Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

Белорусско-польское пограничье

Работа из раздела: «Культура и искусство»

Оглавление

Глава 1. Происхождение белорусского языка

1.1 Белорусский язык - национальный язык белорусского народа

На лингвистической карте мира насчитывается множество различных языков. И за каждым из них - неповторимый мир общения, история, культура, традиции, мысли и чувства определённого народа. Белорусский язык - один из развитых и богатых языков мира.

Подобно тому, как «каждое слово неразрывно связано с понятием, которое оно обозначает, так и белорусский язык неразрывно связан с духовной сущностью белорусов, которые её создали и пользуются ей» История и происхождение белорусского языка. [Электронный ресурс].. Также, если сравнить общество «с живым организмом, то язык можно назвать нервной системой, которая налаживает в организме связи между его клетками» Европа и Евразия является родным. [Электронный ресурс].. Но язык - это не только средство, с помощью которого люди налаживают связи, обмениваются информацией, он является своеобразным зеркалом жизни и труда народа, его общественного и культурного развития. Язык отражает жизненный опыт народа, особенности его мышления и пcиxики, морально-этические и эстетические нормы.

От поколения к поколению белорусский народ закреплял в слове свое видение мира, свой опыт его познания, вырабатывал разнообразные средства для выражения мыслей и чувств. Природные условия и география страны, уровень народного хозяйства, контакты с другими народами, характер общественного мнения, культуры - все большие и малые особенности жизни народа отразились в языке.

Языковая культура белорусского народа чрезвычайно богата, самобытна. Она воплощена в полных божественного великолепия песнях, в окрашенных мифичностью легендах, преданиях, поучительных, мудрых пословицах, загадках и таинственных заговорах, в совершенных по форме и художественным качествам сказках, в произведениях художественной, научной литературы. Эти языковые сокровища раскрывают историю народа, свидетельствуют о его социальном интеллекте, присоединяют к моральным ценностям белорусов, помогают понять их философию, художественные образы и прочее. Сохраняя духовное наследие народа, закрепляя в слове все то, что принято называть культурой, язык объединяет потомков и предков, связывает прошлое с современным и будущем.

Как известно, «национальным называется язык, который является средством письменного и устного общения нации» Жураўскi А.I. Гiсторыя беларускай лiтературнай мовы. т. 1. - М., 1967. - С. 368.. Это историческая категория, так как складывается в период преобразования народности в нацию, потому что нация как историческая общность кроме одной территории, экономической жизни и психического состава характеризуется и общностью языка.

Бесспорно, язык является важнейшим средством общения между людьми, и общность языка является важным условием экономической и политической концентрации жизни общества в период складывания нации. В состав национального языка входит и литературный язык, и местные говоры, и просторечие, и социальные диалекты. Однако они не являются равноправными. В эпоху формирования наций происходит становление единого литературного языка, который начинает обслуживать все сферы письменных и устных общений и постепенно вытесняет остальные разновидности национального языка Языки мира и Северное Причерноморье. 2. Индоевропейские языки. [Электронный ресурс].

Обычно каждая нация отождествляется с одним национальным языком, например, французы - с французским, шведы - со шведским и т.д., но в современном мире нередки ситуации, когда одна нация пользуется несколькими языками. Типичным примером может служить Швейцария, население которой пользуется французским, немецким, итальянским и ретороманским языками. А в современном Парагвае индейцы гуарани составляют более 90 % населения страны, поэтому язык гуарани имеет такой же высокий престиж, как и официальная испанский язык Языки мира и Северное Причерноморье. 2. Индоевропейские языки. [Электронный ресурс]..

Также можно привести примеры, когда один язык является средством общения нескольких наций, например испанский в странах Латинской и Центральной Америки.

Современный литературный белорусский язык как высшая форма национального языка начал складываться в ХІХ веке. Этот процесс совпал с периодом славянского возрождения, когда происходило интенсивное формирование славянских наций и новых славянских литературных языков. Особенностью этого процесса было то, что новый белорусский язык почти не имел традиций преемственности с письменным старобелорусским языком - языком белорусской народности - и складывался на народно-разговорной основе Кондрашов Н. А. Белорусский язык / Кондрашов Н. А. Славянские языки. - М., 1986. - С. 98..

Со временем белорусский язык приобретал все права и функции национального языка. Впервые после нескольких веков перерыва он начал обслуживать все сферы языкового жизни белорусской нации. За короткое время значительно обогатился словарный запас, развились функциональные стили, стал совершенен грамматический строй, закрепились литературные нормы, была создана новая терминология.

Таким образом, белорусский язык - один из важнейших признаков белорусов как нации, фундамент этнического самосознания народа.

На современном этапе белорусский национальный язык успешно исполняет свои функции в разных сферах общения между людьми, на нём создаётся разнообразная художественная литература, издаются газеты и журналы, печатаются научные работы, он звучит по радио и на телевидении, что является свидетельством высокого уровня его развития.

1.2 Исторические этапы формирования и развития белорусского языка

В жизни любого этноса язык играет важную роль. Белорусский язык - это язык белорусского народа, который в основном прожинает на территории Республики Беларусь. Он принадлежит к индоевропейской языковой семье, являющейся самой распространенной в мире. О ее существовании заговорили после того, как в XVII веке в Индии английский администратор-юрист сэр Уильям Джоунз случайно натолкнулся на санскрит (древнеиндийский язык, который перестал использоваться в качестве разговорного языка, но продолжает существовать как язык культа), имеющий много общего с латынью и греческим языком не только в области лексики, но также в грамматической системе и флексиях. Джоунз сделал вывод о том, что все три древние языка «произошли из одного общего источника», к которому также восходят германские и кельтские языки.

Впоследствии были добавлены группы балтийских и славянских языков, а также армянский и албанский - отдельные языки, которые представляют дальние ветви индоевропейской семьи.

Белорусский язык принадлежит к славянской группе, восточнославянской подгруппе индоевропейской языковой семьи (вместе с русским и польским языками). Следует отметить, что подгруппы были сложены исторически, а их названия соответствуют географическому размещению славян. Общеизвестно, что примерно до VII столетия н.э. славяне пользовались одним языком - праславянским или общеславянским языком-основой.

Сейчас индоевропейские языки очень отличаются между собой, но был период их близости, когда существовал единый индоевропейский язык, который только разделялся на диалекты. С тех пор во всех индоевропейских языках остался довольно большой пласт слов, которыми пользовались тысячи лет назад древние индоевропейцы (арии), в которых закрепляли они свои знания об окружающем мире и о себе.

Так, в белорусском языке индоевропейскими по происхождению являются тематические группы слов, что обозначают:

· понятия духовной и культурной жизни: бог, вера, дух, удивительно, беда и др.;

· временные понятия: возраст, месяц, день, ночь, вечер и др.;

· названия явлений природы: огонь, вода, ветер, дым, небо, снег, холод и др.;

· термины родства и других отношений между людьми: мать, брат, сестра, зять, гость, друг и др.;

· названия частей тела человека: глаз, ухо, зуб, кровь, мозг, нос и др.;

· наименования живых существ, растений: зверь, олень, волк, уж, коза, журавль, дуб, береза, ива, лен, зерно, семя и др.;

· названия признаков качества: новый, старый, живой, злой, сухой и др.;

· названия действий, состояния: быть, брать, будить, верить, гореть, дремать и др. Европа и Евразия является родным. 15.05.2012.

Индоевропеизмами являются также некоторые числительные (два, три, сто и др.), местоимения (ты, вы, сам), служебные слова (без, до, а, да, не и др.). Сходство этих слов проявляется во всех индоевропейских языках или в отдельных их группах, что свидетельствует, с одной стороны, о родстве этих языков, с другой - про сам факт их происхождения.

Общий для славян язык распался, так как с VI столетия начали слабеть связи между их племенами и общеславянское единство перестало существовать. С этого времени и начали выделяться языковые группы Жураўскi А.I. Гiсторыя беларускай лiтературнай мовы. т. 1. - М., 1967. - С. 87..

Среди источников современного белорусского языка можно назвать следующие:

· общеславянский язык (являлся общим для всех славян);

· древнерусский язык (государственный язык Киевской Руси в X--XII вв.; на его основе была заложена письменность и созданы видные памятники литературы -- «Слово о полку Игореве», «Повесть временных лет» и др.);

· местные говоры и диалекты (сформировались в пределах Полоцкого, Туровского и других княжеств);

· старобелорусский язык (в период существования Великого княжества Литовского играл роль государственного и выступал языком белорусской народности, использовался в делопроизводстве, судопроизводстве, при составлении дипломатических документов, сборников законов, в частности, «Статутов Великого княжества Литовского», при написании летописей, религиозных произведений и т.д.);

· польский язык (был широко распространен на белорусских землях в XVII--XVIII веках и использовался в делопроизводстве, литературе, системе образования; белорусская, а также литовская и украинская шляхта приняли польский язык как родной и использовали его в повседневном общении, что привело к потере белорусским этносом своих наиболее образованных представителей; старобелорусский язык в это время впитал в себя большое количество полонизмов, потерял свою первоначальную чистоту и значение в общественной жизни);

· русский язык (оказал несомненное влияние на формирование белорусского литературного языка во время проведения политики русификации на белорусских землях в XIX -- начале XX века) История и происхождение белорусского языка. 15.05.2012..

В развитии литературного (письменного) белорусского языка можно выделить несколько стадий. После распада Киевской Руси под напором монголо-татарского нашествия западные земли древнерусского государства в конце XIII века вошли в состав Великого княжества Литовского. Государственным языком в этом княжестве стал старобелорусский (или «древнебелорусский») язык, развитие которого шло на протяжении XIII--XVI веков И.В. Киреевский. Обозрение русской словесности 1829 года. -- И. В. Киреевский. Критика и эстетика. Сост., вступ. статья и примеч. Ю. В. Манна. Москва: Искусство, 1979 (История эстетики в памятниках и документах). - С. 75.. Именно на нем велись дипломатическая и частная переписка, дела во всех органах центральной и местной власти, судоустройство, на этот язык переводились литературные произведения, он применялся при общении коренного населения белорусских земель с литовцами, латышами, евреями, татарами, на старобелорусском возникло книгопечатание, основателем которого стал Франциск Скорина.

Начиная с конца XVI века, старобелорусский язык стал постепенно уступать место польскому языку и его функции в обществе значительно уменьшились. Это было связано с объединением Великого княжества Литовского с Польским королевством и образованием Речи Посполитой (1569 г.). Некоторое время старобелорусский язык продолжал выполнять коммуникационную функцию, но уже в XVII веке его окончательно заменил польский, который стал средством общения как феодальной верхушки общества, так и других сословий.

Как известно, в 1696 году Сейм Речи Посполитой принял постановление, закрепившее за польским языком статус государственного языка. Белорусский язык был практически запрещен для употребления в официальных документах и в общении. Однако он не умер, его продолжали использовать в народной среде, благодаря чему он просуществовал вплоть до конца XVIII века.

Второй период в развитии белорусского литературного языка наступил после разделов Речи Посполитой (1772, 1793, 1795 гг.) и вхождения белорусских земель в состав Российской империи. В это время условия для развития белорусского языка не были благоприятными, поскольку основные функции в роли государственного языка выполнял русский язык.

Несмотря на это, в первой половине XIX века впервые встал вопрос о самостоятельном белорусском языке, что явилось одним из факторов формирования белорусского этнического самосознания. Старобелорусский язык к этому времени сохранился только в устной форме, использовался в основном в крестьянской среде, а также частично городским населением и обедневшей шляхтой Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - С. 295. .

У истоков белорусского литературного языка стояли представители местной интеллигенции. Несмотря на то, что они считали себя этническими поляками, они интересовались культурой и языком простого населения, жившего на белорусских землях. Ян Чачот, Александр Рыпинский, Владислав Сырокомля, Винцент Дунин-Марцинкевич и многие другие уроженцы Беларуси писали не только на польском, но и на местном языке, за которым еще в первой половине XIX века закрепилось название «белорусский», хотя Я. Чачот считал, что пишет на «славяно-кривичском языке», который А. Рыпинский называл диалектом польского языка Жураўскi А.I. Гiсторыя беларускай лiтературнай мовы. т. 1. - М., 1967. - C. 98..

Кроме этого, развитие этнографии и фольклористики в XIX -- начале XX века привело к появлению огромного количества публикаций устно-поэтического творчества (песен, сказок, пословиц, поговорок), изданных в сборниках М.А.Дмитриева, И.И. Носовича, П.Р. Романова, П.В. Шейна, Н.Я. Никифоровского и других видных деятелей, которые делали популярной белорусскую речь.

Употребление белорусского языка значительно активизировалось в конце XIX века. Его начали использовать в литературной форме такие выдающиеся писатели и поэты, как Франтишек Богушевич, Элоиза Пашкевич (Тётка), Максим Богданович, Якуб Колос, Янка Купала и многие другие, хотя их произведения не имели еще единых орфографических и грамматических норм Становление и развитие белорусского языка..

Впервые на научную основу исследование особенностей белорусского языка поставил Е.Ф. Карский в своем трехтомном труде «Белорусы», изданном в 1902 - 1922 годах. В 1906 году в Петербурге было основано белорусское издательское товарищество «Загляне сонца i ў наша аконца». В этом же году увидела свет и первая легальная белорусская газета «Наша доля».

Революция 1917 года в России дала возможность белорусскому народу создать свою государственность. Белорусский язык приобрел статус государственного, стал широко использоваться в различного рода учреждениях, судопроизводстве и делопроизводстве, в системе образования и т.д. Разработка норм современного белорусского литературного языка, упорядочение его орфографии и грамматики, создание научно-технической терминологии, нормализация словарного состава были начаты в 1918 году и завершились только в 1930-е годы. В этот же период определились и основные диалекты языка, существующие и в наше время: северо-восточный, юго-западный и среднебелорусский говор.

Несмотря на окончательное оформление белорусского языка как литературного (письменного), в годы советской власти его развитие проходило в сложных и противоречивых условиях. Это привело к незнанию родного языка белорусами и нежеланию многих из них использовать его в качестве основного языка общения па территории Беларуси. Такая ситуация объясняется рядом причин.

· Во-первых, на протяжении всей истории Беларуси хранителем и носителем родного языка выступало сельское население. Насильственная коллективизация деревни в 30-е годы XX века привела к разрушению народных традиций, оторванности крестьянина от земли, массовой миграции молодежи в города, где в основном использовался русский язык.

· Во-вторых, сталинский тоталитарный режим не только способствовал вытеснению белорусского языка из государственной и общественной сфер жизни, но и уничтожил в Беларуси ряд политических и общественных деятелей, работников культуры и просвещения, многих простых людей, которые были наполнены сознанием своей принадлежности к белорусской нации. В это время, по сравнению с предыдущим периодом, значительно сократилось использование белорусского языка органами власти, культурно-просветительными учреждениями, общественностью, издание литературы и периодики на белорусском языке.

· В-третьих, быстрый переход на русский язык основной массы населения Беларуси был связан с генетическим родством русского и белорусского языков, которые имеют много общего как в словарном фонде, так и в лексике Кондрашов Н.А. Белорусский язык / Кондрашов Н.А. Славянские языки. - М., 1986. - С. 104-105..

Третий этап развития белорусского языка связан с процессами перестройки в Советском Союзе. В 80 - 90-е годы XX века в Беларуси развернулось движение за возрождение национальной культуры и языка. Белорусский язык, согласно принятому 26 января 1990 года Закону «О языках в Белорусской ССР», приобрел статус государственного. Возрождению языка способствовала также реализация Государственной программы, принятой 20 сентября 1990 года, которая значительно расширила сферу использования белорусского языка, способствовала созданию в учебных заведениях белорусскоязычных классов, групп, благоприятствовала увеличению объема часов по белорусскому языку, литературе, истории и т.д. Белорусский язык стал использоваться в государственных структурах, учреждениях, правоохранительных органах и т.д.

Несмотря на все эти меры, белорусский язык так и не стал языком большинства населения республики, что объясняется рядом причин политического, социально-экономического и культурного характера.

В 1995 году на Республиканском референдуме большинством голосом было признано равенство белорусского и русского языков, что было закреплено в дополнениях и изменениях к Конституции (1996 г.), где сказано, что «государственными языками в Беларуси являются белорусский и русский языки».

Так как население страны в повседневном общении намного чаще употребляет русскоязычную речь, все чаще поднимается вопрос популяризации белорусского языка.

А. Лукашанец, директор Института языка и литературы имени Якуба Коласа и Янки Купалы Национальной академии наук Беларуси, отметил, что белорусский язык является высокоразвитым, востребованным литературным языком, имеющим тенденцию к расширению в использовании. Он в состоянии успешно обслуживать все сферы жизни общества. Более того, белорусский язык сегодня проникает в те сферы, в которых не был задействован ранее, - интернет-коммуникации и религию.

Также в Институте языка и литературы подготовлены фундаментальные работы, в которых дается системное, последовательное описание белорусского языка на всех уровнях, а также работы, обеспечивающие потребности современной языковой практики. Эти исследования фактически являются базой для учебной литературы всех уровней образования. Кроме того, в институте готовятся такие фундаментальные работы, как исторический сборник и этимологический словарь белорусского языка. «Они обеспечивают престиж белорусского языка во всем мире», - убежден директор Института языка и литературы А. Лукашанец.

Также им было высказано 5 тезисов о современном состоянии белорусского языка:

1. В динамичном высокотехнологичном мире особую актуальность приобретают проблемы гуманитарной жизни общества. Только сохранив свою историческую память, национальную культуру и традиции, можно остаться представителем своей нации. Стремительное исчезание языков является потерей не только для носителей этого языка, но и для всего человечества, так как тратится часть той культуры, которую человечество приобрело за предыдущий период.

2. Белорусский язык занесен в международный атлас языков в группу, где находятся языки в состоянии риска исчезновения. Следует учитывать, что из 3,5 тысяч языков мира не более 400 являются высокоразвитыми литературными письменными языками. По подсчетам зарубежных специалистов, белорусский язык входит в первую сотню таковых. Следовательно, он занимает достойное место и среди славянских языков, и на лингвистической карте мира.

3. Белорусский язык высокоразвит, он может успешно обслуживать все сферы жизни современного общества. Есть очень существенные проблемы с его существованием как средства общения, но и в начале ХХI века обнаруживается высокая степень его жизнеспособности. Феноменом его сегодняшнего существования является то, что он, как уже отмечалось, проявляет тенденцию к проникновению в новые, весьма актуальные для жизни современного общества сферы деятельности (интернет-коммуникации, богослужения). Поэтому, несмотря на все проблемы, белорусский язык расширяет свою коммуникативную пространство.

4. Белорусскоязычное окружение не исчерпывается только литературным языком. Национальный белорусский язык представлен целым рядом других разновидностей: это и народные говоры, и элементы социальных диалектов, и тот вариант белорусского литературного письменного языка, который белорусы называют «тарашкевицей», и белорусскоязычная «трасянка» - это часть устной речи, которую можно классифицировать как преимущественно белорусскую речь с элементами русского языка. «Трасянки» в коммуникативной пространстве начинает играть роль городского просторечии. Вот и оказывается, что белорусскоязычное пространство гораздо более широкое. Но есть те сферы, где должен использоваться только белорусский литературный язык: это сфера школьного обучения, официальные сферы употребления, СМИ.

5. Белорусский язык должен стать одним из наиболее важных факторов единения белорусского общества, его символом. С белорусского языка, с тех или иных его разновидностей должны быть сняты любые идеологические и политические ярлыки. Пропагандой белорусского языка должны заниматься люди авторитетные, уважаемые. Белорусский язык должен пропагандироваться на всех уровнях, в первую очередь в сфере обучения, официальной государственной деятельности и средствах массовой информации.

Положительным, значимым моментом является тот факт, что в Беларуси ежегодно отмечается Международный день родного языка (21 февраля), который был учрежден в 1999 году решением 30-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО в целях содействия признанию и использованию родных языков во всем мире.

По словам Владимира Ламеко, белорусам необходимо обращать особое внимание на развитие и употребление родного языка, чтобы избежать его смешения с русским языком. Аппарат Уполномоченного по делам религий и национальностей вместе с национальными общинами и традиционными белорусскими конфессиями ведет активную работу по пропаганде белорусского языка и использованию его в деловой переписке.

Следует отметить, что в 2004 - 2011 годах осуществлены три выпуска книги-справочника «Беларусь многонациональная»: первого и второго изданий - при финансовой поддержке Офиса ОБСЕ в Минске, третье, доработанное и дополненное, увидело свет в 2011 году на белорусском, русском и английском языках за счет средств, выделенных из республиканского бюджета. Основное внимание в информационных и фотоматериалах уделяется истории национальных общин, современному состоянию традиций, праздников, кухни различных национальностей в Беларуси.

Также немало примеров по пропаганде белорусского языка демонстрируют религиозные организации. Так, в храмах Римско-католической церкви Беларуси богослужения ведутся преимущественно на белорусском языке, на нем же выходят ее средства массовой информации.

Белорусским Экзархатом прилагаются усилия для расширения использования родного слова в православных храмах. Несмотря на то, что богослужения в БПЦ ведутся преимущественно на церковнославянском, немало внимания уделяется и белорусскому языку. В 1989 году была создана Библейская комиссия БПЦ, которую возглавляет Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси, с целью перевода Священного Писания на белорусский язык.

Первой переведенной книгой стало Святое Евангелие от Матфея (1991 год). После этого в работе комиссии был сделан перерыв, а в 1995 году она возобновила свою деятельность. Итогом работы за эти годы стали переводы на белорусский язык многочисленных изданий.

В рамках Библейской комиссии и при участии специалистов ведется разработка богословской терминологии на белорусском языке. Подготовлен короткий церковнославянско-белорусский переводной и пояснительный словари.

Таким образом, белорусский язык прошел длинный и сложный путь своего развития. Белорусам необходимо предпринять все возможные меры для дальнейшего его функционирования как в делах государственного характера, так и бытового.

1.3 Взгляды Е.Ф. Карского на белорусский язык и культуру

В 2006 - 2007 гг. были переизданы «Белорусы» Евфимия Федоровича Карского (1860 - 1931). Знакомство с этим трудом, справедливо относящимся к «золотому фонду» белорусоведения, показывает, какой большой вклад сделал Е. Карский в белорусскую этнографию. Его взгляды на белорусский народ, его язык и культуру отличаются всесторонностью, объективностью и последовательностью Карский Е.Ф. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. - М., 1962. - стр. 158..

Ученый много сделал для белорусской этнографии: сам участвовал в собирании материалов, как филолог писал рецензии на сборники фольклора, общался с собирателями и исследователями народной словесности П.В. Шейном, М.Я. Никифоровским, Е.Р. Романовым, П.В. Владимировым и др.

Специализируясь в славянской филологии, он знал классические языки, владел польским, немецким, обращался к литовскому, латышскому и другим языкам. Широкой известностью пользовались его учебники по русскому языку и церковнославянской грамматике, однако звание академика ему было присвоено, в первую очередь, за исследования по белорусскому языку.

Исследования Е. Карского имеют важное историческое значение потому, что в них по языковому признаку описывается территория проживания белорусов в начале XX века, фиксируется их положение на определенном историческом этапе накануне больших социальных потрясений. Здесь есть та особенность, что к белорусам исследователь относит только тех, кто говорит на белорусском языке. Те, кто проживает в смешанных областях, хоть по происхождению и белорус, но на своем языке не говорит, к белорусам им не причисляется Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - C. 93..Таким образом, описание дается по фактическому признаку.

Белорусская речь достаточно отличается от литовской, чтобы без труда провести языковую границу на севере. От поляков на западе белорусов отличает отсутствие носовых гласных звуков, полноголосие, нет шипящего rz после согласного (польск. brzeg - берег), «ж» вместо dz (miedza-межа) и «ч» вместо c (noc-ночь). На юге граница с малорусами определяется по произношению «е», «и» - у белорусов оно мягкое (бел.: ведзешь, мілы - малор.: вядэш, мылы), также у них мягкие «дз» и «ц», твердое «р». На востоке белорусы отличаются от великорусов мягким «дз» и «ц» на месте мягких «д» и «т» (дзеці - дети), «ў» (быў, прасіў), удвоение «л» перед j (Ілля) и другими фонетическими признаками. Сюда же добавляются различия этнографические: белорусский тип одежды, своя поэзия, мировоззренческие особенности Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - C. 186..

На этнографической карте, составленной Е. Карским, северная граница белорусских говоров простиралась за Себеж и Невель, на западе - за Вильню, Гродно и Белосток, на юге - за Пружаны, Мозырь, Городню и на востоке - до Брянска, Дорогобужа и Ржева. Можно заметить, что на юге этнографическая граница Е. Карского проходит севернее современной государственной границы, не включены Брест, Пинск, а на востоке и северо-востоке она простирается значительно дальше вглубь России.

Ученый отмечает, что на границе с поляками белорусы именовали себя «русь». Литовцы и латыши именуют белорусов «гудами». Украинцы называли белорусов «литвинами». На востоке великорусы говорили «полехи». Белорусских переселенцев по экономическим причинам называли «горюны» (ради горя и нужды) и «дольники». В северной части былой Витебской губернии белорусов называли «гецыками» за приставное «г» («гето» - это) и «ц» вместо «ч». Известно было там же название «цвякунов» Карский Е. Ф. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. - М., 1962. - стр. 167..

Сами белорусы до начала XX века не называли себя «белорусами». «Простой народ в Белоруссии не знает этого названия, - пишет ученый, - на вопрос: кто ты? простолюдин отвечает: «русский», а если он католик, то называет себя либо «католиком», либо «поляком»; иногда свою родину назовет Литвой, а то и просто скажет, что он «тутэйшый» - здешний, конечно, противополагая себя лицу, говорящему по-великорусски, как пришлому в западном крае» Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - C. 204..

В своем этнографическом описании приводит Е. Карский также важные статистические данные. Он подсчитал количество белорусов, за исключением выселившихся за пределы своей родины в Сибирь. На 1903 г. получилось около 8,5 млн. человек. Большинство из них - православные. В городах и больших местечках до ? жителей - евреи. Согласно данным из «Виленского календаря» за 1903 г., приводимых Е. Карским, православных в 6 белорусских губерниях было свыше 5,6 млн., католиков - 3, 3 млн., иудеев - 1,6 млн., старообрядцев - 184 тыс., протестантов - 127 тыс. Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - 341 с.

Белорусский народ ученый называет «племенем», «народностью», а язык - «наречием». Например, говоря о литовском периоде западнорусской истории, Е. Карский пишет: «С этого времени кладется прочное начало той русской народности, которая до сих пор известна под именем белорусской. Сам язык ее, уже вполне сложившийся к этому времени в главных особенностях, может быть назван белорусским» Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - 349 с..

Как известно, одним из первых обратил внимание на особенности белорусской речи русский филолог К. Калайдович в 1822 г. в статье «О белорусском наречии». Е. Карский сознательно придерживался такой терминологии: «Белорусская речь есть одно из великорусских наречий, равносильное северновеликорусскому и южновеликорусскому», - говорил ученый в тезисах своего магистерского диспута Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - 352 с..

Можно встретить утверждение, что Е. Карский следовал в данном случае какому-то официозу по цензурным соображениям, а на самом деле колебался в своих выводах о самостоятельности белорусского народа и его языка, либо боялся высказать их прямо Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - 355 с.. На это нужно сказать, что ученый был последователен до конца и даже в то время, когда ни о каких цензурных запретах на «белорусский язык» не могло быть и речи, а именно, в 1922 году, когда издавал свой последний том «Белорусов», считал правильным взгляд, что «белорусская народность» есть «разновидности русского племени» и неодобрительно отзывался об отказе от слова «наречие» Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - 360 с..

Такие ключевые для этнологии понятия как «этнос» и «этничность» для обозначения особой общности людей и их самоидентификации не встречаются у Е. Карского, что в целом было характерно для науки его времени, однако ученый употребляет термины «племя», «народность», «народ». Они не имеют у него четкого терминологического значения как в современной этнологии: племя - народность - нация. Например, Е. Карский нередко употребляет слова «племя» и «народность» как синонимы. Так в одном месте он пишет, что русские (восточнославянские) племена стали основой для отдельных народностей, в том числе и белорусской, а в другом месте именует великорусов, малорусов и белорусов тремя основными племенами русского народа Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - 367 с..

В своем изложении белорусской народной словесности Е. Карский объясняет свойственные ей черты особым историческим путем общества, ее создававшего, и теми естественными условиями, в которых протекала народная жизнь. Ученый находит в белорусской культуре наследие прежних эпох, начиная с индоевропейской древности и времен славянского единства. Восточная ветвь славян обособилась, затем распалась на племена, которые впоследствии дали начало русским народностям. Такова общая концепция. Что касается белорусов, то они происходят от племен кривичей, радимичей и дреговичей Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - 368 с..

Е. Карский усматривает ранние белорусские языковые особенности в XII - XIII веках. Начало белорусской народности ученый относит ко времени объединения всех западно-русских земель под властью литовских князей, т.е. к концу XIV века. Однако уже в XV в. стало сказываться влияние польских обычаев, которое усилилось во второй половине XVI века после заключения Люблинской унии. Брестская церковная уния 1596 г. способствовала распространению польского католичества и влиянию польской культуры на простой народ. Е. Карский насчитывает для этого периода только 65 слов, заимствованных из польского в народную речь, но последующие исследования белорусских ученых показали, что эта цифра явно уменьшена, польские заимствования того времени составляют более значительный лексический пласт Карский Е.Ф. Белорусы. Очерки словесности белорусского племени. Том: У 3 т. Т. 3, кн. 2. Мінск, 2007. - 401 с..

Далее Е. Карский указывает на такие важные вехи истории белорусского народа как последний раздел Речи Посполитой 1795 года и упразднение Брестской унии на Полоцком соборе 1839 года, которые послужили усилению в белорусском крае русского элемента и ослаблению польского влияния. В частности, в разговорном языке были восстановлены церковнославянские элементы, утраченные во время польского владычества, а сама «белорусская народность и ее язык» на пороге XX века испытали правительственные меры «к окончательному сравнению ее с господствующим классом населения», т.е. были причислены к титульной нации Карский Е. Ф. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. - М., 1962. - С. 138..

Характеризуя народную поэзию, отражающую народный быт, ученый указывает на большое сходство, порой доходящее до тождества, у трех частей русского народа - великорусов, малорусов и белорусов. Хотя временами они и вели изолированную друг от друга жизнь, что наложило свой отпечаток на народные произведения, когда малорусы и белорусы, например, не знают великорусских старинных былин, но «сходство очень близкое, например, в обрядовой поэзии, сказках, заговорах и подобном» Карский Е. Ф. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. - М., 1962, стр. 231..

Говоря о белорусских народных произведениях и обычаях, Е. Карский отмечает их особенности и делает свои пояснения. «Например, великорусское племя знает очень мало колядок, тогда как малорусы и отчасти белорусы очень богаты ими. Песен купальских почти нет у великорусов; не так поэтичны у них веснянки, как у малорусов и белорусов, но у последних нет старин (былин)» Карский Е. Ф. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. - М., 1962, стр. 234..

В то же время, «у белорусов довольно бледно справляется масленица, нет в это время кулачных боев и не возят разукрашенных деревьев или людей, изображающих масленицу, как это бывает у великорусов» Карский Е. Ф. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. - М., 1962, стр. 235.. Весенняя обрядность также имеет у белорусов свои особенности. Название Пасхи «Великдень» было некогда повсеместным у русских славян, но постепенно было забыто в России. В продолжение Светлой седмицы в Белоруссии принято петь великодые или волочебные песни. Это - отличительная черта белорусов. Е Карсикий подчеркивает, что таких песен не было даже на Украине Карский Е. Ф. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. - М., 1962, стр. 237.. Празднование Купалы и купальская обрядность распространены у малорусов и белорусов больше, чем у великорусов.

Представляют интерес с точки зрения этнографии составленные ученым описания бытовой обрядности и песен белорусов при родах, сватовстве, похоронах, представляющими много параллелей с соответствующими традициями великорусов и малорусов.

Нельзя не признать, что академик Е. Карский сделал очень многое для изучения языка, литературы и этнографии белорусского народа. Ясно и то, что он исходил в своей деятельности не из политических видов, а из целей изучить сами условия народной жизни, чтобы национальное возрождение совершалось не искусственным образом, а в соответствии с запросами и чаяниями самого белорусского народа.

Глава 2. Польско-белорусские культурные связи в истории

2.1 История белорусско-польского пограничья

Белорусско-польское пограничье все чаще становится предметом серьезных научных исследований.

Современная граница, разделившая белорусов и поляков, появилась лишь в середине 40-х гг. XX в. Добрососедский modus vivendi православных и католиков, разговаривавших на белорусских диалектах на протяжении первой половины века, разрушился вместе с традиционным крестьянским укладом Pawluczuk W. Swiatopoglad jednostki w warunkach rozpadu spolecznosci tradycyjnej. - Warszawa: PWN, 1972. - S. 24.. Контакт между жителями Польши и Беларуси на пограничье постепенно затруднялся (если не прерывался вообще), происходило их перемещение, коренным образом менявшее этнонациональную структуру и демографический баланс в регионе. Крестьянские сообщества, составлявшие основную массу населения пограничья, оказались в ситуации, когда им надлежало выбирать не просто национальную принадлежность, но и дальнейшую судьбу. «Нежелательная» национальность могла навлечь на выбравших ее самые неблагоприятные последствия (депортации, репрессии, физическое уничтожение) Погорелый А. Драма белорусско-польского пограничья // Перекрёстки: журнал исследований восточноевропейского пограничья. N3-4/2006. Vilnius, 2006. - C. 38..

Общая конфессиональная принадлежность сплотила социально и территориально фрагментированное польское сообщество белорусских губерний к. XIX - н. XX в. «Различные группы населения, по-разному понимавшие свою польскость, имели больше общего с местными жителями, нежели с этническими поляками из австрийской Галиции или дальних районов Королевства Польского Mironowicz E., Tokc S., Radzik R. Zmiana struktury narodowosciowej na pograniczu polsko-bialoruskim w XX wieku. - Bialystok: Wydawnictwo uniwersytetu w Bialymstoku, 2005. - C. 13.. Ришард Радзик склонен считать, что польскость в Беларуси на рубеже XIX-XX вв. имела разнородный характер: у польских помещиков (обшарников) она выступала в национальной (преимущественно политической) форме; католической белорусскоязычной мелкой шляхтой с польской национальной ориентацией польскость понималась в духе традиций Речи Посполитой; католическая церковь (духовенство) была антироссийской и пропольской по своей природе, этнически польские «мазуры» не имели польского национального самосознания так же, как и белорусские крестьяне-католики с польской культурной ориентацией Mironowicz E., Tokc S., Radzik R. Zmiana struktury narodowosciowej na pograniczu polsko-bialoruskim w XX wieku. - Bialystok: Wydawnictwo uniwersytetu w Bialymstoku, 2005. - C. 153..

Первым катастрофическим опытом для пограничья в XX в. было беженство 1915 г. Оно имело тяжелые последствия прежде всего для судеб православных белорусов Mironowicz E., Tokc S., Radzik R. Zmiana struktury narodowosciowej na pograniczu polsko-bialoruskim w XX wieku. - Bialystok: Wydawnictwo uniwersytetu w Bialymstoku, 2005. - C. 25-28.. Тема беженства, как и вообще миграции времен Первой мировой войны, относится к разряду недостаточно описанных в историографии. Некоторые местности обезлюдели на 80-90% Pawluczuk W. Swiatopoglad jednostki w warunkach rozpadu spolecznosci tradycyjnej. - Warszawa: PWN, 1972. - C. 110.. Евгений Миронович также не может обойти вниманием тот факт, что слабость национального движения на оккупированных немцами территориях прежде всего была обусловлена изгнанием, в котором тогда находилась основная масса белорусов пограничья.

Евгений Миронович проследил, как изменялась советская национальная политика на территории БССР в 20-30-е гг. Исходя из высшей целесообразности, советская власть не считалась с интересами тех или иных национальных групп. К примеру, в Дзержинском польском автономном районе белорусы и евреи вынуждены были изучать польский язык, поскольку на территории района он был обязателен для всех Mironowicz E., Tokc S., Radzik R. Zmiana struktury narodowosciowej na pograniczu polsko-bialoruskim w XX wieku. - Bialystok: Wydawnictwo uniwersytetu w Bialymstoku, 2005. - C. 58.. Противопоставление белорусской культуры культурам национальных меньшинств не было изобретением большевиков, однако активно ими использовалось прежде всего для уничтожения национальных элит.

Периодом самых катастрофических демографических потерь стало время Второй мировой войны. Именно эта война полностью изменила этнонациональный ландшафт Беларуси, который из центрально-европейского превратился в восточно-европейский, после того как в результате холокоста погибло подавляющее большинство еврейского населения. Пограничье в этот период стало зоной конкурентной борьбы за выживание между поляками и белорусами.

Авторы замечают, что исследование национальной структуры населения пограничья часто сталкивается с фальсифицированным, недостоверным и неполным характером советских статистических источников, особенно переписей населения. К тому же невозможно оценить динамику изменения в структуре населения Беларуси после войны из-за все еще ограниченного доступа к информации об этом периоде. Доступные материалы дают возможность проследить лишь две тенденции: выезд из страны этнических белорусов-католиков и количественный рост русских, которым отводилась первостепенная роль в строительстве советского государства на территории Беларуси. Завоевание культурного и коммуникативного пространства русским языком сильнее всего выявилось как раз после войны.

Малый процент местных жителей среди руководящих кадров всех уровней в Гродненской области, отмечает Сергей Токть, был связан с тем, что они рассматривались советской властью как элементы, потенциально или действительно нелояльные к «стране советов», а значит, и небезопасные. В литературе отмечается, что недоверие к местным жителям и привлечение этнически русских кадров из глубинных районов СССР было характерной чертой для советской политики во всех пограничных районах Chandler Andrea. Institutions of Isolation. Border Controls in the Soviet Union and Its Successor States, 1917-1993. McGill Queens University Press, Montreal&Kingston-Lon- don-Buffalo, 1998. - P. 5-6.. Тем более это касалось Западной Беларуси, которая почти два десятилетия оставалась в составе Польши, а затем оказалась под немецкой оккупацией (1941-1944). Поэтому в последующие десятилетия здесь отмечался постоянный приток гражданских и военных кадров всех уровней и профилей из России и, наоборот, отток местных жителей. Тема эта не исследовалась до сих пор подробно и глубоко, хотя и ранее отмечалось, что белорусы, выезжавшие за пределы республики, были подвержены большему ассимиляционному давлению, чем остававшиеся в ее пределах Guthier Steven L. The Belorussians: National Identification and Assimilation, 1897-1970. Part 2. 1939-70 // Soviet Studies. Vol. XXIX. No 2. April 1977. - P. 277..

Неопределенностью относительно собственной национальной принадлежности Сергей Токть объясняет и колебания значительного количества польского населения в Беларуси в 70-е гг.. Думается, что большая, чем в целом по стране, доступность для жителей Гродненщины в конце 70-х и в 80-е гг. польской культуры (в том числе и кинематографа), а особенно польского телевидения, сыграла существенную роль в самоидентификации местных поляков. Но в полную силу польское национальное самосознание стало развиваться только с конца 80-х гг., когда появились польские культурно-просветительские организации и школы. Однако на этот процесс негативно повлияло уменьшение числа поляков с 538,9 тыс. человек в 1959 г. до 395,7 тыс. человек в 1999 г. Погорелый А. Драма белорусско-польского пограничья // Перекрёстки: журнал исследований восточноевропейского пограничья. N3-4/2006. Vilnius, 2006. - C. 146. Кроме причин, связанных с естественной убылью, можно предположить, что эта разница пошла в пользу белорусов. Многие молодые поляки Беларуси, отрываясь от мест своего рождения, на новом месте идентифицировали себя белорусами, делая это либо добровольно, либо из конъюнктурных соображений. Вряд ли они испытывали какое-то давление извне: здесь велика была роль образования и личного окружения. Однако эта ассимиляция в белорусскость происходила при одновременной русификации, о чем свидетельствуют и цифры говорящих по-русски поляков - 149 тыс. человек Mironowicz E., Tokc S., Radzik R. Zmiana struktury narodowosciowej na pograniczu polsko-bialoruskim w XX wieku. - Bialystok: Wydawnictwo uniwersytetu w Bialymstoku, 2005. - C. 147..

Обращаясь к тому факту, что значительная часть поляков (58,9%) и белорусов (60,5%) Гродненщины назвало во время переписи населения Беларуси 1999 г. белорусский своим языком домашнего общения, необходимо отметить следующее: речь прежде всего идет о сельском населении, в возрастной структуре которого доминировали люди пострепродуктивного возраста. Именно ими, а не молодым поколением, стремящимся к перемещению в город, русский язык и культура воспринимаются как нечто чуждое.

А вот постепенное превращение белорусскоязычных католиков в поляков на территории Польши, по мнению Евгения Мироновича, в 70-е гг. XX в. вступило в свою финальную фазу. Для ассимилировавшихся в польскую культуру православных по-прежнему остается актуальной раздвоенность их культурного бытия на внутреннее пространство, связанное с православием (и в меньшей степени с белорусской этнической культурой), и внешнее, где доминирует польский язык и ценности, заложенные в польской национальной идеологии. Такая раздвоенность очень болезненна в ситуациях выбора позиции относительно важнейших событий в общественной и политической жизни Польши. Часто в 90-е гг. симпатии белорусского католического и польского населения оказывались на стороне национально-демократического лагеря, сегодня выказывание лояльного отношения к действующему политическому руководству республики и существующему политическому режиму слышны не только во время выборов, но и в обычной жизни. Хотя, возможно, под формальной лояльностью кроется молчаливая оппозиция.

Ришард Радзик в заключительной статье настойчиво повторяет, что белорусы все еще не представляют из себя нации. Но сам факт того, что жители Беларуси при переписях населения демонстрируют свою привязанность к белорусскому языку, свидетельствует о их восприятии себя как отличных от других. Естественно, что возможный спектр представлений о белорусскости, белорусской идентичности у жителей страны самый разнообразный, и они чаще всего не совпадают с историческими мифами, сформированными в период национального возрождения. Однако эти представления уже привязаны к самому факту существования независимой Беларуси. Выросло целое поколение, для которого независимость Беларуси является естественной ценностью. Это в целом не противоречит выводу авторов о том, что сегодня национальное самоопределение жителей Польши и Беларуси все больше зависит от самого факта их нахождения в рамках одного из этих государств.

С общим выводом Ришарда Радзика о том, что Беларусь в XIX-XX вв. поэтапно переходила из европейской латинской культуры в культуру русскую и соответственно этому изменялся характер пограничья (с белорусско-польского на белорусско-русское), нельзя не согласиться. Этот переход и составил драму истории белорусско-польского пограничья, а в месте с ним и Беларуси, всю территорию которой можно рассматривать в дискурсе пограничья.

2.2 Культурные связи в XIX - нач. XX в.

В 50-е гг. XIX ст. в польском обществе возрастает интерес к белорусскому народу и его культуре, что было обусловлено не только научными соображениями, но и политическими. Самые передовые представители польского общества не раз обращались к белорусскому народу на его родном языке и воспитывали в нем чувства гордости и национального достоинства, независимого от Российской Империи, с целью подключения их к своей борьбе за независимость. Одной из главных причин такого интереса местного дворянства к белорусам было желание приблизить простой люд к культуре элиты страны, тем самым обогащая общенациональную культуру, а также ускоряя интеграцию крестьянства в национальное сообщество (в основном по политическим мотивам) Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: . - Дата доступа: 15.05.2012.. Однако, по мнению некоторых авторов, руководствовались они исключительно прагматическими соображениями - это был способ борьбы с возрастающей русификацией. Тот факт, что первые представители белорусской интеллигенции пришли как раз из польского дворянства объясняется некоторыми авторами тем, что на то время это был единственный слой населения образованного, исторически и эмоционально связанного с культурой и землей предков.

В середине XIX в. в Беларуси жили и творили ряд польских писателей, среди которых ведущей фигурой можно назвать Владислава Сырокомлю. Его творческое наследие является одним для двух народов - польского и белорусского. Он писал по-польски, но его жизнь и творчество были настолько связаны с белорусской реальностью, что вполне закономерно позволяет рассматривать его творчество как явление белорусской литературы. Центральным персонажем во многих сказках Сырокомли является белорус. Писатель также опубликовал работу о современной ему белорусской земле «Короткий трактат о языке и поэзии русских в минском повете», где доказал существование белорусского языка как совершенно отличного от русского и польского. В 1855 - 1857 гг. в 'Варшавской газете' и 'Вильнюсском Курьере' Сырокомля публиковал статьи, посвященные литературной деятельности Винцента Дунина-Марцинкевича (1808-1884 гг.) и последовательно отстаивал его работы на белорусском языке. Дунин-Марцинкевич по праву считается отцом современной белорусской литературы. Как творческая личность он формировался на традициях польской литературы, и в белорусской литературе, пожалуй, больше нет писателя более связанного с полькой культурой Maldzis A. Tajamnicy starazytnych schowiszczau. Da historyi bielaruskaj litaratury XVII-XIX st. - Minsk, 1974. - S. 69.. Он писал и на польском, и белорусском языках, но наиболее ценным с точки зрения литературных произведений были те, что написаны на белорусском языке. Марцинкевич также выступил инициатором создания белорусского литературного языка, и первой пробой на этом пути был перевод «Пана Тадеуша» на этот язык. Его работа стала толчком для дальнейшего развития не только литературы, но и всего белорусского национального искусства, а знакомство писателя со Станиславом Монюшко вылилось в литературно-музыкальное сотрудничество. Исследователь его творчества Иосиф Голомбек считал, что В. Дунин-Марцинкевич, несомненно, был белорусом, восхищающимся польской культурой, как и вся литовско-русская знать тог времени, ведь Польша, в формате Речи Посполитой, была их общей родиной, как для польского дворянина, так и белорусского крестьянина.

События 1863 г. имели трагические последствия для польской культуры на окраинах, и стали вехой в истории Беларуси. Поражение январского восстания привело к жестоким репрессиям, общей русификации образования и управления, усилению политики объединения империи, интенсификации влияния России на все сферы жизни Lojka A. Pierkin I.N. Bielaruska-polskija uzajamaadnosiny u XIX st.. -Minsk, 1963. - S. 84.. В 1866 г. были закрыты все польскоязычные издательства. Началась планомерная политика русификации Беларуси. И к концу XIX в. этнические группы, некогда входившие в состав Речи Посполитой, стали формироваться как отдельные нации.

Для молодой белорусской литературы этот период после восстания был очень тяжелым. Польская интеллигенция практически перестала участвовать в вопросах культурного развития белорусской земли. В значительной степени это было связано с репрессивной политикой властей, которые устраняли белорусское издательство. Сыграло свою роль и то, что сами белорусы уже не верили в освобождение родной культурной и языка Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: . - Дата доступа: 15.05.2012.. Адам Киркор, автор многочисленных научных трудов по истории и этнографии белорусского народа, во второй половине XIX в. писал: «Беларусь, одно из старейших славянских племен, должна умереть в этно-культурном плане, ведь с IX в. она в основном является частью Литвы и Руси» Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: . - Дата доступа: 15.05.2012..

Постепенно уменьшается польское влияние на белорусскую литературы, которая со временем становится более профессиональной и зрелой. В более благоприятных социально-политических условиях 80-90-ых гг. появляется новое поколение писателей Беларуси: Янка Лучына, Францишка Богушевич, Адам Муринович, Феликс Тапчевский, Ольгерд Обухович, Мария Козич и др. Все белорусские писатели конца ХХ в. знали польский язык, некоторые из них использовали его в своей работе, уделяя значительное внимание переводу произведений польской классической литературы Maldzis A. Bialorusko-polskie zwiazki literackie w ostatnim trzydziestoleciu XIX w. Slavia orient, nr 3. - Minsk, 1964. - S. 81.. Среди белорусских писателей того периода наиболее тесно был связан с польской литературой Янка Лучына. Его творческое наследие в основном состоит из песен, написанных на польском языке или переведенных на этот язык с белорусского. В поэзии Богушевича также видны персонажи и мысли, созвучные с работами Сырокомли и Мицкевича. Поэт поддерживал дружеские контакты со многими польскими писателями и видными деятелями (Элизой Ожешко, Яном Карловичем и др.)

Многое сделал для распространения белорусской литературы в польской печати друг В. Дунина-Марцинкевича Александр Ельский, коллекционер искусства и памятников белорусской и польской литературы. Он, например, опубликовал статью «Адам Мицкевич в Беларуси».

Реалии Беларуси занимали значительное место в тематике работ Элизы Ожешко. литературный автор. «Белорусскими» с этой точки зрения являются ее повести «Низины», «Дзюрдзи», «Хам», рассказы «Картинка из голодных лет», «Зимним вечером» и другие. В конце XIX в. - начале XX в. был создан монументальный труд Майкла Федоровского «Белорусский народ на литовской Руси» (1897, 1902, 1903). Духовная и материальная культура белорусского народа изучалась Яном Карловичем. К этой же теме относятся и публикации Ежи Янковского и Александра Яблоновского. В то же время белорусскую тему в ее историческо-литературном отношениизатрагивал и Бронислав Хлебовский. С конца XIX в. и до окончания межвоенного периода польско-белорусские межкультурные отношения и литературные контакты были темой публикаций в таких изданиях, как 'Иллюстрированная неделя', ' Литовский Курьер', 'Виленский Курьер', 'Общий обзор', 'Национальный обзор', 'Литературные новости' Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: - Дата доступа: 15.05.2012..

Некоторые области белорусско-польского культурного сотрудничества уходят своими корнями глубоко в исторические традиции. В том числе это касается театра. С середины XVIII в. быстро растет число городских и магнацких театров (в Несвиже, Могилеве, Шклове, Гродно, Слониме, Ружанах, Деречине, Зельве, Чечерске, Свислочи и других городах и дворах) Lojka A. Pierkin I.N. Bielaruska-polskija uzajamaadnosiny u XIX st.. -Minsk, 1963. - S. 88.. В первой четверти XIX в. все профессиональные труппы в Беларуси пользовались только польским языком. Поражение Ноябрьского восстания весьма осложнило деятельность польского театра в Беларуси. В условиях анти-польской политики театр подвергался жестокой цензуре, устранялось все, что, по мнению властей, могло бы способствовать распространению 'польского и католического влияния' Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: . - Дата доступа: 15.05.2012.. После январского восстания театр, по замыслу царских властей, должен был стать орудием русификации страны.

В этих обстоятельствах особого внимания заслуживает творческое сотрудничество В. Дунина-Марцинкевича с С. Монюшко. И драматург, и композитор в своей работе старались ввести народную культуру в профессиональную сферу. Белорусский колорит доминирует в ранних произведениях Монюшко. Первый опыт их сотрудничества - оперетта «Призыв в армию», поставленный в 1841 г. в Минске. Настоящим событием в истории польской и белорусской музыкальной культуры стала опера «Сялянка», премьера которой состоялась в Минске в 1852 году. Впервые в истории белорусского театра большинство сцен было исполнено на белорусском языке Maldzis A. Tajamnicy starazytnych schowiszczau. Da historyi bielaruskaj litaratury XVII-XIX st. - Minsk, 1974. - S. 91..

Выдающиеся художники Вильнюсской школы живописи, такие как Валентин Ванькович, Адам Шемеш и Ян Дамель могут быть отнесены к числу польско-белорусских художников. Кто-то из них родился на территории Белеаруси, кто-то провел значительную часть жизни здесь. Также связаны с Беларусью и Иосиф Пешка, Януарий Суходольский, Казимир Ольхимович, Владислав Дмоховский, известный в Польше, Беларуси и Литвы Фердинанд Рушчиц, Генри Вейсенхофф, Энтони Каменицкий и пр. Следует отметить, что польско-белорусские культурные связи в этой области еще до конца не изучены. Однозначно то, что важную роль в их развитии сыграла Вильнюсская школа живописи, которая в значительной степени способствовала развитию изобразительного искусства в Беларуси в первой половине XIX в. Lojka A. Pierkin I.N. Bielaruska-polskija uzajamaadnosiny u XIX st.. -Minsk, 1963. - S. 67.

В начале ХХ в. польское общество постепенно осознает, что кроме белорусского крестьянства постепенно складывается новый слой белорусской интеллигенции. В это время идет на спад деятельность двуязычных писатели, пропадает интерес с польской стороны к белорусской культуре и народному творчеству. Следует, однако, отметить, что появление независимых белорусских национально-культурных событий не изменило традиционные представления поляков о белорусах как бессознательной массе, а их культуру и литературу, как 'ту, что в состоянии удовлетворить разве что самые скромные потребности нации' Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: . - Дата доступа: 15.05.2012.. По-прежнему остается широко распространенным убеждение об историко-политической принадлежности белорусов к польскому народу и неразрывности связей Беларуси с Польшей.

Более глубокие изменения произошли в 1917-1921 гг. После распада империи каждому пришлось организовать собственную государственность. Граница разделила белорусские земли на две части, одна из которых вошла в состав II Речи Посполитой, а другая - в большивистскую страну. Таким образом снова был остановлен процесс становления белорусов как единой нации. Сразу же после революции 1917 г. действующие на белорусской территории большевики заявили, что не признают белорусов как отдельной нации, но им была необходима поддержка местного населения, поэтому первый период существования Беларуси в составе Советского Союза (до конца 20-ых гг.) был отмечен политикой «белорусизации». Скрытая цель этой политики была в широкой «советизации», в соответствии с ленинским тезисом о национальной форме и социалистическое содержание и образование новых местных и верных кадров режима Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: . - Дата доступа: 15.05.2012.. Были в этой политике и положительные стороны, в частности, развитие национальной культуры. Но в конце 20-30-ых гг. Советское государство усилилось и стало укреплять центральную власть государства. В республике прошла волна арестов и репрессий. Был уничтожен цвет белорусской интеллигенции - ученые, писатели и художники. Белорусской культуре был нанесен непоправимый ущерб, последствия которого ощущаются и сегодня.

В заключение можно сказать, что в XIX в. не было практически двустороннего польско-белорусского культурного сотрудничества в современном понятии. А на протяжении всего XIX в. было общее культурное и географическое пространство, где творили люди, сочетающие в себе элементы обеих культур. Формирование современной белорусской литературы было проведено в условиях долгосрочного сосуществования нескольких языков и литературных традиций. На протяжении почти всего XIX в. наблюдалось состояние билингвизма. Существовали две стороны одного и того же процесса литературной жизни страны, на основе которой постепенно возникла новая белорусская литература Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: . - Дата доступа: 15.05.2012..

Культурных связей между Польшей и Советской Белоруссией практически не существовало. Республики, расположенные на границе с Польшей считались «оплотом мирового социализма», первой линией обороны от «капиталистического Запада», а сама Польша была агрессором Waszkiewicz J. Polsko-bialoruskie zwiazki kulturowe w XIX - pocz. XX w. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: . - Дата доступа: 15.05.2012..

Отдельного внимания заслуживает культура белорусских земель, вошедших в состав II Польской Республики. В этот период в Польше были выпущены следующие публикации на белорусскую тематику: Александр Брюкнер «З нивы белорусскай» (1918), польскоязычное издание «Краткий обзор белорусской литературы» (1921) Максима Горецкого, «Обзор белорусской литературы» (1921) Богдана Жираника, зарисовки Леона Василевского «Литва и Беларусь. Прошлое - Настоящее - Тенденции развития» (1921). Чуть позже появились труды Иосифа Голомбка «Истоки белорусской драматургии» (1925) и «Винцент Дунин-Марцинкевич, польско-белорусский поэт» (1932).

Вторая мировая война надолго прервала взаимодействие двух культур, которое стало возрождаться только после смерти Сталина.

2.3 Znani przedstawiciele bialorusko-polskiego pogranicza XIX wieku

2.3.1 Adam Mickiewicz

Adam Bernard Mickiewicz родился 24 декабря 1798 в фольварке Заосье, Новогрудского уезда, Литовской губернии, Российской империи.

Польский поэт, политический публицист, деятель национально-освободительного движения; считается одним из трёх величайших польских поэтов эпохи Романтизма (наряду с Юлиушем Словацким и Зигмунтом Красинским). Оказал большое влияние на становление польской и белорусской литературы в XIX в. Масляніцына І. Міцкевіч (Mickiewicz) Адам // Мысліцелі і асветнікі Беларусі: Энцыклапедычны даведнік / Гал. рэд. Б.I. Сачанка. - Мн.: БелЭн, 1995. - С. 123. «В Белоруссии считается также белорусским польскоязычным поэтом» Вайткевич В., Лойка А. Зорка Адама Міцкевіча // Мастацтва Беларусі. - 1988. - С. 12., в Литве -- литовским.

Получив образование в доминиканской школе (1807--1815), A. Мицкевич поступил в Виленский университет (1815). С 1817 участвовал в создании и деятельности патриотических молодёжных кружков филоматов и филаретов, написал программные стихотворения («Ода к юности» 1820 и другие). По окончании университета (1819--1823) служил учителем в Ковне (современный Каунас). В октябре 1823 был арестован в Вильнюсе и заключён в тюрьму. В апреле 1824 был выпущен из тюрьмы на поруки. В октябре 1824 был выслан в изгнание из Литвы Адам Мицкевич [Электронный ресурс]. - Режим доступа.

До 1829 пробыл в России, где неудачно пытался жениться на Каролине Яниш, будущей поэтессе и переводчице. Тут же сблизился с участниками декабристского движения (К. Ф. Рылеевым, А. А. Бестужевым), с видными русскими писателями и поэтами (А. С. Пушкиным, А. А. Дельвигом, И. В. Киреевским, братьями Полевыми, Д. В. Веневитиновым, Е. А. Баратынским), с библиографом и знаменитым автором эпиграмм С. А. Соболевским, также дружил с поэтом А. М. Янушкевичем. Особенно близкие дружеские отношения связали Мицкевича с поэтом и журналистом князем Петром Андреевичем Вяземским, который стал первым переводчиком на русский язык 'Крымских сонетов'.

В мае 1829 года выехал из Петербурга за границу. Жил в Германии, Швейцарии, Италии, Франции. Там сотрудничал с деятелями польской и литовско-белорусской эмиграции, занимался политической публицистикой. В 1839--1840 преподавал латинскую литературу в Лозанне и стал первым профессором славянской словесности в Коллеж де Франс. Однако за пропаганду «товянизма» в 1852 он был отправлен в отставку.

В апреле 1855 года Мицкевич овдовел, и уже осенью 1855 уехал в Константинополь, намереваясь организовать Новый польский, а также еврейский легион для помощи французам и англичанам в борьбе с Россией. От холеры умер 26 ноября 1855 в Константинополе Османской империи.

В 1890 году прах Мицкевича был перевезен из Парижа в Краков и помещен в саркофаг в Вавельском кафедральном соборе.

Первое стихотворение «Zima miejska» опубликовано в 1818 г. в виленской газете «Tygodnik Wilenski». Изданный Юзефом Завадским первый стихотворный сборник «Poezje» (Вильна, 1822) включал «Ballady i Romanse» и предисловие «O poezji romantycznej», став манифестом романтического направления в польской литературе.

Одним из первых его произведений была «Живиля», в котором героиня -- литовская девушка Живиля убивает своего возлюбленного за то, что тот впускает в родной город русских. Это было одним из первых его произведений, переведённым на иностранный (литовский) язык Симоном Даукантосом в 1819 году.

Во второй том «Poezje» (1823) вошли романтическая лироэпическая поэма «Grazyna» и части 2 и 4 драматической поэмы «Дзяды». В России вышла книга «Сонеты» (1826), включившая цикл «Sonety krymskie» с образом героя-пилигрима, тоскующего о покинутой родине, и новыми для польской поэзии восточными мотивами.

В Санкт-Петербурге в 1828 году вышла поэма «Konrad Wallenrod» с посвящением императору Николаю I. В ней повествуется о борьбе населения Литвы с крестоносцами. Заглавный персонаж - трагический герой, одинокий борец в стане врага, жертвующий личным счастьем ради спасения своего народа. Литвин по происхождению, мнимо отрекшийся от своей родины и ставший во главе Тевтонского ордена, он своим коварством ведёт Орден к катастрофе. В сборник «Поэзия» (т. 1-2, 1829) вошли лирические стихи, поэма «Фарис» и баллады.

В 3-й части поэмы «Дзяды» (1832) с фрагментарным построением и двумя планами действия, фантастическим и реальным, изображено, в частности, следствие по делу филаретов, излагается доктрина «польского мессианизма», согласно которой страдания Польши связаны с особым историческим призванием народа-мученика - «Христа народов».

К «Дзядам» примыкает «Отрывок» - цикл стихотворений с картинами России. В него вошли такие стихи, как «Памятник Петру Великому», «Дорога в Россию», «Олешкевич», «Петербург», «Моим друзьям-москалям». Своим стихотворением «Моим друзьям-москалям» (1830) Мицкевич призывает к борьбе не с русским народом, а с имперским гнетом, от которого страдают как поляки, так и русские. В нём, обращаясь к русским поэтам, он спрашивает, остались ли они верны своим свободолюбивым идеалам: «Может быть, кто-то из вас продал душу свою царю и сегодня на его пороге бьёт ему поклоны… Может быть, кто-то из вас продажным языком прославляет его триумф и радуется мучениям своих друзей…».

Идеи польского мессианизма развиты в художественно-публицистическом сочинении «Ksiegi narodu polskiego i pielgrzymstwa polskiego» (1832). Польское рассеяние призвано участвовать во всеобщей войне за вольность народов, воскресение которых должно привести к воскресению Польши. Те же идеи пропагандировались в статьях Мицкевича в газете «Pielgrzym Polski» (1832--1833).

Крупнейшее произведение Мицкевича - эпическая поэма «Pan Tadeusz czyli Ostatni zajazd na Litwie», писавшаяся в 1832-1834 гг. и изданная в Париже в 1834 году. В поэме создан полный ностальгии и юмора образ красочных, но исторически обреченных шляхетских нравов. Считается польской национальной эпопеей и шедевром словесной живописи. «Pan Tadeusz» экранирован польским режиссёром Анджеем Вайдой (1999).

Мицкевич, сосредоточив в себе дух своего народа, первый дал польской поэзии право иметь свой голос среди умственных депутатов Европы и вместе с тем дал ей возможность действовать и на нашу поэзию Киреевский И. В. Обозрение русской словесности 1829 года. -- И. В. Киреевский. Критика и эстетика. Сост., вступ. статья и примеч. Ю. В. Манна. Москва: Искусство, 1979. - C. 75..

Язык Адама Мицкевича является в большой степени языком польской шляхты Станкевіч С. Мова Міцкевіча // Беларускія элементы ў польскай рамантычнай паэзіі = Pierwiastki bialoruskie w polskiej poezji romantycznej / Валер Булгакаў. -- 1-е выд. -- Вільня: Інстытут беларусістыкі; Беласток: Беларускае гістарычнае таварыства, 2010. - C. 114. в Беларуси и Литве, к которой принадлежал сам поэт и которая с точки зрения грамматической системы и лексических ресурсов имеет в себе множество белорусских элементов, восходящих к местным белорусским говорам Bitsch K. Jezyk polski w Wilenszczyznie. -- Przeglad Wspolczesny, Styczen-marzec 1925. - S. 32.. В своём творчестве провинциализмы поэт вводил целенаправленно, тем самым подчеркивая свою локальную особенность. Доктор филологических наук и профессор БГУ Николай Холстович отмечает, что язык своих произведений сам Мицкевич называл польским, изредка - «литвинским» Хаўстовіч М. Наш Міцкевіч // XIX стагоддзе: Навукова-літаратурны альманах. -- Кн. першая. -- Мн.: БДУ, 2000. - С. 3. - C. 63..

Многие ученые, как историки литературы, так и языковеды соглашаются с тем, что сложно говорить о языке поэта как о художественном средстве, пока не будет изучен объем и характер его провинциализмов Станкевіч С. Мова Міцкевіча // Беларускія элементы ў польскай рамантычнай паэзіі = Pierwiastki bialoruskie w polskiej poezji romantycznej / Валер Булгакаў. -- 1-е выд. -- Вільня: Інстытут беларусістыкі; Беласток: Беларускае гістарычнае таварыства, 2010. - C. 125.. Профессор Университета имени Адама Мицкевича Станислав Добжыцкий в своей работе «Несколько наблюдений за языком Мицкевича» зарегистрировал многочисленные языковые факты, встречающиеся в произведениях Мицкевича, которые выходят за границы литературного польского языка Lojka A. Adam Mickiewicz i bialaruskaja litaratura. - Minsk, 1960. - S. 62..

В 1936 году литературовед и доктор философии польской и славянской литературы Виленского университета Станислав Станкевич в своем труде «Pierwiastki bialoruskie w polskiej poezji romantycznej» программно подсуммировал отличительные черты в сфере фонетики, морфологии, синтаксиса и особенности грамматических категорий рода и числа языка Адама Мицкевича в его стихотворных произведениях и филоматской корреспонденции поэта.

Произведения А. Мицкевича переведены на многие языки мира. Среди переводчиков на белорусский язык -- В.И. Дунин-Марцинкевич, Александр Ельский, Янка Купала, Б.А. Тарашкевич, Пётр Битель, Язэп Семежон, Максим Лужанин (Александр Амвросьевич Каратай), Рыгор Бородулин, Серж Минскевич, Константин Цвирка, Михась Скобла, Ирина Богданович, Анатоль Брусевич. На литовский язык Мицкевича переводили Э. Даукша, В. Кудирка, Майронис, М. Густайтис, К. Юргелионис, Л. Гира, К. Шакянис, В. Миколайтис-Путинас, Ю. Марцинкявичюс и другие поэты. Переводами на украинский язык занимались П.А. Кулиш, П.П. Гулак-Артемовский, Елена Пчилка, М.Ф. Рыльский. На чешском языке Мицкевич публиковался в переводах Ярослава Врхлицкого, Э. Красногорской. На эсперанто Мицкевича переводил А. Грабовский.

Анализируя общественно-политическую и культурную обстановку на территории Польши-Литвы-Беларуси в п.п. XIX в., следует отметить, что в Беларуси формируется своеобразный тип литературного деятеля, который с одной стороны своим творческим делом принадлежит польской, а с другой - белорусской культуре. Все это не могло остаться незамеченным и не оказать влияния на литературные взгляды А. Мицкевича, который внимательно следил за процессами, происходившими в литературе его Отчизны, что и позволило ему заявить о том, что в п.п. XIX в. в польской литературе определились две литературные школы: литовская и украинская. И первыми представителями литовской (белорусской) школы в польской литературе были не только Ян Борщевский. Ян Чечот, В. Сырокомля, В. Дунин-Марцинкевич, но и сам А. Мицкевич. Характерной чертой этих литературных школ являлось то, что литературным героем становился уже не шляхтич, а простой человек из народа Lojka A. Adam Mickiewicz i bialaruskaja litaratura. - Minsk, 1960. - S. 88..

Некоторые исследователи творчества Мицкевича полагают, что Мицкевич, так горячо любивший свой край и высоко ценивший достоинство белорусского языка и фольклора белорусов, не мог не писать на языке своей Отчизны.

При анализе духовного наследия белорусского народа и его вклада в развитие мировой культуры следует исходить не только из национальных, языковых, но и территориальных, географических признаков, что позволит нам более уверенно воспользоваться всеми теми духовными богатствами, которые были созданы на белорусской земле на разных языках и в разное время. Все, что создано на земле народа, должно прежде всего принадлежать этому народу. Поэтому нет оснований рассматривать сегодня творческое наследие А. Мицкевича, выраженное в польской национальной форме, как некое инородное тело в духовной жизни белорусского народа. Не отлучаем же мы сегодня Ивана Шамякина от белорусской литературы по той причине, что он пишет на русском языке и является русскоязычным белорусским писателем. В период средневековья многие польские поэты и писатели творили на латинском языке (Николай Рей (1505-1569), Ян Кохановский (1530-1584), Шимон Шимонович (1559-1629), но они остались польскими литераторами.

Да и польский язык, на котором Мицкевич в сложившихся условиях выражал свои мысли и создавал произведения, не был для литвинов родным языком. «Литва, страна, - отмечал Мицкевич, - где также говорят на особом языке, станет ареной действия польских ораторов» Мицкевич А. Собр. соч. Т.1-5. - М., 1948-1954, т.4. - C. 228.. Родным языком для литвинов был, по выражению Мицкевича, «русинский или литовско-русинский', который он называл белорусским языком Мицкевич А. Собр. соч. Т.1-5. - М., 1948-1954, т.4. - C. 325..

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что считать Мицкевича польским поэтом лишь потому, что он писал на польском языке, как это утверждают многие, когда в XIX в. белорусская литература оставалась, как и в средневековье, многоязычной, было бы неверным. Еще современник поэта А. Киркор отмечал: «... Мицкевич, прежде всего, принадлежит Литве, а потом уже всем вообще полякам» Киркор А.К. Живописная Россия. - Мн.: Бел Эн, 1993. - C. 128., ибо поляками тогда были все народы, входившие в Речь Посполитую, как федеративное государство.

Выступая на Международной научной конференции в Гродно, посвященной 200-летию со дня рождения поэта, польский ученый Збигнев Суходольский назвал Мицкевича «гением пограничья культур». С учетом отмеченного есть все основания считать А. Мицкевича как литвино-белорусско-польским поэтом, воспевшим свой край и принесшим ему мировую известность и славу Масляніцына І. Міцкевіч (Mickiewicz) Адам // Мысліцелі і асветнікі Беларусі: Энцыклапедычны даведнік / Гал. рэд. Б. I. Сачанка. - Мн.: БелЭн, 1995.Мицкевич А. Собр. соч. Т.1-5. - М., 1948-1954, т.4. -
C. 126..

Многовековая историческая общность белорусского и польского народов переплела их корни и породила общие духовные ценности и традиции. И наследие А. Мицкевича - общее достояние белорусского и польского народов. И право каждого из этих народов сполна использовать это наследие поэта для обогащения своей духовной жизни и пробуждения высоких патриотических чувств в народе Вайткевич В., Лойка А. Зорка Адама Міцкевіча // Мастацтва Беларусі. - 1988. - С. 21..

2.3.2 Eliza Orzeszkowa

Eliza Orzeszkowa, урожденная Эльжбета Павловская, родилась в 6 июня 1841 г. в семье богатого помещика и адвоката. Образование получила в Варшавском пансионе. Воспитанная на чтении польских просветителей, французских энциклопедистов и английских позитивистов (Г. Бокль, Г. Спенсер и Д.С. Милль), она вошла в литературу как «поборница демократизма, гуманности и технического прогресса. Уже в ее первом произведении - в рассказе о смерти влюбленной крестьянской пары «В голодные годы» (1866) - прозвучал обращенный к писателям призыв спуститься к социальным низам».

В 17 лет была выдана замуж за помещика Кобринского уезда Петра Ожешко и жила в его поместье в Людвиново. Оказывала поддержку участникам восстания 1863 г., за причастность к которому ее муж был в 1865 г. сослан в Пермскую губернию, а имение было конфисковано. Брак Элизы с Петром Ожешко по ее инициативе был признан в 1869 недействительным. Обосновавшись в Гродно, Ожешко продала имение Милковщину и жила литературными трудами. В 1894 повторно вышла замуж за Станислава Нагорского. Занималась благотворительной и патриотической общественной деятельностью. Умерла 18 мая 1910 г. после тяжелой болезни сердца и похоронена в Гродно.

В печати Э.Ожешко дебютировала повестью «Obrazek z lat glodowych» в 1866 г. Пользовалась псевдонимами E.O., Bak (z Wa-Lit-No), Li…ka, Gabriela Litwinka.

Ранние сочинения Ожешко - это ярчайшие образцы тенденциозной позитивистской прозы, проникнутой резонерством и назидательностью. Молодая писательница с жаром бичевала порочность традиционного воспитания («Дневник Вацлавы», 1867), хозяйственную неприспособленность и праздность шляхты, ускорявшие ее разорение («Эли Маковер», 1875; «Семья Брохвичей», 1876). Мишенью ее гневных нападок были тупость провинциального мещанства («В клетке», 1869), сословная спесь и моральная неразборчивость аристократии («Помпалиньские», 1876) и т. д.

Ранние романы и повести «Pan Graba» (1869), «Marta» (1873) и др. написаны на темы общественной эмансипации и борьбы женщин за человеческое достоинство. Разложению патриархального помещичьего уклада и возвышению буржуазии посвящены романы «Eli Makower» (1874-1875), «Rodzina Brochwiczow» (1876) и др. Широкое признание принесли роман «Meir Ezofowicz» (1878) о положении евреев в Польше, который был переведён на 13 языков мира, а также рассказы сборника «Из разных сфер» (т. 1-3, 1879-1882).

Разлад между позитивистской верой в благотворность буржуазных преобразований и действительными впечатлениями писательницы от жизни, который обострился в конце 70-х годов, привел к творческому перелому, когда она от восхваления благ буржуазной цивилизации перешла к ее критике Элиза Ожешко [Электронный ресурс]. -: 15.05.2012.. На распространение социалистических идей Ожешко откликнулась целым циклом романов («Призраки» 1880 и др.). Отвергая социалистические идеи, она вместе с тем с уважением отзывалась о самопожертвовании нового поколения бунтарей, мечтавших об общественном переустройстве. Обострение классовой борьбы вновь приковало внимание Ожешко к жизни низов, и прежде всего белорусских крестьян, трагедию которых она раскрыла в своих знаменитых повестях «Niziny» (1883), «Dziurdziowie» (1885), «Cham» (1888).

Роман «Nad Niemnem» (1887) расценивается вершиной достижений писательницы. В романе изображаются трудолюбивые землепашцы, верные национально-патриотическим традициям эпохи Польского восстания 1863, и деградирующая шляхта. Этот роман «стал синтезом высших творческих достижений писательницы и одним из лучших творений польского критического реализма. Возвышенность мысли и драматизм сюжета, колоритные типы выродившейся аристократии, прижимистых помещиков и трудолюбивых земледельцев, многостороннее и детальное изображение хозяйственного уклада, поместного и деревенского быта, красочные жанровые сценки и чарующий белорусский пейзаж - все это, насыщая роман поэтической задушевностью, придает ему и эпический размах. В этом наиболее толстовском из своих произведений Ожешко охватила всю послереформенную польскую жизнь на принеманских землях».

Подъем патриотических настроений в польском обществе перечеркнул прежнюю позитивистскую реакцию на события 1863 г., и Ожешко, чуткая к переменам в общественном сознании, отдала первую дань памяти повстанцев, с которыми ее связывали в дни минувшей борьбы и тревожные надежды деятельной участницы этого движения, и горе поражения. Отношение к традициям повстанцев 1863 г. романистка делает теперь мерилом нравственной и гражданской ценности человека. «Над Неманом» заканчивается примирением враждующих сторон на основе верности традициям шляхетского освободительного движения.

Осуждение городской культуры, нравственно растлевающей людей, калечащей их души и жизни, и осуждение буржуазных отношений пронизывает почти все позднейшие романы Ожешко. Лучшим из последних ее произведений признан сборник рассказов «Gloria victis» т. е. «Слава побежденным» (1910). Вспоминая о героизме повстанцев 1863 г., она связывает патриотический идеал с борьбой за свободу народа и социальную справедливость.

Главной заслугой Ожешко перед польской литературой была разработка жанра социально-бытового романа. Ее творчество способствовало развитию связей польской литературы с французской, чешской, русской, украинской, белорусской и другими литературами. В годы расцвета своего реалистического таланта Ожешко поддерживала контакт с Салтыковым-Щедриным и, пожалуй, не меньше Пруса содействовала внедрению в отечественное искусство открытий Л. Толстого. Созданные ею картины «из разных сфер» белорусской жизни, в особенности крестьянской, стали позднее, в начале XX в., для белорусских писателей своеобразной школой реалистического мастерства.

В идейно-творческой эволюции Ожешко особенно заметно пересечение двух линий польского литературного развития - пути, по которому шли «непримиримые», и пути, пройденного позитивистами, преодолевшими свою ограниченность. На стыке этих путей и рождались наиболее значительные произведения польского критического реализма.

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru