегрального компонента искусства кино и искусства танца. Движение является основой формирования образного строя произведения кино и хореографии.

Имплементация (внедрение) хореографических образов в кинопроизведение осуществляется по двум основным принципам:

1. принцип вкрапления, когда в качестве отдельного эпизода в фильм вводится один («Красные Башмачки» М. Пауэлл) или несколько танцевальных номеров

2. принцип синтеза, когда хореография служит драматургией фильма и уравнена по своей художественной функции с другими сюжетообразующими компонентами и пластическими выразительными средствами. Высшим выражением принципа синтеза является кинобалет («Анюта» А. Белинский, В. Васильев).

Глава 2. Проблема позиционирования кинотанца на рынке культурных продуктов

Продукт - это товар, объект или услуга, которую можно предложить для рынка, и которая будет удовлетворять потребности потребителей.[32, 77]. Продукты делятся на материальные и нематериальные. По видам продукта, существует классификация:

· Товары повседневного спроса;

· Запланированные покупки;

· Товары специального ассортимента;

Товары повседневного спроса - это товары, приобретаемые потребителем ежедневно. При выборе таких товаров покупатель чаще всего беспристрастен - если нет определенного товара, то выбор падет на имеющийся товар.

Другой вид товаров - запланированные покупки - являются для потребителя более значимыми. Выбор такого товара займет больше времени, чем выбор повседневных продуктов. Будут сравнивать фирмы, марки, фасоны, цвета, размеры и, конечно, стоимость.

К товарам специального ассортимента потребитель относиться с особой трепетностью и, скорее всего, готов заплатить любую сумму и выдержать любые «испытания» для получения конкретного товара, услуги.

Культурные продукты для большинства потребителей обычно принято считать продуктами специального ассортимента. По мнению Франсуа Колбера, «потребитель хочет видеть определенное шоу или фильм или купить определенную запись любимого исполнителя. Этот потребитель не пойдет на компромисс и приложит усилия, чтобы заранее купить билет, будет стоять очередь и даже проедет значительное расстояние, чтобы попасть туда, где происходит интересующее его событие. [43, 26]

Однако, это в значительной степени относится к подготовленной аудитории к «знатокам», людям разбирающимся в творчестве того или иного творца (артиста, художника, музыканта и др.). В случае если человек посещает театр раз в год, спектакль как продукт можно причислять и к запланированным покупкам - человек хочет посетить театр в конкретный день конкретного месяца, и хочет посмотреть некую комедию, и потратить сумму, не больше запланированной.

Культурный продукт определяется, по Франсуа Колберу, как художественное произведение с использованием трех измерений: сравнительного, технического и привходящего. Эти три измерения наглядно представлены в таблице 1.

Таблица 1 - Три измерения культурного продукта

Сравнительное измерение

Техническое измерение

Привходящее измерение

1. Дисциплина

2. Жанр

3. История

4.Продукты конкурентов

5. Заменяющие продукты

1.Потребленных продуктов

2.Процесса производства

1.Эфемерные компоненты

2. Потребитель

художник

С помощью сравнительного измерения потребитель рассматривает продукт, основываясь на различных критериях, приведенных в таблице. Количество таких критериев растет в соответствии с опытом потребителя. Опытный потребитель сравнивает продукты между собой, сравнивает различные постановки, работы режиссеров или одного режиссера, художника, хореографа. Опыт позволяет определить нужду в том или ином продукте, здесь же формируется шкала потребностей. Такая система сравнений также объясняет, почему одни культурные продукты популярнее других. Если, например, человек с детства обучался хореографии, то, скорее всего, он станет зрителем театра оперы и балета, а не, скажем, слушателем филармонии.

По мнению Франсуа Колбера, «техническое измерение продукта включает в себя технические и материальные компоненты продукта в том виде, в каком их получает потребитель. Это может быть сам продукт (скульптура), носитель (пластинка или книга), или компонент исполнения произведения (спектакль, шоу). [43, 32]

Привходящее измерение связано с эфемерными обстоятельствами, окружающими восприятие продукта. Один и тот же человек не сможет увидеть любое произведение искусства дважды «одинаковыми глазами». В зависимости от окружающей его ситуации, времени года, возрасту и опыту, восприятие будет иное. Так же схожий по своей сути продукт будет разным при различных условиях.

Абрахам Харольд Маслоу (1908-1970) - известный американский психолог, основатель гуманистической психологии, создатель пирамиды человеческих потребностей, предполагал, что человек имеет множество различных потребностей, которые можно разделить на пять категорий:

1. Физиологические потребности: голод, жажда, половое влечение;

2. Экзистенциальные потребности: безопасность существования, постоянство условий жизни;

3. Социальные потребности: социальные связи, общение, совместная деятельность, забота о другом;

4. Престижные потребности: самоуважение, уважение со стороны других, признание, достижение успеха, карьерный рост;

5. Духовные: познание, самовыражение, самоидентификация;

Рисунок 2 - Пирамида потребностей А. Маслоу

Также существует более подробная система, в которой выделяется семь основных категорий:

1. Физиологические потребности;

2. Потребность в безопасности;

3. Потребности в принадлежности и любви;

4. Потребность в уважении;

5. Познавательные потребности: знать, уметь, исследовать;

6. Эстетические потребности: гармония, порядок, красота;

7. Потребность в самоактуализации: реализация своих целей, способностей;

Смысл данной пирамиды (рисунок 2) в том, что человек реализует свои потребности снизу вверх (1>7). Когда реализована низшая потребность, появляется желание реализовывать последующие. Но это не значит, что пропадает потребность в первой. Также эти категории не закреплены в последовательность, какие-то из них могут пропускаться, в зависимости от самосознания каждого человека.

Пирамида Маслоу с ее идеей ранжирования потребностей является важным подспорьем в процессе позиционирования на рынке исполнительских искусств.

Важное свойство культурной услуги - её неосязаемость. Приобретение услуги не даёт права собственности и, так, если например мы покупаем билеты в музей, то это еще не означает, что мы можем уйти, забрав с собой часть его экспонатов.

Второе свойство - неотделимость от источника или места оказания услуги. Необходимо непосредственное присутствие клиента в театре, зрителя в музее, читателя в библиотеке. Услуга живет, пока не кончился процесс обслуживания.

Третье свойство культурной услуги - масштабность. Очень часто культурные услуги (особенно зрелищные) осуществляется в массовых, и при этом публичных, формах.

Позиционированием называется процесс поиска места на рынке для компании, продукта или услуги, которая будет выгодно отличать ее от других конкурентов (рисунок 3). Позиционирование осуществляется с учетом группы потребителей, для которой создаются и предлагаются преимущества и уникальность продукта.

Рисунок 3 - Позиционирование товара

В позиционировании существуют основные идеи и концепции:

Во-первых, позиционирование относится в большей степени к долгосрочной стратегии, чем к краткосрочному проекту. Для создания позиции необходимо время, и позиционирование не осуществляется за краткосрочную рекламную кампанию. Позиции предлагают устойчивые средства создания конкурентных преимуществ. Хорошо разработанные позиции устойчивы, защищены и приспособлены к будущему развитию. Это говорит о том, что позиция может эволюционировать и изменяться в периоды роста, зрелости и спада.

Во-вторых, позиционирование осуществляется в сознании потребителей. [64, 98] Позиционирование -- это то, что потребитель думает о продукции или услуге. Поэтому решающее значение имеет то, что позиция в перспективе должна быть определена потребителем, а не компанией.

В-третьих, позиционирование базируется на получаемой выгоде. Сильные позиции обращают особенности компании или товара (такие как возможность производства с низкими затратами) в преимущества для целевых потребителей (такие как относительно низкая цена). Эффективные позиции не только выражают четкий имидж, но также предлагают потребителям явные причины (выгоды) покупки товаров компании.

В-четвертых, вследствие того, что позиционирование базируется на выгоде, и в результате того, что разные клиенты часто ищут различные выгоды от покупки, пользуясь по существу сходными продуктами и услугами, позиция индивидуального продукта в представлении одного покупателя может отличаться от позиции этого же продукта у другого покупателя. В сегментированном рынке очень важно понимать позицию, которую компания со своим предложением занимает в сознании потребителей всех значимых рыночных сегментов.

Наконец, позиционирование -- относительное понятие. Товары и торговые марки занимают позиции относительно конкурирующих продуктов и торговых марок. Уровень цен может быть либо высоким, либо низким по отношению к ценам конкурентов. Подобным образом качество и уровень сервиса оцениваются относительно того, что предложено конкурентами.

Позиционирование может осуществляться на базе особых свойств товара (например размер компьютера-ноутбука), выгод от использования этих свойств (портативность), специфических обстоятельств использования товара (в поездках, далеко от дома или офиса), группы пользователей (специалисты, которые работают в различных местах) или на базе противопоставления другим товарам (более многогранное).

Стратегия эффективного позиционирования

Для эффективного позиционирования должны выполняться четыре главных условия [23, 78]

1. Должно существовать ясное представление о целевом рынке и покупателях, к которым стремится компания. Зафиксировано, что одна и та же позиция на рынке может рассматриваться по-разному различными покупателями, поэтому важно, чтобы воздействие позиционирования на все целевые аудитории было понятным и предвиделось воздействие на нецелевые сегменты.

2. Подобным образом выгоды, на которых основывается позиционирование, должны быть важны для целевых покупателей. Несомненно, позиционирование низких цен, предложенное нечувствительному к ценам сегменту, не имеет смысла. Выгоды или свойства, на которых строится позиционирование, должны быть притягательными для целевых потребителей.

3. Позиционирование должно строиться на действительной силе компании и/или ее торговой марки. В идеале, сильные стороны или их комбинация должны быть уникальными для компании. Нацеленность на наиболее эффективное использование активов компанией создает конкурентную позицию, которая гарантирует наибольшую устойчивость и защищенность от опасных атак конкурентов.

4. Наконец, позиции должны обладать коммуникабельностью, давать возможность контакта с целевым рынком. Это обычно означает, что они должны быть простыми и незамысловатыми, передаваться посредством интересной имиджевой рекламы или других средств коммуникаций.

Сегодня ситуация изменилась -- и не только в количественном аспекте, но прежде всего сущностно. Расширение культурного предложения, высокое техническое качество новых средств, хранения и воспроизводства художественной информации имели своим закономерным результатом стихийно складывающийся в обществе процесс проектирования множества различных систем культурного поведения. За последние четверть века в общем культурном процессе нашей страны сложились и взаимодействуют две сопоставимые по значению и масштабам деятельности системы культурного досуга -- институционализированная и другая, которую мы условно обозначим как индивидуально-спроектированная».

Одно из крайних проявлений этой второй системы общения с художественной культурой -- повышенный интерес к таким формам, жанрам, направлениям, авторам, которые в силу разных причин как бы не впускались в сферу институционального-искусства. Притягательны в них были и есть не только, а иногда и не столько, их художественные достоинства, сколько сама возможность приобщиться к тому, что тебе не навязывают, а что есть, вроде бы, объект твоего собственного выбора.

Этапы планирования творческо-производственной деятельности:

Подготовительный этап - изучение среды воздействия - численность и структура населения, уровень его платежеспособности, наличие других предприятий развлекательной направленности;- изучение творческих возможностей коллектива - состав актеров, режиссеров, постановщиков и других творческих единиц, уровень их подготовки и квалификации;- изучение материально-технической базы - условия сцены, наличие декорационных и бутафорских мастерских, вместимость зала и т.д.;- изучение финансовых возможностей предприятия - экономические показатели.

Этап разработки - рассмотрение и утверждение репертуарного плана или плана мероприятий;- плана эксплуатационной деятельности с учетом занятости творческого коллектива и загруженности помещений;- финансового плана.

2.1 Общие аспекты позиционного анализа

Целью позиционирования является определение места, занимаемого данным продуктом на рынке по отношению к другим продуктам. Позиционирование основано на структуризации совокупности продуктов на основе их восприятия потребителей. Объективные сходства и отличия продуктов, торговых марок и фирм отступают на второй план, так как для предлагающей стороны важны не их реальные характеристики, а то, как они воспринимаются потребителями. К примеру, два исполнения одного и того же музыкального произведения, абсолютно различные с точки зрения с профессиональной точки зрения, могут восприниматься аудиторией слушателей как идентичные. И наоборот, один и тот же балетный спектакль может восприниматься совершенно по-разному представителями разных зрительских сегментов. Характеристики, касающиеся не содержательных или эксплуатационных свойств, продукта, а его образа в глазах потребителей, выступают как главные силы в структуризации рынка.

Позиционирование предназначено для ответов на следующие вопросы:

- Где мы находимся по отношению к запросам клиентов и конкурентам?

- Куда предпочтительней направляться в дальнейшем (как изменить маркетинговую стратегию), какие ответные действия следует предпринимать на изменения маркетинговой стратегии конкурентов?

Исследование позиционирования полезно на многих уровнях: предприятия в целом, бизнес-единицы, товарной категории, конкретного товара или торговой марки. На уровне товарной категории исследователь изучает восприятие покупателями типов товаров, которые они могут считать заменителями, удовлетворяющими те же основные потребности.

Позиционирование может базироваться на ряде атрибутов, которые содержат желаемые свойства или выгоды. Популярным является сопоставление с продукцией конкурентов. Позиционирование, созданное на защите окружающей среды, старается представить организацию как социально ответственную. При применении одного или нескольких атрибутов в качестве исходного положения для позиционирования нужно понимать, что смысл, придаваемый этим атрибутам, часто различен. Например, хотя торговая марка мыла, предлагаемая клиенту в номере гостиницы, может быть атрибутом, который отдельные клиенты применяют при оценке отелей, но едва ли большинство из них будет основываться на этом при выборе сети гостиниц.

Сформировав комплект конкурирующих предложений, необходимо выяснить, какие атрибуты являются главными для исследуемого целевого рынка и товарной категории.

Залогом успеха на этом этапе будет сосредоточение производителя на тех особенностях продукта, которые потенциальные потребители более всего ценят именно в данной группе товаров. Выявить такие особенности, которые для потребителей будут предпочтительнее всего, можно несколькими способами. Прежде всего можно провести исследование, в ходе которого людям будет предложено представить продукт, который был бы идеальным для них как для его потребителей. Затем им нужно будет этот продукт описать и оценить по нескольким основным критериям, присущим данной группе товаров. Также потребителям можно предложить оценить несколько товаров и выявить их предпочтения исходя из анализа и сравнения характеристик отдельных свойств и признаков товара.

2.2 Целевые аудитории киноискусства, хореографии и характеристики их восприятия

Целевая аудитория - это общий термин. Как правило, нельзя направить конкретную рекламную кампанию на всю целевую аудиторию. Целевая аудитория разбивается на части (сегменты) со схожими характеристиками и рекламная кампания направляется на определенный сегмент, одинаково реагирующий на выбранное рекламное воздействие. Таким образом, целевая аудитория - более широкое понятие, чем сегмент рынка и может объединять в себе несколько сегментов. Ключевыми параметрами, характеризующими целевую аудиторию, являются такие понятия как заинтересованность покупателя в товаре (услуге), готовность потенциального покупателя изменить свои предпочтения под маркетинговым давлением, заинтересованность продавца в реализации товара данной аудитории и возможность такой реализации. При этом все параметры должны присутствовать одновременно.

Target group - это целевая аудитория. То есть та часть населения, на которую нацелен тот или иной товар или услуга.

Фокус-группа - это focus group. Некоторое количество наиболее типичных представителей целевой аудитории (обычно от 10 до 100), на которых проверяется заинтересованность целевой аудитории в товаре или услуге. Это разные понятия. Целевая аудитория существует всегда, а фокус-группы собираются для проведения маркетинговых исследований.

Анализ и оценка процессов, происходящих в художественном творчестве, выходит за рамки настоящей работы. Мы же хотим подчеркнуть, что взаимодействия искусства и публики сегодня не просто изменились и усложнились, но породили новые проблемы в социальном бытовании художественной культуры. И одна из них -- оборотная сторона повседневности общения с культурой, порождающая иллюзию умения воспринимать произведения искусства без труда, без специальной подготовки, без художественного образования.

Выводы по второй главе

Культурные продукты (в состав которых входит рассматриваемый кинотанец) для большинства потребителей обычно принято считать продуктами специального ассортимента.

Расширение культурного предложения, высокое техническое качество новых средств, хранения и воспроизводства художественной информации, располагает к анализированию и прописыванию позиционирования нового жанра, для нахождения «своего места» на рынке культурных продуктов.

Залогом успеха на этом этапе будет сосредоточение производителя на тех особенностях продукта, которые потенциальные потребители более всего ценят именно в данной группе товаров - фильмов кинотанца.

Глава 3 построение семантического пространства осгуда для позиционирования кинотанца на рынке культурных продуктов

В маркетинге под позиционированием понимается определение места конкретного товара по отношению к товарам конкурентов в сознании потребителей. Позиционирование товара необходимо для обеспечения преимущественного положения товара на рынке. Оно исходит из реального восприятия товаров потребителем и их предложений. Позиционирование основывается на оценке потребительских достоинств товара, возможностях расширения круга потенциальных потребителей, фактора престижности товара, выделение его сильных сторон по отношению к товарам конкурентов. Позиционирование определяет характер восприятия фирмы целевыми покупателями.

Важно отметить, что объективные сходства и отличия продуктов, торговых и фирм отступают на второй план, так как для фирм важны не реальные характеристики продукции, а именно то, как они представляются в глазах потребителей. Позиционирование в соответствии с предлагаемыми пользами и целевыми сегментами позволяет определять, какие продукты являются главными конкурентами, а какие потенциальными союзниками. Однако, собственно для реализации позиционирования требуется представить пространство позиционирования, пространство польз в рамках какой-либо информационной модели.

На практике для этого используются так называемые «карты восприятия торговых марок» [90, 12]. Карты включают шкалы по важным для покупателей параметрам, существующие позиции конкурентов по этим параметрам и размещение по ним покупательских предпочтений. Все это формирует основу для определения стратегии позиционирования (рисунок 4).

С этой целью часто выбирают небольшое количество ведущих, сущностных характеристик восприятия товара потребителями. Так, в цитированной книге Грина и Кармона использовано двумерное представление пространства позиционирования, в качестве системы координат которого приняты такие потребительские качества как цена и надежность.

Рисунок 4 - шесть торговых марок были идентифицированы как конкурирующие

Два параметра были признаны покупателями наиболее важными для осуществления выбора между альтернативными марками (цена и надежность). Три рыночных сегмента требовали различных комбинаций цены/надежности (с первого сегмента по третий).

Позиционирование продуктов и услуг в сфере культуры и искусства значительно сложнее исходя уже из самой их специфики. Однако и при их описании также пытаются строить представления пространства позиционирования небольшой размерности. Так, в книге Ф. Колбера [93, 120] при позиционировании культурных продуктов используется двумерное представление пространства польз.

Рисунок 5 - Позиционирование основных польз, искомых потребителем-театралом

Это позволяет ввести в рассмотрение четыре сегмента потребителей - тех, которые хотят отдохнуть и обогатиться; тех, которые хотят отдохнуть и развлечься; тех, которые ищут возбуждения и обогащения; и, наконец, тех, которые ищут лишь возбуждения и развлечения (рисунок 5). Все эти возможные пользы отражают конкурирующую природу различных культурных продуктов.

Разные производители, предлагающие похожие пользы, могут объединяться и предлагать комбинации занятий для потребителей, желающих сосредоточить свои культурные занятия в одной области. Напротив, набор продуктов с различными пользами больше подойдет для потребителей, стремящихся разнообразить свое культурное времяпрепровождение. Сами же культурные услуги могут быть размещены в пространстве этих польз (рисунок 6).

Рисунок 6 - Позиционирование культурных продуктов в соответствии с поиском польз

Очевидно, что некоторые из них, например поп-музыка и музыкальная комедия предлагают сходные пользы и находятся в одном квадранте. Другие, например балет и комические монологи находятся в разных квадрантах. Позиционирование культурного продукта в соответствии с предлагаемыми пользами и целевыми сегментами позволяет менеджеру определить, какие продукты являются главными конкурентами, а какие потенциальными союзниками.

Таким образом, для изучения позиций конкурирующих товаров по важнейшим атрибутам приходиться оценивать конкурентов по различным параметрам. Для этого необходимо количественное исследование, использующее репрезентативные выборки. В маркетинге для выявления данных об атрибутах торговых марок обычно используются такие методы, как семантический дифференциал Осгудa [91,127] или шкалы Лайкертa [65, 81]

Для формирования пространства польз необходимо найти общие измеримые параметры множества отдельных объектов. В работах Дж.Осгуда и его сотрудников было установлено, что любой элемент сообщения воспринимается субъектом в зависимости от того «места», которое отводится данному элементу по отношению к определенному числу значимых параметров новости. Число этих параметров сравнительно невелико, поскольку большая часть вариативности, выраженной дисперсией, расшифровывается в трех диалектических противоположностях:

1. Хорошее и Плохое,

2. Сильное и Слабое,

3. Активное и Пассивное.

Труды Осгуда не затрагивают большей части культурных ценностей в собственном смысле интеллектуального мира культуры, а делают особый упор на новостях, которые нам предлагают средства массовой коммуникации. Так, сотрудник Осгуда Смит показал, что лишь пять факторов выражают вариативность элементов речи:

1. Оптимизм - Пессимизм

2. Серьезность - Легкомысленность

3. Честность - Нечестность

4. Наличие ценности - Отсутствие ценности

5. Изысканность - Обиходность

Осгуд определил понятие семантического пространства, позволяющее соотносить понятие или слово с некоторым числом осей координат, которые устанавливают значение этого понятия относительно соответствующих шкал.

Факторный анализ показал, что три из этих шкал имеют особое значение для коннотативного аспекта языка, то есть чувств или впечатлений, связанных с некоторым понятием и определяющих реакцию индивидуума. Это оценочная шкала (например, «хороший - плохой»), шкала деятельности (например, «активный - пассивный») и шкала мощности (например, «сильный - слабый»). Поэтому, каждое понятие будет представлено одной точкой в многомерном пространстве с ограниченным числом измерений, причем по крайней мере три из них являются главными. Другие измерения выступают в специфической форме в более узких проблемах.

При анализе восприятия продукта покупателями, описании образа фирмы глазами потребителей обычно используется не два, а три из таких измерений. А если описание проводится на языке более чем двух характеристик, то, как правило, изучение производится путем рассмотрения отдельных пар. Ниже приведен соответствующий пример (рисунок 7), заимствованный из книги А.Моля «Социодинамика культуры» [52, 367]

Рисунок 7 - Размещение пяти американских журналов по психологии в семантическом пространстве Осгуда, определяемом двумя «оценочными шкалами»

Исходное трехмерное пространство понятий спроектировано на пространство с двумя координатными осями. Относительные расстояния между журналами получены на основе интуитивной оценки их читателей по различию стилей в шкале Лейкерта. Если журнал меняет свою политику или характер, то соответствующая «точка» перемещается в этом пространстве. Ее расстояние от начала координат выражает собственный характер (поляризация) журнала.

Для проведения измерений по качественным признакам требуется введение шкал измерений. В цитированной работе Осгуда использованы интуитивные оценки отличия журналов по различию стилей. Измерения производились в психометрической шкале Лейкерта (шкале суммарных оценок). Поскольку в нашем исследовании также используется шкала Лейкерта, напомним, что это психометрическая шкала, при работе с которой испытуемый оценивает степень своего согласия или несогласия с рядом утверждений, от «полностью согласен» до «полностью не согласен». Сумма оценок каждого отдельного утверждения демонстрирует установку респондента по какому-либо вопросу.

Отношения испытуемых к исследуемому предмету основаны на простых непротиворечивых утверждениях, представляющих собой протяженность от одной критической точки через нейтральную к критической точке противоположного смысла. Например: от гуманизма до мизантропства, от религиозности до атеизма. Пункты опросника представляют собой простые утверждения, которые испытуемому нужно оценить, исходя из своего личного мнения.

Отбор суждений для шкалы обычно производится в процессе пилотного исследования. Для этого создается первоначальный перечень утверждений, который предлагается респондентам из группы, репрезентативной по отношению к той, установки которой планируется исследовать в дальнейшем. Утверждения должны быть непротиворечивы, просты в формулировках, однозначны для восприятия.

Предполагается, что респонденты, набирающие высокие баллы по итоговой шкале, дают более высокие оценки по конкретному пункту опросника, чем те, у кого общий балл ниже. После того, как получены данные по выборке, из первичного списка отбираются суждения с наибольшей различающей способностью. Для этого измеряется степень, с которой суждение разделяет испытуемых с противоположными установками. В нашем исследовании была использована традиционная пятиуровневая шкала Лейкерта:

· определенно да

· скорее да, чем нет

· затрудняюсь ответить

· скорее нет, чем да

· определенно нет

Следует, однако, отметить, что идентификация даже таких объектов как автомобиль или кофеварка (не говоря уже о произведениях культуры) не может производиться непосредственно по двум или трем признакам. Для того, чтобы производить соответствующую идентификацию изначально используют десятки, а иногда сотни изначальных характеристик. Мощным статистическим инструментом, позволяющим на основе многомерного изначального описания синтезировать существенные характеристики исследуемых объектов и, тем самым, построить пространство понятий Осгуда, является статистический факторный анализ.

Во многих исследовательских задачах можно предполагать, что поведение изучаемого объекта описывается сравнительно небольшим набором существенных для данной задачи характеристик (факторов). При этом, сами эти характеристики нередко непосредственному измерению не поддаются. Как правило, удается измерить лишь некоторое количество других, доступных исследователю параметров, так или иначе зависящих от существенных характеристик-факторов.

Ситуация, когда удается измерить «не то, что нужно, а то, что можно» встречается повсеместно. К примеру, кардиолог мог бы достаточно точно определить заболевание, непосредственно исследуя сердце, но он вынужден ставить диагноз, не располагая такой информацией. Аналогично, геолог мог бы выяснить отсутствие или наличие нефти или пригодной для употребления воды в определенном пласте породы, пробурив скважину до этого пласта. А ведь смысл его деятельности как раз в том, чтобы предсказать результаты работы до того, как будет начато бурение.

Особенно ярко такая ситуация проявляется в психологии. Существенными чертами (факторами) личности считаются работоспособность, тип нервной системы, темперамент, интеллектуальность, математические либо гуманитарные наклонности и т.д. Однако эти факторы имеют латентную природу - непосредственно измерить их нельзя, и суждение о них выносится на основе совокупности «измеримых» параметров, которыми в данном случае, может быть реакция людей на различные тесты.

Интерпретация индексов фондовых бирж, анализ фотоснимков треков ядерных частиц, анализ крови по виду изображения в окуляре микроскопа, интерпретация сканов, выдаваемых томографом, - все это задачи, связанные с оценкой косвенных измерений. В задачах подобного типа применяются методы многомерного статистического анализа. Факторный анализ является той его ветвью, которая исследует внутреннюю структуру матриц корреляций. Это направление первоначально разрабатывали, главным образом, психологи: Спирмен (Spearmen), Томсон (Thomson), Тэрстоун (Thurstone), Барт (Barth). Начальная версия факторного анализа - метод главных компонент, принадлежит Пирсону (Pearson, 1901) и Хотеллингу (Hotelling, 1933).

Основу для проведения факторного анализа составляет так называемая таблица объект-признак. Ее строки отвечают признакам (измеряемым характеристикам свойств объекта), а столбцы самим объектам. Для примера приведем таблицу (таблица 2) оценок респондента некоторых популярных кинофильмов.

Таблица 2 - Таблица объект-признак

Девчамта

Бонни и Клайд

Летучая мышь

Хованщина

Чайковский

Форрест Гамп

Пираты Карибского моря

Пианист

Актерский успех

1.0

1.0

1.0

- 1.0

- 1.0

0.5

0.0

1.0

Артистизм

1.0

1.0

1.0

0.5

- 0.5

0.5

- 0.5

- 0.0

Выразительность

- 0.5

- 0.5

0.5

1.0

- 1.0

0.5

1.0

- 0.5

Декорационные достоинства

1.0

1.0

1.0

- 1.0

- 1.0

0.5

0.5

1.0

Доступность

- 1.0

0.5

1.0

0.5

0.5

0.5

- 1.0

- 1.0

Драматичность

- 1.0

- 1.0

- 0.5

1.0

1.0

0.5

- 1.0

-1.0

Исполнительское мастерство

1.0

0.5

1.0

0.5

- 0.5

0.5

0.5

0.5

Комедийность

- 1.0

- 1.0

- 1.0

- 1.0

1.0

0.5

1.0

- 1.0

Композиционность

1.0

- 1.0

1.0

0.0

- 1.0

1.0

1.0

1.0

Мелодраматичность

- 1.0

1.0

0.5

0.5

0.5

1.0

0.0

- 1.0

Молодежность

1.0

0.5

1.0

0.0

- 0.5

0.5

0.5

0.5

Музыкальность

- 1.0

1.0

0.5

1.0

1.0

0.5

- 1.0

- 1.0

Остросюжетность

- 1.0

1.0

0.5

- 1.0

0.0

1.0

- 1.0

- 1.0

В данном случае 8 объектов оценено по 13 признакам. В нашем исследовании будет строиться и анализироваться таблица объект-признак, содержащая информацию о значениях 26 признаков на 26 объектах.

Оценка производилась по шкале Лайкерта с последующим отображением в равномерную числовую шкалу (таблица 3).

Таблица 3 - Числовое отображение пятиуровневой шкалы Лайкерта

определенно нет

скорее нет, чем да

затрудняюсь ответить

скорее да, чем нет

Определенно да

- 1

- 0,5

0

0,5

1

Основной задачей факторного анализа является снижение размерности - построение небольшого количества синтетических признаков, которые без существенной потери информации характеризовали бы данные объекты. Такие признаки называются факторами. Ясно, что едва ли возможно из представленных в таблице тринадцати признаков выбрать какие-либо два, которые бы представляли объекты без существенной потери информации. Действительно, контекстно-семантические поля признаков сильно отличаются друг от друга. Однако эти контекстные поля все же пересекаются и поэтом признаки не независимы, коррелируют друг с другом. В этом можно убедиться непосредственно, рассчитывая матрицу парных корреляций приведенных признаков. Несколько упрощая, можно сказать, что наличие корреляций приводит к тому, что признаки до некоторой степени «дублируют» друг друга. По значениям одних можно приближенно оценить значения других.

Основная идея факторного анализа заключается в том, чтобы, на основе имеющихся, построить такие синтетические признаки (факторы), которые уже были бы независимы друг от друга. С геометрической точки зрения это означает построение в пространстве числовых характеристик объектов «правильной» прямоугольной системы координат. При этом, из бесчисленного множества потенциально возможных прямоугольных систем координат выбирается такая, измерения которой были упорядочены по степени их информативности. Такой подход дает впоследствии возможность отбросить, не учитывать те оси в пространстве понятий, в направлении которых свойства объектов себя проявляют несущественно. Это обстоятельство можно охарактеризовать следующей метафорой. Местонахождение автомобиля характеризуется тремя координатами - широтой, долготой и высотой над уровнем моря. Однако едва ли найдется водитель, который будет всерьез учитывать последнюю координату. В пространстве его понятий она себя никак не проявляет.

Признаки принимают, вообще говоря, различные значения на разных объектах. Если же обнаруживается признак, принимающий одно и то же значение на всех объектах, его исключают из рассмотрения, поскольку он не дискриминирует, не позволяет различать объекты. Сообразно этому, в качестве степени информативности признака принимается его вариативность (изменчивость), мерой которой может служить его дисперсия. В факторном анализе это обстоятельство находит свое выражение в том, что строится прямоугольная система координат, оси которой упорядочены по убыванию информативности.

Процедура факторизации состоит в последовательном построении факторов так, что сначала отыскивается первый фактор - синтетический признак с максимальной дисперсией, на следующем шаге строится второй фактор - синтетический признак, независимый от первого фактора и также имеющий максимально возможную дисперсию. Поскольку на второй фактор наложено дополнительное условие независимости, он никогда не может совпадать с первым. Кроме того, как показывает математический анализ, дисперсия второго фактора никогда не превышает дисперсии первого.

Так, шаг за шагом, выстраиваются синтетические признаки, образующие весьма специфическую систему прямоугольных координат в пространстве количественного описания объектов: информативность каждой следующей оси меньше, чем у предыдущей. Практика применения факторного анализа - метода главных компонент показывает, что два-три первых фактора зачастую вбирают в себя до 90% дисперсии, приходящейся на первоначально рассматриваемые признаки. Иначе говоря, информация, сосредоточенная в небольшом количестве факторов примерно та же, что в огромном наборе исходных показателей. По этой причине факторы часто называют «глубинными» показателями и считают их латентными (скрытыми) характеристиками объектов.

Из какого «сырья» изготавливают факторы? Оказывается, их синтезируют из исходных признаков. Каждый из факторов представляет собой линейную комбинацию исходных признаков. Таким образом, если имеется n исходных признаков х1,…хn, то фактор f ищется в виде «смеси» этих признаков

f = u1x1 + … + unxn

коэффициенты смеси u1, … un подчиняют, при этом, нормировочному условию: сумма их квадратов считается равной единице. После этого коэффициенты подбираются так, чтобы дисперсия фактора D(f) принимала наибольшее значение. Следующий фактор ищется в той же форме, но учетом дополнительного условия «перпендикулярности» к первому фактору.

Описание того, как подбирать коэффициенты для получения наибольшей дисперсии, изложение соответствующих алгоритмов целиком выходит за рамки настоящей работы. В этом нет совершенно никакой необходимости, поскольку в настоящее время к услугам исследователей предоставлено огромное множество разнообразных программных продуктов. В нашей работе использовался пакет SSPS v.17, раздел «снижение размерности».

SPSS Statistics (аббревиатура англ. «Statistical Package for the Social Sciences» -- «статистический пакет для социальных наук») -- компьютерная программа для статистической обработки данных, один из лидеров рынка в области коммерческих статистических продуктов, предназначенных для проведения прикладных исследований в социальных науках.

Для многих отраслей науки и бизнеса SPSS является стандартным средством при проведении статистического анализа. Современные версии пакета имеют графический оконный интерфейс и систему меню, которые обеспечивают доступ к основным функциям преобразования данных и вычислительным процедурам. Вместе с тем, высшая эффективность работы c пакетом достигается при активном использовании встроенных в него возможностей программирования: внутреннего командного языка (синтаксиса) и различных подключаемых языков (Sax Basic (скрипты) -- аналог VB-скриптов, Python, R), которые также имеют доступ к функциональным объектам SPSS и могут обеспечивать его интеграцию с внешними приложениями.

Программные продукты SPSS позволяют оперативно получать аналитическую информацию, наглядно представлять результаты в виде таблиц и диаграмм, а также, распространять и внедрять полученные результаты. Это позволяет находить ключевые факторы, взаимосвязи и тенденции в Ваших данных и своевременно принимать оптимальные решения.

3.1 Формирование системы признаков исполнительских искусств

Для проведения позиционного анализа необходимо поставить продукцию разных исполнительских искусств в один ряд, сделать их сравнимыми. Для этого их необходимо измерить (описать) по общей для них всех системе характеристик - признаков.

За основу возьмем список признаков В.Н.Дмитриевского («Как измерить театральный репертуар»), переработав его и добавив несколько дополнительных значений:

1. Актерский успех

2. Артистизм

3. Выразительность

4. Декорационные достоинства

5. Доступность

6. Драматичность

7. Значимость в кинотеатральной жизни

8. Исполнительское мастерство

9. Комедийность

10. Композиционность

11. Мелодраматичность

12. Молодежность

13. Музыкальность

14. Остросюжетность

15. Пластичность

16. Психологичность

17. Развлекательность

18. Раскрытие образа

19. Рациональность восприятия

20. Режиссерский успех

21. Синтетичность

22. Сложность произведения

23. Сценическая условность

24. Творческая индивидуальность

25. Трагедийность

26. Художественность

Формирование матрицы «обьект-признак» на основе анкетирования

1) Мы выбрали некоторое количество реципиентов (тех, кто отвечает на вопросы анкеты). Реципиентов набрали среди лиц имеющих прямое профессиональное отношение к сфере искусству, так и занимающихся совершенно в других сферах деятельности

2) Сформировали список кинотанцев:

1. 'Золотая лихорадка. Режиссер Ч. Чаплин'

2. 'Механический балет. Режиссер Ф. Леже

3. 'Танцующая в темноте. Режиссер Ларс Фон Триер'

4. 'Призрак оперы. Режиссер Джоэл Шумахер

5. 'Анюта'. Режиссёр Александр Белинский

6. 'Кровавая свадьба. Режиссёр Карлос Саура

7. 'Бал'. Режиссер Этторе Скола

8. 'Цилиндр'. Режиссер Марк Сэндрич

9. 'Последнее танго в Париже'. Режиссер Бернардо Бертолуччи

10. 'Красные башмачки'. Режиссер Майкл Пауэлл

3) Сформировали список кинофильмов, которые могут составить конкуренцию кинотанцам (популярные художественные фильмы):

1. 'Девчамта'. Режиссёр Юрий Чулюкин

2. 'Бонни и Клайд'. Режиссёр Артур Пенн

3. 'Летучая мышь'. Режиссёр Ян Фрид

4. 'Хованщина. Режиссёр Вера Строева'

5. 'Чайковский'. Режиссёр Игорь Таланкин'

6. 'Форрест Гамп'. Режиссер Роберт Земекис

7. 'Пираты Карибского моря'. Режиссер Гор Вербински

8. 'Профессионал'. Режиссер Жорж Лотнер

9. 'Пианист'. Режиссер Роман Полански

10. 'Укрощение строптивого'. Режиссер Франко Кастеллано

4) Сформировали список хореографических постановок, которые могут составить конкуренцию кинотанцам (театральные балетные спектакли (или заснятые балеты), музыкальные и оперные фильмы):

1. 'Золушка'. Режиссёр Константин Сергеев

2. 'Мастера русского балета'. Режиссёр Герберт Раппопорт

3. 'Владимир Васильев. Большой балет'. Режиссёр Никита Тихоно

4. 'Божественная Жизель'. Режиссёр Майя Максовн Меркель

5. 'Балет Парижской оперы: Семь балетов'. Режиссер Норберт Шмуки

6. 'Звезды русского балета'. Режиссер Владимир Викторович Григорович

Эти три группы примерно одинаковы по численности (6-10 объектов)

5) Каждый реципиент заполняет таблицу. Строки - наименования кинотанцев, фильмов и балетов. Столбцы - отвечают признакам. В них вносятся оценки согласия по шкале -10; -5; 0; 5; 10, которая расшифровывается как:

· 0 - не знаю

· 10 - да

· -10 - нет

· 5 - скорей да, чем нет

· -5 - скорей нет, чем да

Всего получилось 10 заполненных анкет, использовавшихся для проведения позиционного анализа одна из которых расшифрована.

Таблица 5 - Информативность факторов

Фактор

Информативность факторов

Дисперсия фактора

% от суммарной дисперсии

Кумулятивный %

1

12,023

46,241

46,241

2

6,989

26,882

73,123

3

4,146

15,947

89,070

4

2,837

10,913

99,983

5

0,004

0,014

99,997

6

0,000

0,002

99,999

7

0,000

0,001

100,000

8

5,40210-5

0,000

100,000

9

5,59010-6

2,15010-5

100,000

10

8,28810-16

3,18810-15

100,000

11

7,06010-16

2,71610-15

100,000

12

6,40910-16

2,46510-15

100,000

13

5,34910-16

2,05710-15

100,000

14

2,52510-16

9,71110-16

100,000

15

1,85810-16

7,14610-16

100,000

16

1,22810-16

4,72410-16

100,000

17

8,61310-17

3,31310-16

100,000

18

1,72810-17

6,64810-17

100,000

19

4,52310-17

1,74010-16

100,000

20

7,17710-17

2,76010-16

100,000

21

1,24110-18

4,77210-16

100,000

22

1,78110-18

6,84910-16

100,000

23

2,83910-19

1,09210-17

100,000

24

5,27510-20

2,02910-18

100,000

25

6,00410-21

2,30910-19

100,000

26

9,78510-22

3,76310-20

100,000

Как видно из таблицы 5, на первые четыре фактора в сумме приходится 99,983% (помечено красным) дисперсии. Иными словами, суммарная информативность первых четырех факторов 99,983%. Пятый фактор уже не значим. Однако, даже два первых фактора уже содержат 73,123% (помечено синим) информации. С нашей точки зрения, для целей позиционирования этого вполне достаточно.

Проанализируем таблицу факторных нагрузок (таблица 6). Числа, стоящие в столбце, отвечающем данному фактору, есть не что иное, как его коэффициенты корреляции с признаками. К примеру, фактор F1 весьма тесно связан с «Актерским успехом» (0,939), «Артистизмом» (0,984), «Выразительностью» (0,979). Однако, почти совсем не связан с доступностью произведения (- 0,09).

Таблица 6 - Матрица факторных нагрузок

факторы

F1

F2

F3

F4

Актерский успех

,939

-,227

,178

,185

Артистизм

,984

-,124

,057

,116

Выразительность

,995

-,091

,037

,000

Декорационные достоинства

,979

-,088

,066

-,169

Доступность

-,090

,080

,932

,342

Драматичность

,159

,967

,117

-,158

Значимость в кинотеатральной жизни

-,259

,218

,917

,210

Исполнительское мастерство

,899

-,307

,312

,025

Комедийность

-,246

-,955

,067

,148

Композиционность

,991

-,045

-,043

,122

Мелодраматичность

-,139

-,964

-,084

,210

Молодежность

-,154

,291

-,437

,837

Музыкальность

,033

-,303

,403

-,863

Остросюжетность

,200

,969

,071

-,128

Пластичность

-,972

,149

-,082

-,160

Психологичность

-,332

-,913

,213

,099

Развлекательность

-,171

,236

-,487

,824

Раскрытие образа

,969

-,184

,139

,092

Рациональность восприятия

,231

-,253

-,867

-,361

Режиссерский успех

,998

-,019

-,046

-,046

Синтетичность

,304

,945

-,091

-,073

Сложность произведения

,238

-,178

-,906

-,301

Сценическая условность

-,990

,117

-,071

,005

Творческая индивидуальность

,951

-,002

-,124

,282

Трагедийность

,292

,955

-,016

-,044

Художественность

,999

-,034

-,035

-,005

Двигаясь далее по столбцу (таблица 6), отвечающему первому фактору, и выделяя значимо связанные с этим фактором признаки, получаем следующий список:

1. Актерский успех

2. Артистизм

3. Выразительность

4. Декорационные достоинства

5. Исполнительское мастерство

6. Композиционность

7. Пластичность

8. Раскрытие образа

9. Режиссерский успех

10. Творческая индивидуальность

11. Художественность

12. Сценическая условность

Это те признаки, которые объясняют смысловую составляющую первого фактора, раскрывают его содержание. Если трактовать совокупность двенадцати приведенных выше признаков в рамках концепции семантического дифференциала Осгуда, то можно утверждать, что все они лежат в одном контекстном поле. С нашей точки зрения, смысловое значение первого фактора можно ассоциировать с семантическим измерением типа:

Изысканность (Утонченность) - Обиходность (Обыденность, Банальность)

Рассмотрим аналогично второй фактор (таблица 6). Выявляя, как и в предыдущем случае, факторные нагрузки, отвечающие значимым корреляциям, приходим к следующему списку показателей:

13. Комедийность

14. Драматичность

15. Трагедийность

16. Мелодраматичность

17. Остросюжетность

18. Психологичность

19. Синтетичность

И здесь, если вдуматься, показатели оказались в одном контекстном поле. С нашей точки зрения, измерение семантического пространства, отвечающее второму фактору, можно ассоциировать со следующим противопоставлением:

Абстрактность (Атр-Хаус) - Жанровая определенность

Проводя далее аналогичный анализ третьего и четвертого фактора, приходим к следующим группам сопутствующих признаков:

20. Развлекательность

21. Молодежность

22. Музыкальность

и, соответственно,

23. Доступность

24. Значимость в кинотеатральной жизни

25. Сложность произведения

26. Рациональность восприятия

Интерпретация этих факторов сложнее, но, все же, с некоторой натяжкой третий фактор можно ассоциировать с осью:

Возбуждение - Покой,

а четвертый ассоциировать с измерением типа:

Легкомысленность - Серьезность

Поскольку два первых фактора объясняют более 70% информации, мы ограничимся построением двумерного семантического пространства и будем характеризовать соответствующие культур-продукты следующими измерениями

· Утонченность - Банальность

· Абстрактность - Жанровая определенность

3.2 Расположение кинотанцев, музыкальных кинофильмов и фильмов-балетов на картах восприятия

Факторы выражаются через признаки и поэтому для каждого объекта (кинотанца, фильма, балета) можно найти их значения в факторном пространстве. В данном случае это пространство четырехмерно, однако мы ограничились анализом на основе только первых двух факторов (рисунок.9).

Рисунок 9 - Карта позиционирования на основе двух факторов. Буквой «х» помечены кинотанцы, буквой «т» помечены музыкальные кинофильмы, буквой «в» - заснятые балетные спектакли.

кинотанец хореографический позиционирование

На этом рисунке видно, что произведения кинотанца, музыкальные фильмы и заснятые балетные спектакли объединяются в группы. Это является проявлением близости координат точек, входящих в каждую из групп. Таким образом, каждый из перечисленных типов культурных продуктов характеризуется определенными значениями факторов. Из рисунка также видно, что кинотанцы имеют более высокие значения факторов абстрактности и утонченности, чем представители остальных групп. Из этого следует, что при позиционировании кинотанца нужно концентрировать внимание на тех потенциальных зрителях, которые отличаются образованностью и интересом к культуре во всех ее проявлениях, зрителях, проявляющих интерес к экспериментальным произведениям.

Позиционирование - это прежде всего выбор определенных ассоциаций из всего множества возможных ассоциаций. Организации культуры могут позиционировать свою продукцию на основе различных комбинаций атрибутов. Некоторые комбинации имеют отношение к самой

организации культуры (личностные качества руководителя оркестра, репертуар, зал для выступлений); другие - к конкретному продукту культуры (концерту, спектаклю).

Классификация польз дает менеджеру по маркетингу возможность определить сегменты рынка, нацеленные на искомые пользы. Утонченный потребитель, настроенный на получение новой информации и «пищи к размышлению», выберет скорее кинотанец, нежели просмотр Голливудского потока музыкальных фильмов.

Выводы по третьей главе

1. При проведении позиционного анализа с целью продвижения нового жанра - кинотанца - был сформирован перечень произведений этого жанра. Для определения места, занимаемого иными культурными продуктами были выбраны конкурирующие с кинотанцами продукты - заснятые балетные спектакли и музыкальные фильмы. Сформирован список признаков, являющихся сквозными, для всех указанных произведений исполнительского искусства. Расчет парных корреляций между используемыми признаками, показал, что они, хотя и не дублируют друг друга, тем не менее тесно связаны между собой.

2. Наличие сильных корреляционных связей между признаками позволило предположить, что реальная размерность пространства восприятия несколько меньше, чем количество использованных признаков (а именно 26). Произведенный с помощью статистического пакета SPSS факторный анализ, подтвердил эту гипотезу. Оказалось, что 99,9% информации, содержащейся в 26 исходных признаках, содержится в четырех синтетических признаках - факторах (главных компонентах). Кроме того, уже два первых фактора объясняют 72% информации, содержащейся в исходных признаках.

3. Первые два фактора оказались достаточно легко интерпретируемыми. Содержащий 46% информации первый фактор обнаружил тесную связь с исходными признаками. Семантический анализ этого фактора позволил обозначить его как «утонченность-банальность». Это позволило ввести первую из координатных осей двумерного пространства позиционирования.

4. Семантический анализ второго фактора, содержащего 27% полной информации, показал, что он тяготеет к признакам, составляющим группу, которую можно обозначить как жанровая «определенность-абстрактность». Два первых фактора привели к возможности позиционирования кинопродукции в двумерном пространстве восприятия.

5. Исходя из того, что синтетические характеристики - факторы являются комбинациями исходных признаков, был произведен расчет значений первых двух факторов на каждом из рассмотренных объектов (фильмов). В результате была получена двумерная карта восприятия.

6. Исследование двумерной карты восприятия позволило обнаружить, что все множество исходных объектов распадается на достаточно четкие группы. Объекты, входящие в одну группу, расположены на факторной плоскости ближе друг к другу, чем к объектам других групп. По этой причине, каждая из групп имеет характерные значения факторов.

7. Группировка объектов на факторной плоскости достаточно точно воспроизводит их разделение на кинотанцы, заснятые балетные спектакли и музыкальные фильмы. Это является подтверждением правильного выбора исходной системы признаков и объектов.

8. На основе визуального анализа расположения точек факторной плоскости, отвечающих фильмам кинотанец, была создана схема, показывающая место, занимаемое кинотанцем среди продуктов остальных исполнительских искусств.

Заключение

В качестве результатов проведенных исследований можно отметить следующее.

1. Рассмотрен феномен движения, как интегральный компонент искусства кино и искусства танца. Движение является основой формирования образного строя произведения кино и хореографии. При этом в хореоискусстве движение распространяется лишь на объекты (исполнителей) в фиксированном пространстве сцены. В кино художественный потенциал движения значительно шире и охватывает снимаемые объекты, снимающую камеру, а также монтаж.

2. Для проведения позиционного анализа с целью продвижения нового жанра - кинотанца - был сформирован перечень произведений этого жанра, а также конкурирующих с ним фильмов - заснятых балетных спектаклей и музыкальных фильмов. Сформирован список из 26 признаков для всех указанных произведений исполнительского искусства. Расчет парных корреляций между используемыми признаками, показал, что они тесно связаны между собой.

3. Наличие сильных корреляционных связей между признаками позволило предположить, что реальная размерность пространства восприятия несколько меньше, чем количество использованных признаков). Произведенный с помощью статистического расчетов факторный анализ показал, что 99,9% информации, содержащейся в 26 исходных признаках, содержится в четырех синтетических признаках - факторах (главных компонентах). Кроме того, два первых фактора объясняют 72% информации, содержащейся в исходных признаках.

4. Первые два фактора оказались достаточно легко интерпретируемыми. Семантический анализ первого фактора позволил обозначить его как «утонченность-банальность». Это позволило ввести первую из координатных осей двумерного пространства позиционирования.

Семантический анализ второго фактора, показал, что он тяготеет к признакам, составляющим группу, которую можно обозначить как жанровая «определенность-абстрактность». Два первых фактора привели к возможности позиционирования кинопродукции в двумерном пространстве восприятия.

5. Исходя из того, что синтетические характеристики - факторы являются комбинациями исходных признаков, был произведен расчет значений первых двух факторов на каждом из рассмотренных объектов (фильмов). В результате была получена двумерная карта восприятия.

6. Исследование двумерной карты восприятия позволило обнаружить, что все множество исходных объектов распадается на достаточно четкие группы. Объекты, входящие в одну группу, расположены на факторной плоскости ближе друг к другу, чем к объектам других групп. По этой причине, каждая из групп имеет характерные значения факторов.

7. Группировка объектов на факторной плоскости достаточно точно воспроизводит их разделение на кинотанцы, заснятые балетные спектакли и музыкальные фильмы. Это является подтверждением правильного выбора исходной системы признаков и объектов.

8. На основе визуального анализа расположения точек факторной плоскости, отвечающих фильмам кинотанец, была создана схема, показывающая место, занимаемое кинотанцем среди продуктов остальных исполнительских искусств.

Опираясь на результаты исследования можно утверждать, что проведенное исследование открывает перспективы дальнейших исследований в направлении построения карт восприятия (схем позиционирования) для культур-продуктов нового жанра в исполнительских искусствах.

Изобретательность балетмейстеров, операторов, режиссеров, исполнителей может найти интереснейшее применение в кино, если не эксплуатировать его возможности ради эффектов как таковых, а учитывать и развивать специфику имплементации выразительных возможностей хореографии в киноискусство. Вершины же, достигнутые на этом пути, будучи увековеченными на пленке, войдут в сокровищницу как балетного, так и киноискусства. Результаты позиционирования нового жанра дадут возможность менеджерам найти сегменты потребителей для популяризации кинотанца в широких культурных кругах.

Библиографический список

Монографии, учебники, учебные пособия

1. Baumol, W.J. and Bowen W.G. Performing Arts: The Economic Dilemma. New York: Twentieth Century Fund. 1966.

2. Kruskal J.B. Multidimensional scaling by optimizing goodness of fit to a nonmetric hypothesis. // Psychometrica. -- 1964. -- V. 27. -- №2--3. -- Р. 125--139, 219--246.

3. Takane Y., Young F. Nonmetric individual differences multidimensional scaling: an alternating least squares method with optimal scaling features. // Psychometrica. -- 1977. -- №42. -- Pp. 7--67.

4. Агафонова, Н.А. Искусство кино / Н.А.Агафонова. - Минск.: Тесей, 2005. - 192 с.

5. Агафонова, Н.А. Общая теория кино и основы анализа фильма / Н.А. Агафонова. - Минск: Тесей, 2008. - 392 с.

6. Анисимов О.С. Методологическая версия категориального аппарата психологии, Новгород, 1990. - 334 с.

7. Арнхейм, Р. Искусство и визуальное восприятие / Р. Арнхейм. -Москва: Прогресс, 1974. - 392 с., ил.

8. Арнхейм, Р. Кино как искусство / Р. Арнхейм. - Москва: Иностранная литература, 1960. - 206 с., ил.

9. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. Пер. с англ. - М.: Academia, 1999. - 956 стр.

10. Белова, Е. Ракурсы танца: телевизионный балет / Е. Белова. - Москва: Искусство, 1991. - 127 с.

11. Бовыкин В.И. Новый менеджмент: (управление предприятием на уровне высших стандартов; теория и практика эффективного управления). - М.: Экономика, 1997. - 368 с.

12. Бодрийяр Ж.'К критике политической экономии знака. / Пер. с фр. Д. Кралечкина. - М.: Библион - Русская книга, 2004.

13. Божович, В. Современные западные режиссеры / В. Божович. - Москва: Наука, 1972. - 223 с.

14. Божович, М. Висконти о Висконти / М. Божович. - Москва: Радуга, 1990. - 445 с.

15. Бурдьё П. Практический смысл / Пер. с фр. Под ред. Н.А. Шматко М.: Институт экспериментальной социологии; СПб: Алетейя, 2001. Кн. 1, гл. 3.

16. Бьёрман, С. Ларс фон Триер: жонглер во тьме / С. Бьёрман //Журнал искусство кино. - 200. - № 10. - С. 123-127.

17. Ванслов, В.В. О музыке и о балете / В.В. Ванслов. - Москва: Памятники исторической мысли, 2007. - 329 с.

18. Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990.

19. Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент: Учебник для экономических спец. вузов. - М.: Высшая школа., 1994. - 224 с.

20. Волынский, А. Книга ликований / А. Волынский. - Москва: Искусство, 1956. - 376 с.: ил.

21. Глаголев А.И. Экономические отношения в художественной культуре. Том 1. Западный опыт. Москва., 1991.

22. Глаголев А.И., Пискотина Р.М. О маркетинге в культуре // Социально-экономические проблемы художественной культуры. - М., 1987.

23. Грахам Дж. Хулей / ред. М. Бейкера. - СПб.: Питер, 2003. -- 272 с..

24. Громова, Е.С. Феллини о Феллини / Е.С. Громова. - Москва: Радуга, 1985. - 478 с.

25. Демин, В. Встречи с X музой. Беседы о киноискусстве / В.Демин. - Москва: Искусство,1981. - 147 с.

26. Долгин А.Б. Прагматика культуры. - М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры», 2002 - 168 с.

27. Домов, К.К., Домов, К.М. Ф.Феллини, И.Бергман / К.К. Домов, К.М. Домов - Москва: Искусство, 1995. - 237 с.

28. Домова, К.М. Федерико Феллини: делать фильм / К.М. Домова. - Москва: Искусство, 1984. - 387 с.

29. Дулова Е.Н. Балетный жанр, как музыкальный феномен / Е.Н. Дулова. - Минск: Четыре четверти, 1999. - 374 с., табл., ноты.

30. Е. Левшина. Формирование зрительской аудитории театров. Учебное пособие. Ленинград 1989, 37 стр.

31. Жидков В.С., Соколов К.Б. Культурная политика России: теория и история. Учебное пособие для вузов. - М.: Издательский сервис, 2001. - 592 с. - Gaudeamus.

32. Завгородняя А.В. Маркетинговое планирование СПб., 2002. С.78.

33. Зофья, Л. Эстетика киномузыки / Л. Зофья. - Москва: Москва, 1970. - 494 с.

34. Иванов Г.П., Шустров М.А. Экономика культуры: Учебное пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. - 184 с.

35. Издательский дом «Классика XXI», журнал «60 параллель» №3 (18) сентябрь 2005, ИДЕАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ. Культурные индустрии в городе

36. Колбер Ф. и др. Маркетинг культуры и искусства / Пер. с англ. Л.Мочалова.; Под ред. К.и.М.Наймарк. - СПб.: Издатель Васин А.И. 'Арт-Пресс', 2004. - 256 с.

37. Комеч А. И., Дадамян Г. Г., Рубинштейн А. Я., Фохт-Бабушкин Ю. И. Основные направления государственной культурной политики на 1996-1999 гг. - М., 1995; Художественная жизнь современного общества. Т. 3. Искусство в контексте социальной экономики. - СПб., 1998.

38. Королева, Э.А. Ранние формы танца / Э.А. Королева. - Кишинев: Шткинца, 1977. - 215 с., ил.

39. Королева, Э.А. Танец и художественная культура / Э.А. Королева. - Минск: Армита - Маркетинг, Менеджмент, 1997. - 188 с.

40. Королева, Э.А. Танец и художественная культура / Э.А. Королева. - Минск: Армита-Маркетинг, 1987. - 188 с., ил.

41. Кракауэр, З. Природа фильма. Реабилетация физической реальности / З. Кракауэр. - Москва: Искусство, 1974. - 424 с.

42. Культурная политика в Европе: выбор стратегии и ориентиры. Сборник материалов. Составители: Е.И.Кузьмин, В.Р.Фирсов. - М.: «Издательство Либерея», 2002 - 240с.

43. Культурная политика России. История и современность. Два взгляда на одну проблему. Отв.ред. И.А.Бутенко, К.Э.Разлогов. - М.: Либерея, 1998 - 296с.

44. Колбер Ф. и др. Маркетинг культуры и искусства СПб, 2000. С. 135.

45. Лебедева, Г.Д. Балет. Семантика и архитектоника / Г.Д. Лебедева. - СПб.: Планета музыки: Лань, 2007. - 159 с.

46. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. / Деятельность. Сознание. Личность /, т. 2, - М.: Педагогика, 1983.

47. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. / Деятельность. Сознание. Личность /, т. 2, - М.: Педагогика, 1983.

48. Лотман, Ю.М. Об искусстве / Ю.М. Лотман. - СПб.: Искусство - СПБ, 2005. - 704 с.: ил.

49. Луговая, Е.К. Философия танца / Е.К. Луговая. - СПб.: Издательство СПб университета, 2008. - 131 с.

50. Массовая культура: Учебное пособие / К.З.Акопян, А.В.Захарова и др. - М.: Альфа-М; ИНФРА-М, 2004 - 304м.

51. Менеджмент и маркетинг в социальной сфере: Учебное пособие. /Под.ред.В.А.Абчука. Санкт-Петербургский социально-экономический институт. - СПб.: ООО 'Книжный дом', 2003. - 636 с.

52. Моль А. Социодинамика культуры - Cпб.: Букинист, 1973. - 408 с.

53. Позиционирование. Битва за узнаваемость. Positioning: The Battle for Yor Mind. Автор: Эл Райс, Джек Траут

54. Пул Д.Х. Когда менеджмент приносит деньги: наставления учреждениям культуры всех стран. - СПб.: Контрфорс, 1999.

55. Райс Э., Траут Д. Позиционирование: битва за узнаваемость. -- СПб.: Питер, 2001. -- 256 с.

56. Рейнхольд ГЕРУНГ, TIMO SKRANDIES, Штефан ТРИНКАУС (HG). Жест. Движения между фильмом и танцем. 2009, 300 с.

57. Рихтер, Г.Л. Борьба за фильм / Г.Л. Рихтер. - Москва: Прогресс, 1981. - 205 с., ил.

58. Royd Climenhaga. Pina Bausch. Madison Avenue, New York. 2008, 270 p.

59. Росситер Дж.Р., Перси Л. РЕКЛАМА И ПРОДВИЖЕНИЕ ТОВАРОВ. - СПб.: 2000., 56 стр

60. Руководство пользователя SPSS. SPSS BASE 8.0. -- М.: СПСС РУСЬ. 1998. -- 514 с.

61. Рыженко, Н. Кино плюс балет - новое искусство! / Н.Рыженко // Новое кино. - Москва, 1978. - С. 269-270.

62. Семинар. Николай Прянишников

63. Слободина, А. Откровения телевидения / А. Cлободина // Избранное. - Москва, 1976. - С. 195-231.

64. Слонимский, Ю.И. В честь танца / Ю.И. Слонимский. - Москва: Искусство, 1968. - 371 с., ил.

65. Соболен, Р.В. Ингмар Бергман / Р.В. Соболен. - Москва: Искусство, 1969. - 293 с., ил.

66. Суханова, Т.Н. Бергман о Бергмане / Москва: Радуга, 1985. - 525 с., ил.

67. Татарова Г.Г. Методология анализа данных в социологии. М.: NOTA BENE, 1999. -- 224 с.

68. Траут Д., Ривкин С. 'Позиционирование: битва за узнаваемость', СПб.: Питер, 2006. -- 272 с..

69. Управление персоналом: Учебник для вузов/ Под ред. Т.Ю. Базарова, Б.Л. Еремина. - М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1998. - 423 с.

70. Управление социальной сферой: Учебник / Под.ред. В.Э.Гордина. - СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1998. - 289 с.

71. Уральская, В.И. Природа танца / В.И. Уральская. - Москва: Современная Россия, 1981. - 110 с.

72. Уральская, В.И. Рождение танца / В.И. уральская. - Москва: Современная Россия, 1982. - 143 с., ил.

73. Филип Котлер «Основы маркетинга» (Гл.7), изд-во Прошресс. М., 1990

74. Филип Котлер, Джоан Шефф. 'Все билеты проданы: стратегии маркетинга испольнительских искусств'. Классика XXI, 2004 г. 688с.

75. Хангельдиева, И.Г. Музыка: театр, кино, телевидение / И.Г. Хангельдиева. - Москва: Современный композитор, 1991. - 154 с.

76. Чефронова, Н.В. О внутренней технике артиста / Н.В. Чефронова. - Москва: Искусство, 1967. - 114 с.

77. Шекова Е. Л. Экономика и менеджмент некоммерческих организаций: Учебник. - СПб.: Изд-во «Лань», 2004 - 192 с.

78. Шилова, И.М. Музыкальный фильм / И.М. Шилова. - Москва: Союзинформкино, 1984. - 62 с., ил.

79. Шитова, В.В. Лукино Висконти / В.В. Шитова. - Москва: Искусство, 1965. - 224 с.

80. Шишкин С.В. Экономика социальной сферы. - М.: Изд-во ГУ-ВШЭ, 2003.

81. Sherril Dodds. Dance on Screen. Sherril Dodds 2001, 175 p.

82. Erin Brannigan. Dancefilm. Choreography and the Moving Image. Copyright © 2011 by Oxford University Press, 198 p.

83. Юткевич, С.И. Из истории французской киномысли: Немое кино, 1911- 1933 / Москва: Искусство, 1988. - 317 с.

84. Юткевич, С.И. Французское искусство / Москва: Культура, 1960. - 493 с.

85. Ямпольский, М.Б. Монтаж: литература, искусство, театр, кино / М.Б. Ямпольский. - Москва: Наука, 1988. - 236 с.

86. Ямпольский, М.Б. Язык - тело - случай. Кинематограф и поиски смысла / М.Б. Ямпольский. - Москва: Новое литературное обозрение, 2004. - 376 с., ил.

Авторефераты диссертаций

87. Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.2: Жизнь города и деятельность горожан/ РАН. Ин-т всеобщ. истории; Отв. ред. А.А.Сванидзе; Редкол.: П.Ю.Уваров (вед. ред. тома) и др. - Москва:Наука,1999. - 343 с.: ил., табл.

88. Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.3: Человек внутри городских стен. Формы общественных связей/ РАН. Ин-т всеобщ. истории; Отв. ред. А.А.Сванидзе; Редкол.: П.Ю.Уваров (вед. ред. тома), А.П.Черных. - Москва:.

89. Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.4: Extra muros. Город, общество, государство/ РАН. Ин-т всеобщ. истории; Отв. ред. А.А.Сванидзе; Редкол.: И.О.Варьяш (вед. ред. тома) и др. - Москва:Наука,2000. - 352 с.

90. Ле Гофф, Жак Другое Средневековье: Время, труд и культура Запада: Перевод с французского/ Жак Ле Гофф. - Екатеринбург:Издательство Уральского университета, 2000. - 325 с.:.

91. Маркуш Д. Общество культуры: культурный состав современности // Вопросы философии, 1993, № 11.

92. Тульчинский Г.Л. Привлечение и аккумулирование финансовых средств. Фандрейзинг в сфере культуры. - СПб.: ГУКИ, 1998. - 108 с.

Статьи

83. http://centralasiatourism.kz/books/marketing_v_sotsialno_kulturno/62 pozitsionirovanie_produkta/

84. http://hled.ru Синематека де ла Данс

85. http://www.mavriz.ru/articles/2003/6/256.html

86. Андреева Е. Всё и ничто: Символические фигуры в искусстве второй половины ХХ века. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2011. 584 с.

87. Артюх, А. Тело Кармен / А. Артюх // Журнал Искусство кино. - 2005. - № 11. - С. 73-85.

88. Булгакова, О.Н. Фабрика жестов / О.Н. Булгакова. - Москва: Новое литературное обозрение, 2005. - 302 с., ил.

89. Бурдье П. Рынок символической продукции // Вопросы социологии, 1993, № 1/2.

90. Green P.E., Carmone F.J. Marketing research applications of nonmetric scaling methods// Multidimensional scaling: theory and applications in the behavioral sciences, vol. 1/ Edited by R.N. Shepard, A.K. Romney, S.B. Nerlove. New York: Seminar Press, 1972

91. Интернет-портал журнала Action [Электронный ресурс] / Центр культурной жизни России. - Москва, 2008. - Режим доступа: http://www.action.ru. - Дата доступа: 25.06.2009.

92. Картомева Е. Танцующая или экстремельная идентификация / Е. Артюх // Журнал Искусство кино. - 2000. - № 5. - С. 55-60.

93. Katrina McPherson. Making Video Dance. Taylor & Francis, 2006. - 148.

94. Колбер Ф. и др. Маркетинг культуры и искусства. СПб., 2004, стр.126

95. Лэндри Ч., Грин Л., Матарасо Ф., Бьянчини Ф. Возрождение городов через культуру. Ин-т «Открытое общество» // СПб. Изд-во «Нотабене», 1999.

96. Маркетинг в социально-культурном сервисе и туризме. Юлия Безрутченко.http://centralasiatourism.kz/books/marketing_v_sotsialno_kulturno/6_2_pozitsionirovanie_produkta/

97. Меньшиков А., Кирюхина И. Кинофестивали: фандрайзинг и реклама // М.: Рекламные технологии. - № 6(35), 0.25 п.л., 2001.

98. Миловзорова, О. Мы будем танцевать / М. Лесинов// Поколение Р. - 05.12.2006. - 5. - С. 7.

99. Националный нтернет-портал газеты Вид [Электронный ресурс] / Кинотанец как метафора. - Москва, 2007. - Режим доступа: http://www.vid.ru. - Дата доступа: 18.06 2009.

100. Невердовская, Е. В фокусе камеры - танец. / Д. Лаирионов // Новости культуры. - 29.03.2003. - 8. - С. 26.

101. Орлов Ю. Планирование репертуара и зрительская аудитория драма¬тического театра//Театр и наука. М., 1976. С. 275.

102. Osgood C. E., The nature and measurement of meaning, Psychological Bulletin, 49 (1952), 237.

103. Построение карты восприятия как эффективный инструмент выбора рыночной позиции продукта Фёдоров Д.С. 2003. № 6. С. 17-24.

104. Терехина А. Многомерное шкалирование в психологии // Психологический журнал. -- 1983. -- №1. -- Том 4. -- С. 76--88.

105. Тоффлер А. Футурошок. - СПб., 1997.

106. Федоров Д.С. Построение карты восприятия как эффективный инструмент выбора рыночной позиции продукта // Маркетинг в России и за

107. Хангельдиева, И.Г. Взаимодействие и синтез искусств / И.Г. Хангельдиева. - Москва: Знания, 1982. - 62 с.

108. Шилова, И.М. Превращения музыкального фильма / И.М. Шилова. - Москва: Бюро пропаганды советского искусства, 1981. - 62 с., ил.

109. Экранное творчество [Электронный ресурс] / Московская независимая киностудия. - Москва, 2008. - Режим доступа: http://www.kinocafe.ru. - Дата доступа: 5.08.2009.

110. Эмоциональность и фильм, Марбург: Разжигают, 51-10 I. Deleuze, Жилл (1994): Bartleby или формула, Берлин: Merve.

Приложение 1

ФИЛЬМОГРАФИЯ КИНОПРОИЗВЕДЕНИЙ

1. Антракт

Оригинальное название Entracte; производство Франция, кинокомпания Les Ballets Suedois; год выхода 1924; продолжительность 22 мин.

Режиссёр Рене Клер; продюсер Рольф де Маре; автор сценария Франсис Пикабиа, Рене Клер, композитор Эрик Сати.

В главных ролях: композитор Эрик Сати, художник Франсис Пикабиа, балетмейстер Жан Бьорлен, балерина Инге Фрис, художник Марсель Дюшан, художник и фотограф Ман Рэй, композитор Дариус Мийо, Композитор Эрик Сати.

2. Анюта

Производство СССР, киностудия «Ленфильм»; год выхода 1984; основано на романе А.Чехова «Анна на шее».

Режиссёры-постановщики Александр Белинский, Владимир Васильев; хореограф Владимир Васильев; оператор-постановщик Генрих Маранджян; автор сценария Александр Белинский; художник-постановщик Белла Маневич; звукорежиссёр Эдуард Ванунц; музыка в исполнении Ленинградского оркестра государственной филармонии имени Д. Шостаковича; дирижер Станислав Горковенко; композитор Валерий Гаврилин.

В ролях: Екатерина Максимова, Владимир Васильев, Гали Абайдулов, Джон Марковский, Анатолий Гридин, Марат Даукаев.

3. Бал

Оригинальное название Le Bal; производство Франция, Италия и Алжир; продолжительность 115 мин; год выхода 1983; по мотивам спектакля «Театра дю Кампаньоль».

Режиссер Этторе Скола.

В ролях: Женевьева Рей-Паншена, Нани Ноэль, Даниэль Рошар, Мишель Тоти, Лилиан Дельваль, Моника Скаттини, Мартин Шовен, Анита Пиккьярини, Шанталь Капрон, Россана ди Лоренцо, Арно Лекарпентьер, Режи Буке, Франсуа Пик, Оливье Луазо, Азиз Арбиа, Жан-Клод Паншена, Этьен Гишар, Кристоф Оллрайт, Марк Берман, Жан-Франсуа Перрье, Франческо де Роза, Мишель ван Спейбрук.

Награды: «Серебряный медведь» и премия читательского жюри «Берлинер Моргенпост» Берлинского кинофестиваля 1984 года; премия «Сезар» 1984 года за лучшую режиссуру, лучший фильм и лучшую музыку; премия «Давид ди Донателло» 1984 года за лучшую режиссуру, лучший монтаж и лучшую музыку; премия «Алиталии»; номинация на «Оскар» 1984 года за лучший иноязычный фильм.

4. Золотая лихорадка

Оригинальное название The Gold Rush; производство США, фирма «Чарльз Спенсер Чаплин фильм Копорейшен»; год выхода 1942; продолжительность 105 мин.

Режиссер: Чарли Чаплин; художник Чарльз Д. Холм, оператор Роланд Тотеро, ассистенты режиссера Чарльз Рейспен, Генри д'Аббади.

В ролях: Чарли Чаплин, Генри Бергман, Мак Суэйн, Том Мюррей, Джоржиа Хейл, Мальколм Уайт, Бетти Морриси, Стенли Сенфорт.

5. Кармен

Оригинальное название Carmen; производство Emiliano Piedra, Испания; продолжительность 102 мин; год выхода 1983; основано на романе Проспера Мериме «Кармен».

Режиссёры-постановщики: Карлос Саура, Антонио Гадес; хореограф Антонио Гадес; композиторы Пако Де Лусия, Жорж Бизе, Paco Cepero, Мануэль Пенелла; сценарий: Проспер Мериме, Карлос Саура, Антонио Гадес; оператор Теодоро Эскамилла.

В ролях: Антонио Гадес, Лаура дель Соль, Пако Де Лусиа, Пепа Флорес, Кристина Ойос, Хуан Антонио Хименес, Хосе Йепес, Себастиан Морено, Гомес де Херес, Маноло Севилла, Антонио Солера, Мануэль Родригес, Лоренцо Вирседа, Ла Бронсе, Энрике Ортега, Диего Пантоха, Энрике Пантоха.

Награды: приз жюри Каннского кинофестиваля; номинации на Оскар за лучший иностранный фильм.

6. Кармен из Кайелитши

Производство ЮАР, продолжительность 100 мин; год выхода 2005.

Режиссер Марк Дорнфорд-Мей, авторы сценария Марк Дорнфорд-Мей, Андисва Кегама, оператор Джулио Биккари, художник Крейг Смит, музыка Жоржа Бизе и Чарлза Хэзлвуда

В ролях: Лунгелва Блоу, Андисва Кедама, Полин Мейлфейн, Андрис Мбали и другие.

7. Колдовская любовь

Оригинальное название: El amor brujo; производство: Испания; продолжительность 100 мин; год выхода 1986.

Режиссёры-постановщики: Карлос Саура, Антонио Гадес; хореограф Антонио Гадес; сценарий: Грегорио Мартинес Сьерра, Карлос Саура, Антонио Гадес; оператор Теодоро Эскамилла.

В ролях: Антонио Гадес, Кристина Хойос Лаура дель Сол, Хуан Антонио Хименес, Эмма Пенелла, Ла Полака, Гомес де Херес, Энрике Ортега, Диего Пантохе, Мария Кампано, Кэнди Роман, Энрике Пантох, Маноло Севилла, Антонио Солера, Мануэль Родригес, Хуан Мануэль Ролдан.

8. Конформист

Производство Италия, Франция, ФРГ, год выхода 1970, продолжительность 111 мин.

Режиссёр Бернардо Бертолуччи, продюсер Маурицио Лоди-Фе, оператор Витторио Стораро, композитор Жорж Делерю.

В главных ролях Жан-Луи Трентиньян, Стефания Сандрелли, Доминик Санда, Гастон Мошен, Энцо Тараскьо, Джакетти Фоско, Куальо Хосе, Сансон Ивонна, Милли, Джузеппе Аддоббати, Кристиан Алиньи.

9. Костлявая кума

Ориганльное название La Commare secca; производство Италия; год выхода 1962; продолжительность 88мин.

Режиссер: Бернардо Бертолуччи; сценарист: Пьер Паоло Пазолини, Бернардо Бертолуччи, Серджо Читти; оператор: Джованни Нарциси.

Актеры: Франческо Руру, Жанкарло Де Роса, Мариса Солинас, Шарлотта Барилли, Лоренца Бенедетти, Клоринда Келани, Габриэлла Джорджелли.

10. Красные башмачки

Оригинальное название The Red Shoes; приозводство Archers, Великобритания; продолжительность ленты 110 мин; год выхода 1948;

Режиссер: Майкл Пауэлл, Эмерик Прессбургер; сценарий Кит Уинтер, Эмерик Прессбергер, Майкл Пауэлл; продюсеры: Эмерик Прессбергер, Майкл Пауэлл; оператор Джек Кардифф; художники: Артур Лоусон, Хайн Хекрот; композитор Брайан Издэйл; монтаж Реджиналд Миллз; костюмы Хайн Хекрот.

В ролях: Антон Уолбрук, Мариус Горинг, Мойра Ширер, Роберт Хелпманн, Альберт Бассерманн, Людмила Черина, Эзмонд Найт, Жан Шорт.

Награды: премиии «Оскар» - 1949 года в категориях: лучшая музыка (Брайан Издэйл) и лучшая работа художников (Хайн Хекрот, Артур Лоусон).

11. Кровавая свадьба

Оригинальное название Bodas de sangre; производство Испания, Франция; год выхода 1981; продолжительность 72 мин.

Режиссёры-постановщики: Карлос Саура, Антонио Гадес; хореограф Антонио Гадес; оператор Теодоро Эскамилла; сценарий: Антонио Артеро, Антонио Гадес, Федерико Гарсия Лорка, Альфредо Маньяс, Карлос Саура; композитор Эмилио де Диего.

В ролях: Антонио Гадес, Кристина Хойос, Хуан Антонио Хименес, Пилар Карденас, Кармен Вилена, Эльвира Андрес, Хуан Антонио, Пепе Бланко, Гомес де Херес, Ларио Диас, Эл Гуито, Энрике Эстеве, Асусена Флорес, Квико Франко, Кристина Гомбо, Хосе Мерсе, Мариса Нейла, Антонио Квинтана, Кэнди Роман.

Награды: приз за лучший фильм от CEC в 1981году.

12. Леопард

Оригинальное название IL Gattopardo; производство студия Media of Medias, Production Companies, Titanus Produzione, Рим, Париж; год выхода 1963; продолжительность 205 мин; основан по одноименному роману писателя Джузеппе Томази ди Лампедуза.

Режиссер Лукино Висконти; продюсер Ломбардо Гоффредо; автор музыки Нино Рота; оператор Джузеппе Ротуно; исполнительный продюсер Нотарианни Пьетро; сценарист Кампаниле Паскуале Феста, Ди Лампедуза Джузеппе Томази

В ролях: Берт Ланкастер, Ален Делон, Клаудиа Кардинале, Паола Стопа, Морелли Серж Реджани.

Награды: 'Золотая пальмовая ветвь' Каннского фестиваля 1963 года.

13. Механический балет

Оригинальное название Le Ballet mecanique; производство Франция; год выхода 1924; продолжительность 16 мин; ч/б; немой без титров.

Режиссер Фернан Леже; операторы Дадли Мерфи, Ман Рей;

14. Новые господа

Оригинальное название Les Nouveaux Messieurs; поизводство «Альботрос» и «Секвана» (Франция); год выхода 1928; по пьесе Роберта де Флера и Франсиса де Крауссе.

Режиссер Жак Фейдер; автор сценария Шарль Спаак, Жак Фейдер; операторы Жорж Периналь, Морис Дефассьо, помощник оператора Марсель Карне, художник Лазарь Меерсон.

В ролях: Габи Морлей, Анри Русель, Альбер Прежан, Анри Варбель, Ги Ферран,, Билль Бокэ.

15. Пина

Полное название «Пимна. Танец страсти», кинокомпании Neue Road Movies, Eurowide Film Production, Zweites Deutsches Fernsehen (ZDF), год выхода 2011,продолжительность 103 мин.

Режиссер, автор сценария Вим Вендерс, оператор Элен Лувар, композитор Том Ханрайх.

Реджина Адвенто, Малу Айродо, Рут Амаранте, Хорхе Пуэрта,Пина Бауш, Райнер Бер, Андрей Березин, Дамиано Оттавио Биджи, Бенедикт Биллет, Алеш Чучек.

16. Последнее танго в Париже

Оригинальное название Ultimo Tango a Parigi; производство Италия, Франция; год выхода 1972; продолжительность 129 мин.

Режиссёр Бернардо Бертолуччи; оператор Витторио Стораро; композитор Гато Барбьери; продюсер Альберто Гримальди.

В главных ролях: Марлон Брандо, Мария Шнайдер, Жан-Пьер Лео, Массимо Джиротти, Катрин Брейя.

17. Призрак оперы

Оригинальное название The Phantom of the Opera; производство Великобритания - США; год выхода 2004; основан по роману Гастон Леру.

Режиссер Джоэл Шумахер; автор сценария Джоэл Шумахер; по мюзиклу Эндрю Ллойда Уэббера; продюсер Эндрю Ллойд Уэббер; оператор Джон Матисон; композитор Эндрю Ллойд Уэббер; художник-постановщик Энтони Пратт; художник по костюмам Александра Берн.

В ролях: Жерар Батлер, Эмми Россам, Патрик Уилсон, Миранда Ричардсон, Минни Драйвер, Шаран Хиндз, Саймон Каллоу, Виктор Мак-Гир, Дженнифер Эллисон, Марри Мелвин, Кевин Мак-Налли, Джеймс Флит и др.

Награды: Премия 'Сатурн' (США) за игру Эмми Россам; премия Ассоциации кинокритиков СМИ (США) за игру актрисы Эмми Россам; премия NBR (США) за женскую роль-прорыв (Эмми Россам); премия Общества кинокритиков Сан-Диего (США) за работу оператора Джона Мэтисона; премия 'Юный артист' (США) за игру актрисы в главной роли (Эмми Россам).

18. Седьмая печать

Производство Швеция, кинокомпания Svensk Filmindustri (SF); год выхода 1957.

Режиссёр Ингмар Бергман; продюсер Аллан Экелюнд; автор сценария Ингмар Бергман; оператор Гуннар Фишер; композитор Эрик Нурдгрен; художник П.-А. Люндгрен; монтаж Леннарт Вален; костюмы Манне Линдхольм; грим Нильс Ниттель.

В главных ролях: Макс фон Сюдов, Гуннар Бьёрнстранд, Биби Андерссон, Нильс Попе, Бенгт Экерут, Оке Фриделль, Инга Йиль, Эрик Страндмарк, Бертиль Андерберг, Гуннель Линдблум, Мод Ханссон, Инга Ландгре, Гуннар Ульсон, Андерс Эк.

Награды: 1957 год - Приз (Jury Special Prize) Каннского кинофестиваля, номинант на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля; 1961 год - приз «Серебряная лента» Национального Синдиката Итальянских Киножурналистов (Sindacato Nazionale Giornalisti Cinematografici Italiani) лучшему режиссёру; 1962 год - призы Circulo de Escritores Cinematograficos (Испания): лучшему зарубежному режиссёру и за лучший зарубежный фильм, приз Fotogramas de Plata (Испания) лучшему зарубежному исполнителю (Макс фон Сюдов), призы Sant Jordi (Испания): лучшему зарубежному режиссёру и за лучший фильм года.

19. Танцующая в темноте

Оригинальное название Dancer in the Dark; производство Fine Line Features; категория R - за сцены насилия; продолжительность 140 мин; год выхода 2000.

Режиссер Ларс Фон Триер (Lars von Trier); хореография Винсент Петерсон; сценарий Ларс Фон Триер; продюсер Марианн Слот, Ларс Джонсон, Питер Альбейк; композитор Бьорк при участии Марка Белла; оператор Робби Мюллер.

В главных ролях: Бьорк, Катрин Денев, Давид Морсе, Петер Стомаре, Винсент Паттерсон.

Награды: лучший фильм Каннского кинофестиваля 2000 года - «Золотая Пальмовая Ветвь», приз Каннского фестиваля за лучшую женскую роль.

20. Фламенко

Оригинальное название Flamenco; производство Испания; продолжительность 100 мин; год выхода 1995.

Режиссёр Карлос Саура, Сценарий Карлос Саура, оператор Витторио Стораро, композиторы Антонио Кармона, Хосе Мигуэль Кармона, Хуан Кармона.

В ролях: Матилде Корал, Пако де Лусиа, Ла Пакьера де Ерез, Эсмеральда Мерче, Маноло Санлюкар, Хоакин Кортес, Мануэль Монео, Акьета, Марио Майя, Пако Тороньо, Антонио Тоскано, Фернанда де Утрера, Хосе Менесес, Мария Пахес, Энрике Моренте, Хосе Мерсе, Мануэла Карраско, Томатито, Мануэла Нуньес, Хосе Луис Гомес.

21. Цилиндр

Оригинальное название Top Hat; производство США, Голливуд; год выхода 1935; продолжительность 100 мин; цвет ч/б.

Режиссер Марк Сэндрич; хореограф Фред Астер; музыка Ирвинг Берлин.

В ролях: Фред Астер, Джинджер Роджерс, Эдвард Эверетт Хортон, Эрик Роудс, Эрик Блор, Хелен Бродерик.

Номинации на «Оскар» - лучшая музыка, лучная песня, лучшие танцы.

22. «8 ?»

Производство США; год выхода 1963; продолжительность 160 мин.

Режиссер Федерико Феллини; сценарий Ф.Феллини, Туллио Пинелли, Эннио Флайяно, Бруннело Ронди; оператор Джани Ди Венанцо; художник Пьеро Герарди; композитор Нино Рота.

В ролях: Марчелло Мастроянни, Клаудиа Кардинале, Анук Эме, Сандра Мило, Мадлен Либо, Марио Пизу, Барбара Стил, Катерина Барато, Иан Даллес, Жан Ружель, Тито Мазини, Гуидо Альберти, Марио Коннокиа, Рассела Фальк, Ивонн Казадеи, Надин Сандерс.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru