Государство и право

Принцип разделения властей

                                 ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………………3

ГЛАВА I. Возникновение теории разделения властей…………………………6

ГЛАВА II. Теория и практика разделения властей  в странах запада……..17

ГЛАВА III. Принцип разделения властей в современной российской
государственно-правовой действительности…………………………………..23

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………………32



БИБЛИОГРАФИЯ………………………………………………………………………..34



                                  ВВЕДЕНИЕ

      За  весь  исторический  период  своего   сознательного   существования
общество в лице самых ярких представителей по-разному отвечало на вопрос  об
идеальной модели государственного устройства.  Основной  мировой  тенденцией
конца XX века является приоритет модели правового  государства  и  торжество
теории  естественного  права.  Российская  Федерация   в   настоящее   время
переживает период экономических и  социально-политических  реформ,  основной
целью  которых  выступает  создание  условий  для  максимальной   реализации
личности в обществе и государстве. Поскольку, основным ориентиром для  этого
служат современные  представления  о  демократии  и  основных  принципах  ее
воплощения,  особую  важность  приобретает  изучение   основных   принципов,
делающих такую демократию возможной на практике.
      Данная курсовая работа посвящена  исследованию  «разделения  властей».
Указанное словосочетание несет в себе двусмысленное значение:
      Во-первых, «разделение властей», как теория  организации  гражданского
общества;
      Во-вторых,  «разделение  властей»,  как   один   из   пяти   принципов
функционирования современного правового государства.
      Целью курсовой работы является всестороннее  исследование  «разделения
властей», как теории и  принципа,  оказывающих  фундаментальное  влияние  на
представление о цивилизованном устройстве человеческого общежития.
      Для  того,  чтобы   поставленная   цель   была   раскрыта   необходимо
структурировать  материал  по  теме  в  соответствии  с  основными  задачами
предпринимаемого исследования:
      1. Рассмотреть исторические предпосылки и  сам  процесс  возникновения
теории о разделении властей;
      2.  Проанализировать  правовой  опыт  реализации  принципа  разделения
властей в странах с развитой рыночной экономикой;
      3.  Изучить  развитие  принципа  разделения  властей   в   современной
российской государственно-правовой действительности.
      В  данной  курсовой  работе  используются  следующие  универсальные  и
специальные юридические методы исследования:
      - логический;
      - сравнительно-исторический;
      - конкретно-социологический;
      - системно-структурного анализа;
      - историко-реконструктивный.
      Логический  метод  позволяет  исследовать  внутренние   закономерности
складывания модели правового государства  и  теории  разделения  властей  на
базе норм логики, которая, как известно, является наукой  о  закономерностях
мышления.
      Сравнительно-исторический метод дает возможность  посредством  анализа
разнообразных подходов к  проблеме  выявлять  общие  и  специфические  черты
принципа  разделения  властей  в  процессе  его  реализации  в  обществах  с
различными традициями.
      Конкретно-социологический     метод     систематизирует     результаты
социологических опросов. Дает  возможность  понимать  динамику  и  специфику
восприятия гражданами страны значимости тех  или  иных  принципов  правового
государства, оценить в сознании населения степень  поддержки  государства  в
проводимых реформах.
      Метод системно-структурного анализа  рассматривает  каждую  из  теории
разделения властей в качестве  составляющего  элемента,  исследует  характер
взаимосвязей между подобными элементами.
      Историко-реконструктивный  метод  способствует   через   движение   от
настоящего   к   прошлому,   от   следствия   к   причине   рассмотреть    и
проанализировать  различные  стадии  эволюции  взглядов  на  роль  и   место
государства в жизни общества, позволяет понять  закономерность  существующих
в настоящее время принципов правовых взаимоотношений между гражданами.
      В  процессе  исследования  автор  опирался  на  следующие   источники:
Конституцию РФ 1993г., Конституции  США,  Франции;  материалы  помещенные  в
хрестоматиях по истории России и истории  государства   и  права  зарубежных
стран. Учебная литература в  работе  представлена  исследованиями  известных
отечественных специалистов в лице Алексеева С.С., Венгерова   А.Б,  Кутафина
О.Е., Хропанюк Н.Е. и др.
      Рассматривая проблему разделения  властей  невозможно  проигнорировать
первоисточники,  а  именно  труды  авторов  самой  теории:   Дж.   Локка   и
Ш.Монтескье.
      В целом  необходимо  отметить,  что  рассмотрение  теории  и  принципа
разделения властей только на первый взгляд,  кажется  легкой,  поверхностной
задачей, которую можно решить рядом общих фраз  и  выводов.  На  самом  деле
настоящее исследование проблемы демонстрирует противоречивое  однообразие  в
подходах особенностях и нюансах в отношении к модели правового  государства.
Такое  разнообразие  является  объективным   отражением   неоднородности   в
развитии мирового сообщества в современный период.
              ГЛАВА I. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ТЕОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ

      Теория разделения  властей,  именуемая  нередко  принципом  разделения
властей,  в  том  виде,  как  она  воспринимается   ныне   применительно   к
государственному режиму, появилась более трехсот лет назад. Основателями  ее
считаются  английский  философ-материалист,  создатель   идейно-политической
доктрины материализма Джон Локк  (1632--1704)  и  французский  просветитель,
философ и правовед Шарль Луи Монтескье (1689-1755).
      Идеи Локка относительно необходимости и  важности  разделения  властей
были  изложены  в  главном  его  труде  «Два  трактата   о   государственном
правлении» (1690), а идеи  Монтескье  о  разделении  властей  и  другие  его
общественно-политические  воззрения  -   в   романе   «Персидские   письма»;
историческом очерке «Размышления о причинах  величия  и  падения  римлян»  и
основном его произведении - «О духе законов» (1748).
      Подобно другим научным идеям и концепциям, теория  разделения  властей
возникла не на пустом  месте.  Она  была  подготовлена  всем  предшествующим
социально-политическим  развитием  и  накоплением  исторического   опыта   в
организации  государственно-правовой  жизни  и  поддержании  стабильности  в
обществе и государстве.
      Рассуждая на эту тему, известный государственный деятель России, автор
плана  либеральных  преобразований  в  стране  М.М.  Сперанский  (1772-1839)
писал, что «царства земные имеют свои эпохи величия и  упадка,  и  в  каждой
эпохе образ правления должен быть соразмерен  той  степени  государственного
образования, на коем стоит  государство».  Каждый  раз,  подчеркивал  автор,
«когда  образ  правления   отстает   или   предваряет   сею   степень»,   он
«ниспровергается большим или меньшим потрясениям»[1].
      Теория  разделения  властей  не  могла   возникнуть,   а   тем   более
«материализоваться»,  на  той  ступени  развития  государства   -   «степени
государственного   образования»,   которая   обычно   именуется   «восточным
деспотизмом»   или   «европейским   абсолютизмом».   Ибо   власть   в   этих
государственных   системах,   «издревле   разделявших   политический   мир»,
неизменно сосредоточивалась лишь в одних руках - восточного  деспота,  царя,
фараона, монарха. Закон в отношении такой власти был совершенно беспомощен.
      Деспотическая власть, по словам М.  Сперанского,  в  отношении  самого
произвольно издаваемого ею закона «не допускала ни меры, ни границ». Что  же
касается абсолютизма, то  отражавшая  и  реализовавшая  его  государственная
машина, «была основана на власти самодержавной, ограничиваемой  не  законом,
но вещественным» или «материальным ее разделением».
      Теория разделения властей возникает и  начинает  «материализовываться»
лишь на той стадии развития общества  и  государства,  когда  созревают  все
необходимые предпосылки для  активного  участия  широких  слоев  общества  в
социально-политической жизни и политических  процессах  страны,  торжествует
хотя бы в формальном плане политический и  идеологический  плюрализм;  среди
интеллектуальных  слоев  общества  идет  усиленный  поиск  путей  и  средств
создания  надежных  гарантий  прав   и   свобод   подданных   или   граждан;
предпринимаются попытки ограждения их, а вместе  с  ними  всего  общества  и
государства от  возможной  узурпации  всей  государственной  власти  как  со
стороны отдельных лиц, так и со стороны отдельных органов государства.
      Именно в такой период, в  конце  XVII  в.,  в  период  так  называемой
«славной революции» в Англии, и в середине XVIII  в.,  в  период  нарастания
революционных настроений во Франции,  усилиями  Дж.  Локка  и  Ш.  Монтескье
разрабатываются основные  положения,  закладывается  фундамент  и  создается
каркас здания под названием теории разделения властей.
      При рассмотрении процесса формирования  теории  разделения  властей  в
научной литературе обычно выделяют три фазы. Во-первых, это  создание  таких
мировоззренческого фона, обстановки, в  которых  стало  возможным  появление
концепции разделения властей,  оформление  составляющих  ее  элементов.  Во-
вторых, это создание собственно концепции, оформление ее отдельных частей  и
гармоничное  соединение  их  воедино.  И  в-третьих,  это  внесение   первых
корректировок, появившихся в результате накопления  практического  опыта  по
претворению основных положений теории разделения властей в жизнь.[2]
      Длительность  по  времени  этих  фаз,  по  мнению  ученых,  далеко  не
одинакова. Первая фаза охватывает период с XVI в. до  второй  половины  XVII
в. Вторая, основная, фаза - со второй половины XVII в. до середины XVIII  в.
И третья, завершающая, фаза охватывает период с середины XVII в. и до  конца
первой половины XIX в.
      С точки  зрения  социально-экономического  и  государственно-правового
развития это были во многом весьма разнородные периоды.
      Однако с точки зрения становления концепции разделения властей все эти
процессы могут быть объединены «в рамках  процесса  развития  одной  мировой
цивилизации». А  именно  той,  которая  заняла  господствующее  положение  в
Центральной и Западной  Европе,  а  затем  распространилась  и  на  Северную
Америку. «Политическая культура, составной частью  которой  стала  концепция
разделения властей, была порождением именно этой цивилизации».[3]
      Говоря о  конкретных  условиях  и  предпосылках  возникновения  теории
разделения властей в Англии (в интерпретации Дж.  Локка)  и  во  Франции  (в
представлении Ш.  Монтескье),  необходимо  не  только  исходить  из  анализа
объективных факторов но и принимать во внимание  субъективные  воззрения  ее
основателей.
      В частности, для глубокого понимания истоков, роли и назначения данной
концепции в Англии  весьма  важным  является  не  только  констатация  таких
объективно существовавших факторов, которые самым  непосредственным  образом
сказались на содержании теории разделения властей, но и  установление  более
«удобной»  для  набиравшего  в  тот  период  силу  нового  класса  буржуазии
конституционной монархии, получившей  затем  законодательное  закрепление  в
Билле о правах (1689)  и  Акте  об  устроении  (1701),  а  также  достижение
социально-политического   компромисса    между    земельной    и    денежной
аристократией, между  фактически  господствовавшей  в  стране  буржуазией  и
официально правящим дворянством, и др.
      Объективные факторы  -  реально  существующие  условия  и  предпосылки
несомненно  являются  той   базой,   основой,   на   которой   возникают   и
функционируют как отдельные идеи, так  и  сама  теория  разделения  властей.
Они, безусловно, имеют  важнейшее  значение  для  процесса  возникновения  и
развитая рассматриваемой концепции и играют при этом доминирующую роль.[4]
      Однако далеко не второстепенное значение для данного процесса имеют  и
субъективные факторы, в частности политико-правовые и философские  воззрения
самого основателя доктрины разделения властей Дж. Локка.
      Будучи сторонником теории естественного права, общественного договора,
не отчуждаемости естественных прав и  свобод  личности,  наконец,  идеологом
социального компромисса и защитником  идей  либерализма,  Дж.  Локк  не  без
оснований рассматривал разрабатываемый  им  принцип  или  теорию  разделения
властей как один из способов  достижения  сложившихся  в  его  миропонимании
целей и решения ряда социально-политических задач.
      Представляя государство как совокупность людей, объединившихся в  одно
целое под эгидой ими же установленного общего закона  и  создавших  судебную
инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними.[5] Дж.  Локк  считал,
что только такой, а не какой бы то ни было иной институт, как государство  -
носитель публичной (политической) власти, способен защитить права и  свободы
граждан,  гарантировать  их  участие   в   общественно-политической   жизни,
добиться «главной и великой цели» -- сохранения собственности, ради  которой
люди объединяются в политическое сообщество.
      Однако успешное выполнение этой сложной и весьма  многогранной  миссии
со стороны государства непременно требует, согласно  воззрениям  знаменитого
философа,   четкого   разделения   его   публично-правовых   полномочий   на
уравновешивающие друг друга составные части и соответственно  наделения  ими
различных  «сдерживающих»  друг  друга  от  чрезмерных  властных  притязаний
государственных органов.
      В соответствии с этим видением  вопроса  полномочия  принимать  законы
(законодательная   власть)   возлагаются   на   парламент,   а    полномочия
осуществлять  их  (исполнительная  власть)  —  на  монарха  и  правительство
(кабинет министров). Все виды публично-властной деятельности  и  реализующие
их государственные органы располагаются в иерархическом  порядке.  Верховной
властью  объявляется  законодательная  власть.   Все   иные   ветви   власти
подчиняются ей, но вместе с тем оказывают на нее активное воздействие.
      Отстаивая данный способ организации власти и  распределения  ее  между
различными государственными  органами,  Дж.  Локк  активно  выступал  против
концепции абсолютизации  и  неограниченности  власти.  Абсолютная  монархия,
писал в связи с этим автор, которую некоторые считают  «единственной  формой
правления в мире», на самом деле «несовместима с  гражданским  обществом  и,
следовательно, не может быть формой гражданского правления».[6]
      Дело в том, пояснял ученый, что  поскольку  она  сама  не  подчиняется
закону, то, следовательно, она не может обеспечить подчинение ему  и  других
властей и лиц. Такая власть не способна также гарантировать  и  естественную
свободу человека.
      Последняя заключается в том, что человек по  природе  своей  полностью
свободен «от какой бы то ни было стоящей выше  его  власти  на  земле  и  не
подчиняется власти  другого  человека,  но  руководствуется  только  законом
природы».[7]  В  отличие  от  естественной  свободы,  «свобода  человека   в
обществе»  состоит  в  том,   что   он   не   подчиняется   никакой   другой
«законодательной власти,  кроме  той,  которая  установлена  по  согласию  в
государстве, и не находится в  подчинении  чьей-либо  воле  и  не  ограничен
каким-либо законом, за  исключением  тех,  которые  будут  установлены  этим
законодательным органом в соответствии с оказанным ему доверием».[8]
      Согласно  философским  и  политическим  воззрениям  Дж.  Локка,   если
абсолютная монархия - эти построенная тирания и  беззаконие  -  находится  в
глубоком противоречии с  природой  человека  и  общественным  договором,  то
публичная политическая власть, построенная  на  основе  принципа  разделения
властей, изначально соответствует естественной природе людей.
      Обосновывая данный тезис, автор обращался  к  таким  природным  чертам
человека, как его способность создавать общие для всех правила  поведения  и
в повседневной жизни руководствоваться ими;  как  способность  претворять  в
жизнь  принимаемые  им  решения  и  применять  общие  правила  к  конкретным
ситуациям;  наконец,  как  способность  не  только   устанавливать,   но   и
поддерживать на определенном уровне и в определенных рамках  свои  отношения
с другими людьми. Наличием данных  природных  черт  человека  обосновывалась
необходимость  и  естественность  разделения  властей  на   законодательную,
исполнительную,   судебную   и   федеративную    (ведающую    международными
отношениями) власти.
      Разумеется, реальное проявление названных черт, как и само  разделение
властей,  возможно  лишь  в  условиях  государственного,   а   не   до   го-
сударственного, естественного существования и состояния отдельного  человека
и всего общества.  Ибо,  во-первых,  в  естественном  состоянии,  по  мнению
Локка,  «не  хватает  установленного,  определенного,  известного   закона»,
который был бы признан и  допущен  по  общему  согласию  в  качестве  «нормы
справедливости и несправедливости и служил бы  общим  мерилом»,  при  помощи
которого разрешались бы между ними споры.
      Во-вторых,  в   естественном   состоянии   не   хватает   знающего   и
беспристрастного  судьи,  который   обладал   бы   властью   разрешать   все
затруднения в соответствии с установленным законом.
      И в-третьих, в естественном состоянии часто «недостает  силы,  которая
мота бы подкрепить и поддержать  справедливый  приговор  и  привести  его  в
исполнение».[9]
      Аналогичные  идеи  о  разделении  властей  развивались  и  дополнялись
позднее в работах Ш. Монтескье. В каждом государстве, писал  он,  «есть  три
рода  власти:  власть  законодательная,  власть   исполнительная,   ведающая
вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая  вопросами
права гражданского.
      В силу первой части государь или учреждение создает законы,  временные
или постоянные, и  исправляет  или  отменяет  существующие  законы.  В  силу
второй он объявляет войну или заключает мир, посылает  и  принимает  послов,
обеспечивает безопасность, предотвращает нашествия. В  силу  третьей  власти
он карает преступления  и  разрешает  столкновения  частных  лиц.  Последнюю
власть можно назвать судебной, а  вторую  -  просто  исполнительной  властью
государства».[10]
      Неразрывно связывая идею  политической  свободы  с  идеей  гражданской
свободы и выступая за строгое  соблюдение  законов,  регулирующих  отношения
между гражданами и государством, Монтескье усматривал, так же как и Локк,  в
четком  разделении  и  взаимном  сдерживании  властей  не  только   реальную
гарантию  прав  и  свобод  граждан,  но  и  их  защиту  от  государственного
произвола и беззакония.
      Отсутствие такого разделения властей, равно как и отсутствие механизма
их взаимного сдерживания  друг  друга,  с  неизбежностью  ведет,  по  мнению
мыслителя, к сосредоточению власти в  руках  одного  лица,  государственного
органа   или   небольшой   группы   людей,   а   также   к   злоупотреблению
государственной властью и произволу.
      Рассматривая истоки теории разделения властей, равно как и процесс  ее
становления  и  развития,  в  научной  и  учебной   юридической   литературе
совершенно справедливо указывается на то, что, несмотря на  общность  многих
положений,  высказанных  Локком  и  Монтескье  в  отношении  рассматриваемой
теории,  учение  Монтескье  о  разделении  властей  «обладало   значительной
новизной по сравнению с предшествующими концепциями.[11]
      В чем это  проявлялось?  Во-первых,  в  том,  что  Монтескье  соединил
либеральное  понимание  свободы   с   идеей   конституционного   закрепления
механизма   разделения    властей.    Свобода,    доказывал    просветитель,
«устанавливается только законами и даже законами основными». А во-вторых,  в
том, что он более определенно высказался  за  включение  в  состав  властей,
подлежащих  разграничению,  судебных   органов.   Система   государственного
управления, построенная на основе принципа разграничения властей,  в  первую
очередь законодательной и исполнительной  власти,  дополнялась  у  Монтескье
принципом независимости судей.
      Рассмотренная им  триада  в  виде  законодательной,  исполнительной  и
судебной  властей   со   временем   стала   классической   формулой   теории
конституционализма.
      Идеологически  теория  разделения  властей  была   направлена   против
королевского абсолютизма  и  служила  обоснованию  сложившегося  в  условиях
предреволюционной    Франции    компромисса    буржуазии    и    дворянства.
Государственной формой такого  компромисса  во  Франции,  так  же  как  и  в
Англии, усматривалась конституционная монархия.
      Теория разделения властей имела и имеет в настоящее  время  не  только
научное, академическое, но и практическое значение. Идеи разделения  властей
были широко представлены, например, в таких фундаментальных  актах,  имевших
огромное для своего времени юридическое  и  политико-практическое  значение,
как Декларация прав человека и гражданина (1789), в которой  акцентировалось
особое внимание не только на индивидуальных  правах  и  свободах,  но  и  на
важности для установления конституционного порядка разделения  властей  (ст.
16);
      Конституция Франции  (1791),  где  закреплялось  принципиально  важное
положение о том, что «во Франции нет власти,  стоящей  над  законом»  и  что
«король царствует лишь  в  силу  закона,  и  лишь  именем  закона  он  может
требовать повиновения» (гл. II, отдел 1, ст. 3); и др.
      Следует обратить особое внимание на то,  что  в  Конституции  1791  г.
наряду с сохранявшейся, хотя и ограниченной законом, монархией в разделе  «О
государственных  властях»  выделялось  положение  о  том,  что  «суверенитет
принадлежит всей нации», что он «един, неделим, неотчуждаем и неотъемлем».
      Весьма  важным  в  плане  разделения  властей   было   конституционное
установление, согласно которому «ни  одна  часть  народа,  никакое  лицо  не
может себе присвоить его осуществление».
      В соответствии с этим установлением «законодательная власть  вверяется
Национальному Собранию, в состав  которого  входят  представители.  свободно
избранные народом на  определенный  срок».  Исполнительная  власть  «вверена
королю  и  осуществляется  под  его   главенством   министрами   и   прочими
ответственными органами». Судебная же  власть  «вверена  судьям,  избираемым
народом на определенный срок» (разд. III, ст. 1-5).
      По мере своего становления и развития теория разделения властей  нашла
довольно широкий отклик в академических  и  политических  кругах  не  только
Англии и Франции, но и ряда других стран.
      Причем если, например, в Америке  она  с  самого  начала  пользовалась
большим успехом и местными учеными  и  политическими  деятелями  бралась  на
вооружение, то в Германии среди значительной  части  интеллектуальной  элиты
ряд ее положений подвергался сомнению.
      Так, в фундаментальной работе «Общее учение о государстве» Г.  Еллинек
высказывает  свое  явно  скептическое  отношение  по  поводу  возможности  в
реальной жизни добиться такого положения,  когда  законодательная  власть  в
лице  парламента  сможет  фактически   сдерживать   исполнительную   власть,
находящуюся  в  руках  монарха;  когда  между  ними  может  быть  достигнуто
равновесие.
      Такое состояние является, по  мнению  ученого,  «политически  наименее
вероятным,  так  как  соотношение  социальных   сил,   составляющих   основу
политического  могущества,  крайне  редко  и  уж  во  всяком  случае  только
временно складывается  так,  чтобы  было  возможно  полное  равновесие  двух
постоянных  политических  факторов».  Но  именно   на   «такую   невероятную
комбинацию рассчитана теория равновесия» Монтескье и других ее  сторонников,
и уже поэтому реальность применения этой теории и ее действенность  подлежит
сомнению.[12]
      В России среди ряда других государственных деятелей  и  ученых  теория
разделения властей  занимала  особое  внимание  М.М.  Сперанского.  В  своем
«Введении к уложению государственных законов» (1809)  он  писал  в  связи  с
попыткой использования  этой  теории  для  «преобразования»  самодержавия  и
стремлением поставить ее в рамки закона, что «нельзя основать  правление  на
законе, если одна державная власть будет  и  составлять  закон  и  исполнять
его».  Необходимо  ее  разделение.  Необходимо,  чтобы  одни  «установления»
действовали  в  процессе   составления   закона,   а   другие   -   при   их
исполнении.[13]
      Из троякого порядка государственных сил,  продолжал  автор,  возникает
«троякий порядок сил  установлений».  Одно  из  них  «должно  действовать  в
образовании закона, другое - в исполнении, третье - в  части  судной.  Разум
всех сил установлений может быть различен».
      М.М. Сперанский предлагал  «два  различных  устройства»  самодержавной
власти на основе закона и принципа разделения властей.
      Первый  вариант  такого  устройства  состоит  в  том,  чтобы   «облечь
правление самодержавное» всеми «внешними формами закона, оставив в  существе
его ту же силу и то же пространство самодержавия».
      Главные черты и особенности  такого  устройства  сводятся,  по  мнению
автора, к тому, чтобы: 1)  «установить  сословие,  которое  бы  представляло
силу законодательную,  свободную»,  которая  на  самом  деле  была  бы  «под
влиянием и в совершенной  зависимости  от  власти  самодержавной»;  2)  силу
исполнительную «так учредить, чтобы  она  по  выражению  закона  состояла  в
ответственности, но по разуму его была бы совершенно независима»; 3)  власти
судной «дать все преимущества видимой свободы, но связать ее на  самом  деле
такими учреждениями, чтобы она в существе своем всегда  состояла  во  власти
самодержавной».
      Данный вариант  самодержавного  устройства,  делал  вывод  Сперанский,
будет лишь казаться «во мнении народном» действующим. Но на  самом  деле  он
никогда не будет таковым.
      Суть второго варианта такого устройства  сводится  к  тому,  чтобы  не
только  «внешними  формами  покрыть  самодержавие»,  но  и  ограничить   его
«внутреннею и внешнею,  существенною  силою  установлений».  Нужно  учредить
державную власть на законе не словами, но самим делом»1.
      Если, писал автор, предпочтение будет отдано этому варианту, тогда все
«установления» должны быть «расположены на иных правилах».
      А именно: 1) законодательное сословие должно быть так устроено, ^чтобы
оно не могло совершать  своих  положений  без  державной  власти,  но  чтобы
мнения его были свободны и выражали бы собою мнение народное»;  2)  сословие
судебное должно быть так образовано, «чтобы в бытии своем  оно  зависело  от
свободного выбора, и один только надзор  форм  судебных  и  охранение  общей
безопасности принадлежали правительству»; 3) власть  исполнительная  «должна
быть  вся  исключительно  вверена  правительству».  А   чтобы   эта   власть
«распоряжениями своими  под  видом  исполнения  законов»  не  могла  бы  «ни
обезобразить», «ни совсем уничтожить» их, то она должна быть поставлена  под
«ответственность власти законодательной».[14]
      Сравнивая два эти возможных  варианта  преобразования  самодержавия  с
помощью теории разделения властей, Сперанский делал  окончательный  вывод  в
пользу второго как более совершенного и более действенного варианта.
      Если  первая  из  сравниваемых  между  собой   потенциальных   систем,
анализировал он, «имеет только вид закона», то другая есть  «самое  существо
его». Если первая недолговечна и «издалека сама готовит  себе  прекращение»,
то другая  при  благоприятных  обстоятельствах  «может  утвердиться,  долгое
время   без   важных   перемен   постепенно   следовать    за    гражданским
усовершенствованием». Наконец, если первая может быть «оправданна  в  народе
своевольном, непостоянном, преклонном ко всем новым умствованиям и  особливо
тогда, когда народ сей выходит из  анархии  с  превратными  привычками»,  то
вторая «одна может быть свойственна  народу,  который  имеет  более  доброго
смысла,  нежели  пытливости,  более  простого  и  твердого  разума,   нежели
воображения, коего  характер  трудно  обольстить,  нелегко  убедить  простою
истиною».[15]
      Говоря о внимании к  теорий  разделения  властей  в  России  в  других
странах, следует отметить, что при этом не только широко  использовалась  ее
традиционная модель - триада, состоящая из  законодательной,  исполнительной
и судебной властей, но и предлагались другие ее варианты.
      Так,  М.М.  Сперанский  предлагал,  помимо  традиционного   разделения
властей, использовать их классификацию на физическую и материальную  власти.
Известный французский юрист конца XIX  -  начала  XX  в.  М.  Ориу  в  своей
фундаментальной работе «Основы публичного права» выделял  и  анализировал  с
точки зрения взаимосвязи и взаимного  «равновесия»  властей  политическую  и
экономическую, военную и гражданскую, гражданскую  и  религиозную  власти  и
др.
      По  справедливому  замечанию  автора,  «одним  из  преимуществ  теории
равновесия является то, что она  придает  смысл  и  значение  многочисленным
разделениям, которые видны  даже  при  самом  поверхностном  наблюдении  над
государственным   режимом».   Последний   же   всегда   является    «режимом
разделений». В равновесии он находится лишь благодаря тому,  что  «разделяет
окружающие его силы, противопоставляя их друг  другу  и  восполняя  одну  за
счет другой».
      М. Ориу не без оснований считал  возможным  использование  теории  или
принципа  разделения  и  сдерживания  (равновесия)  властей  не  только  для
анализа властных взаимоотношений, возникающих в государственной сфере, но  и
в  различных  общественных  сферах.  «В  сущности  гражданское  общество,  -
замечал он, - покоится на основном разделении между политической  властью  и
экономическим могуществом».
      Аналогичные подходы к  анализу  разделения  властей  и  расширительной
трактовке  этой  теории  в  последующем  использовались  и  многими  другими
авторами.
               ГЛАВА II. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ
                              В СТРАНАХ ЗАПАДА.

      Теория разделения властей занимает значительное  место  в  современной
юридической  и  социально-политической   литературе   Запада.   Уяснению   и
разъяснению  основных  положений   данной   концепции   посвящена   научная,
популярная и учебная литература. Практически нет таких учебников  и  учебных
пособий, например, по конституционному праву, в которых  не  содержались  бы
главы или разделы, касающиеся рассматриваемой теории.
      Как ни парадоксально это звучит по  истечении  нескольких  столетий  с
момента появления теории разделения властей, но вопрос и  поныне  некоторыми
ее исследователями  ставится  именно  так:  а  существует  ли  такая  теория
вообще, в цельном виде? Если существует, то что она собой представляет?  Что
в этой теории общего и особенного, универсального и национального?
      В западных академических кругах нет единого ответа на данные  вопросы.
Спектр мнений  весьма  широк  и  разнообразен.  Наряду  с  признанием  факта
существования общей теории разделения властей - этой  «никогда  нескончаемой
и вечно приводящей к неразберихе саге о  разделении  властей»  -  в  научной
литературе бытует мнение, что существует не общая  теория,  а  лишь  принцип
разделения властей. В своем практическом воплощении он направлен, по  мнению
американского исследователя Б. Зигана,  на  то,  чтобы  разрешить  внутренне
противоречивую  проблему,  связанную  с  созданием   такой   государственно-
правовой системы, которая, «с одной стороны, была  бы  достаточно  властной,
чтобы полностью выполнять  свое  предназначение,  а  с  другой  -  не  такой
всесильной,  чтобы  подавлять  общество  и  отдельных  людей.  Ведь   хорошо
известно, что неограниченная власть, независимо  от  того,  в  руках  какого
органа она сосредоточивается - короля  или  парламента,  всегда  содержит  в
себе риск быть постепенно трансформированной в неограниченную тиранию».
      Аналогичного   взгляда   на   разделение   властей   скорее   как   на
конституционный принцип,  чем  на  общую  теорию,  придерживаются  и  другие
авторы. Довольно устоявшимся при этом представлением  о  разделении  властей
является мнение, во-первых, о том, что разделение властей - это не  статика,
а динамика, процесс. А во-вторых,  что  это  не  общая  теория,  а  принцип,
связанный с постоянным «перераспределением и  с  изменением  баланса  власти
между ее различными ветвями».
      Наряду с высказанными  суждениями  относительно  степени  и  характера
оформления  теории  разделения  властей  в   западной   научной   литературе
существуют и иные мнения. Обосновывается, например, точка  зрения,  согласно
которой в научной теории и практике государствоведы и правоведы  имеют  дело
не с общей теорией разделения властей, а  с  концепцией  отделения  друг  от
друга   «осуществляющих   совместно   государственную    власть    различных
институтов».
      Проводится  мысль  о  том,  что,  поскольку   в   каждом   современном
государстве независимо от формы правления и государственного устройства  вся
власть,  в  конечном  счете  принадлежит  народу,  коренится  в   народе   и
существует  для  народа,  то  логичнее  в  таком  случае  вести  речь  не  о
разделении властей, а о разделении функций (компетенции,  сфер  деятельности
и полномочий) различных государственных органов.
      Небезынтересно отметить, что на основе  одного  и  того  же  исходного
тезиса - о принадлежности власти народу - в разных  странах  и  политических
ситуациях делаются  весьма  противоречивые  выводы.  В  бывшем  СССР  и  его
восточноевропейских сателлитах обосновывался вывод о единстве и  неделимости
народной  власти.  Как  некое  отступление  допускался  тезис  о  разделении
компетенции или функций.
      Что же касается западных стран, то в них на основе аналогичного тезиса
о всевластии и единовластии народа делался вывод о  формально-юридическом  и
фактическом  разделении  властей,  а  иногда  и  функций.  Этот   же   вывод
закреплялся в текущем законодательстве и в конституционных актах.
      Так, в Конституции США, прокламирующей в преамбуле принадлежность всей
власти народу, в то же время устанавливается  фактическое  ее  распределение
между различными ветвями власти. Статья 1 (разд. I) Конституции  закрепляет,
например, что все установленные в  Конституции  «полномочия  законодательной
власти принадлежат Конгрессу Соединенных Штатов, который состоит  из  Сената
и  Палаты  представителей».  Статья   3   (разд.   I)   провозглашает,   что
«исполнительная  власть  осуществляется   Президентом   Соединенных   Штатов
Америки. Он состоит в своей должности в продолжение  четырехлетнего  срока».
И статья 3 (разд. I) устанавливает, что «судебная власть Соединенных  Штатов
осуществляется Верховным Судом и теми низшими судами,  которые  будут  время
от времени учреждаться Конгрессом».[16]
      В современной государственной идеологии России, делающей акцент, как и
прежняя  официальная  идеология,  на  «безраздельной  власти  народа  и  для
народа», вслед  за  западными  авторами  следует  вывод  о  существовании  в
государственном   механизме   страны    разделения    властей.    Тезис    о
последовательном  разделении  полномочий  и   функций   между   центральными
государственными органами, таким образом, в  официальном  (явочном)  порядке
был заменен тезисом о  «последовательном»  разделении  властей.  Разумеется,
никакой последовательности в этом нет и быть не может.
      Нет необходимости спорить по данному поводу. Точно так  же  как  и  по
поводу того, существует ли общая теория разделения властей  в  цельном  виде
или  не  существует.  Это  может,  по-видимому,  доказать  только   практика
применения данной теории.
      Сейчас важно лишь констатировать, что,  несмотря  на  широкий  разброс
мнений относительно цельности и степени оформления,  теория  существует,  по
признанию большинства авторов, хотя и далеко не в «законченном» виде.
      Начиная от Дж. Локка и  Ш.  Монтескье,  с  именами  которых  связывают
активную  разработку  данной  теории,  и  кончая  нашими  современниками   -
экспертами в данной сфере, выработаны конкретные,  универсальные  положения,
составляющие основу  рассматриваемой  теории.  Созданы  фундамент  и  каркас
концепции   разделения   властей,   которые,   как   представляется,   можно
рассматривать в качестве «общего» для всех ее  разновидностей  и  вариантов,
независимо от того, в какой стране  и  при  каком  политическом  режиме  она
применяется и как интерпретируется.
      Среди  такого  рода  общих,  достаточно   устоявшихся,   универсальных
положений, составляющих основу теории  разделения  властей,  можно  выделить
следующие постулаты.
      В каждой  стране,  именующей  себя  демократической,  законодательная,
исполнительная и судебная власти не только тесно связаны между собой  единым
государственным механизмом, но и относительно самостоятельны.[17]
      Между    высшими    государственными     органами,     осуществляющими
законодательные, исполнительные и судебные функции, существует некий  баланс
властей, действует система сдержек и противовесов.
      Все три власти действуют, как правило, на постоянной правовой  основе.
Поскольку законы, как писал в связи с этим Дж. Локк, «обладают постоянной  и
устойчивой силой и нуждаются в  непрерывном  исполнении  или  наблюдении  за
этим исполнением, то  необходимо,  чтобы  все  время  существовала  власть»,
которая следила бы за их исполнением.[18]
      Однако  не  во  всех  современных  государствах  такая  правовая  база
существует. Не случайно некоторые американские  авторы  сетуют  на  то,  что
«Верховный Суд США, несмотря на множество рассмотренных им дел  и  созданных
прецедентов, так и не смог в течение более чем двух столетий  нашей  истории
создать  систему  законодательства,  касающуюся  непосредственно  разделения
власти».
      Среди общих постулатов  теории  разделения  властей  следует  выделить
также верховенство законодательной власти. Она сохраняется всегда,  несмотря
на относительную самостоятельность других властей и существующие пределы  ее
деятельности. «Ведь то, что может создавать законы для  других,  -  поясняет
Дж. Локк, - необходимо должно быть  выше  их.  А  поскольку  законодательная
власть является законодательной в обществе лишь  потому,  что  она  обладает
правом создавать законы для  всех  частей  и  для  каждого  члена  общества,
предписывая им правила поведения и  давая  силу  для  наказания,  когда  они
нарушены, постольку законодательная  власть  по  необходимости  должна  быть
верховной и все  остальные  власти  в  лице  каких-либо  членов  или  частей
общества проистекают из нее и подчинены ей».[19]
      Основной и конечной целью осуществления на практике теории  разделения
властей является предотвращение узурпации всей государственной власти  одним
лицом или группой лиц и сохранение целостности государственного механизма  и
всего общества. Несмотря на некоторые различия в  понимании  конечных  целей
теории разделения властей, многие авторы едины во мнении о том, что  если  в
руках одного лица  или  органа  сосредоточивается  вся  власть,  «если  один
человек может создавать право, применять его и судить о его  нарушениях,  то
в таких случаях свобода не может долго существовать». Конечно, «мы  все  еще
можем  голосовать  один  раз  в  четыре  года.  Но  эти   выборы   неизбежно
превратятся в формальный опрос, где единственным ответом в  бюллетене  будет
только «да».
      Как применяются названные и иные положения, составляющие общую  теорию
разделения властей, на практике? Какие факторы  влияют  на  данный  процесс?
Чем  обусловливается  национальная  специфика  процесса  применения   теории
разделения властей в той или иной  стране?  На  эти  и  другие  им  подобные
вопросы в западной литературе единого ответа  нет.  Однако  если  попытаться
суммировать разноречивые ответы и отвечать на  эти  и  им  подобные  вопросы
кратко, то ответ звучал бы примерно так: национальная специфика,  равно  как
и факторы, влияющие на процесс применения теории разделения  властей  в  той
или иной  стране,  обусловливаются  особенностями  развития  данной  страны,
характером и уровнем развития ее  государственного  механизма,  экономики  и
общества.
      Разумеется, наряду с  такого  рода  объективными  факторами  не  менее
важную роль играют  и  субъективные  факторы.  Ибо  без  них  (в  частности,
приверженности или, наоборот, неприятия теории  разделения  властей)  просто
невозможно было бы вести речь о применении данной  теории  в  той  или  иной
стране. Это очевидно, как, впрочем,  и  то,  что  от  того,  как  понимается
теория разделения властей, какие ее положения выдвигаются на первый план,  а
какие остаются незамеченными, чему  уделяется  первостепенное  значение,  во
многом зависят характер и особенности ее применения.
      Если отвечать более обстоятельно на  поставленные  вопросы,  то  ответ
нужно искать в специфике объективных и субъективных  факторов,  существующих
в  той  или  иной  отдельно  взятой  стране,  а  иногда  и  в   особенностях
международного окружения. Например, со значительной долей уверенности  можно
сказать,  что   не   будь   на   вооружении   правящей   элиты   современных
высокоразвитых   в   промышленном   отношении    стран,    оказывающих    на
«пореформенную» Россию и другие бывшие союзные республики  большое  влияние,
принципа  разделения  властей,  то  вряд  ли  он  был  бы  с  такой  высокой
готовностью  воспринят  новыми,  в  основном   прозападными,   политическими
элитами в этих «нарождающихся демократиях». Не следует забывать, что  теория
разделения  властей  —  это  не  только  и  даже  не   столько   «формально-
юридическая», сколько политическая и идеологическая теория.
      Степень и характерные особенности процесса реализации данной концепции
в той или иной стране во многом зависят от таких конкретных факторов, как:
      а) форма  правления  государства.  Президентская  республика,  каковой
являются, например, США, в гораздо большей  степени  тяготеет  к  разделению
властей, нежели конституционная монархия в Бельгии,  Великобритании,  Швеции
или любой иной стране;
      б) форма  государственного  устройства.  В  федеративном  государстве,
например, в отличие от унитарного значительный  акцент  по  вполне  понятным
причинам делается не только на разделение властей  по  «горизонтали»  (между
центральными органами государства), но и по  «вертикали»  (между  центром  и
субъектами федерации);
      в)  политический  режим.  Современные   демократические   политические
режимы,  как  правило,  прокламируют  и  придерживаются  (по  крайней   мере
теоретически) принципа разделения властей. В то  время  как  тоталитарные  и
автократические  режимы,  даже  тогда,  когда  заявляют   о   приверженности
принципу разделения властей, на деле имеет место  лишь  разделение  властных
функций;
      г) существующие исторические, национальные и политические традиции,  а
также сложившаяся политическая практика в той или иной стране.[20]
      Наряду с  названными  действуют  и  иные  объективные  и  субъективные
факторы, влияющие на процесс реализации в разных странах  теории  разделения
властей. Их много. Они весьма разнообразны и многочисленны. О  преимуществах
и недостатках каждого из  них  идут  споры.  Глубокое  и  разностороннее  их
изучение позволит создать более полное представление не только  об  основных
положениях теории разделения властей,  но  и  об  особенностях  национальной
практики их применения.
                    ГЛАВА III. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ
                          В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ
                   ГОСУДАРСВЕННО-ПРАВОВОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

      “Государственная  власть  в  Российской  федерации  осуществляется  на
основе разделения на  законодательную,  исполнительную  и  судебную.  Органы
законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны”.

                                                        Конституция РФ ст.10


      Принцип разделения властей  становится  одним  из  эпицентров  решения
вопроса о демократическом обустройстве общества Российского  государства.  В
этих условиях чрезвычайно  знать,  в  чем  значимость  его  для  сегодняшней
Росси, как он реализуется и почему его сохранение и  реализация  —  одна  из
важнейших предпосылок продвижения Росси по пути демократии.
      Нередко в объяснении трудностей, с  которыми  сталкиваются  реформы  в
России, приводятся ссылки на отсутствие у страны  демократических  традиций,
особенности  ее  исторического  развития.[21]  В  противовес   этому   порой
указывают  на  то,  что  зачатки  демократической  организации  власти  были
известны еще в Древней Руси.  В  частности,  договоры,  которые  заключались
отдельными  городами  с  княжескими  дружинами,  как  бы  содержали  в  себе
элементы  разделения  властей.  Возможно,   такие   проявления   ограничения
княжеской власти действительно имели место. Им можно найти  подтверждение  и
в стародавних летописях, и в некоторых других источниках. К  сожалению,  эти
начинания  не  получили  последующего  развития.  Княжеская  междоусобица  и
вражда  не  способствовали  к  каким  бы   то   ни   было   устремлениям   к
демократическому правлению. В  еще  большей  мере  не  оставляло  для  этого
возможностей  татаро-монгольское   иго.   Объединение   русских   земель   и
последующего создания централизованного Русского государства  происходило  в
условиях,  требовавших   максимальной   концентрации   власти.   Утверждение
русского  самодержавия,  даже  если  оно  и  было  необходимым  историческим
этапом, также исключило возможность разделения властей.
      В период смуты  и после нее Россия могла пойти по пути конституционной
монархии, но народ так устал от постоянно  сменяющихся  государей,  что  ему
уже было все равно кто и на каких условиях возьмет власть в свои руки.
      Сейчас немало авторов, которые считают, сто Александр II,  не  погибни
от рук народовольцев, возможно даровал бы стране конституционное  правление.
Возможно, а возможно и  нет.  Отнюдь  не  стал  конституционным  монархом  и
Николай I. Подписав знаменитый указ “Об усовершенствование  государственного
порядка”, он действительно даровал некоторые свободы. Он объявил о  создании
Государственной    Думы,    наделенной    ограниченными     законодательными
полномочиями. Но надежды, естественно, не оправдались. Не один закон не  мог
вступить в силу без высочайшего одобрения.  Да  и  само  существование  Думы
зависело от царского усмотрения или, точнее, произвола.
      В феврале 1917 года монархия пала. 1  сентября  1917  года  состоялось
официальное провозглашение  России  республикой.  Специальная  комиссия  при
юридическом совещании Временного правительства начала подготавливать  проект
республиканской Конституции. Видимо,  в  ней  впервые  мог  найти  отражение
принцип разделения властей. Но в 1917 году к  власти  пришли  большевики,  и
все планы временного правительства рухнули.
      II Всероссийский съезд Советов, провозгласив в ночь с 7  на  8  ноября
1917 года переход всей полноты власти на всей территории  бывшей  Российской
империи  в  руки  Светов,   положил   начало   существованию   тоталитарного
государства.
      Разделение  властей   было   объявлено   инструментом   завоевания   и
осуществления  власти  буржуазией.   Концепция   разделения   властей,   как
выражение интересов буржуазии, марксизмом отвергалось.
      Документы, подписанный 8 декабря 1991  г.  В  Беловежской  пуще  тремя
государствами из четырех, учредивших в 1922 году СССР,  положили  конец  его
существованию, как государству.
      В отличие от  других  бывших  союзных  республик  Россия  не  издавала
специальный акт о  провозглашение  независимости.  В  какой-то  мере  точкой
отсчета можно считать Декларацию  о  государственном  суверенитете,  которая
была одобрена российским парламентом  12  июня  1990  г.  Уже  на  I  Съезде
народных депутатов РСФСР была признана необходимость разработки  и  принятия
новой Конституции республики.
      Первый “официальный” проект Конституции  был  существенно  пересмотрен
после попытки  августовского  путча.  В  октябре  1991  г.  был  опубликован
второй, а марте  1992  г.  —  третий  проект  Конституции.  Каждый  из  этих
проектов отражал изменения, происходившие в  общественно-политической  жизни
страны, новые подходы  и  новые  видения  того,  как  должны  быть  устроены
общество и государство в России.
      Развернулась борьба между защитниками  различных  вариантов  проектов,
поддержанными разными государственными структурами.  Нарастала  конфронтация
между исполнительной властью и парламентом. Каждый из  институтов  стремился
к  законодательному  закреплению  своего  доминирующего  положения,  а   это
неизбежно должно было сказаться и на содержании основного закона.
      24 июня 1993  года  “Российская  газета”  публикует  сразу  два  новых
официальных проекта. Один  был  внесен  президентом  РФ,  другой  —  группой
народных  депутатов.  В  целях  подготовки  единого  согласованного  проекта
основного закона Президент созвал Конституционное совещание.
      Одобренный Конституционным совещанием проект Конституции был сразу  же
без обсуждения отвергнут Верховным Советом.  Создалась  тупиковая  ситуация,
т.к. в стране отсутствовал конституционно  оформленный  механизм  разрешения
конфликта между основными ветвями власти.
      После  приостановки  деятельности  парламента   было   вновь   созвано
Конституционное совещание, которое внесло коррективы в ранее  подготовленный
проект. Они касались в основном двух главных моментов:  уточнения  принципов
построения РФ и реализации принципа разделения властей.
      Окончательный  проект  новой  Конституции  Российской  Федерации   был
вынесен на всенародное обсуждение  и  референдум,  состоявшийся  12  декабря
1993 года, и был одобрен 58,4% голосовавших.
      Окончательный проект Конституции Российской Федерации,  представленный
на референдум, в части, касающейся разделения властей,  особых  нововведений
не содержит. Принцип изложенный в ст. 10 достаточно лаконично, четко и  ясно
определяет его структуру.  Его  продолжением  и  развитием  служит  ст.  11,
состоящая из трех частей. Часть первая  подтверждает,  какие  именно  органы
осуществляют государственную власть: Президент, парламент,  Правительство  и
суды. Часть вторая относится к ведению субъектов  Федерации  образования  их
органов государственной власти. Наконец,  третья  часть  устанавливает,  что
разграничение предметов ведения и полномочий между органами  государственной
власти РФ и органами государственной власти субъектов  Российской  Федерации
осуществляется на основе  Конституции,  федеративных  и  иных   договоров  о
разграничении предметов ведения полномочий.[22]
      К сказанному следует добавить, что Конституция признает и  гарантирует
местное  самоуправление  в  пределах  его   полномочий.   Одновременно   они
уточняют, что его органы не входят в систему органов государственной  власти
(ст. 12). Из этого  можно  сделать  вывод:  принципы,  положенные  в  основу
построения  и  деятельности  органов  государственной   власти,   не   могут
автоматически распространяться на сферу местного самоуправления.
      Конституция   РФ.   Согласно   действующей   Конституции,    носителем
суверенитета  и  единственным  источником  власти  в  Российской   Федерации
является ее многонациональный  народ.  Захват  власти  кем  бы  то  ни  было
противоправен. Власть может  осуществляться  народом  либо  непосредственно,
высшим выражением чего служат референдум  и  свободные  выборы,  либо  через
посредство  органов  государственной  власти  и  самоуправления   (ст.   3).
Органами осуществления  государственной  власти  на  общефедеральном  уровне
выступают  Президент  РФ,  Федеральное  Собрание,  Правительство  Российской
Федерации, суды РФ.
      Органы  государственной  власти  РФ  строят   свою   деятельность   на
принципах, составляющих основы конституционного строя Россия. Защита прав  и
свобод человека — обязанность  государства.  Для  исключения  противоправной
узурпации  власти  и  попрания  прав  и  свобод,   устанавливается   принцип
разделения властей.
      В   Российской   Федерации   носителем   законодательной   власти    и
представительным  органом  является  Федеральное  собрание.   Исполнительной
властью наделено Правительство РФ. Правосудие осуществляют суды, а  судебная
власть    реализуется    посредством     конституционного,     гражданского,
административного и уголовного судопроизводства. Вроде бы все  ветви  власти
имеют своих представителей, и Президент России оказывается как бы вне  рамок
механизма разделения властей. В действительности это не так.
      ПРЕЗИДЕНТ. Президент Российской Федерации, будучи главой  государства,
является верховным представителем Российской Федерации и внутри страны, и  в
международной  жизни.  На  него  возложены  выполнения  задач,  связанных  с
гарантией осуществления Конституции, прав и  свобод,  охраной  суверенитета,
независимости  и  целостности  государства.  В  этих  условиях  он   наделен
необходимыми полномочиями и прерогативами.
      Но государственную работу вершит не один  Президент.  Ее  осуществляют
все ветви власти, каждая из которых действует в пределах  своего  ведения  и
свойственными  ей  методами.  Президент  должен  обеспечить  координацию   и
согласованность деятельности всех органов  власти.  Президент  действует  не
как указующая инстанция, а совместно с другими ветвями  власти,  принимая  в
той или иной степени участие в каждой из них.[23]
      Президент Российской Федерации участвует  в  осуществлении  верховного
представительства страны. Это право  вытекает  из  того,  что  его  избирают
путем прямых выборов.  Одно  и  то  же  лицо  не  может  занимать  должность
президента два срока подряд.
      В сфере взаимодействия с парламентом Президенту РФ принадлежат  весьма
значительные полномочия.  Он  назначает  выборы  в  Государственную  Думу  и
распускает ее в случаях,  предусмотренных  Конституцией,  пользуется  правом
законодательной   инициативы,   может   вернуть    одобренный    парламентом
законопроект для повторного обсуждения (отлагательное вето),  подписывает  и
обнародует законы. Таким образом, Президент России  может  оказывать  весьма
активное воздействие на работу парламента. Однако он не  подменяет  его.  Он
не может принимать законы. А  издаваемые  Президентом  нормативные  акты  не
должны противоречить Конституции и основным законам.[24]
      Президент  РФ  обладает  довольно  широкими   полномочиями   в   сфере
государственного управления. Он назначает Председателя  Правительства  и  по
его  представлению  заместителей  председателя  и   федеральных   министров,
принимает   решение   об   отставки    правительства.    Для     ограничения
Президентского влияния на  Правительство введены ряд сдержек.
      Прежде всего Председатель Правительства РФ назначается  Президентом  с
согласия Государственной  Думы.  Однако  если  Государственная  Дума  трижды
отвергнет кандидатуру Председателя Правительства, то  Президент  вправе  сам
его назначить и при этом распустить Государственную Думу и объявить о  новых
выборах. Реализация такого полномочия создает, конечно, особую  неординарную
ситуацию, которая все же  не  может  привести  к  установлению  единоличного
президентского правления. Конституция не допускает этого.
      Так, если государственная дума распущена, то новые выборы должны  быть
назначены в такие сроки, чтобы Государственная Дума нового созыва  собралась
на новое заседания не  позднее  чем  через  четыре  месяца  после  роспуска.
Значит  период,  в  течение  которого  может   отсутствовать   парламентский
контроль  над  Правительством,   ограничен.   Поскольку,   по   Конституции,
Государственная Дума может выразить недоверие Правительству,  то  тем  самым
исход выборов предрешает судьбу Правительства. Правда  сам  Президент  может
не согласится с Государственной Думой и не  отправлять  после  выражения  ей
недоверия в отставку. Для того, чтобы решение о недоверии  возымело  должный
эффект, оно должно быть  подтверждено  Государственной  Думой  по  истечению
трех месяцев. В случае если имел  место  досрочный  роспуск  Государственной
Думы, Президент не может в  течение  года  после  выборов  вновь  распустить
палату. Следовательно, остается только один выход — отставка Правительства.
      Механизм, заложенный в Конституции Российской Федерации для разрешения
возможного  конфликта  между  законодательной  и  исполнительной   властями,
отличается большой сложностью. Президент — арбитр в споре между  властями  —
может, во всяком случае  теоретически,  осуществлять  в  течение  нескольких
месяцев  управление  страной  посредством  Правительства,  не  пользующегося
поддержкой Государственной Думы. После  выборов  Президенту  так  или  иначе
придется считаться с результатами выборов. Тем не менее,  следует  признать,
что глава государства обладает большими  возможностями  для  воздействия  на
законодательную и исполнительную власти. Он не просто  арбитр,  следящий  за
всеми ветвями власти, он сам участвует в деятельности  всех  государственных
органов.
      Полномочия  Президента.  Президент  Российской  Федерации   определяет
основные направления внутренней и внешней политики государства, он  является
Верховным  Главнокомандующим  Вооруженных  Сил,   осуществляет   руководство
внешней политикой, в случае угрозы агрессии вводит военное положение, а  при
иных особых обстоятельствах -  чрезвычайное  положение.  Он  решает  вопросы
гражданства,   представляет   кандидатуры   для   назначения    на    высшие
государственные  должности  (например,   Председателя   Центробанка,   судей
Конституционного, Верховного  и  Высшего  Арбитражного  Судов,  Генерального
прокурора Российской Федерации и др.). Он  формирует  Совет  Безопасности  и
Администрацию Президента, назначает  полномочных  представителей  Российской
Федерации, высшее командование Вооруженных сил.[25]
      В  России  не  предусмотрена   парламентская   ответственность   главы
государства. Это значит, что парламент не может заставить Президента уйти  в
отставку. Но это не значит, что глава  государства  свободен  от  следования
предписаниям  Конституции  и  законов.  Если  его  деятельность  приобретает
противоправный  характер,   вступает   в   действие   специальный   механизм
ответственности  (импичмент).  Президент  Российской  Федерации  может  быть
привлечен к ответственности  только  в  случае  государственной  измены  или
совершения   иного   тяжкого   преступления.   Наличие   признаков    такого
преступления должно быть подтверждено Верховным судом РФ.  После  выдвижения
обвинения следует довольно  сложная  процедура  выражения  импичмента.  Надо
сказать, что нынешнему  президенту  пытались  выдвинуть  импичмент,  но  эта
попытки только показали, что это практически невозможно.[26]
      Важнейшей  конституционно-правовой  гарантией  обеспечения  разделения
властей и предупреждения злоупотреблений со  стороны  исполнительной  власти
остается механизм ответственного правления. Это  значит,  что  Правительство
РФ подконтрольно парламенту и несет  политическую  ответственность  за  свои
действия.
       ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ. Парламент Российской Федерации —  Федеральное
собрание —  состоит  из  двух  палат.  Это  Государственная  Дума,  депутаты
которой  избираются  населением  страны  путем  всеобщих,  равных  и  прямых
выборов  (450  депутатов),  и  Совет  Федерации,  который  выбирается  путем
косвенных выборов и включает представителей субъектов Федерации (по  два  от
каждого  субъекта).  Поскольку   органом   общенародного   представительства
является Государственная Дума, то именно на эту палату возложен контроль  за
деятельностью  Правительства  и  ей  принадлежит  право   выражения   вотума
недоверия.
      Государственная  Дума  единственный  законодательный   орган   страны.
Депутаты Государственной Думы работают на профессиональной основе.  Депутаты
Федерального  Собрания  обладают   неприкосновенностью   в   течение   всего
депутатского срока. Федеральное Собрание постоянно действующий орган.
      В  ст.  102  и  103  Конституции  перечислены   основные   направления
деятельности Федерального  Собрания.  В  этих  статьях  проявляется  принцип
сдержек и  противовесов  президенту  и  правительству.  Так,  например,  без
согласия Федерального Собрания не могут быть  назначены  на  свои  должности
судьи высшего звена, Председатель Правительства и т.д.
      Федеральное Собрание рассматривает все вопросы  связанные  с  основной
экономической деятельностью правительства: федеральный бюджет;   федеральный
сбор налогов и т.д.
      Все эти полномочия Федерального  Собрания  направлены  на  недопущение
чрезмерного усиления  исполнительной власти и Президента.
       ИCПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ. “Исполнительную  власть  Российской  Федерации
осуществляет  Правительство  Российской  Федерации”,  —  гласит  ст.110  п.1
Конституции РФ.
      Председатель  Правительства  РФ  назначается  Президентом   России   с
согласия Думы. Этот принцип является примером проявления принципа сдержек  и
противовесов,  т.к.  при  назначение   Президенту   придется   считаться   с
парламентским   большинством.    Председатель    Правительства    предлагает
кандидатуры   Президенту  на  должности  его  заместителей   и   федеральных
министров.
      Правительство Российской Федерации обладает широкими  полномочиями  по
осуществлению  внутренней  и  внешней  политики  государства.   Статья   114
Конституции перечисляет полномочия Правительства.
      Правительством   Российской   Федерации   осуществляется    разработка
государственного бюджета, проведение финансовой, социальной и  экономической
политики. Осуществляет меры по обороне страны и защите прав населения.
      Механизм  парламентской   ответственности   Правительства   описан   в
российской  Конституции  в  общих  чертах.  Необходима  его  детализация   в
специальном  законодательстве.  Совершенно  ясно,   однако,   что   институт
ответственности — обоюдоострое оружие.  Его  может  использовать  как  Дума,
отказывая в доверии правительству,  так  и  исполнительная  власть,  угрожая
прибегнуть к досрочным выборам.[27]
      Сильная исполнительная  власть  в  России  нужна.  Но  также  нужен  и
механизм взаимных сдержек и противовесов.  Многие   называют  исполнительную
власть доминирующей в системе  государственных  органов.  Но  эта  тенденция
государственно-правового развития  России  прослеживается  достаточно  ясно.
Также это отвечает общим тенденциям усиления исполнительной власти  во  всем
мире.
      Судебная власть.  К  сожалению,  все  еще  традиционно  слабым  местом
остается в России судебная власть.  Прокламированные  Конституцией  принципы
судоустройства и судопроизводства реализуются с трудом. И  в  данном  случае
ощущается противодействие  и  давление  со  стороны  других  ветвей  власти.
Несмотря на провозглашенные правовые и социальные  гарантии  судьи,  как  то
несменяемость, неприкосновенность, независимость и т.д. ,  они  очень  часто
не  могут  полностью   обеспечиваться   из-за   отсутствия   технической   и
материальной базы. (Так  закон  о  статусе  судей,  в  котором  говорится  о
предоставление судьи в течение полугода  свободного  жилья  очень  часто  не
может быть выполнен из-за отсутствия такого.)
      По  Конституции  РФ  судебная  власть  является  трехзвенной.  Высшими
судебными органами  являются  Верховный  суд  РФ,  Высший  Арбитражный  Суд,
Конституционный Суд.
      Верховный  суд  является  высшим  судебным  органом  по   гражданским,
уголовным, административным и иным делам (ст. 126).
      Высший  Арбитражный  Суд  РФ  является  высшим  судебным  органом   по
разрешению экономических споров (ст. 127).
      Конституционный   Суд   призван   осуществлять   контроль   за   всеми
государственными  органами  в  РФ.  О  соответствии  Конституции  издаваемых
нормативных    актах,    заключаемых    международных    договоров.    Также
Конституционный   Суд   решает    споры    между    федеральными    органами
государственной власти России и органами  государственной  власти  субъектов
Российской Федерации (ст. 125).
      В  связи  с  принятием  России  в  Совет  Европы   теперь   юрисдикция
Европейского Суда  распространяется  и  на  территорию  России.  Это  теперь
высший судебный орган для России и ее граждан.
      Принцип   разделения    властей   в   сегодняшней   России    признан,
конституционно закреплен и в той или иной мере применяется  в  построении  и
функционировании    государственных    институтов.    Создание     нормально
функционирующего механизма сдержек и противовесов —  одна  из  важных  задач
России.
                                 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
      В результате  проделанного  исследования,  автор  пришел  к  следующим
выводам:
      1.   “Разделение  властей”,  как  теория  о  соотношении   властей   в
государстве, которая была впервые выдвинута Дж.Локком и  затем  развитая  Ш.
Монтескье. Непосредственно связана со школой естественного права  -  сыграла
прогрессивную роль в борьбе против абсолютизма.  Верно  предполагалось,  что
для правильного  функционирования  государства  в  нем  должны  существовать
независимые  друг  от   друга   власти:   законодательная,   исполнительная,
судебная. Именно поэтому, в настоящее время по принципу  разделения  властей
построены конституции многих государств.
      2. Разнообразное понимание реализации принципа  разделения  властей  в
научных кругах современных западных стран сводится к следующему:
       Во-первых, разночтения по вопросу о  месте  и  роли  самой  концепции
разделения властей в современной государственно-правовой теории и  практике.

      Во-вторых, различная интерпретация проблем  соотношения  общей  теории
 разделения  властей  и «национальной» практики ее применения.
      В-третьих, разноречивое понимание и неодинаковое толкование  вопросов,
касающихся  оптимального  соотношения   законодательной   и   исполнительной
властей, с одной стороны, и места и роли в рассматриваемой  триаде  судебных
органов — с другой.
      3. Как показывает практический  опыт  функционирования  властей  после
принятия    Конституции    России    1993    г.,    обладая    относительной
самостоятельностью  и  сдерживая  в  своей  повседневной  деятельности  друг
друга, государственные власти далеко не всегда уравновешивают друг друга.
      В  особенности   это   касается   законодательной   и   исполнительно-
распорядительной властей. В отношениях между ними, равно как и в  отношениях
с  другими  ветвями  и   разновидностями   властей,   неизменно   доминирует
президентская, а точнее, исполнительная власть.
      Во взаимоотношениях с судебной  властью  это  предопределяется  прежде
всего тем, что президент обладает огромными  конституционными  возможностями
оказывать влияние на кадровый состав судебных органов. Так,  в  соответствии
со ст. 83 и 128 Конституции РФ  президент  представляет  кандидатуры  Совету
Федерации  для  назначения  на  должности   судей   Конституционного   Суда,
Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда. Кроме того, он назначает  судей
других федеральных судов.
      В отношениях с законодательной  властью  доминирование  исполнительной
власти во многом предопределяется тем, что президент обладает такими  весьма
действенными  рычагами,  как  право  роспуска  Государственной  Думы,  право
назначения выборов в Государственную Думу,  право  назначения  референдумов,
право на  внесение  законопроектов  в  Думу,  подписывания  и  обнародования
федеральных законов. Президент обладает также  правом  вето  на  принимаемые
законы.
      К   сожалению   сложившаяся   ситуация,   в    значительной    степени
предопределяет  в  настоящее  время   в   России   формально-юридическое   и
фактическое  доминирование  исполнительной  ветви  над  остальными   ветвями
государственной власти, что  способствует  установлению  авторитарной  формы
правления.
                                БИБЛИОГРАФИЯ

   1. Конституция РФ. 1993.
   2. Терехов В.И. Становление и развитие концепции  разделения  властей  //
      Разделение властей: история и современность / Отв. ред. М.Н. Марченко.
      М., 1996.
   3. История политических и правовых учений / Под  ред.  О.Э.  Лейста.  М.,
      1997.
   4. Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. М., 1988.
   5. Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955.
   6.  План  государственного   преобразования   графа   М.М.   Сперанского.
      Хрестоматия по истории России. М., 1996.
   7. Алексеев С.С. Теория права. М., 1994
   8. Алексеев С.С. «Государство и  право».  Москва,  «Юридическая  лит-ра»,
      1996.
   9. Венгеров А.Б. Теория государства и права, М: “Новый юрист”, 1998.
  10.  Кутафин О.Е. Основы государства и права, М: Юрист, 1998.
  11.  Пиголкин А.С. «Общая Теория Права», Москва, МГТУ  им.  Н.Э.  Баумана,
      1996.
  12.  Хропанюк Н.В. «Теория Государства и Права», Москва, «ДДТ», 1994.
  13.  Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. М. 1998.



-----------------------
  [1]   План  государственного  преобразования  графа   М.М.   Сперанского.
Хрестоматия по истории России М., 1905. С. 15.


[2] Терехов В.И. Становление и  развитие  концепции  разделения  властей  //
Разделение властей: история и современность / Отв. ред. М.Н.  Марченко.  М.,
1996. С. 8.
[3] Там же. С. 8.
[4] Алексеев С.С. Теория права. М., 1994
[5] Подробнее об этом см.: История политических  и  правовых  учений  /  Под
ред. О.Э. Лейста. М., 1997. С. 185-193.
[6] Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 312.
[7] Там же. С. 274.
[8] Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 274.
[9] Там же. С. 335.
[10] Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 290.
[11] История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста. М.,
1997. С. 233
[12] Венгеров А.Б. Теория государства и права, М: “Новый  юрист”,  1998.  С.
33.
[13] План государственного преобразования графа М.М. Сперанского. С. 22-26.
[14] План государственного преобразования графа М.М. Сперанского. С. 33.
[15] Там же.
[16] Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. М. 1998.
С. 195.
[17] См.: Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 308-314.
[18] Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 347.
[19] Локк Дж. Сочинения в 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 350.
[20] Пиголкин А.С. «Общая Теория Права»,  Москва,  МГТУ  им.  Н.Э.  Баумана,
1996. С. 68.
[21] Алексеев С.С. «Государство  и  право».  Москва,  «Юридическая  лит-ра»,
1996. С. 7.
[22] Кутафин О.Е. Основы государства и права, М: Юрист, 1998. С. 74.
[23] Кутафин О.Е. Основы государства и права, М: Юрист, 1998. С. 80.
[24] Конституция РФ. 1993.
[25] Конституция РФ. 1993.
[26] Кутафин О.Е. Основы государства и права, М: Юрист, 1998. С. 81.
[27]  Кутафин  О.Е.  Основы  государства  и  права,  М:  Юрист,   1998.   С.
?????†?????????
  86.



смотреть на рефераты похожие на "Принцип разделения властей"